echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 25082/06 «Попов против России»

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
THIRD SECTION
Дело «Попов против России»
CASE OF POPOV v. RUSSIA
(Жалоба № 25082/06)
Решение
Страсбург
2 Июня 2019
Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке.
В деле «Попов против России»,
Европейский суд по правам человека(третья секция), заседавший Комитетом, состоящим из:
Paulo Pinto de Albuquerque, Председатель,
Helen Keller,
María Elósegui, судьи,
and Fatoş Aracı, Заместитель секреторя секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 11 июня 2019,
Выносит решение, принятое в этот день:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано по жалобе (№ 25082/06) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданином России, г-ном Александром Александровичем Поповым («заявитель»), 25 апреля 2006 г.
2. Заявителя представлял г-н С. Кирюхин, адвокат, практикующий в Орске. Правительство Российской Федерации («Правительство») представлял г-н Г. Матюшкин, Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. 28 августа 2013 года Правительству направилено уведомление о жалобе на пытки со стороны сотрудников полиции, а остальная часть жалобы была объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.
ФАКТЫ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
4. Заявитель родился в 1972 году и содержится под стражей в Орске.
5. Поздно вечером 19 декабря житель Орска г-н Ш. был убит в своем доме. Подозрение пало на заявителя.
6. Обстоятельства, связанные с арестом и допросом заявителя, частично оспариваются, и поэтому каждая версия приводится ниже.
A. Задержание и допрос заявителя (официальная версия)
7. 23 декабря 2004 г. два оперативника отдела по борьбе с наркотиками, старшие лейтенанты Х. и У. находились в засаде возле укрытия заявителя. Когда появился заявитель, они подошли к нему. Х. заметил синяки под глазом заявителя и на губе. Сотрудники полиции представились и попросили заявителя следовать за ними. В ответ заявитель (который был пьян) проклинал и кричал, что, будучи бывшим спецназовцем, он легко победит офицеров. Он ударил Х. в грудь, а затем попытался бежать. Оперативники использовали самбо (боевое искусство) для борьбы с ним и доставили его в наручниках в Советский РОВД (Отдел полиции Советского района г. Орск).
8. В отделении заявитель был помещен в комнату 31 для «разъяснительной беседы» с капитаном Щ. с целью выяснения обстоятельств преступления.
9. Согласно одному источнику, Щ. заметил, что у заявителя был черный глаз, и спросил о его происхождении. Заявитель объяснил, что он дрался с соседом. Согласно другому источнику, Щ. не заметил никаких повреждений у заявителя.
10. Во время беседы, которая была уважительной, заявитель решил признаться, потому что, по его словам, он не сможет жить с тяжелым сердцем. Заявитель рассказал, что 19 декабря он пил с Ш., что Ш. разозлил его, и что он дважды ударил его по носу. В 5:15 вечера Щ.. записал признание (явка с повинной). Заявитель подписал его и был передан следователю П. в Октябрьском РОВД.
11. В 5 часов вечера Следователь П. возбудил уголовное дело по факту убийства Ш. Оказавшись перед следователем, заявитель сказал, что он сознался в Советском РОВД и написал еще одно признание. На этот раз он добавил, что после того, как он ударил Ш., Ш. упал на пол и уснул. Заявитель отметил, что он признавался без психологического или физического принуждения.
12. В 7.12 вечера следователь официально задержал заявителя в качестве подозреваемого. Заявитель согласился с постановлением о заключении под стражу и не имел никаких возражений. Следователь сообщил супруге заявителя о задержании.
13. Следователь также поручил провести судебно-медицинскую экспертизу, чтобы выяснить, в частности, были ли повреждены руки заявителя.
B. Задержание заявителя и допрос (версия заявителя)
14. Согласно одному источнику, утром или, согласно другому источнику, в 2–3 часа дня. 23 декабря 2004 г. заявитель был задержан тремя сотрудниками, двумя молодыми светловолосыми и одним старшим с усами. Они приставили пистолет к голове заявителя и отвезли его в Советский РОВД.
15. В отделении заявитель был помещен в комнату на третьем этаже. Офицеры начали бить его ногами по бокам, ягодицам и ушам, призывая его дать показания против себя. Из-за побоев у него началось кровотечение, произошел разрыв барабанной перепонки, почернел глаз, была разбита губа и сколоты несколько зубов. Увидев тщетность избиений, офицеры обратились к пыткам. Они связали заявителя в болезненное положение, называемое «ласточка», в котором руки и ноги скреплены за спиной, и четыре раза душили его противогазом, заполненным аммиаком. Через шесть часов, уже после наступления темноты, заявитель сдался и написал продиктованное признание. Он был передан следователю П. в Октябрьское РОВД.
16. Оказавшись перед следователем, заявитель пожаловался ему на пытки. В ответ следователь поручил провести судебную экспертизу заявителя, но по какой-то причине пропустил запись жалобы заявителя.
C. Дальнейшее разбирательство
17. Позже в тот же день судебно-медицинский эксперт осмотрел заявителя. Заявитель сказал доктору, что он и Ш. ударили друг друга по лицу и что полиция пытала его. К своему описанию пыток он добавил шлепки по правой руке. Врач установил следующие травмы: ушибы на левом глазу и скуле, вызванные тупым предметом три-пять дней назад, и ушибы на верхней губе и повреждение двух верхних передних зубов, вызванные тупыми предметами, не более чем за один день до этого. Правая рука не была повреждена.
18. В другом сообщении, сделанном в тот же день, было установлено, что заявитель находился в состоянии алкогольного опьянения.
19. В 13:30 24 декабря 2004 г. заявитель был переведен в изолятор временного содержания (ИВС) г. Орска. При поступлении дежурный офицер заметил синяк под левым глазом заявителя.
20. В 12 вечера 24 декабря 2004 г. заявитель (при содействии адвоката) вновь предстал перед следователем П. Следователь официально допросил заявителя сначала в качестве подозреваемого, а затем в качестве обвиняемого. Оба раза заявитель отказывался давать показания и не делал никаких других замечаний.
21. 25 декабря 2004 г. заявитель предстал перед судьей Октябрьского районного суда г. Орска. Судья распорядился задержать заявителя под стражу. Заявитель согласился быть задержанным и не сделал никаких других возражений.
22. В феврале 2005 г. П. возбудил уголовное дело по факту кражи электронных устройств из дома Ш. 21 февраля 2005 г. П. допросил заявителя по этому делу в качестве обвиняемого. Заявитель (при поддержке адвоката) отказался давать показания.
23. 10 марта 2005 г. заявитель подал жалобу прокурору Оренбургской области на пытки.
24. 21 марта 2005 г. заявитель объявил голодовку в знак протеста против отсутствия ответа.
25. 28 марта 2005 г. жалоба была передана прокурору Советского района Орска для предварительного расследования.
26. Расследование заявления заявителя о применении пыток было поручено следователю П. из прокуратуры Октябрьского района.
27. В свою очередь, П. попросил начальника отдела, в котором предполагаемые нападавшие заявителя служили, провести внутреннее расследование (служебная проверка). Офицеры Х., У. и Щ. написали свои версии ареста заявителя и допроса в Советском отделении полиции. Руководитель подразделения выпустил три почти одинаковых служебных характиристик для офицеров, заявив, среди прочего, что каждый из них может «вдохновить других на откровенную беседу» (обладает умением располагать людей к доверительной беседе). Внутреннее расследование показало, что заявитель не подвергался жестокому обращению.
28. Кроме того, П.А. допросил заявителя (при содействии адвоката) и следователя П.
29. 15 апреля 2005 г. П.А. решил не возбуждать уголовное дело. На основании собранных доказательств он пришел к выводу, что заявитель был ранен до того, как его доставили в Советский РОВД. В то же время следователь решил не преследовать заявителя в судебном порядке за ложное обвинение сотрудников полиции, поскольку он искренне ошибался в том, что они обидели его.
30. 26 апреля 2005 г. Октябрьский районный суд г. Орска признал заявителя виновным в убийстве и краже. Суд установил, что заявитель избил Ш. до смерти, когда они пили в квартире Ш. и украл некое домашнее электронное оборудование при выходе.
31. В ходе судебного разбирательства заявитель не признал себя виновным. Он сказал, что в ночь убийства он пил в другом месте и что его пытали, с целью получить ложные показания против самого себя, что подтверждается травмами на его теле.
32. Суд отклонилэти доводы, отметив, что судебно-медицинская экспертиза показала, что заявитель был ранен до его ареста, и что предварительное расследование показала невиновность сотрудников полиции в применении пыток.
33. Суд приговорил заявителя к 11 годам лишения свободы.
34. 2 июня 2005 г. Оренбургский областной суд оставил в силе этот приговор.
35. В январе 2008 года представитель заявителя г-н Кирюхин подал ходатайство о судебном пересмотре решения не возбуждать уголовное дело в отношении оперативников. Он утверждал, что расследование П. было поверхностным, потому что он не смог пройти проверку на детекторе лжи.
36. 25 января 2008 года Советский районный суд постановил, что для предварительного расследования проверка на детекторе лжи не была обязательной, и подтвердил выводы следователя.
37. Заявитель обжаловал, сославшись на то, что он сам будет готов пройти проверку на детекторе лжи, чтобы доказать свои обвинения, что суд слепо встал на сторону оперативников, что в 2006 или 2007 году У. был осужден за пытки других и подделку официальных документов, и что суд проигнорировал прецедентную практику Страсбургского суда.
38. 26 февраля 2008 года Оренбургский областной суд оставил в силе решение от 25 января 2008 года, не ответив на довод об осуждении У.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
39. Пункт 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации в соответствующей части предусматривает: «Никто не должен подвергаться пыткам …»
Раздел 5 Закона о полиции 2010 года, в соответствующей части, предусматривает: «Полиция не может прибегать к пыткам …»
ЗАКОН
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ
40. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции на то, что сотрудники полиции пытали его, чтобы получить признание, и что расследование этого инцидента было неэффективным. Эта статья гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».
А. Приемлемость
41. Правительство утверждало, что эта жалоба была неприемлемой. Заявитель поддержал свою жалобу.
42. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемым по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
Б. Правовая оценка
1. Доводы сторон
43. Ссылаясь на официальную версию событий, власти Российской Федерации утверждали, что сотрудники полиции не пытали заявителя. Он был ранен до своего ареста, скорее всего, Ш. Во время предварительных следственных действий перед следователем П. и в национальных судах заявитель не жаловался на пытки, хотя он был проинформирован о своих законных правах и получил помощь адвоката. Лишь через три года Кирюхин возобновил дело. Оперативники задокументировали признание, поскольку их законной обязанностью было зафиксировать зарегистрированные преступления.
44. Расследование предполагаемых пыток было эффективным, полным, своевременным и независимым. Следователь П.А. был независим от предполагаемых преступников и закончил расследование в течение нескольких дней. Хотя в результате расследования происхождение травм заявителя не было объяснено, можно сделать вывод, что они были получены до его ареста.
45. Заявитель отрицал, что когда-либо говорил судебно-медицинскому эксперту, что он был ранен в драке с Ш. и утверждал, что доктор сфальсифицировал протокол. Такие злоупотребления были распространены. Власти преднамеренно избегали подвергать подозреваемых детектированию лжи или психолингвистическим тестам, чтобы иметь возможность заключать в тюрьму невинных людей, таких как он.
2. Оценка Суда
46. У Суда нет четкой картины происхождения травм заявителя (сравните с «Рахми Шахин против Турции», № 39041/10, § 44, 5 июля 2016 г.). Мало того, что стороны противоречат друг другу об обстоятельствах ареста и допросов в полиции, их версии событий иногда противоречат сами себе.
47. В частности, стороны расходятся во мнениях относительно того, сколько сотрудников полиции арестовало заявителя (двух или трех), что именно произошло в комнате 31 в Советском отделении милиции (гражданский разговор или злоупотребление служебным положением), почему следователь П. назначил судебно-медицинскую экспертизу заявителя (для проверки его причастности к убийству или для документирования признаков пыток). Заявитель противоречил сам себе относительно времени его ареста.
48. В то же время спорные утверждения о серьезном жестоком обращении со стороны полиции требуют эффективного официального расследования, с тем чтобы отрицать безнаказанность потенциальных нарушителей (см. Assenov and Others против Болгарии, 28 октября 1998 г., § 102, Отчеты о судебных решениях и Решения 1998 VIII).
49. Требование заявителя было спорным, потому что, как выяснил доктор, губы и зубы заявителя могли быть повреждены в день его ареста (см. Пункт 17 выше), и, как признало Правительство, источник этого повреждения оставался необъясненным.
50. Предполагаемое жестокое обращение (см. Пункт 15 выше) было серьезным.
51. Однако его расследование не было «эффективным» по смыслу Конвенции (см. «Армани да Силва против Соединенного Королевства» [GC], № 5878/08, § 240, 30 марта 2016 г.). Власти рассмотрели жалобу заявителя только через восемнадцать дней (заявителю пришлось объявить голодовку, чтобы ускорить их). Следователь П. делегировал часть своих задач заинтересованной стороне (начальнику иерархии подозреваемых) и не допрашивал подозреваемых, устраивал конфронтацию между ними и заявителем, разыскивал свидетелей или реконструировал место преступления. Кроме того, как было установлено в прошлом (см. Ляпин против России, № 46956/09, § 134 35, 24 июля 2014 г.), предварительное расследование, такое как расследование по настоящему делу, не может быть квалифицировано как эффективное расследование.
52. Соответственно, имело место нарушение статьи 3.
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
53. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, Суд, в случае необходимости, предоставляет справедливую компенсацию пострадавшей стороне ».
А. Ущерб
54. Заявитель требовал 70 000 евро в качестве компенсации материального и морального вреда, причиненного ему необоснованным преследованием.
55. Правительство утверждало, что это требование не было связано с вопросом, рассматриваемым Европейским судом, и что если нарушение будет установлено, оно само по себе будет равносильно справедливой компенсации.
56. Суд не находит доказательств какого-либо материального ущерба и поэтому отклоняет это требование. С другой стороны, он присуждает заявителю 26 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
Б. Проценты по умолчанию
57. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по
умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Объявляет жалобу приемлемой;
2. Постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;
3. Постановил:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 26 000 евро (двадцать шесть тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, которая будет конвертирована в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета, плюс любой налог, который может быть начислен;
(b) что по истечении вышеуказанных трех месяцев до момента выплаты на указанную сумму уплачиваются простые проценты по ставке, равной предельной ставке кредитования Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта.
4. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и зарегистрировано в письменной форме 2 июля 2019 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Fatoş Aracı Paulo Pinto de Albuquerque
Deputy Registrar President

 

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

Leave a Reply