echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 75524/13 «Кашу против Республики Молдова»

Перевод настоящего пресс релиза является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке

 

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ВТОРОЙ РАЗДЕЛ
ДЕЛО «КАШУ ПРОТИВ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА»
(Жалоба № 75524/13)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
1 октября 2019 года
Это решение является окончательным, но может подлежать редакционной правке.

 

 

 

 

В деле «Кашу против Республики Молдова»,
Европейский суд по правам человека (вторая секция), заседающий Комитетом в составе:
Эгидиюс Курис, Председатель,
Валериу Грицко,
Дариан Павли, Судьи,
и Хасан Бакырчи , заместитель секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом слушании 10 сентября 2019 года,
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (№ 75524/13) против Республики Молдова, поданной в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) гражданкой Молдовы г-жой Ольгой Кашу (“заявительница”) 21 ноября 2013 года.
2. Заявительница была представлена г-жой Н .Прутяну , адвокатом, практикующим в Кишиневе. Молдавское правительство (“правительство”) в то время было представлено своими агентами-господами Л. Апостолом и М. Гуриным.
3. Заявительница утверждала, в частности, что ее содержание под стражей не было основано на соответствующих и достаточных причинах и что условия ее содержания под стражей были равносильны бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 5 п. 3 и статьи 3 Конвенции, соответственно.
4. 17 июня 2015 года уведомление о вышеуказанных жалобах было направлено правительству, а остальная часть заявления была признана неприемлемой в соответствии с правилом 54 п. 3 Регламента Суда.
5. 9 апреля 2019 года суд признал жалобу неприемлемой в соответствии со статьей 3 Конвенции.
ФАКТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
6. 3 февраля 2012 года заявительница (на тот момент ей было 15 лет и 7 месяцев) была арестована по подозрению в участии в групповом нападении на человека, которое привело к его смерти.
7. 4 февраля 2012 года прокурор обратился в Рышканский районный суд с ходатайством об избрании в отношении заявительницы меры пресечения в виде заключения под стражу. Обвинитель обычно ссылался на то, что заявительница, была не замужем и не имела постоянной работы, могла скрыться от преследования и вмешиваться в уголовное расследование.
8. В тот же день Рышканский районный суд выдал ордер на тридцатидневное содержание под стражей, опираясь на доводы, представленные прокурором. В суде заявительница утверждала, что она не имела намерения скрываться и была готова сотрудничать со следствием. Она просила, чтобы ее поместили под домашний арест, а не содержали в тюрьме. Тем не менее суд, сославшись на положения Уголовно-процессуального кодекса, дающие ему право на заключение под стражу лица в связи с опасностью скрыться и воспрепятствовать уголовному расследованию, пришел к выводу, что заявительница представляла такую опасность, поскольку ей было предъявлено обвинение в совершении чрезвычайно тяжкого преступления. Впоследствии заявительница был помещен в следственный изолятор в тюрьме № 13 Кишинева.
9. Прокурор неоднократно ходатайствовал о продлении срока содержания заявительницы под стражей до проведения расследования, вновь ссылаясь на те же самые причины. Окончательными решениями от 4 и 29 марта и 27 апреля 2012 года Рышканский районный суд продлил срок предварительного заключения заявительницы каждый раз на 30 дней, опираясь на те же основания, что и ранее, и повторно используя тот же текст в своих решениях.
10. 17 мая 2012 года дело было передано в Центральный районный суд для рассмотрения, по существу. В обвинительном акте заявительнице было предъявлено обвинение в разбое.
11. В разные даты прокурор ходатайствовал о продлении срока содержания заявительницы под стражей до суда, причем каждый раз на девяносто дней. Суды удовлетворили эти ходатайства и каждый раз продлевали срок содержания заявительницы под стражей на девяносто дней на тех же основаниях, что и в предыдущих решениях. Апелляционные жалобы заявительницы были отклонены Кишиневским Апелляционным судом. Заявительница была освобождена из-под стражи 24 ноября 2013 года.
12. Решением суда от 30 июня 2014 года заявительница был признан виновным в предъявленном ему обвинении и приговорен к шести годам и восьми месяцам лишения свободы. В настоящее время уголовное дело находится на рассмотрении.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
13. Соответствующее внутреннее законодательство, касающееся содержания под стражей в предварительном заключении, было изложено в решении суда по делу Бузаджи против Республики Молдова ([GC] no. 23755/07, § § 42-43, ЕКПЧ2016 (выдержки).
14. В соответствии с пунктом 4 статьи 186 Уголовно-процессуального кодекса, действовавшим на тот момент, предварительное заключение несовершеннолетних не могло продолжаться более четырех месяцев.
ЗАКОН
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 § 3 КОНВЕНЦИИ
15. Заявительница жаловалась в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции на то, что национальные суды не представили достаточных оснований для принятия ими решений о заключении ее под стражу и продлении срока ее содержания под стражей. Статья 5 п. 3 Конвенции гласит следующее::
“3. Каждый арестованный или задержанный в соответствии с положениями пункта 1 с) настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или другому должностному лицу, уполномоченному по закону осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено гарантиями явки в суд.”
A. Приемлемость
16. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой ни по каким другим основаниям. Поэтому он должен быть признан приемлемым.
B. Оценка суда
17. Заявительница утверждала, что ее содержание под стражей было чрезмерно длительным и не основывалось на соответствующих и достаточных основаниях.
18. Правительство не согласилось с заявительницей и утверждало, что содержание заявительницы под стражей было оправдано сложностью уголовного разбирательства и необходимостью избежать вмешательства заявительницы в ход расследования или ее бегства.
19. Суд вновь заявляет, что оправдание любого срока содержания под стражей, каким бы коротким он ни был, должно быть убедительно продемонстрировано властями. Требование о том, чтобы судебный исполнитель давал соответствующие и достаточные основания для задержания-в дополнение к сохранению разумного подозрения-применяется уже в момент принятия первого решения о заключении под стражу, т. е. “незамедлительно” после ареста (см.Buzadji, цитируемый выше, §§ 87 и 102). Кроме того, при принятии решения о том, следует ли освободить или задержать то или иное лицо, власти обязаны рассмотреть альтернативные меры обеспечения его явки в суд (см., например, дело Идалов против России [ГК], no. 5826/03, § 140, 22 мая 2012 года).
20. Оправдания были признаны “соответствующими” и “достаточными” причинами, включены такие основания как: опасность побега, опасность давления на свидетелей или доказательств подделки, риск сговора, риск рецидива, риск общественных беспорядков и необходимость защиты задержанного (см., например, Stögmüller В. Австрия, 10 ноября 1969 г., § 15, серия А,. 9; А. N в. Германия, 27 июня 1968 г., § 14, серия нет. 7; Томази против Франции, 27августа 1992, § 95, сер. 241 а; Товта В. Австрия, 12 Декабрь 1991 года, § 70, Серия А № 224; Летелье против Франции , 26 июня 1991 года, § 51, серия А № 207; и И. А. против Франции , 23 сентября 1998 года, § 108, доклады о решениях и постановлениях 1998 VII).
21. Эта презумпция всегда выступает за освобождение. Национальные судебные органы должны в соответствии с принципом презумпции невиновности рассматривать все факты, свидетельствующие в пользу или против существования вышеупомянутого требования публичных интересов или оправдывающие отход от нормы, содержащейся в статье 5, и излагать их в своих решениях по ходатайствам об освобождении. По существу, именно на основании мотивов, изложенных в этих решениях, и хорошо документированных фактов, изложенных заявительницей в его или ее апелляциях, суд призван решить, имело ли место нарушение статьи 5 п. 3 Конвенции (см., В частности, упомянутые выше пункты 89 и 91). Доводы за и против освобождения не должны быть «общими и абстрактными» (см. Смирнова против России, № 46133/99 и 48183/99 , § 63, ЕКПЧ 2003 IX (выдержки)).
22. Обращаясь к фактам данного дела, суд отмечает, что заявительница неоднократно задерживалась ‒ каждый раз по одним и тем же причинам ‒ на протяжении почти двадцати месяцев. Причины, как представляется, ограничивались лишь перефразированием причин задержания, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом, без объяснения того, как они применялись в случае с заявительницей. Суды не объяснили, почему они полагают, что заявительница скроется или вновь совершит преступление, а также не объяснили, каким образом она может вмешиваться в доказательства или свидетелей. Автоматическое и полное продление срока действия содержания под стражей дополнительно подтверждается первыми несколькими решениями-от марта и апреля 2012 года (см. пункт 9 выше), ‒ в которых суды повторно использовали тот же текст. Кроме того, суд не может не отметить, что содержание заявительницей под стражей в течение почти двадцати месяцев, как представляется, противоречило статье 186 § 4 Уголовно-процессуального кодекса, которая ограничивает срок предварительного заключения несовершеннолетних до четырех месяцев. Вышеизложенных соображений достаточно для того, чтобы суд мог сделать вывод о том, что содержание заявительницы под стражей в течение почти двадцати месяцев было чрезмерно длительным и не основывалось на соответствующих и достаточных причинах. Соответственно, имело место нарушение статьи 5 п. 3 Конвенции.
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
23. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
A. Ущерб
24. Заявительница требовала 50 000 евро (EUR) в отношении компенсации морального ущерба.
25. Правительство утверждало, что это требование является чрезмерным, и просило суд отклонить его.
26. Вынося решение на справедливой основе, суд присуждает заявительнице 3000 евро в отношении компенсации морального ущерба.
B. Затраты и расходы
27. Заявительница также потребовал 117 евро за расходы и издержки, понесенные в суде.
28. Правительство не согласилось с суммой, заявленной заявительницей, и утверждало, что она не обосновала свои требования.
29. Согласно судебной практике, заявитель имеет право на возмещение расходов и затрат только в том случае, если было доказано, что они были фактически и обязательно понесены и являются разумными в количественном отношении. В настоящем деле он отмечает, что заявительница не представила каких-либо подробностей в отношении заявленной суммы. Таким образом, суд отклоняет ее иски о возмещении затрат и расходов.
C. Проценты по умолчанию
30. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по дефолту была основана на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД
1. Объявляет заявление приемлемым;
2. Считает, что имело место нарушение статьи 5 п. 3 Конвенции;
3. Постановляет,
(а) государство-ответчик должно выплатить заявительнице, в течение трех месяцев с даты, на которую решение становится окончательным в соответствии с Статья 44 § 2 Конвенции, евро 3,000 (три тысячи евро), должны быть переведены в валюте государства-ответчика по курсу на дата урегулирования, плюс любой налог который может быть начислен;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до осуществления расчетов простые проценты выплачиваются на указанную выше сумму по ставке, равной предельной ставке кредитования Европейского центрального банка в период дефолта плюс три процентных пункта;
4. Отклоняет остальную часть претензии заявительницы для справедливого удовлетворения.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 1 октября 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Хасан Бакырджи                                                     Эгидиюс Курис
Заместитель секретаря секции                             Председатель
|| Смотреть другие дела по Статье 5 ||

Leave a Reply