echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Дело № 70288/13 "Османян и Амирахян против Армении"

ДЕЛО ОСМАНЯН И АМИРАХЯН ПРОТИВ АРМЕНИИ
CASE OF OSMANYAN AND AMIRAGHYAN v. ARMENIA
(жалоба №70288/13)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
СТРАСБУРГ
11 октября 2018 года
Это решение станет окончательным в обстоятельствах, изложенных в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционным изменениям.
В деле Османян и Амирахян против Армении,
Европейский суд по правам человека (первая секция), заседая Палатой в составе:
Linos-Alexandre Sicilianos, Президент,
Kristina Pardalos,
Krzysztof Wojtyczek,
Ksenija Turković,
Armen Harutyunyan,
Pauliine Koskelo,
Jovan Ilievski, судьи,
И Abel Campos, Deputy Секретарь сессии,
18 сентября 2018 года
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (№ 71306/11) против Республики Армения, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») пятью гражданами Армении, Г-н Сурен Османян, г-н Сероб Османян, г-н Бакур Османян, г-жа Мане Османян и г-жа Донара Амирахян («заявители»), 11 ноября 2011 года.
2. Заявителей представлял г-н К. Туманян, адвокат, практикующий в Ванадзоре. Правительство Армении («Правительство») было представлено их агентом, г-ном Г. Костаняном, представителем Республики Армения в Европейском суде по правам человека.
3. Заявители, в частности, утверждали, что лишение их имущества нарушают их права по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.
4. 18 марта 2014 года жалоба, касающаяся экспроприации имущества заявителей, была доведена до сведения правительства, а остальная часть жалобы была признана неприемлемой в соответствии с правилом 54 § 3 Регламента Суда.
ФАКТЫ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
5. Заявители Сурен Османян, Сероб Османян, Бакур Османян, Мане Османян и Донара Амирахян родились соответственно в 1935, 1961, 1988, 1990 и 1966 годах и проживают в селе Техут.
6. Заявители — это семья из пяти человек, зарабатывающих на жизнь сельским хозяйством. Они совместно владели участком пахотных земель в деревне площадью 0,383 га.
7. В 1970-х годах в Лорийской области было обнаружено медно-молибденовое месторождение («Техут») в 4 и 6 км от сел Техут и Шног соответственно.
8. В 2001 году частной компании, ЗАО «Армянская медная программа», была выдана лицензия на добычу для разработки Техутского медно-молибденового месторождения сроком на двадцать пять лет.
9. 1 ноября 2007 года правительство приняло постановление №. 1279-N, одобряющие зоны экспроприации территорий, расположенных в административных границах сельских общин Шног и Техут в Лорийской области, которые должны быть приняты для государственных нужд и изменения категории землепользования. Согласно Декрету, ЗАО «Армянская медная программа» или ЗАО «Техут», созданное первым для реализации проекта освоения Техутского медно-молибденового месторождения, должны были приобрести единицы земель, перечисленные в приложениях к нему. Участок земли, принадлежащий заявителям, был включен в список единиц земли, попадающих в эти зоны экспроприации.
10. 25 марта 2008 года компания Oliver Group LLC, лицензированная оценочная компания, нанятая ЗАО «Техут», представила отчет об оценке земельного участка заявителей. Согласно отчету, кадастровая стоимость земельного участка заявителей составила 250 865 драмов (приблизительно 545 евро). С помощью расчетов, основанных на методах сравнительной и доходной капитализации, рыночная стоимость земельного участка заявителей оценивалась в 188 000 драмов (приблизительно 409 евро).
11. В неуказанную дату ЗАО «Техут» направило письмо заявителям, содержащим предложение о покупке земельного участка за 188 000 драмов, плюс дополнительные 15% в соответствии с требованиями закона, в результате чего окончательное предложение составляет 216 200 драмов (приблизительно 470 евро).
12. Заявители не ответили на предложение, не удовлетворившись суммой компенсации. Они утверждали, что они не смогли получить оценку своей собственности другой компанией, поскольку никакая другая оценочная компания не была готова провести независимую оценку рыночной стоимости своей земли.
13. 12 мая 2008 года ЗАО «Техут» подало иск в Лорийский областной суд («Областной суд») против заявителей и Л., покойной жене первого заявителя, стремясь заставить их подписать соглашение о взятии их имущества для государственных нужд. Компания основывала свою заявку, в частности, на отчете об оценке, подготовленном Oliver Group LLC.
14. В ходе разбирательства ЗАО «Техут» представило исправленную версию отчета об оценке имущества заявителей, в котором указано, что Oliver Group LLC внесла определенные коррективы, в результате чего рыночная стоимость земли оценивалась в 194 000 драмов (приблизительно 422 евро). Окончательная сумма компенсации вместе с дополнительными 15%, требуемыми законом, будет равна 223 100 драмов (приблизительно 485 евро). Остальная часть данных, содержащихся в первоначальном отчете, не была изменена.
15. Заявители утверждали в областном суде, что рыночная стоимость их земли была недооценена и что суд должен заказать судебно-медицинскую экспертизу для определения реальной рыночной стоимости своего имущества.
16. 6 октября 2008 года областной суд удовлетворил иск ЗАО «Техут», присудив Л. и заявителям в общей сложности 223 100 драмов.
17. Заявители подали апелляцию с жалобой, в частности, на то, что третий заявитель не был должным образом уведомлен о разбирательстве и что Л. умер до начала разбирательства в районном суде. Они далее утверждали, что они не были должным образом уведомлены о датах и ​​сроках перенесенных слушаний.
18. 27 февраля 2009 года гражданский апелляционный суд отменил решение областного суда и передал дело на новое рассмотрение.
19. 2 июня 2009 года областной суд удовлетворил ходатайство ЗАО «Техут», в частности, что отчеты об оценке, подготовленные ООО «Оливер Групп», должны считаться законными и приемлемыми доказательствами для определения рыночной стоимости имущества заявителей, которое должно быть принято для государственных нужд и что просьба заявителей о проведении судебно-медицинской экспертизы была необоснованной. Региональный суд заявил, что первый заявитель, как преемник Л., должен получить свою долю в размере компенсации и присудил заявителям в общей сложности 223 100 драмов равными долями в качестве компенсации.
20. Заявители подали апелляцию, в которой, среди прочего, указывалось, что сумма компенсации не является адекватной и что не учитываются их плодовые деревья и их прибыльность. Они утверждали, что Региональный суд принял отчеты, представленные их противником в качестве доказательств рыночной стоимости их имущества. Кроме того, они утверждали, что Региональный суд должен был воспользоваться своим законным усмотрением для заказа экспертизы, поскольку такая необходимость возникла в ходе разбирательства, и у них не было возможности самостоятельно представить альтернативную оценку.
21. 31 июля 2009 года Апелляционный суд по гражданским делам отменил решение районного суда, указав, что он должен был удовлетворить просьбу заявителей, заказав судебно-медицинскую экспертизу для определения рыночной стоимости имущества. Дело было отправлено в областной суд.
22. 27 января 2010 года областной суд приказал провести судебно-медицинскую экспертизу для определения рыночной стоимости земельного участка заявителей, в том числе недвижимого имущества или других улучшений, если таковые имеются.
23. 12 августа 2010 года эксперт Г. некоммерческой организации «Экспертный центр» выступил с докладом, согласно которому рыночная стоимость имущества оценивалась в 230 000 драм (приблизительно 500 евро). В докладе было указано, что земельный участок заявителей полностью покрыт травой, не имеет водоснабжения и используется для обеспечения кормов. На рассматриваемой земле было четыре персиковых дерева. К отчету прилагались соответствующие фотографии земельного участка заявителей.
24. 1 ноября 2010 года областной суд потребовал дополнительную судебно-медицинскую экспертизу. Эксперту было предложено определить, были ли какие-либо улучшения в отношении земельного участка заявителей и, если да, описать их и установить рыночную стоимость земли вместе со стоимостью улучшений, если таковые имеются.
25. 17 декабря 2010 года эксперт А. государственной некоммерческой организации «Национальное бюро экспертизы» выступил с докладом, в котором оценивалась рыночная стоимость земельного участка заявителей на сумму 209 100 драмов (приблизительно 450 евро). В докладе подтверждается описание земельного участка заявителей, содержащегося в предыдущем экспертном отчете. Кроме того, было указано, что, по мнению эксперта, четыре плодовых деревьев на земле не могут иметь никакого отношения к определению ее рыночной стоимости. В докладе также говорится, что первый экспертный отчет и отчет об оценке ЗАО «Оливер Груп» дали вполне реалистичные результаты.
26. 21 апреля 2011 года областной суд удовлетворил иск ЗАО «Техут». Он основывался на скорректированном оценочном отчете, подготовленном ЗАО «Оливер Групп», и двух судебных экспертных отчетах. Областной суд предоставил заявителям 264 500 драмов (приблизительно 575 евро), взяв самую высокую рыночную стоимость трех оценок, имеющихся в его распоряжении, и добавив к этой сумме дополнительные 15% в соответствии с требованиями закона.
27. Заявители подали апелляцию, в которой, среди прочего, утверждалось, что второй доклад судебной экспертизы не заслуживает доверия, поскольку эксперт не указал источники информации, которые он использовал для достижения своих выводов, и, кроме того, не было учтено количество деревья заявителей и их ценность. Они далее утверждали, что они подали заявление в областной суд, пытаясь исключить эту часть доказательств и назначить дополнительное судебно-медицинское обследование, но их заявление было отклонено.
28. 7 июля 2011 года Гражданский апелляционный суд оставил в силе решение областного суда о том, что размер компенсации был правильно определен на основе существующих доказательств. Что касается доводов заявителей о фруктовых деревьях, Гражданский апелляционный суд заявил, что оба эксперта, назначенные Региональным судом, зафиксировали, что на участке земли было только четыре плодовых деревьев, тогда как эксперт А. заявил в своем докладе, что деревья, о которых идет речь, не могут оказать существенного влияния на рыночную стоимость земли.
29. Заявители подали апелляцию по вопросам права. Они поднимали подобные жалобы тем, которые были рассмотрены в Апелляционном суде.
30. 31 августа 2011 года Кассационный суд объявил кассационную жалобу заявителей неприемлемой.
II. СООТВЕТСТВУЮЩИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЗАКОН
31. В соответствии со статьей 31 Конституции каждый человек имеет право использовать и распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению. Никто не может быть лишен своего имущества, за исключением суда в случаях, предусмотренных законом. Имущество может быть экспроприировано для нужд общества и государства только в исключительных случаях, представляющих первостепенный общественный интерес, в порядке, установленном законом и с предшествующей эквивалентной компенсацией.
A. Закон об отчуждении имущества для нужд общества и государства (принят 27 ноября 2006 года и вступил в силу с 30 декабря 2006 года)
32. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 конституционная основа для отчуждения имущества для нужд общества и государства является преобладающим общественным интересом.
33. Согласно статье 3 § 2, конституционные требования об отчуждении имущества для нужд общества и государства следующие:
(а) отчуждение должно осуществляться в порядке, установленном законом,
(b) предварительная адекватная компенсация должна предоставляться за имущество, подлежащее отчуждению.
34. Согласно пункту 1 статьи 4, принципы определения общественных интересов для отчуждения имущества для нужд общества и государства заключаются в следующем:
(a) общественные интересы должны преобладать над интересами владельца имущества, подлежащего отчуждению;
(б) эффективное осуществление общественных интересов не может быть обеспечено без отчуждения данного имущества;
(c) принимая во внимание общественные интересы, отчуждение имущества не должно наносить неоправданный ущерб владельцу;
(d) общественные интересы признаются постановлением правительства;
(e) вопрос о наличии публичных интересов может подвергаться судебному пересмотру.
35. В соответствии со статьей 4 § 2 преобладающие общественные интересы могут, в частности, осуществлять реализацию проектов по добыче полезных ископаемых, имеющих важное государственное или общественное значение. Цель обеспечения дополнительного дохода для государственного или муниципального бюджета сама по себе не является преобладающим общественным интересом.
36. В соответствии с пунктом 1 статьи 11 адекватная компенсация должна быть выплачена владельцу имущества, подлежащего отчуждению. Рыночная стоимость имущества плюс дополнительные 15% считается достаточной суммой компенсации.
37. Согласно пункту 3 статьи 11 определение рыночной стоимости недвижимого имущества и имущественных прав в отношении недвижимого имущества осуществляется в порядке, установленном Законом об оценке недвижимого имущества.
B. Закон о деятельности по оценке недвижимого имущества (действующий на момент публикации)
38. Согласно статье 3, деятельность по оценке недвижимости регулируется Гражданским кодексом, Законом об оценке недвижимого имущества, стандартом оценки недвижимости и другими правовыми актами, а также международными договорами.
39. Согласно статье 4, в которой излагается перечень определений, используемых в этом законе, оценка недвижимости — это определение рыночной стоимости недвижимости в соответствии с этим законом, стандартом оценки недвижимости в Армении и другими правовыми актами на платной основе. Стандарт оценки недвижимости представляет собой набор правил и инструкций, принятых Правительством, которые регулируют деятельность по оценке недвижимости. Оценщик недвижимости является физическим лицом, которое получило лицензию оценщика недвижимости от соответствующего органа.
40. Стандарт оценки недвижимости принимается Правительством и является обязательным для оценщиков недвижимости. Стандарт оценки недвижимости должен включать, среди прочего, методы оценки недвижимости (статьи 7 §§ 1 и 2).
41. В статье 8 предусматривается, что оценка является обязательной в случае отчуждения недвижимого имущества для нужд государства или сообщества.
42. Согласно статье 15 § 1 (1) оценщики имеют право использовать независимые методы оценки недвижимости в соответствии со стандартом оценки недвижимости.
C. Постановление правительства № 1279-N от 1 ноября 2007 года об одобрении зон экспроприации определенных территорий, расположенных в административных границах сельских общин Шногох и Техут в Лорийской области, для принятия государственных нужд и изменения категории землепользования
43. В целях реализации проекта освоения Техутского медно-молибденового месторождения и в перспективе строительства и эксплуатации горнодобывающего предприятия правительство приняло решение утвердить зоны экспроприации сельскохозяйственных земель, расположенные в административных границах сельских общин из Шноха и Техут в Лорийской области, которые должны быть приняты для государственных нужд общей площадью 81,483 га. Согласно Декрету, общественные интересы в развитии экономики и инфраструктуры и интерес к более высоким уровням производства и экспорта преобладали над частными интересами собственников.
D. Постановление Правительства № 1746-N от 24 декабря 2003 года об утверждении порядка оценки кадастровой стоимости населенных пунктов Республики Армения, их коэффициентов зонирования и границ
43. В целях реализации проекта освоения Техутского медно-молибденового месторождения и в перспективе строительства и эксплуатации горнодобывающего предприятия правительство приняло решение утвердить зоны экспроприации сельскохозяйственных земель, расположенные в административных границах сельских общин из Шноха и Техут в Лорийской области, которые должны быть приняты для государственных нужд общей площадью 81,483 га. Согласно Декрету, общественные интересы в развитии экономики и инфраструктуры и интерес к более высоким уровням производства и экспорта преобладали над частными интересами собственников.
D. Постановление Правительства № 1746-N от 24 декабря 2003 года об утверждении порядка оценки кадастровой стоимости населенных пунктов Республики Армения, их коэффициентов зонирования и границ
44. В приложениях 1 и 2 к Указу указаны коэффициенты для оценки кадастровой стоимости земель в соответствии с их соответствующими зонами. Деревня Техут входит в зону 14 с коэффициентом 0,037. Согласно статье 2 (а), расчетная основа для одного квадратного метра земли населенного пункта составляет 60 000 драм. В статье 2 (b) предусматривается, что коэффициенты, установленные в Приложениях 1 и 2, не применимы к определению кадастровой стоимости сельскохозяйственных земель.
ЗАКОН
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА №. 1 К КОНВЕНЦИИ
45. Заявители жаловались, что они лишены своего имущества в нарушение требований статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которая гласит:
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на мирное пользование своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в общественных интересах и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Однако предыдущие положения не могут каким-либо образом нарушать право государства обеспечивать соблюдение таких законов, которые оно сочтет необходимыми для контроля за использованием имущества в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других взносов или штрафов.»
A. Приемлемость
46. ​​Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу Статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Он далее отмечает, что это не является неприемлемым по каким-либо другим причинам. Поэтому он должен быть объявлен приемлемым.
Б. Компенсация
1. Доводы сторон
47. Заявители утверждали, что их экспроприированная земля является их основным источником дохода. Они утверждали, что лишение их имущества не удовлетворяет требованию законности, не преследовало каких-либо общественных интересов и что сумма присужденной компенсации была неадекватной. Что касается требования законности, они утверждали, что закон недостаточно предсказуем в том смысле, что он не указывает критерии определения рыночной стоимости имущества, которое должно быть принято для государственных нужд. Заявители отрицали, что экспроприация их земли была осуществлена ​​на основании «общественных интересов». Они утверждали, что в данном случае явно необоснованно полагаться на «общественные интересы», когда эта мера имеет исключительно коммерческую цель, принимая во внимание, что проект по добыче полезных ископаемых реализуется частной компанией, которая не имела участия в каком-либо государстве. Заявители далее утверждали, что оценка рыночной стоимости их земли была произведена на основе сравнительного метода, который не мог адекватно отражать его истинную рыночную стоимость. Более того, сумма, которую они получили в виде компенсации, была намного ниже кадастровой стоимости экспроприированной земли в то время, когда была начата процедура экспроприации и была явно недостаточной в отношении фактической стоимости рассматриваемой земли. Они ссылались на постановление правительства № 746 от 29 декабря 2003 года, согласно которому кадастровая стоимость земли в той же зоне, что и их, составила 222 драма за квадратный метр.
48. Правительство утверждало, что экспроприация имущества заявителей соответствовала закону. Он основывался на Законе об отчуждении имущества для нужд Общества и государства, принятом 27 ноября 2006 года, который был доступен для заявителей во время экспроприации и предсказуем в его последствиях. В отношении, в частности, вопроса об оценке имущества, который должен быть взят для государственных нужд, упомянутый закон ссылается на другой правовой акт, а именно на Закон о деятельности по оценке недвижимости, в котором излагается соответствующая процедура. Правительство утверждало, что оспариваемая экспроприация была «в интересах общества». Его основная цель заключалась в обеспечении развития экономики и инфраструктуры в регионе, как указано в постановлении правительства № 1279-N от 1 ноября 2007 года. Правительство, наконец, утверждало, что заявители в итоге получили компенсацию в размере 264 500 драмов, что было чем кадастровая стоимость их земли во время экспроприации.
2. Оценка Суда
49. В настоящем деле не оспаривается, что существует «лишение имущества» по смыслу второго предложения статьи 1 Протокола № 1. Таким образом, Суд должен выяснить, оправдано ли оспариваемое лишение в соответствии с это положение.
50. Суд повторяет, что, чтобы быть совместимым со статьей 1 Протокола № 1, мера экспроприации должна соответствовать трем условиям: она должна осуществляться «в соответствии с условиями, предусмотренными законом», которая исключает любые произвольные действия в отношении часть национальных властей, должна быть «в интересах общества» и должна обеспечивать справедливый баланс между правами владельца и интересами сообщества (см., среди других властей, Vistiņš and Perepjolkins v. Latvia [GC], no. 71243/01, § 94, 25 октября 2012 г.). Таким образом, Суд продолжит рассмотрение вопроса о соблюдении этих трех условий в настоящем деле.
(a) «В соответствии с условиями, предусмотренными законом»
51. Существенным условием вмешательства в право, защищенное статьей 1 Протокола № 1, считаться совместимым с этим положением, является то, что оно должно быть законным. Верховенство права, один из основополагающих принципов демократического общества, присуще всем статьям Конвенции (см. Iatridis v. Greece [GC], № 31107/96, § 58, ECHR 1999-II, ECHR 2016 , Vistiņš and Perepjolkins, упомянутое выше, § 95, и Béláné Nagy v. Hungary [GC], № 53080/13, § 112).
52. Однако существование правовой основы во внутреннем праве само по себе недостаточно для удовлетворения принципа законности. Кроме того, правовая основа должна обладать определенным качеством, а именно должна быть совместима с верховенством закона и должна обеспечивать гарантии от произвола. Таким образом, помимо того, что в соответствии с внутренним законодательством Договаривающегося государства, включая его Конституцию, правовые нормы, на которых основывается лишение собственности, должны быть достаточно доступными, точными и предсказуемыми в их применении (см. Vistiņš and Perepjolkins, цитируется выше, §§ 96-97 и приведенные там случаи).
53. Норму нельзя рассматривать как «закон», если она не сформулирована с достаточной точностью, чтобы позволить гражданам регулировать свое поведение; они должны уметь — при необходимости, с соответствующими советами — предвидеть, насколько это разумно в данных обстоятельствах, последствия, которые может повлечь за собой данное действие. Такие последствия не должны быть предсказуемыми с абсолютной уверенностью: опыт показывает, что это недостижимо. Уровень точности, требуемый от внутреннего законодательства, который ни в коем случае не может обеспечить для каждого случая, в значительной степени зависит от содержания соответствующего закона, области, которую он предназначен для покрытия, а также количества и статуса тех, кому это адресуется. В частности, правило «предсказуемо», когда оно обеспечивает меру защиты от произвольных вмешательств со стороны государственных органов (см. «Centro Europa 7 Srl» и «Di Stefano v. Italy [GC]», № 38433/09, §§ 141- 143, ECHR 2012 с дополнительными рекомендациями).
54. В данном случае не вызывает сомнения, что экспроприация имущества заявителей осуществлялась на основании Закона от 27 ноября 2006 года об отчуждении имущества для нужд Общества и государства (Закона).
55. Суд отмечает, что имущество заявителей было экспроприировано более чем на один год после вступления в силу Закона, которое является общим заявлением и специально не предназначено законодательным органом для применения к ситуации заявителей. Таким образом, закон был доступен для заявителей. Фактически сами заявители не утверждали, что соответствующие правовые положения, основанные на том, что они были лишены их имущества, не были доступны для них, но утверждали, что Закон не предвидимо в отношении его последствий в отношении способа определения рыночной стоимости земли, подлежащей экспроприации.
56. Суд отмечает, что статья 11 § 3 Закона, касающаяся вопроса определения рыночной стоимости недвижимости, которая должна быть принята для нужд общества и государства, относится к Закону об оценке недвижимого имущества (см. пункт 37 выше). Статья 7 последнего закона, в свою очередь, предусматривает, что методы оценки недвижимости изложены в стандарте оценки недвижимости, который принимается Правительством и является обязательным для оценщиков недвижимости (см. Пункты 38 и 40 выше). Кроме того, согласно статье 4 того же закона оценка недвижимости является профессиональной деятельностью, осуществляемой лицензированными оценщиками недвижимости в соответствии с правилами и инструкциями, изложенными в стандарте оценки недвижимости (см. Пункт 39 выше).
57 Суд не разделяет мнение заявителей о том, что Закон не был достаточно предсказуем в его последствиях. В частности, нельзя ожидать, что Закон, который предусматривает общие правовые рамки для процедуры получения имущества для нужд общества и государства, будет регулировать в таких подробных конкретных случаях лишения собственности, чтобы указать метод определения рыночная цена для каждого типа имущества, подлежащего оценке в целях экспроприации. Кроме того, принимая во внимание, что оценка недвижимости является профессиональной лицензированной деятельностью, не представляется необоснованным, что определенный выбор методов, которые будут использоваться при оценке, предоставляется оценщику, который выбирает соответствующий метод в конкретной ситуации в зависимости от особенностей недвижимость в вопросе.
58. Суд убежден в том, что в сложившихся обстоятельствах вышеупомянутые правовые положения были достаточно ясными, чтобы позволить заявителям предусмотреть в общих чертах способ оценки рыночной стоимости их имущества. Затем заявители могли оспорить отчет, подготовленный оценщиком, нанятым приобретателем их имущества, из которых они успешно воспользовались (см. Пункты 22 и 24 выше). Поэтому Суд считает, что заявителям были предоставлены достаточные гарантии против произвола.
59. Следовательно, оспариваемая экспроприация может рассматриваться как осуществляемая «в соответствии с условиями, предусмотренными законом»
(б) «В интересах общества»
60. Суд повторяет, что из-за их прямого знания об их обществе и его потребностях национальные власти в принципе лучше, чем международный судья, оценивают то, что «отвечает общественным интересам». В соответствии с системой защиты, установленной Конвенцией, национальным органам следует сделать первоначальную оценку того, что существует проблема общественного беспокойства, требующая мер по лишению собственности. Здесь, как и в других областях, к которым распространяются гарантии Конвенции, национальные власти соответственно пользуются определенной свободой усмотрения. Кроме того, понятие «общественные интересы» обязательно обширно. В частности, решение о принятии законов, экспроприирующих собственность, будет обычно включать рассмотрение политических, экономических и социальных вопросов. Суд, считая естественным, что свобода усмотрения, доступная законодательному органу в осуществлении социальной и экономической политики, должна быть широкой, будет уважать судебное решение законодательной власти относительно того, что «находится в общественных интересах», если это решение явно не имеет разумной основы (см. Beyeler v. Italy [GC], № 33202/96, § 112, ECHR 2000-I и Vistiņš and Perepjolkins, упомянутое выше, § 106).
61. Правительство утверждало, что государству необходимо экспроприировать землю заявителей для развития экономики и инфраструктуры в результате реализации проекта освоения Техутского медно-молибденового месторождения. У Суда нет убедительных доказательств, в которых можно сделать вывод, что эти причины явно лишены какой-либо разумной основы (отличие Ткачевы против России, № 35430/05, § 50, 14 февраля 2012 года).
(c) Пропорциональность оспариваемой меры
62. Статья 1 Протокола № 1 требует, чтобы любое вмешательство было разумно пропорционально цели, которую пытались реализовать (см. Jahn and Others v. Germany [GC], № 46720/99 и 2 других, §§ 81-94, ECHR 2005-VI). Необходимый справедливый баланс не будет устранен, если соответствующее лицо несет личную и чрезмерную нагрузку (см. Stefanetti and Others v. Italy, nos. 21838/10 и 7 others, § 66, 15 April 2014).
63. Условия компенсации в соответствии с соответствующим законодательством являются существенными для оценки того, соответствует ли оспариваемая мера требуемому справедливому балансу и, в частности, налагает ли оно непропорциональное бремя на заявителей (см. Пересмотр соответствующих принципов в Вистиньше и Перепёлкинсе, цитируется выше, §§ 110-114).
64. Заявители утверждали, что полученная компенсация была значительно ниже кадастровой стоимости их земли. Суд отмечает, что кадастровая стоимость земельного участка заявителей указана в размере 250 865 драмов в первоначальных и скорректированных отчетах об оценке (см. Пункты 10 и 14 выше), которые составляют 65,50 драмов за кв. М, в отличие от 222 драмов за каждый кв. м, как утверждают заявители (см. пункт 47 выше).
65. Суд также отмечает, что ни при каких обстоятельствах в ходе внутреннего разбирательства или разбирательства в Суде заявители не оспаривали точность суммы кадастровой стоимости своей земли, указанной в вышеупомянутых оценочных отчетах. Также заявители не представили никаких доказательств в Суде, например, например, поступления их платежей в отношении земельного налога, которые подтвердили бы, что кадастровая стоимость их земли составляет 222 драма за кв. Поскольку заявители утверждают, что кадастровая стоимость земли в той же зоне, что и их, составила 222 драма за кв. М, следует отметить, что в постановлении правительства № 1746-N от 24 декабря 2003 года, в котором указаны коэффициенты, используемые для расчета кадастровой стоимости земли и действительно перечисляет деревню заявителей в зоне, коэффициент которой соответствует сумме на квадратный метр, заявленной заявителями, прямо указывает, что этот указ не применяется к определению кадастровой стоимости сельскохозяйственных (см. пункт 44 выше).
66. Суд отмечает, что имущество заявителей было впервые оценено оценочной компанией, нанятой ЗАО «Техут» в качестве приобретателя имущества, а впоследствии судебными экспертами на основании судебных распоряжений (см. Пункты 10, 14, 22, 23, 24 и 25 выше). Суд считает, что на основе представленных материалов нет элементов, которые в достаточной мере демонстрируют, что рыночная стоимость земли заявителей была сильно недооценена.
67. При этом Суд отмечает, что, использовав сравнительный метод оценки недвижимости, эксперты определили рыночную стоимость земельного участка заявителей по сравнению с ценами продажи других земельных участков в той же зоне экспроприации , Суд помнит о своем вышеприведенном решении о том, что соответствующие положения Закона были достаточно предсказуемыми в том плане, что профессиональный эксперт должен законно иметь свободу выбора соответствующего метода оценки недвижимости (см. Пункт 58 выше). Следует, однако, отметить, что в ситуации, когда рыночная стоимость земли заявителей определялась исходя из продажных цен на земельные участки в пределах одного и того же района, нельзя исключать, что заявители не смогли бы приобрести или по крайней мере, будут испытывать серьезные трудности при нахождении эквивалентной земли в другом районе, не подлежащем экспроприации, с суммой полученной компенсации.
68. Кроме того, заявители постоянно выражали свое несогласие с отчетами об оценке, подготовленными по приказу ЗАО «Техут», а также с докладами, представленными экспертами, назначенными судом, на том основании, что учет фруктовых деревьев и их прибыльность не учитывался. В этой связи следует отметить, что оба эксперта, назначенные судом при их соответствующих отчетах, фотографировали земельный участок заявителей, который показал, что у них действительно четыре плодовых деревьев. Однако, по их мнению, четыре дерева, о которых идет речь, не могли существенно повлиять на рыночную стоимость земли (см. Пункт 28 выше).
69. Без ущерба для соответствующих положений Закона и свободы усмотрения государства по этим вопросам Суд считает, что могут быть ситуации, когда компенсация, представляющая рыночную цену недвижимости, о которой идет речь, даже с добавлением уставного излишнее, не будет представлять собой адекватную компенсацию за лишение имущества. По мнению Суда, такая ситуация может возникнуть, в частности, в том случае, если имущество, лишенное лица, составляло его основной, если не только источник дохода и предлагаемое вознаграждение, не отражало эту потерю (см. Lallement v. France, № 46044 / 99, § 18, 11 апреля 2002 года).
70. В настоящем деле заявители утверждали, что в качестве семейного подразделения они экономически зависят от рассматриваемой земли. Этот аргумент не был опровергнут правительством-ответчиком (см. Пункты 47-48 выше). Следует отметить, что этот конкретный аспект, а именно то, что в результате экспроприации заявители потеряли свой основной источник дохода, не принимались во внимание национальными судами в их решениях о размере подлежащей выплате компенсации. Суды постановили, что, несмотря на обстоятельства, заявителям должна быть предоставлена ​​компенсация, которая была определена в отношении цен на недвижимое имущество, находящееся на территории, подлежащей экспроприации. Они не рассматривали вопрос о том, будет ли предоставленная компенсация покрывать фактические потери заявителей, связанные с лишением средств к существованию, или, по крайней мере, достаточным для их приобретения эквивалентной земли в районе, в котором они проживали.
71. С учетом вышесказанного Суд считает, что заявители должны были нести чрезмерное индивидуальное бремя. Соответственно, оспариваемая экспроприация была нарушена статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
72. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает только частичное возмещение, Суд, в случае необходимости, предоставляет справедливую компенсацию раненых «.
A. Урон
73. Заявители потребовали 22 190 евро (ЕВРО) в отношении материального ущерба. По словам заявителей, заявленная сумма отражает цены продажи и аренды земли в пределах одной общины за тот же период. В качестве основы для расчетов они взяли 3000 армянских драмов (драмов) за квадратный метр земли. Заявители дополнительно потребовали 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
74. Правительство утверждало, что общий способ расчета заявленной суммы неясен. Поэтому они настоятельно призвали Суд отклонить претензии заявителя. Правительство далее утверждало, что требование заявителей в отношении морального вреда было чрезмерным.
75. Учитывая характер найденного нарушения (см. Пункты 70 и 71 выше), Суд считает, что заявители, несомненно, понесли какой-то денежный и моральный ущерб (см. Mutatis mutandis, Moskal v. Poland, № 10373/05, § 105, 15 сентября 2009 г.). В конкретных обстоятельствах настоящего дела, проводя оценку на справедливой основе, как того требует статья 41 Конвенции, Суд присуждает заявителям 10 000 евро.
B. Расходы и судебные издержки
76. Заявители также потребовали 2 000 евро за судебные издержки, понесенные в национальных судах и Суде.
77. Правительство оспаривало это требование.
78. Согласно прецедентному праву Суда, заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той мере, в какой было показано, что они были фактически понесены и разумны в отношении квантов. В данном случае, учитывая имевшиеся у него документы, Суд считает целесообразным присудить судебные издержки, заявленные в полном объеме.
C. Процент по умолчанию
79. Суд считает уместным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ, СУД, ЕДИНОГЛАСНО,
1. Объявляет жалобу приемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;
3. Постановляет:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 10 000 евро (десять тысяч евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены в отношении материального и морального ущерба;
(ii) 2 000 евро (две тысячи евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены заявителю в отношении издержек и расходов;
(b) что по истечении вышеуказанных трех месяцев до урегулирования простые проценты подлежат выплате по вышеуказанным суммам в размере, равном предельной ставке кредитования Европейского центрального банка в течение периода дефолта, плюс три процентных пункта.

||   Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1  ||

Leave a Reply