echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Дело № 3738/18 "Борисов против России"

Дело Borisov v. Russia инициировано жалобой составленной 1 января 2018 года юристами нашего Центра European-Court-Help.ru,  в отношении нарушений ст. 3 Конвенции, ч. 1 и 3  ст. 5 Конвенции, ч. 1 ст. 6 Конвенции, ст. 10 Конвенции, ст. 34 Конвенции и ст.1 Протокола № 1 к Конвенции. Заявитель, по данному делу, один из самых плохих клиентов нашего Центра за всё время его существования, как никто умеющий создавать сам себе (и не только) сложности ввиду своей необязательности, ввиду чего для составления данной жалобы юристам Центра пришлось пожертвовать новогодними праздниками. При это дело является важным и интересным именно ввиду того, что Заявитель уже ранее пропустил, срок обращения в ЕСПЧ по ст. 3 , ст. 5, ст. 10 Европейской Конвенции, однако при этом, ввиду заведомо ложной информации опубликованной на сайте Министерства Юстиции РФ, о сокращении срока обращения в ЕСПЧ, был дезинформирован относительно действительного срока обращения, что позволило поднять вопрос о нарушении ст. 34 Конвенции ввиду неуместных действий Властей РФ.
Чуть более чем через месяц после отправки,  жалоба была принята Европейским судом к рассмотрению, жалобе присвоен номер № 3738/18.
Заявитель это полковник Борисов Ю., являющийся обвиняемым по уголовному делу, следствие по которому длится с 2009 года, был помещен под стражу за то, что 01.11.2015 дал интервью интернет-порталу «Роза Мира». За время нахождения Заявителя под стражей с 17.11.2015  по 14.09.2016, у него было похищено недвижимое имущество в виде здания площадью 567,7 кв.м. стоимостью около 1 500 000 долларов США. Эффективное расследование уголовного дела не произведено, из уголовного дела пропали ключевые документы, ход расследования направлен на недопущение привлечения к уголовной ответственности организаторов и исполнителей преступления, а так же содействовавших им сотрудников прокуратуры, правоохранительных органов, Росреестра и нотариусов, причастных к совершению преступления. Судебные власти, в ответ на обращения Заявителя, не приняли мер к признанию незаконными бездействия органов следствия и действий прокурора, направленных на недопущение эффективного расследования.
Так же Заявитель, ввиду размещения заведомо ложной информации на сайте Министерства Юстиции РФ,  был введен властями в заблуждение относительно сроков обращения в ЕСПЧ, что лишило его возможности обращения в ЕСПЧ по нарушениям ст. 3, ст. 5, ст. 10 Конвенции.
01.11.2015 Заявитель дал интервью интернет-порталу  «Роза Мира», продолжительностью 2 минуты 37 секунд, в котором сообщил «8 октября в судебном заседании у меня случился гипертонический криз, была вызвана скорая помощь, заседание проводилось в вечернее время, несмотря на то, что я находился в бессознательном состоянии, судья продолжала проводить судебное заседание, несмотря на состояние болезни, заседание закончилось в ночное время…»
17.11.2015 Перовский районный суд г.Москвы, расценил интервью, как распространение заведомо ложных сведений и изменил меру пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении, на содержание под стражей. Заявитель считает, что меру пресечения ему избрали, с тем что бы облегчить совершение планируемого в отношении его преступления. При этом формально суд лишил Заявителя свободы за высказывание, что нарушало права гарантированные ст. 10 Конвенции. Ложность высказывания установлена не была. Заявитель обжаловал постановление об изменении меры пресечения. Суд апелляционной инстанции — Московский городской суд, который 20.01.2016 года апелляционным постановлением оставил постановление Перовского районного суда г. Москвы о заключении Заявителя под стражу, без изменения.
Заявитель, возраст которого в тот момент был 65 лет, был помещен под стражу, где подвергался бесчеловечному обращению, о чем неоднократно сообщал в том числе и в судебных заседаниях и заявлении о преступлении. Такое бесчеловечное обращение заключалось в организации покушения на Заявителя осужденным Т., принуждении к самоубийству, лишении сна, применении в отношении Заявителя насилия и спецсредств — наручников, которыми заявителя приковывали к батарее, Заявителю  не предоставляли лечения и помещали в камеру с больными туберкулезом и сифилисом. В период нахождения под стражей у Заявителя была похищено, принадлежащее ему недвижимое имущество, здание площадью 567,7 кв.м. стоимостью 1 500 000 долларов США.
Заявитель  содержался под стражей в период с 17.11.2015 по 14.09.2016. Мера пресечения неоднократно продлевалась. Продление меры пресечения обжаловалось Заявителем в апелляционном и кассационном порядке.
14.09.2016 мера пресечения была изменена, Заявитель был освобожден из под стражи.
После освобождения из под стражи Заявитель имел намерение обратиться в ЕСПЧ с жалобой на жестокое обращение в СИЗО, а так же на нарушение права на свободу и личную неприкосновенность ст. 5 Конвенции.
Заявитель мог  и имел твердое намерение обратиться в ЕСПЧ с жалобой на нарушения ст. 3 и 5 Конвенции (56.9), однако ввиду неуместных действий властей, разместивших на официальном сайте МинЮста РФ заведомо недостоверную информацию (56.10), был дезинформирован и вынужденно отказался от реализации своего права. Пропустив к настоящему времени срок обращения по ст. 5 Конвенции (57.11, 57.12).
ЕСПЧ повторяет, что статья 34 Конвенции накладывает ограничения на страну-участника не препятствовать праву на индивидуальные обращения. ЕСПЧ также подчеркивает, что обязательство не препятствовать эффективному осуществлению права на индивидуальные обращения предотвращает любое вмешательство в индивидуальное право подавать жалобу и поддерживать еѐ эффективно в Суде (см, Akdivar and Others v. Turkey, 16 сентября 1996, доклады 1996-IV, § 105; Kurt v. Turkey, 25 May 1998, Reports 1998-III, § 159; Tanrikulu v. Turkey [GC], no. 23763/94, ECHR 1999-IV; Şarlı v. Turkey, no. 24490/94, §§ 85-86, 22 May 2001; and Orhan v. Turkey, no. 25656/94, 18 июня 2002).
ЕСПЧ также напоминает, что для эффективной деятельности системы индивидульных обращений, гарантированных статьей 34 Конвенции, имеет огромную значимость возможность заявителей или потенциальных заявители свободно коммуницировать с Судом, без какого-либо давления со стороны властей отозвать или изменить жалобы (см. параграфы решений Akdivar and Others и Kurt , указанные выше).
В этом контексте «давление» включает не только прямое насилие и жестокие акты запугивания, но и иные, неуместные и непрямые действия или контакты, предпринимаемые с целью препятствовать заявителю или отговорить его поддерживать жалобу в Суде (см. вышеуказанные дела Kurt and Şarlı, §§ 160 и 164, и §§ 85-86 соответственно). Размещения властями заведомо ложной информации на сайте МинЮста РФ было явно неуместным в свете ст.34 Конвенции.

||   Смотреть другие дела по Статье 3   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 5   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 10   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1  ||

Leave a Reply