echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Предстоящие слушания в ноябре 2018 года

В ноябре 2018 года Европейский суд по правам человека проведет следующие три слушания:
Эльчи против Турции (Elçi v. Turkey) (жалоба № 63129/15), Ахмет Тунч и другие против Турции (Ahmet Tunç and Others v. Turkey) (№ 4133/16) и Тунч и Ербасан против Турции (Tunç and Yerbasan v. Turkey) (№ 31542/16), касающиеся событий, имевших место во время комендантского часа, введенного в некоторых частях Турция с августа 2015 года;
Magyar Kétfarkú Kutya Párt v. Hungary (№ 201/17), касающееся жалобы политической партии на выводы национального суда о нарушении правил выборов мобильным приложением, которое разработала указанная партия для того, чтобы позволить избирателям продемонстрировать и оставить свои комментарии о недействительных бюллетенях во время референдума 2016 года о планах Европейского Союза по переселению мигрантов.
Лопес Рибалда и другие против Испании (López Ribalda and Others v. Spain) (№ 1874/13 и 8567/13), касающееся тайного видеонаблюдения за сотрудниками испанской сети супермаркетов после возникновения подозрений в краже на рабочем месте.
После данных слушаний Суд начнет свои обсуждения, которые будут проходить при закрытых дверях. Однако его решения по данным делам будут приняты на более позднем этапе.
13 ноября 2018 года в 9 часов утра: Заседание Палаты по делу Эльчи против Турции (Elçi v. Turkey) (жалоба № 63129/15), Ахмет Тунч и другие против Турции (Ahmet Tunç and Others v. Turkey) (№ 4133/16) и Тунч и Ербасан против Турции (Tunç and Yerbasan v. Turkey) (№ 31542/16)
Эти жалобы касаются предполагаемых нарушений прав, которые имели место во время комендантского часа, введенного в 2015 и 2016 годах в некоторых частях юго-восточной Турции местными губернаторами в период боев между Правительственными силами и членами незаконных вооруженных образований.
Эльчи против Турции (жалоба № 63129/15)
Elçi v. Turkey (no. 63129/15)
Заявитель, Ömer Elçi, и его семья живут в районе Nur города Джизре (Cizre) на юго-востоке Турции.
Жалоба касается круглосуточного комендантского часа, который был введен в городе Джизре (Cizre) в декабре 2015 года.
Г-н Эльчи утверждает, что введение круглосуточного комендантского часа 14 декабря 2015 года означало, что он и его семья были вынуждены оставаться в своем доме без пищи, топлива или доступа к здравоохранению в условиях суровой зимы, когда вокруг шли боевые действия. Заявитель утверждал, что весь район был окружен военными танками, которые обстреливали здания в том районе. В одном из таких случаев шрапнель из миномета предположительно приземлилась в его дворе, выбив окна его дома. Соседний дом, принадлежащий его брату, был предположительно сожжен службами государственной безопасности.
8 января заявитель, его семья и около 40 соседей покинули свои дома и переехали в район города, где столкновения были менее серьезными, и не возвращались обратно вплоть до 26 февраля 2016 года.
Юридические представители г-на Эльчи хотели попасть к нему во время комендантского часа, но 15 января 2016 губернатор сообщил им, что в Джизре продолжаются вооруженные столкновения и что они не могут посетить заявителя. В конце концов, они встретились после того, как комендантский час в Джизре был снят в дневное время 2 марта 2016 года. Затем заявитель подписал формуляр жалобы и проинформировал своих адвокатов о своей ситуации.
Жалоба была подана в Европейский суд по правам человека 29 декабря 2015 года.
На тот момент Суд отклонил ходатайства г-на Эльчи и других заявителей о принятии обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента Суда (пресс-релиз от 13 января 2016 года), но постановил уделить им первоочередное внимание в соответствии с правилом 41 (порядок рассмотрения дел).
6 декабря 2016 года Суд принял решение о приемлемости, отложив рассмотрение жалобы г-на Эльчи в соответствии со статьей 2 (право на жизнь) и 5 (право на свободу и безопасность) Европейской Конвенции, и отклонил его жалобы по статье 3 (бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) и 8 (право на уважение частной и семейной жизни) ввиду неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Он отклонил некоторые другие жалобы как явно необоснованные.
16 декабря 2016 года уведомление о жалобах было направлено правительству вместе с вопросами от самого Суда. Полученные жалобы касаются, в частности, утверждений о том, что силы государственной безопасности проводили свои операции в полном пренебрежении принципами применения силы, что ставит под угрозу жизнь гражданского населения в Джизре. Заявитель также заявляет о незаконном лишении свободы в связи с тем, что он содержался в своем доме в течение длительного времени.
Ахмет Тунч и другие против Турции (№ 4133/16) и Тунч и Ербасан против Турции (№ 31542/16)
Ahmet Tunç and Others v. Turkey (no. 4133/16) and Tunç and Yerbasan v. Turkey (no. 31542/16)
Данные случаи касаются нанесения увечий родственнику заявителей Орхану Тунчу и его смерти. 18 января 2016 года, во время комендантского часа, который был введен в Джизре в декабре 2015 года, Орхан Тунч вышел из дома, чтобы отправиться в дом своего брата Мехмета в Джизре. По дороге он попал под огонь из бронетехники и был ранен. Несмотря на то, что несколько человек неоднократно звонили в аварийно-спасательные службы с просьбой о предоставлении экстренной помощи, а управления полиции были проинформированы об этом инциденте, никакой скорой помощи за раненым не было выслано по соображениям безопасности. Службы экстренной помощи сообщили звонившим, что, если они отправят Орхан Тунча в какое-либо место на расстоянии полутора километров от того, где он находился, службы экстренной помощи смогли бы забрать его оттуда. На следующий день Мехмет Тунч обратился в Суд с просьбой предоставить обеспечительную меру в отношении его брата. Суд удовлетворил ходатайство в соответствии с правилом 39, указав Правительству, что оно должны предпринять все меры в пределах своих полномочий для защиты жизни и физической неприкосновенности Орхана Тунча.
Усилия по вывозу Орхана не увенчались успехом, и в конце концов он укрылся в подвале дома в Джизре. 9 и 10 февраля 2016 года юристы, представляющие 31 человека, включая Орхана, подали заявление в Конституционный суд Турции для принятия мер по обеспечению их немедленного доступа к медицинскому обслуживанию.
12 февраля 2016 года 20 из 31 человека, включая Орхана Тунча, подали заявление в Суд, заявив, что все они были ранены и оказались в ловушке в подвале здания в Джизре. Они жаловались на то, что Конституционный суд не рассматривает их заявления в оперативном порядке, и просили принять меры в соответствии с Правилом 39 для обеспечения их немедленной доставки в больницы.
Суд запросил информацию у правительства и напомнил ему о предписании, касавшемся Орхана Тунча, вынесенного на основании Правила 39. Конституционный суд, со своей стороны, отклонил ходатайство заявителей, заявив, что парамедики были не в состоянии найти раненых. Вместо этого они обнаружили несколько тел.
15 февраля 2016 года правительство сообщило Суду, что силовики нашли тело с водительскими правами на имя Орхана в здании в Джизре после столкновений с террористами, которые захватили заложников в том здании. Законный представитель заявителей позднее проинформировал Суд, что Мехмет Тунч также был убит в городе (его смерть является частью другой жалобы- Явузель и другие против Турции (Yavuzel and Others v. Turkey), № 5317/16).
По итогам расследования смерти Орхана Тунча было принято решение не возбуждать уголовное преследование. 18 декабря 2017 года заявители подали индивидуальную жалобу в Конституционный суд отдельно от жалобы, поданной ранее Орханом Тунчем, которая, по-видимому, все еще находилась на рассмотрении этого суда.
Первое заявление от имени Орхана Тунча подал его брат, гражданин Турции Мехмет Тунч, родившийся в 1977 году и проживавший в Джизре. После смерти Мехмета, Ахмет Тунч, отец двух братьев, и Зейнеп Тунч, жена Мехмета, поддержали жалобу. Ахмет Тунч и партнер Орхана Тунча- Гюлер Йербасан являются заявителями по второй жалобе.
В решении о приемлемости от 6 декабря 2016 года суд объединил жалобы, касающиеся Орхана Тунча. Он отложил рассмотрение жалобы по статье 2 (право на жизнь), статье 3 (бесчеловечное или унижающее достоинство обращение), статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и статье 34 (индивидуальное заявление) и уведомил о них правительство-ответчика. Суд отклонил жалобу по статье 5, как явно необоснованную.
21 ноября 2018 года в 9.15 часов: слушание в Большой Палате по делу
Magyar Kétfarkú Kutya Párt против Венгрии (№ 201/17)
Magyar Kétfarkú Kutya Párt v. Hungary (no. 201/17)
Заявитель, Magyar Kétfarkú Kutya Párt , является политической партией, зарегистрированной в Будапеште (Венгрия).
В 2016 году партия разработала мобильное приложение, чтобы позволить избирателям показать и прокомментировать недействительные бюллетени, поданные во время референдума о плане Европейского Союза по переселению мигрантов.
Избиратели могли использовать приложение для размещения анонимных фотографий недействительных избирательных бюллетеней и комментариев того, как они голосовали. После подачи жалобы частным лицом Национальная избирательная комиссия оштрафовала партию, установив, что приложение нарушило правила о честных выборах, тайне голосования и надлежащем осуществлении прав.
Курия (верховный суд) в конечном счете поддержала решение о надлежащем осуществлении прав и уменьшила размер штрафа. Жалоба в Конституционный суд была признана неприемлемой.
Заявление было подано в Европейский суд по правам человека 16 декабря 2016 года.
Заявитель обратился с жалобой на основании статьи 10 (свобода выражения мнения) Европейской Конвенция о правах человека.
В решении Судебной палаты от 23 января 2018 года Европейский суд по правам человека постановил единогласно, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции. Палата отметила, в частности, что партия-заявитель разработала мобильное приложение именно для цели предоставления избирателям возможности использовать информационно-коммуникационные технологии для обмена мнениями через анонимные фотографии недействительных избирательных бюллетеней. Таким образом, приложение имело коммуникативную ценность и поэтому являлось способом выражения мнений по вопросам, представляющим общественный интерес. Как подчеркнула Курия, было невозможно идентифицировать избирателей через анонимно загруженные фотографии, а размещение фотографий не повлияло на справедливое проведение голосования. Таким образом, Палата установила, что ограничение свободы выражения мнений партии-заявителя не служило законной цели в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции. 28 мая 2018 года Большая палата приняла просьбу правительства о том, чтобы дело было передано в Большую Палату.
28 ноября 2018 года в 9.15 утра: заседание Большой Палаты по делу
Лопес Рибальда и другие против Испании (№ 1874/13)
López Ribalda and Others v. Spain (no. 1874/13)
Заявители, Изабель Лопез Рибальба, Мария Анхелес Ганседо Хименес, Мария дель Кармен Рамос Бускетс, Пилар Саборидо Апреса, и Кармен Исабель Посо Баррозу, пять испанских граждан, которые родились в 1963, 1967, 1969 и 1974 годах соответственно и проживают в Сан-Селони и Сант Пере де Виламахор (г-жа Посо Баррозу), Испания.
Дело касается скрытого видеонаблюдения за заявителями на их рабочем месте.
В июне 2009 года все они работали кассирами в семейной сети супермаркетов M. S. A. Надзор осуществлялся их работодателем с целью расследования возможных хищений после того, как управляющий магазина заметил несоответствие между объемом запасов и тем, что фактически продавалось на ежедневной основе.
Работодатель установил как видимые, так и скрытые камеры. Компания информировала своих работников о видимых камерах, но не о скрытых. Всех работников, подозреваемых в краже, вызвали на индивидуальные встречи, где им продемонстрировали видеозаписи. Они поймали заявителей, которые помогали клиентам и другим сотрудникам воровать вещи, а также воровали их сами. Заявители признали свою причастность к кражам и были уволены по дисциплинарным основаниям.
Трое заявителей подписали соглашение, признав свою причастность к краже, и взяли на себя обязательство не оспаривать увольнение в судах по трудовым спорам, в то время как компания-работодатель обязалась не возбуждать уголовное дело. Два других заявителя не подписали соглашение. Все заявители в конечном итоге обратились в суд, но увольнения были оставлены без изменений, так как суд принял видео-доказательства в качестве доказательств, добытых законным образом.
Заявление было подано в Европейский суд по правам человека 28 декабря 2012 года.
Опираясь на статью 8 (право на уважение частной жизни) и статью 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской конвенции о правах человека, заявители обратились с жалобой на скрытое видеонаблюдение и использование судами полученных данных в процессе признания их увольнения справедливым. Трое заявителей также жаловались на то, что мировые соглашения были заключены под давлением из-за видеоматериалов, а потому они не должны были приниматься в качестве доказательства того, что их увольнения были справедливыми.
В заключение первый заявитель также жаловался на то, что решения суда не были надлежащим образом мотивированы относительно конкретных обстоятельств ее ситуации и не содержали никаких обоснований, позволяющих сделать вывод о том, что ее увольнение было справедливым.
В решении Судебной палаты от 9 января 2018 года Европейский суд по правам человека шестью голосами против одного постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции.
Палата установила, в частности, что в соответствии с испанским законодательством о защите данных, заявители должны были быть проинформированы о том, что за ними могло быть установлено наблюдение, однако этого сделано не было. Суд также пришел к выводу, что национальные суды не установили справедливого баланса между правами заявителей на неприкосновенность частной жизни с одной стороны и имущественными правами работодателя — с другой. Тем не менее, Суд постановил, что нарушение пункта 1 статьи 6 не имело места, и пришел к выводу, что разбирательство в отношении увольнения заявителей в целом было справедливым.
Что касается последней жалобы первого заявителя, Палата установила, что она не выявила каких-либо признаков нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней.
28 мая 2018 года Большая Палата приняла просьбу правительства о передаче дела.

Leave a Reply