echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Дело № 29951/09 «Агаркова против России»

Обзор дела «Агаркова против Российской Федерации»
(CASE OF AGARKOVA v. RUSSIA), жалоба № 29951/09,
вынесенное Палатой Европейского Суда по правам человека 15 мая 2018 г.
Данное дело вел кандидат юридических наук адвокат Александр Викторович Косс, с которым сотрудничает наш Центр. Поздравляем с Победой!
Краткое описание сути дела.
Разбирательство по делу были инициировано Зоей Ивановной Агарковой по жалобе, поданной ей 26 февраля 2009 года.
Заявительница жаловалась на то, что расследование обстоятельств смерти ее сына не было эффективным по смыслу статьи 2 Конвенции.
Описание фактов.
17 января 2007 года сын заявительницы – Павел Агарков был доставлен в больницу скорой медицинской помощи г. Калининграда с тяжелой травмой головы. Через неделю он впал в кому и умер 1 февраля 2007 года.
5 февраля 2007 года Московская прокуратура г. Калининграда («районная прокуратура») получила обращение, содержащее сведения о совершенном преступлении по статье 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.
В рамках доследственной проверке установлено, что 17 января 2007 года около 5 часов утра сын заявителя начал драку с неким V… В ходе драки V. несколько раз ударил сына заявителя по голове, в результате чего последнему были нанесены телесные повреждения, которые привели к смерти 1 февраля 2007 года.
5 февраля 2007 года следователь районной прокуратуры вынес решение об отказе в возбуждении уголовного дела против V., считая, что V. действовал в рамках необходимой самообороны. 26 февраля 2007 года вышестоящий прокурор отменил вышеупомянутое решение. В тот же день возбуждено уголовное дело по факту смерти сына заявительницы (уголовное дело № 030292/07).
7 марта 2007 года V. признался в том, что нанес телесные повреждения сыну заявительницы, которые привели к его смерти. В тот же день на него была наложена мера пресечения в виде обязательства не покидать город и надлежащем поведении.
14 марта 2007 года V. было предъявлено обвинение в убийстве, совершенном в результате превышения пределов необходимой самообороны. Он был допрошен в качестве обвиняемого и полностью признал свою вину в отношении инкриминируемых ему действий.
22 марта 2007 года заявительница была допущена к судебному разбирательству в качестве потерпевшей стороны. В тот же день она была допрошена следователем, но не смогла предоставить какой-либо информации об обстоятельствах смерти сына. Во время дополнительного допроса в качестве потерпевшей 7 апреля 2007 года она заявила, что ее сын сказал ей, что его избили сотрудники милиции Московского округа МВД Калининграда.
10 мая 2007 года окружной прокурор одобрил обвинительный акт и передал дело в Московский районный суд Калининграда для рассмотрения по существу.
22 октября 2007 года районный суд вернул уголовное дело прокурору для пересоставления обвинительного акта и устранения недостатков, которые препятствовали рассмотрению дела, в частности, формулирование того, как именно V. превысил пределы необходимой самообороны.
29 декабря 2007 года главный следователь калининградского следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Калининградской области прекратил уголовное дело, придя к заключению что увечья, вызвавшие смерть сына заявительницы 1 февраля 2007 года, были причинами V. в рамках необходимой самообороны. Решение не подтверждалось ссылкой на какие-либо доказательства.
18 января 2008 года вышеупомянутое решение было отменено и дело направлено на новое расследование.
Впоследствии, с 23 февраля 2008 года по 29 октября 2009 года, уголовное расследование было прекращено и возобновлено девять раз.
Заявительница неоднократно оспаривала адекватность расследования, утверждая об участии сотрудников милиции в смерти ее сына… Заявительница также стремилась уточнить причины, почему ее сын не был допрошен об обстоятельствах происшествия сразу в течение недели, прежде чем он впал в кому…
В ответ на ее жалобы, суд 18 августа, 5 сентября, 26 сентября и 12 декабря 2008 года счел отказы следователя и продолжительного бездействия незаконным и необоснованным, а также указал устранить вышеуказанные недостатки путем проведения тщательного и всестороннего расследования.
 В период с 14 февраля 2010 года и 21 февраля 2012 уголовное дело было прекращено по причине отсутствия преступления по статье 108 Уголовного кодекса в действиях V., но впоследствии производство по нему было возобновлено.
5 декабря 2012 г. было принято решение возобновить разбирательство ввиду необходимости проведения психофизиологических экспертиз − с помощью полиграфа – сотрудников милиции, которые доставили сына заявительницы в участок, с тем чтобы проверить правдивость их заявлений.
Согласно информации, содержащейся в материалах дела, в декабре 2012 года расследование все еще продолжалось.
28 декабря 2007 года заявительница ходатайствовала о возбуждении уголовного дела против сотрудников милиции, предположительно причастных к смерти сына. 25 декабря 2008 года заявительница предъявила гражданский иск против министерства финансов требуя компенсации за ущерб, причиненный ей тем, что власти не расследовали смерть ее сына. Указанные разбирательства не принесли результатов.
Жалоба заявительницы.
Заявительница жаловалась на неспособность властей провести эффективное расследование смерти ее сына. Она полагалась на статьи 2, 6 и 13 Конвенции. Суд считает, что жалобы должны рассматриваться исключительно по статье 2 Конвенции.
Мнение ЕСПЧ.
Суд отмечает, прежде всего, что по обстоятельствам смерти сына заявительницы расследование было начато 26 февраля 2007 года, то есть почти через месяц после того, как он умер от тяжелой травмы головы, полученной 17 января 2007 года.
Суд отмечает, что дело заявительницы после того, как оно было возвращено прокурору для пересоставления обвинительного заключения, не возвращалось в указанный районный суд для рассмотрения по существу. Вместо этого, в период между 29 декабря 2007 года и 29 октября 2009 года было принято десять решений прекратить уголовное дело и впоследствии они были отменены контролирующими органами как необоснованные.
Суд вновь повторяет, что неоднократное направление дела для дополнительного расследования, а также нежелание следственных органов следовать указаниям судов, указывают на серьезные недостатки в расследовании…
Кроме того, Суд отмечает, что все доказательства, собранные в результате следственных мероприятий, проводившихся в вышеупомянутый двухлетний период в любом случае, были признаны неприемлемыми решением 13 января 2010 года, поэтому доказательства пришлось собирать заново.
Вышеизложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Суд пришел к выводу о том, что имело место нарушение процессуальных обязательств по статье 2 Конвенции.
Компенсация.
Заявительницы было присуждено 20 000 евро компенсации в качестве справедливой компенсации и 3 780 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Leave a Reply