echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 18255/10 "Томова и другие против России"

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО ТОМОВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ
(Жалоба № 18255/10 и 5 других)
CASE OF TOMOVA AND OTHERS v. RUSSIA
(Application no. 18255/10 and 5 others )
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
9 апреля 2019 2019 года
Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу «Томова и другие против России»
Европейский Суд по Правам Человека (Третья Секция), заседая Комитетом, состоящим из:
Vincent A. De Gaetano, председатель,
Helen Keller,
Dmitry Dedov,
Alena Polackova,
Georgios A. Serghides,
Jolien Schukking,
Maria Elosegui, judges,
и Stephen Phillips, секретарь секции,
Обдумав конфиденциально 19 марта 2019,
Выносит следующее решение, которое было принято в ту дату:
ПРОЦЕДУРА
1. Случай, порожденный в шести заявлениях (№ 18255/10, 63058/10, 10270/11, 73227/11, 56201/13 и 41234/16) против Российской Федерации, квартировал с Судом в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Соглашение”) семью российскими гражданами, имена которых даны ниже (“претенденты”).
2. Г-ну Э. Мезэку, защитнику в области прав человека из Сыктывкара, предоставили отпуск, чтобы представлять всех претендентов, кроме г-на Ракова, перед Судом (Правило 36 Правил Суда). Г-н Раков был представлен г-ном А. Шевченко, адвокатом, занимающимся во Владивостоке. Российское правительство (“правительство”) было представлено первоначально г-ном Г. Матюшкиным, представителем Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека, и позже его преемником в том положении, г-ном М. Гэлперином.
3. Претенденты утверждали, в частности что они были переданы между уголовными средствами в бесчеловечных и ухудшающихся условиях и что у них не было эффективного внутреннего средства от той обиды. Г-н Раков также жаловался, что гражданские процессы были проведены в его отсутствие.
4. Между 10 мая 2013 и 3 апреля 2017 вышеупомянутые жалобы были сообщены правительству, кого также требовали представить копии определенных инструкций. Остаток от заявлений № 63058/10 и 73227/11 был объявлен недопустимым. Было решено, чтобы слушания во всех случаях были проведены одновременно (Правило 42 § 2 из Правил Суда).
5. 2 мая 2014 правительство подарило Суду одностороннюю декларацию, признав нарушение Статьи 3 Соглашения в случае, если № 18255/10. 18 ноября 2014 Суд исследовал декларацию и решил не принять его.
6. В применении № 41234/16 Суд попросил взгляды сторон на существование системной проблемы или структурный дефицит российского закона, приводящего к важному количеству жалоб, такие как претенденты. Стороны представили свои комментарии. Письменные заявления по той проблеме были также получены от Фонда Тяжбы Прав человека, не правительственной организации, базирующейся в Брюсселе, Бельгия, которая президент Секции предоставил, что отпуск вмешался (Статья 36 § 2 из Соглашения).
ФАКТЫ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СЛУЧАЯ
A. Общая информация о тюремных перевозках в России
7. Российское Обслуживание Федеральной тюрьмы (“ФСИН”) перевозит заключенных через свою сеть почти 300 тюрем арестованного и эквивалентных средств, восьми тюрем для осужденных преступников, и больше чем 800 исправительных учреждений и уголовных урегулирований (колония-поселение). Вместе с Министерством Внутренних дел, это управляет большим парком железнодорожных вагонов и тюремных фургонов, управляемых чиновниками от отдела конвоя.
8. Общие условия транспорта, как выясняется от материала, представленного сторонами, могут быть описаны следующим образом.
1. Железнодорожные вагоны
9. У специальных железнодорожных вагонов для транспортировки заключенных есть твердое металлическое тело, установленное на шасси обычного пассажирского вагона. Есть четыре базовых модели. У всех есть пять больших отделений и, кроме того, четыре (модели № 512 и 519) или три (модели № 824 и 4500) маленькие отделения. Пассажировместимость изложена в “Руководстве оборудованием уголовных средств с безопасностью и системами наблюдения” (Приказ № 279, выпущенный Министерством юстиции 4 сентября 2006, позже замененный Приказом № 94 от 17 июня 2013, Приложением, пунктом 6.2) и в Инструкции по Перевозке (см. параграф 67 ниже). Измерения на основе технических характеристик были даны в решениях Верховного Суда (см. параграф 69 ниже).
10. Большое отделение — тот же самый размер как стандартный российский пассажирский салон, разработанный для четырех человек. Это два метра глубиной и полтора метров шириной. Тюремная версия отделения оснащена шестью с половиной местами сна. Шесть коек, 60 сантиметров шириной 2 метрами длиной, помещены три на каждой стороне. Более короткая седьмая койка, 50 сантиметров шириной и 1,6 метра длиной, устраняет разрыв между двумя средними койками. Койка «моста» лишает возможности стоять вертикально в отделении. Согласно Инструкции по Перевозке, большое отделение подходит для транспортировки до двенадцати человек на поездках большого расстояния или до шестнадцати человек для коротких расстояний. Адвокат относительно ФСИН, объясненного на слушаниях перед Верховным Судом (см. параграф 69 ниже), способ, которым шестнадцать человек были размещены в большом отделении: пять заключенных сели на каждую из двух более низких коек, один заключенный, лежащий на каждой из двух верхних коек, и четыре человека, усаженные на средних койках, объединились с койкой моста. В 2012 Верховный Суд считал, что пределы занятия, установленные в Инструкции по Перевозке для дальних поездок, были несовместимы с международным правом (см. параграф 69 ниже).
11. Маленькие отделения два метра глубиной и один метр шириной. Они оснащены тремя койками на одной стороне. Допустимо использовать их для размещения до пяти человек на долгом путешествии или шести человек на короткой поездке.
12. У отделений нет окон или в освещении. Любой свет проникает через запрещенную дверь скольжения, приводящую в коридор, где охранники размещены.
13. Ни матрасы, ни постельные принадлежности не обеспечены. Кроме двухъярусных кроватей, у отделений нет никаких других приспособлений или места для хранения для багажа заключенных.
14. Смывной туалет расположен в конце вагона. Запрещено использовать его, когда поезд постоянный или движущийся в периметре санитарной зоны защиты окружение железнодорожной станции.
2. Тюремные фургоны
15. Тюремные фургоны используются, чтобы перевезти заключенных в и с вокзалов и также между тюрьмами арестованного, судами и полицейской опекой. У них есть шасси фургона, на котором установлено твердое металлическое тело. Наиболее распространенные бренды — фургоны ГАЗа 3307 и 3309 со многими вариантами, показывающими различное количество сингла — и клетки мультизаключенного. Их измерения изложены в свидетельствах о допущении типа транспортного средства, которые были исследованы на внутренних слушаниях (см. параграф 69 ниже), приложенный к подчинению правительства в применении № 63058/10, и также перечисленный в пункте 6.2 приложения к вышеупомянутому Приказу № 94 от 17 июня 2013.
16. У области заключенного фургона есть люки безопасности в крыше, но никаких окнах. Заключенные и охранники садятся на фургон через спину или боковую дверь. Центральный проход открывается на область охранников уютными местами для чиновников конвоя и нагревающейся единицы. Область заключенного 1.55 к 1,70 метрам высотой.
17. Кабина единственного заключенного, обычно упоминаемая ее российским обиходным названием «стэкэн» (“стакан”), является твердой металлической коробкой изоляции, которая 65 сантиметров глубиной и 50 сантиметров шириной с одним местом внутри. Кабины единственного заключенного используются, чтобы перевезти заключенных, которые принадлежат “специальной категории”, такой как женщины-преступницы, или бывшие полицейские, и как таковой должны быть изолированы от других (см. пункт 168 Инструкции по Перевозке в параграфе 66 ниже). У этих кабин есть твердое металлическое тело и двери с глазком и маленькими воздушными отверстиями.
18. Клетки мультизаключенного 1.15 к 1,20 метрам глубиной. Они оснащены двумя встречами скамей. Согласно Приказу № 94, уровень заполняемости в клетках мультизаключенного коррелирует к длине скамьи в отношении 45 сантиметров на человека. Девять или клетки с десятью людьми в фургонах Gaz и Zil 2.25 к 2,35 метрам длиной; клетки с восемнадцатью людьми в фургонах Урала и Камаза 3,70 метра длиной. У тех клеток могут быть или твердые или прегражденные двери.
B. Факты отдельных случаев
1. Первый случай г-на Томова (применение № 18255/10, поселенное 15 марта 2010)
19. Г-н Алексей Геннадьевич Томов родился в 1966 и жизни в деревне Вилгорт в Республике Коми.
20. С 2004 до 2009 г-н Томов отбыл наказание к тюремному заключению в исправительном учреждении высокой степени безопасности IK-22 в Воркуте. В августе 2009 Суд Воркута-Тауна исправил его предложение, изменив тип средства к уголовному поселению. Соответственно, власти решили передать его урегулированию KP-52, расположенному в деревне Ветю в районе Княжпогосцкий Республики Коми. Самым близким городом был Yemva, который расположен на расстоянии приблизительно в 900 километров из Воркуты.
21. Передача в Yemva началась тюремным фургоном 19 сентября 2009. Г-н Томов и три других задержанных были размещены в клетку мультизаключенного фургона Gaz-3307. Продвигающийся на железнодорожную станцию, фургон зашел в Воркутинскую тюрьму арестованного, куда больше заключенных было размещено на борту, доведя общее количество людей к десять. Поездка на станцию заняла два с половиной часа.
22. Передача, продолженная поездом, вдоль железнодорожной линии, соединяющей Воркуту с Yemva через Печору и Усинск.
23. На поездке между Воркутой и Усинском г-н Томов разделил большое отделение с девятью людьми. Та часть передачи началась в 17:00 19 сентября и закончилась в 11:30 на следующий день. Это продлилось девятнадцать часов с четырехчасовой остановкой в Печоре.
24. После четырехчасовой остановки в Усинске и до их прибытия в место назначения в Yemva, г-н Томов разделил маленькое отделение с тремя людьми во время ответного матча поездки, которая длилась с 16:10 20 сентября до 12:45 21 сентября, в течение в общей сложности двадцати одного часа с другой шестичасовой остановкой в Печоре.
25. Заключенным разрешили посетить туалет два или три раза в день. Используя туалет во время остановок был запрещен.
2. Случай г-жи Пунеговой (применение № 63058/10, поселенное 24 августа 2011)
26. Г-жа Юлия Вадимовна Пунегова родилась в 1985 и жизни в Сыктывкаре.
27. 25 и 27 января и 1 и 18 февраля 2010, в структуре расследования до суда, она была взята тюремным фургоном в городской суд, судебное средство, место предварительного заключения и больницу. Поездки в январе продлились трем минутам каждый путь, те в феврале тридцать минут.
28. По словам г-жи Пунеговой, в марте, май, июль и сентябрь 2010 она была также взята в городской суд, где слушания относительно вопроса ее заключения под стражу до начала судебного процесса были проведены.
29. После открытия испытания перед Верховным Судом Республики Коми она была доставлена в челноке между тюрьмой арестованного и судом первой инстанции в десяти или двенадцати случаях между 15 декабря 2010 и 24 февраля 2011. Расстояние составляло шестнадцать километров и время прохождения тридцать пять минут.
30. Каждый раз г-жа Пунегова была размещена в кабину единственного заключенного в фургонах Gaz и Kavz. В зимних месяцах она пострадала значительно от холода, потому что нагревающаяся единица была расположена в центральном проходе, в то время как твердая металлическая дверь ее камеры препятствовала тому, чтобы теплый воздух циркулировал. Наружная температура изменилась между минус 11 и минус 28 градусов Цельсия.
3. Случай г-жи Костроминой (применение № 10270/11, поселенное 14 января 2011)
31. Г-жа Наталья Борисовна Костромина родилась в 1978 и жизни в Сыктывкаре. Она заявляет, что страдает от ожирения, вызванного диабетом.
32. В июне 2010 следователи в Коми спросили тюремное обслуживание устроить ее пересадку от исправительного учреждения в Кинешме, где она отбывала свое наказание в тюрьму арестованного в Сыктывкаре.
33. Передача началась 25 июня 2010 и закончилась 18 июля 2010. Г-жа Костромина проехала транзитом через тюрьмы арестованного в Иванове, Ярославле и Сосногорске. Она была взята в тюремном фургоне от мест предварительного заключения до железнодорожных станций в семи случаях с каждой поездкой, длящейся один — два часа.
34. Каждый раз г-жа Костромина была размещена в кабину единственного заключенного в фургоне тюрьмы Gaz, вместе с другим задержанным, Н., который был также в пути от Кинешмы до Сыктывкара. Страдание г-жи Костроминой было ухудшено вследствие ее ожирения и необычно горячих летних температур.
35. В его письме от 6 июня 2011 в комиссию по контролю представителя общественности, заместитель главы Ярославского тюремного обслуживания объяснил, что г-жа Костромина и г-жа Н. были размещены вместе в кабине единственного заключенного, чтобы изолировать их от мужчин — преступников.
4. Случай г-на Ракова (применение № 73227/11, поселенное 11 октября 2011)
36. Г-н Евгений Николаевич Раков родился в 1969 во Владивостоке.
37. В соответствии с заказом, выпущенным Региональным Судом Приморский, г-н Раков должен был быть передан от средства, где он отбывал свое наказание в тюрьму арестованного во Владивостоке, расположенном на расстоянии в 200 километров.
38. Приблизительно в 16:00 21 февраля 2011 г-н Раков, вместе с двенадцатью другими заключенными, был взят на железнодорожную станцию Находки и поместил в большом отделении железнодорожного вагона. Заключенным не разрешили использовать туалет до приблизительно 20:00. Ожидание было особенно трудным для г-на Ракова, который страдал от хронического простатита. После прибытия в вокзал Уссурийска железнодорожный вагон оставили ночным на запасном пути к заключенным, запертым в отделении без доступа, чтобы оросить или туалет. Они должны были мочиться в полиэтиленовые пакеты или бутылки и спрятать их под более низкой койкой. Поезд прибыл во Владивостокскую станцию в приблизительно полдень на следующий день, но заключенные должны были ждать до 19:30, пока фургоны не были готовы взять их в тюрьму арестованного. Никакой доступ воды или туалета был разрешен во время ожидания. Передача закончилась в 21:00 22 февраля 2011.
39. Г-н Раков жаловался на условия его пересадки различным властям и также суду общей юрисдикции, ища компенсацию за неденежное повреждение.
40. 12 апреля 2011 региональная прокуратура Primorskiy ответила, что они опросили охранников, которые были на дежурстве 21 и 22 февраля и установили, что число заключенных в отделении не превысило норму. Горячая вода была распределена между 20:10 и 20:20 21 февраля 2011. На следующий день никакая горячая вода не была распределена, потому что заключенные закончили свои сухие порции предыдущей ночью. Туалетные посещения были разрешены с 21:10 до 22:40 21 февраля и с 10:10 до 11:00 22 февраля. Обвинитель пришел к заключению, что охранники не нарушили инструкций.
41. 22 апреля 2011 ФСИН ответил г-ну Ракову, что, после проверки и взявший интервью у двадцати трех заключенных, был установлен, что он был размещен вместе с девятью заключенными в большом отделении. Девятичасовое ожидание в Уссурийске составлялось графиком пассажирских поездов. Соответствующие санитарные инструкции запретили использование смывных туалетов типа, установленного в вагонах заключенного, в то время как поезд был постоянен или проходил через большие станции. ФСИН решил, что охранники действовали в соответствии с инструкциями и что условия транспортировки г-на Ракова не составили пытку или бесчеловечное обращение.
42. В его исковом заявлении в Окружной суд Советский во Владивостоке г-н Раков назначил г-на Шевченко как своего представителя. Суд сообщил ему, что личное присутствие заключенных в тюрьму истцов не было предусмотрено законом и пригласило его выпускать доверенность для г-на Шевченко, которого сделал г-н Раков. 30 мая 2011 Окружной суд провел слушание, но г-н Шевченко не принимал участие. Услышав устное подчинение от представителей ФСИН и федерального казначейства, суд отклонил требование компенсации г-на Ракова. Суждение вновь заявило о результатах вышеупомянутого запроса ФСИН и подтвердило его заключение о том, что не было никакого нарушения прав г-на Ракова.
43. Г-н Раков подал апелляцию. Он перечислил г-на Шевченко как своего представителя и также искал отпуск, чтобы появиться лично. 12 июля 2011 Региональный Суд Приморский отклонил обращение в итоговом решении, не слыша г-на Ракова или его представителя.
5. Случай г-на Васильева (применение № 56201/13, поселенное 7 мая 2013)
44. Г-н Дмитрий Львович Васильев родился в 1958 и жизни в Печоре. С 2007 до 2013 он отбыл наказание к тюремному заключению в исправительном учреждении IK 54 в Свердловской области.
45. Приблизительно в 23:00 10 ноября 2012 г-н Васильев и семь других задержанных были загружены в клетку мультизаключенного фургона Gaz. Задержанные были в фургоне в течение одного часа, сначала в пути на железнодорожную станцию и позже в то время как они ждали поезда, чтобы прибыть.
46. В приблизительно полночь г-н Васильев был передан железнодорожному вагону, соединенному с пассажирским поездом, направляющимся в Екатеринбург. Во время восьмичасовой поездки в Екатеринбург, двухчасовое ожидание в запасном пути на Екатеринбургской станции и двухчасовое ожидание полицейского эскорта, г-н Васильев держался вместе с между девятью и тринадцатью другими людьми в большом отделении.
47. В Екатеринбурге г-н Васильев и тринадцать других заключенных были взяты к IZ-66/1 тюрьма арестованного в клетке мультизаключенного фургона Камаза. Поездка закончилась в 13:00 11 ноября 2012 продлившийся в общей сложности четырнадцать часов.
48. Поездка обратно началась в 17:00 24 ноября 2012, когда г-н Васильев и тринадцать других заключенных были взяты на железнодорожную станцию в фургоне тюрьмы Камаза. Они проводились в клетке мультизаключенного во время двухчасовой поездки. До 4:00 на следующий день г-н Васильев был перевезен в большом отделении для вагона заключенного, с между девятью и одиннадцатью другими людьми.
49. В месте назначения г-н Васильев и семь других заключенных были снова загружены в клетку мультизаключенного фургона Gaz. Они вышли один час спустя на уголовном предприятии. Полная продолжительность поездки была сверх двенадцати часов.
6. Второй случай г-на Томова и случаи г-на Рошки и г-на Баринова (применение № 41234/16, поселенное 2 июля 2016)
50. Г-н Томов (для его персональных данных видят параграф 19 выше), г-н Николай Константинович Рошка, родившийся в 1965 в Молдове, и г-н Никита Валерьевич Баринов, родившийся в 1990 в Сыктывкаре, был в пути между IZ-11/1 тюрьма арестованного в Сыктывкаре и высокая степень безопасности IK 23 уголовное сооружение в Мурманской области. Это была поездка приблизительно 2 200 километров.
51. С 15:30 до 17:00 18 декабря 2015 эти три претендента и пять других людей были размещены в клетку мультизаключенного фургона тюрьмы Камаза и взяты на Сыктывкарскую железнодорожную станцию. Те же самые восемь заключенных путешествовали в большом отделении для вагона заключенного в Сосногорск через Ухту, прибывая в 19:30 на следующий день.
52. После трехсуточного пребывания в Сосногорске возвращают тюрьму, утром от 22 декабря они были забраны на Ухтинскую железнодорожную станцию тюремным фургоном, в котором четырнадцать человек разделили клетку мультизаключенного. С 10:00 до 7:30 на следующий день, десять заключенных, включая претендентов, путешествовали в большом отделении железнодорожного вагона от Ухты до Вологды. Та поездка сопровождалась передачей в Вологодскую тюрьму арестованного фургоном с девятью людьми, разделяющими клетку мультизаключенного. Передача заняла один час.
53. Эти три претендента тогда провели почти три недели в Вологодской тюрьме арестованного.
54. 13 января 2016 передача возобновилась. С 15:40 до 17:40 пятнадцать заключенных, включая претендентов, были размещены во много клетку заключенного фургона Камаза и взяты на Вологодскую станцию.
55. С 17:40 13 января до 8:10 16 января в общей сложности двенадцать человек были переданы от Вологды до Оленегорска в Мурманской области. Они проводились в большом отделении железнодорожного вагона заключенного. Во время пятнадцатичасовой остановки в Санкт-Петербурге 14 января, температура упала на минус 20 градусов Цельсия, но нагревание не функционировало, потому что вагон заключенного был постоянен. Заключенным разрешили два туалетных посещения в день и дали три горшка горячей воды в день.
56. Наконец, с 8:10 до 10:10 16 января, четырнадцать заключенных, включая претендентов, были переданы уголовному средству в клетке мультизаключенного фургона Камаза.
C. Проблемы претендентами к нормативной структуре
1. Проблема г-ном Раковым (случай № GKPI11-1143)
57. Г-н Раков бросил вызов пункту 167 Инструкции по Перевозке (см. параграф 67 ниже), утверждая, что чрезмерно высокая нормативная мощность железнодорожных вагонов, ведомых к переполнению и, лишила заключенных отдыха надлежащей ночи.
58. 13 октября 2011 Верховный Суд России отклонил проблему, найдя, что инструкция была выпущена компетентным органом и не противоречила никаким иерархически превосходящим инструкциям. Нормативная способность соответствовала техническим характеристикам железнодорожных вагонов и к инструкциям здоровья и безопасности. Не было никакого признака, что такие условия могли быть учредительными из пытки или бесчеловечного обращения, которое, с точки зрения Верховного Суда, должно включить преднамеренное причинение боли или страдания.
59. Г-н Раков обратился, жалуясь в особенности, что подвергнутый сомнению документ не был издан и был классифицирован “для сервисного использования только”.
60. 27 декабря 2011 Группа Обращений Верховного Суда отклонила обращение итоговым способом.
2. Проблема г-ном Томовым и г-ном Васильевым (случай № AKPI15-1121)
61. Полагаясь на прецедентное право Суда, г-н Томов и г-н Васильев бросили вызов Приказу № 279 (см. параграф 9 выше), жалуясь, что нормативные показатели заполняемости, установленные в Заказе, чрезмерно высоко и обязательно вели к переполнению.
62. 16 ноября 2015 Верховный Суд отклонил проблему, найдя следующим образом:
“Аргумент истцов, что измерения клеток в фургонах заключенного и железнодорожных вагонах, как установлено в руководстве, несовместимы с требованиями международного права, необоснован, потому что никакой другой нормативный акт более высокого правопорядка не предусматривает различные измерения клетки в тех перевозках.
Заявление истцов, что технические характеристики руководства нарушают прецедентное право Европейского суда в случаях Худоерова v. Россия, Гулиев v. Россия, и Идалов v. Россия в части относительно условий передачи дорогой и по железной дороге, ошибочно, потому что это не соответствует содержанию [тех суждений]”.
63. 25 февраля 2016 Группа Обращений Верховного Суда отклонила их обращение итоговым способом.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО И ПРАКТИКА
A. Инструкция по перевозке
64. Стандарты для транспортировки заключенных изложены в документе, одобренном совместно Министерством юстиции и Министерством внутренних дел 24 мая 2006 (№ 199dsp/369dsp, как исправлено совместным приказом № 236dsp/900dsp от 22 октября 2008) и классифицированный для обслуживания используют только. Копия инструкции относительно исполнения обязанностей специальными отделами конвоя тюремного обслуживания (“Инструкция по Перевозке”) была представлена представителем претендентов (см. параграф 87 ниже), и проверенный против кавычек из того документа во внутренних судебных решениях.
65. Раздел II описывает процедуру установления обычных маршрутов транзита. Это предоставляет тому заключенному, железнодорожные вагоны должны быть соединены с пассажирскими поездами или с почтой-и-грузовыми-поездами (пункт 14). Железные дороги идентифицированы как предпочтительный вид транспорта; обычные маршруты автострады могут быть установлены, только если никакие железнодорожные сообщения не доступны (пункт 17). Регулярные маршруты должны быть установлены в целях уменьшения количества передач и увеличения числа заключенных, которые могут быть перевезены вместе. Если то падение числа ниже 40% способности за трехмесячный период, региональный тюремный отдел должен предложить перестановку установленных маршрутов (пункт 19).
66. Раздел XVII устанавливает условия задержания непроверенных заключенных и осужденных преступников во время транспортировки. Гвардия обязана гарантировать разделение шестнадцати категорий задержанных: женщины должны быть разделены от мужчин, подростков от взрослых, непроверенных заключенных от осужденных преступников; иностранцы, пожизненные заключенные, больные заключенные и бывшие полицейские от любой другой группы, и так далее (пункты 164 и 166). Не допустимо загрузить железнодорожный вагон больше чем шестью категориями задержанных или использовать больше чем 70% его пропускной способности. Тюремный фургон может приспособить столько категорий, сколько у него есть клетки (пункт 168).
67. Нормативная пропускная способность железнодорожного вагона установлена в двенадцати людях в большом отделении или пяти людях в маленьком отделении. Если время передачи ниже четырех часов, допустимо разместить до шестнадцати человек в большое отделение или до шести в маленьком отделении. Тюремный фургон с пропускной способностью до двух тонн может перевезти до тринадцати заключенных, фургон с мощностью до трех тонн может перевезти до двадцати одного заключенного, и фургон с мощностью до четырех тонн может перевезти до тридцати шести заключенных (пункт 167). Заключенные могут нести багаж, весящий до пятидесяти килограммов (пункт 174).
68. Сухие порции обеспечены средством на пункте отправления на все время передачи. В случае задержки дополнительные сухие порции поставляются самой близкой тюрьмой арестованного или исправительной колонией. Порядок распределения горячей воды должен быть установлен директором регионального тюремного отдела (пункт 175).
69. 24 января 2012 Верховный Суд Российской Федерации предоставил частично юридическую претензию, принесенную тремя задержанными, представленными г-ном Мезэком (случай № GKPI11-1774, суждение, поддержанное на обращении 17 апреля 2012). Они утверждали, что формулировка вторых и третьих параграфов пункта 167 Инструкции по Перевозке создала условия для серьезного переполнения во время транспортировки. Что касается передач по железной дороге, держался Верховный Суд:
“Размещение шести заключенных в маленьком отделении… не превышает пропускную способность и совместимо с международным правом и федеральным законом.
Учитывая размер коек и ширину койки моста (не больше чем сорок семь сантиметров), суд полагает, что размещение шестнадцати заключенных в большом отделении, у которого есть пять снов и восемь сидящих мест, должно быть чрезмерно неудобным для них и несовместимо со Стандартными Минимальными Правилами для Обращения с Заключенными. Соответственно, параграф 2 пункта 167 Инструкции должен быть аннулирован в соответствующей части”.
Что касается передач тюремным фургоном Верховный Суд нашел:
“… [T] он нормативная вместимость, как установлено в параграфе 3 пункта 167 Инструкции по Перевозке, совместима с техническими характеристиками [тюремные фургоны]. Регулирование не нарушает Статью 3 Европейской конвенции… [потому что] пересадка заключенных фургоном в соответствии с нормативной вместимостью, изложенной в параграфе 3 пункта 167 Инструкции, не, сам по себе, учредительная из пытки, жестокого обращения или бесчеловечного обращения”.
70. В 2018 нормативная пропускная способность железнодорожного вагона была уменьшена до десяти человек в большом отделении и четыре в маленьком отделении (см. параграф 76 ниже).
B. Прецедентное право российских судов
71. В 2011 претендент г-н Васильев и другой человек жаловались Суду Сыктывкар-Тауна, что условия, в которых они были транспортированы ранее в том году, нарушили Статью 3 Соглашения. 24 февраля 2012 Городской Суд отклонил их требование в первой инстанции, найдя, что размещение до двенадцати человек в большом отделении железнодорожного вагона было совместимо с его нормативным уровнем заполняемости и Инструкцией по Перевозке. 13 августа 2012 Верховный Суд Республики Коми аннулировал то решение, найдя следующим образом:
“Судебная группа не может согласиться с заключением суда первой инстанции, потому что совместимость условий транспортировки с нормативными требованиями не может сам по себе указать, что условия транспортировки были также совместимы со Статьей 3 Соглашения…
Условия транспортировки в данном случае могут ассимилироваться тем в случае Худоерова [v. Россия]… При этих обстоятельствах судебная группа полагает, что аргументы обращения относительно тесных условий транспортировки похвальны”.
72. 3 октября 2012 Президиум Верховного Суда Республики Коми предоставил кассационную жалобу, поселенную ФСИН, и восстановил Городское решение суда, приложив решающий вес к формальному соответствию инструкциям и прецедентному праву Верховного Суда, поддерживающему нормативную структуру (см. параграф 69 выше).
73. В феврале 2013 претендент г-н Васильев поселил два дальнейших требования, ища декларацию, что условия его перевозки в ноябре 2012 были несовместимы со Статьей 3 Соглашения. Его требования были отклонены Судом Печора-Тауна 23 и 24 сентября 2013, и на обращении Верховным Судом Республики Коми. Суды упомянули прецедентное право Верховного Суда (см. параграфы 58 и 69 выше) о том, что условия транспортировки не нарушили нормативные требования.
74. Подобные требования, поселенные г-ном Элом., г-н Я. и г-н Ан. были отклонены судами Коми на том же основании (решения Верховного Суда Республики Коми от 23 января 2012, 26 ноября 2012 и 31 октября 2013, соответственно). В случае г-на Я. (случай № 33 5332/2012), апелляционный суд добавил:
“Транспортировка претендента в тюремном фургоне и железнодорожном вагоне [выполненном] в соответствии с требованиями [Перевозка] Инструкция и в отсутствие доказательств фактического телесного повреждения, не, сам по себе, показательна из унижающего достоинство обращения или бесчеловечного обращения. В любом случае условия транспортировки — то же самое для всех осужденных преступников и приемлемы в преобладающей социально-экономической ситуации в стране… Социальная изоляция осужденных преступников подразумевает ограничения на [их] права и свободы и включает элемент страдания, которое является предварительным условием для достижения целей преступного наказания: восстановление социальной справедливости и реабилитация преступника”.
C. Верховный комиссар по правам человека (омбудсмен)
75. Раздел 2.3 на “Правах задержанных” в отчете 2015 года Верховного комиссара России по Правам человека отметил отсутствие прогресса что касается общественного контроля по условиям транспортировки:
“Исследование эффективности операций Общественных Комиссий по Контролю показало, что определенные местоположения недоступны контролю прав человека или общественному контролю: транспортные средства и автомобили экстренного сообщения для транспортировки осужденных преступников и лиц, находящихся в предварительном заключении… К сожалению, Министерство юстиции не учло предложения Верховного комиссара для организации общественного контроля соблюдения прав людей, сопровождаемых в суды, следственные власти или к уголовным средствам. Кроме того, никакое внимание не было уделено предложениям исправить правовые регулирования, выпущенные Генеральной прокуратурой относительно общественного контроля держащихся клеток в судах и транспорта для перевозки заключенных”.
D. Ежегодный отчет о мониторинге министерства юстиции
76. Отчет 2017 года о контроле юридических событий в Российской Федерации (Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации) описал меры, принятые для выполнения решений Суда относительно условий транспортировки (“группа Гулиева случаев”, пункт 3 приложения 5):
— совместное распоряжение Министерства юстиции и Министерства внутренних дел (№ 26dsp/85dsp) от 9 февраля 2018 исправило Инструкцию по Перевозке, уменьшив нормативную пропускную способность больших отделений десяти людям, и маленьких отделений четырем людям;
— условия перевозки беременных женщин и женщин с младенцами были улучшены;
— Министерство внутренних дел обновило технические характеристики тюремных фургонов и было готово работать для дальнейшего увеличения личного пространства на задержанного и введение железнодорожных вагонов заключенного двухэтажного автобуса;
— дальнейшее совершенствование маршрутов транспортировки и взаимодействия между Государственными органами, отвечающими за передачу задержанных, а также постепенной замены подвижного состава, предусматривалось в соответствии с “Концептуальной основой для развития уголовных средств в периоде до 2020” (правительственный номер Резолюции, 1772-r от 14 октября 2010);
— в 2018 был запланирован обзор рекомендаций, содержавшихся в КПТ фэкчит изданный.
III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ СОВЕТА ЕВРОПЫ
A. Комитет министров
77. Комитет Министров Совета Европы контролирует выполнение суждений в случае Гулиева v. Россия (№ 24650/02, 19 июня 2008) и сорок пять повторяющихся случаев, в которых Суд нашел нарушение Статьи 3 Соглашения вследствие бесчеловечных и ухудшающихся условий, в которых были перевезены претенденты.
78. Сообщение Российской Федерации относительно случая Гулиева v. Россия (DH-ДД (2011) 843), который российское правительство представило для рассмотрения в Комитете 1128-й встречи Министров 29 ноября 2011, указала, что копии переведенного суждения были сделаны доступными для чиновников Министерства внутренних дел и ФСИН, кто был предписан гарантировать что условия транспортировки быть совместимым с международным правом и внутригосударственным правом и что меры быть взятым в отношении обоснованных жалоб на условия транспортировки. Дальнейшие копии решения Суда были предоставлены региональным обвинителям наблюдения и президентам региональных судов. Российские власти пришли к заключению, что не было никакой потребности подготовить определенный план действий.
B. Комитет по предотвращению пытки (КПТ)
79. В июне 2018 КПТ выпустил фэкчит представление его главных стандартов в отношении перевозки задержанных (КПТ/ИНФ (2018) 24; сноски со ссылками на отчеты о посещении страны КПТ были опущены):
1. Материальные условия
“Когда транспортные средства оборудованы безопасными отделениями, отдельные кабины, измеряющие меньше чем 0,6 м ?, не должны использоваться для транспортировки человека, неважно как короткий продолжительность. Отдельные кабины, измеряющие приблизительно 0,6 м ?, можно рассмотреть как приемлемые для коротких поездок/расстояний; однако, кабины, используемые для более длительных поездок/расстояний, должны быть намного больше.
Отделения или кабины, предназначенные, чтобы перевезти больше чем одного задержанного для коротких поездок/расстояний, должны предложить не менее чем 0,4 м ? пространства на человека, и предпочтительно больше. Что касается более длительных поездок/расстояний отделения должны предложить по крайней мере 0,6 м ? личного пространства.
Отделения или кабины, используемые для транспортировки задержанных, должны иметь разумную высоту.
Все транспортные средства должны быть чистыми, достаточно освещенные и проветренные и нагретые соответственно.
Транспортные средства должны быть оборудованы подходящими средствами отдыха (такого как соответствующие скамьи или места).
Для ночной транспортировки на поезде отделения должны быть оборудованы кроватями или платформами сна, и обитателям нужно предоставить матрасы и листы/одеяла во время поездки.
Необходимые приготовления должны быть сделаны, чтобы предоставить задержанным питьевую воду как требуется и, для долгих поездок/расстояний, с едой в соответствующих интервалах.
В контексте долгих путешествий приготовления должны быть сделаны, чтобы позволить задержанным иметь доступ к санитарным средствам или удовлетворять потребности природы в условиях, предлагающих достаточную частную жизнь, гигиену и достоинство. Путешествуя дорогой, это подразумевает организацию регулярных остановок”.
2. Меры по обеспечению безопасности
“Задержанные лица должны быть перевезены в транспортных средствах, соответственно разработанных с этой целью, уделив должное внимание всем соответствующим требованиям техники безопасности, чтобы защитить задержанных.
Число перевезенных задержанных не должно превышать способность транспортных средств, используемых с этой целью.
Задержанным не придется встать во время поездки из-за отсутствия размещения пространства…
Все транспортные средства, которые используются для транспортировки задержанных лиц, должны быть оборудованы устройствами надлежащей безопасности (такими как ремни безопасности)”.
80. Что касается условий для транспортировки задержанных по железной дороге, КПТ исследовал условия, подобные тем, которые получают в данном случае во время посещения Украины, и нашел, что “способ, которым заключенные [были] перевезены…, [был] недопустим, учтя среди прочего материальные условия и возможную продолжительность путешествия”. Это рекомендовало как непосредственная мера, что государственные власти предпринимают шаги, в частности чтобы сократить значительно максимальное количество заключенных за отделение в железнодорожных вагонах: отделения на 3,5 кв.м никогда не должны содержать больше чем шесть человек и отделения на 2 кв.м никогда, чем три человека (Украина: Посещение 2000, КПТ/ИНФ (2002) 23). В отличие от этого, это сочло условия удовлетворительными во время одновременного посещения Швейцарии, где большинство заключенных было размещено в единственных выходивших баром отделениях. Отделения имели площадь поверхности 0,9 на 1,5 метра и высоту 1,95 метров, и были оснащены дополненной скамьей (Швейцария: Посещение 2001, КПТ/ИНФ (2002) 4).
IV. СООТВЕТСТВУЮЩИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАТЕРИАЛ
81. Правила Минимума Стандарта Организации Объединенных Наций для Обращения с Заключенными (“Правила Нельсона Манделы”) обеспечивают, в частности следующим образом:
Удаление заключенных
“45. (1), Когда заключенные удаляются к или из учреждения, они должны быть выставлены общественному мнению как можно меньше, и надлежащие гарантии должны быть приняты, чтобы защитить их от оскорбления, любопытства и рекламы в любой форме.
(2) Перевозка заключенных в перевозках с несоответствующей вентиляцией или светом, или в любом случае который подверг бы их ненужной физической трудности, должна быть запрещена.
(3) Перевозка заключенных должна быть выполнена за счет администрации, и равные условия должны получить для всех них”.
82. Транспортировка заключенного в России: Ехать в неизвестное, отчет, опубликованный Amnesty International 25 октября 2017, зарегистрировало условия, в которых заключенные в России перевезены в исправительные учреждения. Соответствующие части отчета читают:
“Проблемы транспортировки заключенного в России… усилены и историей и географией. От советского ГУЛАГА российское федеральное Обслуживание ИТК (ФСИН) унаследовало сеть исправительных колоний, многие из которых расположены в малонаселенных частях страны, таких как Далекий Северо-восток и Дальний Восток из-за их происхождения как трудовые лагеря для добычи сырья… Размер страны, объединенной с местоположением исправительных колоний, означает, что заключенные должны быть перевезены по большим расстояниям, чтобы достигнуть колоний, где они должны отбыть свои наказания. Они должны будут также быть транспортированы между колониями в больницы для лечения и в и из судов для слушаний…
ФСИН рассматривает всю информацию о транспортировке заключенного и их местонахождении с предельной тайной. Ни заключенному, ни их семьям или адвокатам не сообщают о месте назначения конца, прежде чем передача начнется… Отсутствие информации об их местонахождении увеличивает их уязвимость, потому что тюремные контролирующие органы и адвокаты не будут в состоянии определить местонахождение заключенных, чтобы посетить их, в то время как они путешествуют.
Во время транспортировки заключенные размещены в переполненные вагоны поезда и грузовики в условиях, которые часто составляют жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение… Во время транспортировки заключенные ограничили доступ к туалетам, и во время длительных ожиданий на запасных путях, никакой доступ вообще…
Эффект дезориентации того, чтобы быть транспортируемым в неизвестное место назначения по неизвестному маршруту составлен сенсорной депривацией поездки: у вагонов ‘Столыпина’ на поездах нет окон, ни один не делает тюремные фургоны, и заключенным не разрешают иметь их часы с ними…”
ЗАКОН
I. СОЕДИНЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ
83. Учитывая подобие обид претендентов, Суд имеет представление, что к заявлениям нужно присоединиться в соответствии с Правилом 42 § 1 из Правил Суда.
II. СООТВЕТСТВИЕ СТАТЬЕ 38 СОГЛАШЕНИЯ
84. Предварительная проблема, с которой должен иметь дело Суд перед осуществлением экспертизы допустимости и достоинств жалобы претендентов, — выполнило ли правительство их процедурное обязательство в соответствии со Статьей 38 Соглашения представить доказательства, что Суд просил от них. В статье 38 говорится следующим образом:
“Суд должен исследовать случай вместе с представителями сторон и, если потребуется, предпринять расследование, для эффективного поведения которого Высокие затронутые Договаривающиеся стороны должны предоставить все необходимые средства”.
85. Давая уведомление о первом применении в происхождении мгновенного случая (№ 18255/10), Суд поместил много вопросов сторонам и просил правительство создать копию Инструкции по Перевозке технических стандартов и технических требований тюремных фургонов и железнодорожных вагонов, и суждений и решений российских судов относительно пересадки заключенных. В ответ правительство представило одностороннюю декларацию. Они не ответили на запрос Суда о письменных доказательствах.
86. После отклонения декларации правительства (см. параграф 5 выше), Суд зафиксировал новый срок для подчинения требуемого материала. Письмом от 17 декабря 2014, правительство ответило, что Суд допустил ошибку в отклонении декларации. Они не прокомментировали запрос о документации. 26 января 2015 Суд попросил, чтобы стороны прокомментировали, раскрыл ли отказ правительства произвести доказательства нарушение Статьи 38 Соглашения.
87. 16 февраля 2015 правительство ответило, что они не видели потребности представить требуемые документы, потому что они признали нарушение Статьи 3 и представили декларацию. Тем временем представитель претендентов предложил представлять часть требуемого материала. Суд принял его предложение. 19 февраля 2015 он представил копию Инструкции по Перевозке и технических стандартов. Полученный материал послали правительству, кому дали дополнительный срок, чтобы представить комментарии к нему. В письме от 16 июня 2015, правительство отказалось делать любые комментарии.
88. Суд исследует вопрос в свете общих принципов относительно соответствия Статье 38 Соглашения, поскольку они были получены в итоге в Janowiec и Others v. Россия ([GC], № 55508/07 и 29520/09, §§ 202-06, ЭКР 2013).
89. Будучи мастером его собственной процедуры и его собственных правил, у Суда есть полная свобода в решении, какое свидетельствуют стороны, требуются, чтобы производить для должной экспертизы случая. Достаточно, что Суд расценивает доказательства, содержавшиеся в требуемом материале по мере необходимости с этой целью (там же., § 208). Вопросом того, должны ли определенные документы или доказательства или не должны быть представлены Суду, не является вопрос, который может быть решен ответным правительством, кто обязан, как сторона к слушаниям, выполнить запросы Суда о доказательствах (см. Давыдова и Других v. Украина, № 17674/02 и 39081/02, § 171, 1 июля 2010).
90. Суд не может принять аргумент правительства, что их обязательство произвести требуемый материал было погашено, как только они представили одностороннюю декларацию, признав нарушение Соглашения. Обязательство предоставить доказательства, которые требует Суд, привязывает ответное правительство с момента, такой запрос был сформулирован, ли это быть на первоначальном уведомлении о применении к правительству или на последующем этапе на слушаниях (см. Janowiec и Others, процитированный выше, § 203). В данном случае Суд отклонил декларацию правительства и повторил ее запрос о документации, фиксируя новый срок. Правительство, однако, не произвело требуемый материал или предоставило любое объяснение их отказа сделать так. Кроме того, они отказались проверять копии требуемого материала, который был представлен представителем претендентов.
91. Соответственно, Суд полагает, что ответное государство не выполнило его обязательства в соответствии со Статьей 38 Соглашения вследствие его отказа представить требуемый материал в случае, если № 18255/10.
III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 3 И 13 СОГЛАШЕНИЯ
92. Претенденты жаловались, что они были транспортированы в условиях, которые составили бесчеловечное обращение и унижающее достоинство обращение в нарушении Статьи 3 Соглашения, в котором говорится следующим образом:
“Никто не должен быть подвергнут пытке или к бесчеловечному обращению или унижающему достоинство обращению или наказанию”.
93. Г-н Раков претендентов, г-н Томов во втором случае, г-н Рошка и г-н Баринов также жаловались, что у них не было эффективного внутреннего средства от их жалобы на условия транспортировки. В статье 13 Соглашения говорится следующим образом:
“У всех, права которых и свободы как указано в Соглашении нарушены, должно быть эффективное средство перед государственной властью несмотря на то, что нарушение было совершено людьми, действующими в должностном положении”.
A. Запрос правительства, что три заявления быть пораженным из списка случаев на основе односторонних деклараций
94. В дополнение к декларации в случае, если № 18255/10, который не принял Суд (см. параграф 5 выше), 28 июля 2016 и 21 июля 2017 правительство представило односторонние декларации в отношении заявлений, поданных г-ном Васильевым (№ 56201/13), г-жа Костромина (№ 10270/11), и г-ном Томовым, г-ном Рошкой и г-ном Бариновым (№ 41234/16). Они признали нарушение Статьи 3 Соглашения в связи с условиями, в которых те претенденты были перевезены, и также нарушение Статьи 13 в отношении г-на Томова, г-на Рошки и г-на Баринова вследствие отсутствия эффективных внутренних средств. Правительство предложило платить суммы между 500 евро (евро) и 1 500 евро каждому претенденту и пригласило Суд ударять их случаи из своего списка в соответствии со Статьей 37 § 1 (c) Соглашения.
95. Заинтересованные претенденты отклонили декларации. Они утверждали, что предложение правительства было недостаточно и из пропорции с их страданием, и что российские власти не занялись общей проблемой условий транспортировки.
96. Суд повторяет, что согласие претендента на условия декларации не требуется, чтобы вычеркнуть применение в соответствии со Статьей 37 § 1 (c) Соглашения, поскольку такое решение может быть принято, даже если претендент хочет, чтобы экспертиза случая была продолжена. Элементы, на основе которых Суд определяет, предлагает ли декларация достаточное основание для нахождения, что уважение к правам человека не требует, чтобы он продолжил экспертизу случая, известны в его прецедентном праве. Они включают в особенности природу направленных жалоб, признание нарушения Соглашения и обязательства заплатить соответствующую компенсацию за такое нарушение, существование ясного и обширного прецедентного права в подобных случаях, характере и объеме любых мер, принятых ответным правительством в ходе выполнения решений, вынесенных Судом в любых таких предыдущих случаях и воздействием этих мер на случае под рукой (см. Тэхсина Акэра v. Турция (предварительные возражения) [GC], № 26307/95, §§ 75-76, ЭКР 2003 VI; Герасимов и Другие v. Россия, другие № 29920/05 и 10, § 130, 1 июля 2014; и Jeronovics v. Латвия [GC], № 44898/10, §§ 64-71, ЭКР 2016).
97. Суд удовлетворен, что правительство предложило решать, неспорным способом, проблемы, лежащие в основе затронутых заявлений. Они признали, что факты, как предполагается претендентами, дали начало нарушениям Статей 3 и 13 Соглашения. Эти проблемы — также предмет известного прецедентного права Суда, который нашел нарушение Статьи 3 Соглашения в большом количестве подобных российских случаев, начинающихся с Худоерова v. Россия (№ 6847/02, §§ 112-20, ЭКР 2005 X (извлечения)) и Гулиев v. Россия (№ 24650/02, §§ 58-70, 19 июня 2008), и также найденный нарушением Статьи 13 (см. М.С. v. Россия, № 8589/08, §§ 80-86, 10 июля 2014).
98. Претенденты не приняли предложение урегулирования правительства в счет недостаточного размера компенсации и предполагаемого отсутствия усилия решить основную общую проблему. Сосредотачиваясь на второй конечности их возражения, Суд повторяет, что, несмотря на намерение сторон решить дело или существование любого другого основания для нанесения удара случая из списка, это может счесть необходимым продолжить экспертизу случая, если это вызывает вопросы об общем характере, затрагивающем соблюдение Соглашения (см. Герасимова и Других, процитированных выше, § 135). Такие вопросы общего характера возникли бы, например, где есть потребность побудить ответное государство решать структурный дефицит, затрагивающий других людей в том же самом положении. Суд таким образом часто вели, в соответствии со Статьями 37 § 1 в штрафе, чтобы проверить, что общая проблема, поднятая случаем, была или исправлялась (там же).
99. Рассмотрение существующего вопроса в свете вышеупомянутых принципов и учитывания его обязанности в соответствии со Статьей 19 Соглашения гарантировать соблюдение обязательств, предпринятых Высокими Договаривающимися сторонами, Суд различает существование причин, требующих, чтобы он продолжал экспертизу этих заявлений. Хотя это уже признало подобные проблемы во многих предыдущих случаях и разъяснило природу обязательств российских властей в соответствии с Соглашением, это продолжает принимать значительное количество похвальных применений этого вида (см. параграф 177 ниже). Те заявления должны были обычно решаться на национальном уровне, но они были не из-за несовершенных внутренних средств. Эта ситуация противоречит принципу субсидиарности, таким образом существенно подрывая уважение к правам человека, как определено в Соглашении (см. Герасимова и Других, процитированных выше, § 137).
100. Принятие во внимание, что многочисленные группы людей все еще лишены эффективного внутреннего средства и таким образом вынуждены требовать возмещения в Суде для повторяющихся нарушений их прав Соглашения, Суд, подняло вопрос принципа относительно существования системной проблемы и поставило акцент на Статье 13, которая дает прямое выражение обязательству Штатов, хранимому в Статье 1 Соглашения, чтобы защитить права человека прежде всего в их собственных правовых системах (см. Kudla v. Польша [GC], № 30210/96, § 152, 2000-СИ ЭКР). Однако декларации правительства, которыми они стремились решить эти дела, не содержали обязательства решить решающую проблему Соглашения в соответствии с Соглашением, которое продолжает затрагивать сотни заключенных в России. Суд также отмечает в этой связи подчинение правительства в Комитет Министров в соответствии со Статьей 46 Соглашения, что никакой план действий не потребовался, чтобы заниматься крупномасштабной проблемой условий пересадки заключенных (см. параграф 78 в штрафе выше). Принятие просьбы правительства ударить существующие заявления из списка Суда оставило бы текущую ситуацию без изменений без любой гарантии, что подлинное решение будет найдено в ближайшем будущем (сравните Герасимова и Других, процитированных выше, § 138). И при этом это не продвинуло бы выполнение задачи Суда в соответствии со Статьей 19, которая должна “гарантировать соблюдение обязательств, предпринятых Высокими Договаривающимися сторонами в Соглашении и Протоколах к тому” (там же)..
101. Ввиду вышеизложенного Суд полагает, что условия деклараций правительства не обеспечивают достаточное основание для заключения, что уважение к правам человека не требует, чтобы он продолжил свою экспертизу затронутых заявлений. Их просьба ударить заявления из списка должна поэтому быть отклонена.
B. Допустимость
1. Задержана ли жалоба г-жи Пунеговой в соответствии со Статьей 3 частично
102. Правительство утверждало, что применение г-жи Пунеговой было задержано в части, касающейся условий ее пересадок в январе и февраль 2010. В последующий десятимесячный период до декабря 2010 она не была перевезена никуда; тот факт должен быть взят, чтобы прервать “непрерывную ситуацию”.
103. Г-жа Пунегова ответила, что в период между мартом и сентябрем 2010 была взята к слушаниям задержания перед городским судом, даже при том, что она была неспособна вспомнить точные даты.
104. Суд повторяет, что в случаях относительно условий перевозки претендента между тюрьмой арестованного и зданием суда, даже при том, что претендент был перевезен в отдельные дни, а не все время, отсутствие любого заметного изменения в условиях транспортировки, которым он или она обычно подвергался, создает “продолжающуюся ситуацию”, которая приносит весь период, на который жалуются на в компетентности Суда (см. Тычко v. Россия, № 56097/07, § 49, 11 июня 2015, и Nedayborshch v. Россия, № 42255/04, § 24, 1 июля 2010).
105. Суд считает неправдоподобным утверждение правительства, что в десятимесячный период с февраля до декабря 2010, г-жа Пунегова не была когда-то вынута из места предварительного заключения. Российский закон требует, чтобы профилактическая опекунская мера была рассмотрена и расширена равномерно. Слушания задержания обычно проводятся в присутствии задержанного. В отсутствие любых документов, показывая исключительные основания для того, чтобы обойтись без участия г-жи Пунеговой в слушаниях задержания в десятимесячный период, Суд придает правдоподобность ее подчинению, что она была передана тюремным фургоном городскому суду равномерно. Суд также удовлетворен, что условия передачи остались соответствующим образом подобными в весь период: она была неизменно размещена в клетку единственного человека тюремного фургона, потому что Инструкция по Перевозке потребовала, чтобы женщины-заключенные были отделены от мужчин — заключенных во время передач (см. параграф 66 выше).
106. Из этого следует, что Суд компетентен исследовать весь период, на который жаловалась г-жа Пунегова. Она подала свое заявление 24 августа 2011, то есть в течение шести месяцев после конца того периода. Соответственно, жалоба в соответствии со Статьей 3 не может быть отклонена, как задержано.
2. Допустимы ли жалобы г-на Ракова в соответствии со Статьями 3 и 13
107. Правительство утверждало, что жалобы г-на Ракова в соответствии со Статьями 3 и 13 были задержаны, поскольку он поселил их спустя больше чем шесть месяцев после прошлого дня его пересадки. В свете результатов Суда в Гулиеве (процитированный выше), он должен был знать, что там не существовал никакие эффективные внутренние средства, способные к перезапуску шестимесячного срока.
108. Г-н Раков утверждал, что реакция властей на его жалобы продемонстрировала, что не было никаких эффективных средств в российской правовой системе для его обиды.
109. Суд повторяет, что шестимесячный период обычно бежит от окончательного решения в процессе истощения внутренних средств. Где ясно с самого начала, однако, что никакое эффективное средство не доступно, пробеги периода с даты действий или мер жаловались на. В соответствии с текущим российским законом, ни жалобу обвинителю наблюдения, ни компенсацию поиска гражданского процесса за несоответствующие условия задержания или транспорта не считают эффективными средствами (см. Ананьева и Других v. Россия, № 42525/07 и 60800/08, §§ 102-04 и 113-18, 10 января 2012, и Гулиев, процитированный выше, §§ 54-56). В отсутствие эффективного средства жалоба на несоответствующие условия задержания или транспорта должна быть введена в течение шести месяцев после прошлого дня задержания или транспорта претендентов (см. Норкина v. Россия (декабрь)., № 21056/11, 5 февраля 2013; Марков и Беленцов v. Россия (декабрь)., № 47696/09 и 79806/12, 10 декабря 2013; и Евдокимов и Другие v. Россия, другие № 27236/05 и 10, § 54, 16 февраля 2016).
110. Пересадка г-на Ракова закончилась 22 февраля 2011, но он ввел жалобы, касающиеся условий передачи 11 октября 2011, то есть больше чем шесть месяцев спустя. Из этого следует, что жалоба в соответствии со Статьей 3 задержана в соответствии со Статьей 35 § 1 из Соглашения и должна быть отклонена в соответствии со Статьей 35 § 4. Поскольку Суд не компетентен исследовать проблемы в соответствии со Статьей 3, это неспособно установить, было ли у г-на Ракова “спорное требование” нарушения того предоставления, какой элемент требуется для Статьи 13 играть роль. Соответственно, жалоба в соответствии со Статьей 13 — несовместимый рэйшн мэтериэ и должна аналогично быть отклонена в соответствии со Статьей 35 § 4.
3. Заключение
111. За исключением жалоб г-на Ракова в соответствии со Статьей 3 и 13, которые были объявлены недопустимыми, Суд полагает, что другие жалобы не явно необоснованны в рамках значения Статьи 35 § 3 (a) Соглашения; и при этом они не недопустимы ни на каких других основаниях. Они должны поэтому быть объявлены допустимыми.
C. Достоинства
1. Подчинение сторонами
112. В отношении применения № 41234/16, поселенного г-ном Томовым, г-ном Рошкой и г-ном Бариновым, правительство признало, что условия их передачи не удовлетворяли требованиям Статьи 3 Соглашения и что у них не было эффективных внутренних средств как требуется в соответствии со Статьей 13 Соглашения. Правительство не сделало подчинение на достоинствах других заявлений.
113. Претенденты утверждали, что они были жертвами лечения, запрещенного Статьей 3 Соглашения, и испытали недостаток в эффективном внутреннем средстве как требуется в соответствии со Статьей 13. Они указали, что после того, как Верховный Суд поддержал нормативную структуру, как являющуюся совместимым с Соглашением (см. параграф 69 выше), их последующие ходатайства о пересмотре были обязаны потерпеть неудачу (см. параграфы 72 и 73 выше).
2. Соответствие статье 3 соглашения
(a) Общие принципы
114. Общие принципы, касающиеся полного запрета на бесчеловечное обращение и унижающее достоинство обращение в контексте лишения свободы, устойчивы в прецедентном праве Суда. У Штатов есть обязательство гарантировать, что человек задержан в условиях, которые совместимы с уважением к человеческому достоинству, что способ и метод выполнения меры не подвергают его или ее, чтобы обеспокоить или трудность интенсивности, превышающей неизбежный уровень страдания врожденного от задержания и что, учитывая практические требования заключения, его или ее здоровье и благополучие соответственно обеспечены. Даже отсутствие намерения оскорбить или понизить качество задержанного, размещая его или ее в плохом состоянии, будучи фактором, который будет принят во внимание, не исключает открытие нарушения Статьи 3 Соглашения, так как это возложено на ответном правительстве организовать свою пенитенциарную систему таким способом как, чтобы гарантировать уважение к достоинству задержанных, независимо от любых финансовых или логистических трудностей (см. Mursic v. Хорватия [GC], № 7334/13, §§ 96-101, 20 октября 2016; Идалов v. Россия [GC], № 5826/03, §§ 91-93, 22 мая 2012; и Ананьев и Другие, процитированные выше, §§ 139-42).
115. Оценка того, достигли ли условия, в которые был размещен претендент, порога серьезности, требуемой для Статьи 3 применяться, зависит от совокупного эффекта всех обстоятельств случая, включая отрезок времени, проведенный в тех условиях. Оценка принимает во внимание определенные заявления, сделанные претендентом, который должен быть поддержан соответствующими доказательствами. Принципы, управляющие очевидными стандартами и распределением бремени доказывания в таких случаях, которые подчеркивают в особенности роль ответного правительства в производстве такого письменного доказательства как, находятся в их владении, изложены в Ананьеве и Других (процитированный выше, §§ 121-25).
116. Относительно стандартов, разработанных государственными властями или международными организациями, такими как Комитет по Предотвращению Пытки (“КПТ”), Суд повторяет, что, хотя способный к информированию его анализа предполагаемого нарушения, они не могут составить решающий элемент для его оценки в соответствии со Статьей 3 Соглашения. Это так, потому что Суд призван, чтобы признать отдельные случаи на основе их определенных фактов, тогда как КПТ и государственные власти разрабатывают стандарты общего применения, которые стремятся предупредить подобные нарушения. Тем не менее, Суд предоставит тщательное исследование случаям, где кажется, что фактические условия противоречили соответствующим стандартам, разработанным КПТ (см. Mursic, процитированный выше, §§ 111-13).
(b) Прецедентное право, относящееся к оценке условий транспортировки
117. Суд установил длинную линию прецедентного права, касавшегося условий, в которых претенденты были переданы в тюремных фургонах между местами предварительного заключения и зданиями суда. Начинаясь со случая Худоерова (процитированный выше, §§ 117-19), это нашло нарушение Статьи 3 во многих случаях, в которой претенденты были перевезены в чрезвычайно тесных условиях. У претендентов было в их распоряжении меньше чем 0,5 квадратных метра площади с некоторыми из них имеющий всего 0,25 квадратных метра (см., среди других, Яковенко v. Украина, № 15825/06, §§ 107-09, 25 октября 2007; Власов v. Россия, № 78146/01, §§ 92-99, 12 июня 2008; Starokadomskiy v. Россия, № 42239/02, §§ 55-60, 31 июля 2008; Идалов, процитированный выше, § 103; Retunscaia v. Румыния, № 25251/04, § 78, 8 января 2013; М.С. v. Россия, процитированная выше, § 76; Коркин v. Россия, № 48416/09, § 73, 12 ноября 2015; и Раджаб Магомедов v. Россия, № 20933/08, § 61, 20 декабря 2016).
118. Суд также отметил, что высота клеток заключенного — 1,6 метра — были недостаточны для человека нормальной высоты, чтобы войти или встать без наклонения, которое потребовало, чтобы задержанные остались в сидячем положении в любом случае в фургоне (см. Идалова, процитированного выше, § 103, и Трепашкин v. Россия (№ 2), № 14248/05, § 133, 16 декабря 2010). В дополнение к ограниченной площади тюремные фургоны иногда занимались общим количеством задержанных, превышающих их пропускную способность, которая далее ухудшила ситуацию претендентов (см. Власова, § 93; Starokadomskiy, § 96; и Retunscaia, § 78, все процитированные выше). Недостаточная вентиляция в жаркие дни и отсутствие нагревания, когда фургон был постоянен с выключенным двигателем, была также отмечена как отягчающие обстоятельства (см. Власова, § 94, и Яковенко, § 109, оба процитированные выше).
119. Внимание было уделено частоте и количеству поездок в тех условиях, а также их продолжительности. Суд нашел нарушение Статьи 3 в случаях, где претенденты вынесли десятки или даже сотни таких поездок. В отличие от этого, Суд нашел, что минимальный порог серьезности не был достигнут в случаях, где подверженность претендента таким условиям была ограничена вовремя (см. Селезнева v. Россия, № 15591/03, § 59, 26 июня 2008, где у претендента было всего две тридцатиминутных передачи в переполненном тюремном фургоне и Jatsoson v. Эстония, № 27603/15, § 45, 30 октября 2018, где претендент отказался продолжать поездку после начального двадцатиминутного пребывания в фургоне).
120. Что касается устройств безопасности, которые уменьшают риск травмирования в движущемся транспортном средстве, Суд нашел, что отсутствие ремней безопасности не может, самостоятельно, привести к нарушению Статьи 3 (см. Voicu v. Румыния, № 22015/10, § 63, 10 июня 2014, и Jatsoson, процитированный выше, §§ 42-43). Это отметило, однако, что отсутствие ремня безопасности или ручек могло бы дать начало проблеме в соответствии со Статьей 3 при определенных обстоятельствах и в сочетании с другими факторами (см. Engel v. Венгрию, № 46857/06, § 28, 20 мая 2010, где претендент был страдающим параличом нижних конечностей и его инвалидным креслом, оставили необеспеченными в движущемся транспортном средстве и Тарариевой v. Россия, № 4353/03, §§ 112-17, ЭКР 2006 XV (извлечения), куда послеоперационный пациент был перевезен на носилках в неприспособленном тюремном фургоне).
121. Было меньше случаев относительно условий передачи по железной дороге. Те жалобы были в основном представлены осужденными заключенными, которые были транспортируемыми большими расстояниями к месту, где они должны были отбыть свое наказание к тюремному заключению (см. Полякову и Других v. Россия, другие № 35090/09 и 3, 7 марта 2017, на распределении заключенных к отдаленным сооружениям в России). Полная продолжительность передач была между двенадцатью часами и несколькими днями. Очень тесные условия, в которых больше чем десять человек были размещены в отделение на три квадратных метра, были решающим элементом для открытия Судом нарушения Статьи 3 (см. Яковенко, процитированного выше, §§ 110-13; Сударков v. Россия, № 3130/03, §§ 63-69, 10 июля 2008; М.С. v. Россия, процитированная выше, § 79; и Дудченко v. Россия, № 37717/05, § 131, 7 ноября 2017).
122. В одном случае претендент путешествовал один в меньшем, отделении на два квадратных метра в течение шестидесяти пяти часов. Однако в соответствии с инструкциями, управляющими перевозкой задержанных, охранники выяснили его и вынудили его менять положение каждые два часа. Суд полагал, что получающееся лишение сна составило тяжелое физическое и психологическое бремя на претенденте (см. Гулиева, процитированного выше, §§ 61-65).
(c) Резюме подхода, который будет взят
123. В интересах юридической определенности и также для однородного и обозримого применения общих принципов, Суд считает необходимым, также, как и недавно Великая Палата в случае Mursic (процитированный выше, §§ 136-41), чтобы предоставить резюме подхода, который будет взят в случаях, в которых предполагается нарушение Статьи 3 вследствие бесчеловечных и ухудшающихся условий передачи.
124. Суд повторяет ту оценку того, было ли нарушение Статьи 3, не может быть уменьшен до чисто числового вычисления пространства, доступного задержанному во время передачи. Только комплексный подход к конкретным обстоятельствам случая может обеспечить точную картину действительности для перевезенного человека (см. Mursic, § 123, и Jatsoson, § 41, оба процитированные выше).
125. Тем не менее, Суд полагает, что сильное предположение нарушения возникает, когда задержанные перевезены в перевозках, предлагающих меньше чем 0,5 квадратных метра пространства на человека (см. прецедентное право, процитированное в параграфе 117 выше). Следуют ли такие тесные условия из чрезмерного числа задержанных, перевезенных вместе, или от строгого дизайна отделений несущественное для анализа Суда, который сосредоточен на объективных условиях передачи, как они были и их эффект на претендентов, а не на их причины. Низкая высота потолка, особенно кабин единственного заключенного, который вынуждает заключенных наклониться, может усилить физическое страдание и усталость. Недостаточная защита от наружных температур, когда клетки заключенного не достаточно нагреты или проветрены, составит отягчающее обстоятельство (см. прецедентное право, процитированное в параграфе 118 выше).
126. Сильное предположение нарушения Статьи 3 способно к тому, чтобы быть опровергнутым только в случае короткой или случайной передачи (см. прецедентное право, процитированное в параграфе 119 выше). В отличие от этого, пагубные эффекты переполнения должны быть взяты, чтобы увеличиться с более длительной продолжительностью и большей частотой передач, делая случай претендента из нарушения более сильным (см. Идалова, § 103 в штрафе и Starokadomskiy, § 57, оба процитированные выше).
127. Что касается более длительных поездок, таких как те, которые включают ночное путешествие по железной дороге, подход Суда будет подобен этому применимому к задержанию в постоянных средствах сроком на сопоставимую продолжительность (см. Федотова v. Россия, № 5140/02, §§ 66-70, 25 октября 2005; Сизарев v. Украина, № 17116/04, §§ 101-07, 17 января 2013; Немцов v. Россия, № 1774/11, §§ 117-21, 31 июля 2014; и Нешков и Другие v. Болгария, другие № 36925/10 и 5, §§ 249-50, 27 января 2015). Даже при том, что ограниченная площадь может быть допущена из-за многоуровневых двухъярусных кроватей, это было бы несовместимо со Статьей 3, если бы заключенные утратили сон ночи вследствие недостаточного количества мест сна или в других отношениях несоответствующих мер сна (см. Ананьева и Других, процитированных выше, § 148, абзац (a); Сударков, процитированный выше, § 68, и прецедентное право, процитированное в параграфах 121 и 122 выше). Факторы, такие как отказ устроить отдельное место сна для каждого задержанного или обеспечить достаточный запас питьевой воды и еды или доступа к туалету серьезно ухудшают ситуацию заключенных во время передач и показательны из нарушения Статьи 3.
128. Наконец, Суд подчеркнул бы важность роли КПТ в контролирующих условиях передачи и стандартов, которые это разработало с этой целью (см. параграф 79 выше). Вынося решение по делам относительно условий передачи, Суд останется внимательным к тем стандартам и к согласию договаривающихся государств с ними (см. Mursic, процитированный выше, § 141).
(d) Применение в данных случаях
129. Суд затем оценит в свете вышеупомянутых общих принципов и требований, раскрывают ли факты данных случаев нарушение Статьи 3 в отношении отдельных претендентов.
(i) Г-н Томов, г-н Васильев, г-н Рошка и г-н Баринов
130. Г-н Томов претендентов, г-н Васильев, г-н Рошка и г-н Баринов жаловались на условия, в которых они были транспортированы по большим расстояниям в различных типах перевозок, включая тюремные фургоны и железнодорожные вагоны. Поскольку различные разделы поездки явились частью единственной передачи, которая должна была продлиться, пока они не достигли места назначения, Суд сделает глобальную и совокупную оценку тех условий.
131. Претенденты подверглись самому длинному разделу поездки в железнодорожном вагоне заключенного. На его первой поездке г-н Томов провел одну ночь в большом отделении с девятью людьми и вторая ночь в маленьком отделении с тремя людьми (см. параграфы 23 и 24 выше). Г-н Васильев разделил большое отделение максимум с тринадцатью мужчинами на пути к Yekaterinbug и максимум с одиннадцатью мужчинами на пути назад (см. параграфы 46 и 48 выше). Особенно долгая передача, которой г-н Томов подвергся вместе с г-ном Рошкой и г-ном Бариновым, вовлекла три поездки в большое отделение для вагона заключенного с пять, семь и девять других заключенных соответственно (см. параграфы 51, 52 и 55 выше). Последняя часть их поездки была самой длинной, поскольку они должны были провести три ночи на поезд.
132. Число заключенных за отделение было вообще совместимо с требованиями Инструкции по Перевозке, которая позволила до двенадцати заключенных быть размещенными в большое отделение в поездках, длящихся сверх четырех часов (см. параграф 67 выше). Нет никакого признака, что купе поезда были заполнены вне своей нормативной способности, за исключением отделения г-на Васильева на пути к Екатеринбургу, который разместил тринадцать человек. Однако формальное соответствие внутренним инструкциям не решающее для оценки Суда предполагаемого нарушения Статьи 3. То, что важно, — то, что каждая поездка включила по крайней мере одну ночную поездку, тогда как только шесть мест сна были доступны в больших отделениях и три в маленьких (см. параграфы 10 и 11 выше). Заключенные иногда превосходили численностью доступные места сна фактором два, и шестидесятисантиметровые койки были слишком узкими, чтобы разместить больше чем одного человека при нормальных условиях. Полукойка «моста» не помогла что касается недостаточных мест сна, поскольку это было слишком коротко для среднего человека. Быть помещенным, как это было на уровне груди, это препятствовало движению в уже переполненном отделении и препятствовало тому, чтобы пассажиры стояли вертикально.
133. Суд находит, что претенденты г-н Томов, г-н Васильев, г-н Рошка и г-н Баринов были лишены отдыха ночи на одном или ночах более подряд из-за недостаточных мест сна. Это сам по себе показательно из бесчеловечного обращения и унижающего достоинство обращения, которое нарушает Статью 3 (см. параграф 127 выше), но Суд не может пропустить несколько дополнительных факторов, которые, должно быть, ухудшили их тяжелое положение.
134. Во-первых, нагревающаяся схема вагона заключенного не функционировала, в то время как поезд был постоянен. Как следствие г-н Томов, г-н Рошка и г-н Баринов провели по крайней мере пятнадцать часов, запертых в негорячем отделении при наружных температурах ниже нуля (см. параграф 55 выше).
135. Во-вторых, относительно материальных условий пересадки тех трех претендентов, два туалетных посещения и три горшка воды в день на все время поездки шестидесяти двух часов нельзя считать соответствующей договоренностью (см. параграф 127 выше).
136. В-третьих, все четыре претендента были перевезены в и с вокзала в клетках мультизаключенного стандартного тюремного фургона. В каждом случае время прохождения было между одним и двумя с половиной часами, и у каждого заключенного было меньше чем 0,5 квадратных метра площади в его распоряжении. Рассмотренный в изоляции, такие условия, вероятно, не достигли бы порога серьезности, требуемой в соответствии со Статьей 3 из-за их относительно короткой продолжительности и того, что они были одноразовым событием. В данном случае, однако, они немедленно предшествовали или следовали за поездкой на поезде в условиях, которые Суд нашел выше, чтобы составить бесчеловечное обращение и унижающее достоинство обращение. Оценивание совокупного эффекта условий транспортировки с начала до конца указывает, Суд находит, что Статья 3 была нарушена в отношении г-на Томова, г-на Васильева, г-на Рошки и г-на Баринова.
(ii) Г-жа Пунегова и г-жа Костромина
137. Претендентки г-жа Пунегова и г-жа Костромина, кажется, вынесли особенно резкие условия транспортировки. Применимые инструкции потребовали, чтобы определенные категории уязвимых задержанных, включая женщин, были переданы отдельно от других заключенных (см. параграф 66 выше). То требование преследовало законные цели предотвращения инцидентов безопасности, насилия межзаключенного и сексуального домогательства. Однако вследствие гендерной неустойчивости среди общего числа заключенных, в котором мужчины значительно превосходят численностью женщин, клетки мультизаключенного обычно ассигнуются мужчинам — заключенным, в то время как женщины-заключенные понижены к тесным металлическим кабинам на время передач. Как следствие г-жа Костромина и г-жа Пунегова были размещены каждый раз в единственном заключенном «стэкэн» кабина, измеряющая 0,325 квадратных метров (см. параграф 17 выше).
138. Г-жа Костромина должна была путешествовать в одной такой кабине не менее чем семь раз за трехнедельный период (см. параграф 34 выше). То, что она обычно проводила до двух часов в таком ограниченном пространстве, достаточно самостоятельно, чтобы оправдать открытие нарушения Статьи 3, но Суд не может пропустить факторы, которые, должно быть, увеличили ее страдание вне порога того, что может быть допущено в цивилизованном обществе. Сокрушенный с диабетом, у нее было тучное тело. Ее условие призвало к щедрому распределению размещения космического и хорошего доступа к вентиляции, чтобы сделать ее условия из передачи более терпимыми. Однако власти, отвечающие за передачу, не рассматривали ее особые потребности. Чтобы усугубить положение, они соединяют другую женщину с нею на время каждой поездки. Суд признает, что при этом, они следовали к письму инструкциям, требующим разделения полов, и на именно это чиновники полагались, чтобы оправдать их поведение (см. параграф 35 выше). Суд не может принять его, однако, как оправдание за помещение г-жи Костроминой в ситуации чрезвычайной физической трудности. Это находит, что подход, принятый чиновниками конвоя, раскрыл игнорирование благополучия перевезенных заключенных, которое было несовместимо с уважением к человеческому достоинству.
139. Г-жа Пунегова, также, была перевезена в кабине единственного заключенного. Продолжительность ее пересадок, однако, была намного короче в начальный период, иногда всего три минуты (см. параграф 27 выше). Она не предоставила информации о путешествовавшем расстоянии или продолжительность передач в последующих месяцах (см. параграф 28 выше). Передачи в том периоде также, кажется, были нечастыми, происходя, как они сделали в двухмесячных интервалах. Суд находит, что короткая и случайная природа передач опровергает предположение нарушения Статьи 3, которая возникает вследствие ограниченного личного пространства.
140. После того, как суд г-жи Пунеговой начался, частота ее пересадок и их продолжительности увеличилась. Она подверглась по крайней мере десяти передачам за двухмесячный период, проведя каждый раз в общей сложности один час и десять минут в единственной клетке заключенного на пути к и от судебных слушаний. Одна определенная особенность дизайна клетки выделяется. Клетка была собрана от металлических листов, которые сформировали полностью вложенную кабину с воздушными отверстиями в двери (см. параграф 17 выше). Этот дизайн гарантировал полную изоляцию заключенного из нережимной области фургона. Однако это также имело эффект теплового изолирования клетки, блокируя поток тепла от нагревателя, расположенного в центральном проходе в кабину. Не было никакого нагревания в клетке и, поскольку задняя панель была приложена непосредственно к внешней группе фургона, холод был передан от внешней стороны. Суд считает, что условия перевозки г-жи Пунеговой во время испытания, которые были отмечены нехваткой пространства и воздействия низких температур, нарушили Статью 3.
(e) Заключение
141. Суд отмечает, что все претенденты были перевезены большую часть времени в условиях, которые, казалось, были совместимы с требованиями внутренних инструкций. Не утверждалось, что любые чиновники стремились вызвать их трудность или страдание. Однако даже в отсутствие намерения оскорбить или понизить качество претендентов, фактические условия передачи, которая получила в данном случае, имели эффект подчинения их к бедствию интенсивности, превышающей неизбежный уровень страдания врожденного от задержания. Те условия подорвали свое человеческое достоинство, и то лечение должно быть характеризовано как “бесчеловечное и ухудшающееся”.
142. Соответственно было нарушение Статьи 3 Соглашения в отношении всех претендентов, за исключением отношений пересадки г-жи Пунеговой в период до суда.
3. Наличие эффективных внутренних средств как требуется в соответствии со Статьей 13 Соглашения
143. Суд затем исследует, ли претенденты в случае, если у № 41234/16 — г-на Томова, г-на Рошки и г-на Баринова — были в их распоряжении эффективные внутренние средства в отношении их жалоб на бесчеловечные и ухудшающиеся условия транспортировки.
144. Жалобы на бесчеловечные или ухудшающиеся условия задержания и те относительно условий транспортировки соответствующим образом подобны в отношении типов средств, которые находятся в теории, доступной для таких обид в российской правовой системе. Результаты Суда относительно эффективности внутренних средств в случаях условий задержания соответственно применимы в данном случае с определенными квалификациями, касающимися короткой продолжительности передач. Они будут обсуждены более подробно ниже.
145. Суд имеет во многих случаях, исследовал эффективность внутренних средств, предложенных российским правительством в подобных случаях, и нашел, что им недоставало наилучших пожеланий. Это держалось, в частности что правительство было неспособно показать то, какое возмещение, возможно, было предоставлено претенденту обвинителем, судом или любым другим государственным агентством, принимая во внимание, что проблемы жаловались на, имели, по-видимому, структурную природу и не касался одной только личной ситуации претендента (см. Ананьева и Других, процитированных выше, §§ 100-19, в отношении условий задержания в тюрьмах арестованного; Бутко v. Россия, № 32036/10, §§ 42-47, 12 ноября 2015, в отношении условий задержания в исправительных учреждениях; и М.С. v. Россия, процитированная выше, § 82, в отношении условий транспортировки).
146. Право лиц, находящихся в предварительном заключении, и осужденных преступников, чтобы представить жалобы на несоответствующие условия задержания или транспортировать различным внутренним властям установлено в законе о Заключении под стражу до начала судебного процесса и Кодексе по Выполнению Предложений (см. Ананьева и Других, § 28, и Бутко, § 17, оба процитированные выше). Суд повторяет, что, чтобы обеспечить по-настоящему эффективное возмещение для предполагаемого нарушения прав Соглашения, правовые рамки для обработки таких жалоб должны удовлетворить требования Статьи 13 Соглашения, и слушания должны быть способны к предложению соответствующего облегчения огорченному человеку.
147. Что касается жалоб, к которым задержанные могут адресовать к командующим единицы сопровождения, Суд заметил, что у иерархических начальников нет достаточно независимой точки зрения, чтобы рассмотреть жалобы, которые подвергают сомнению путь, которым они исполняют свою обязанность, чтобы поддержать соответствующие условия задержания или транспорта (см. Ананьева и Других, процитированных выше, § 101, и Дирдизов v. Россия, № 41461/10, § 75, 27 ноября 2012, видит также ответ ФСИН на жалобу г-на Ракова в параграфе 41 выше).
148. Жалобу можно также послать в офис федерального или регионального омбадсперсон или в общественную комиссию по контролю. Суд, однако, не убежден, что те тела могли обеспечить соответствующее возмещение. Ни офис омбадсперсон, ни контролирующие комиссии не наделяются полномочиями принять юридически обязательные решения. Их задача состоит в том, чтобы собрать информацию и подчеркнуть общие вопросы относительно соблюдения в области прав человека в местах содержания под стражей (см. М.С. v. Россия, § 84, и Ананьев и Другие, §§ 105-06, оба процитированные выше). Кроме того, как Омбудсмен, наблюдаемый в его годовом отчете, у общественных комиссий по контролю не было мандата управлять получением условий в перевозках, в которых были перевезены задержанные (см. параграф 75 выше).
149. Суд ранее нашел, что обвинители, контролирующие тюрьмы арестованного, играют важную роль в обеспечении соответствующих условий задержания (см. Ананьева и Других, § 104, и Дирдизов, § 76, оба процитированные выше). Железные дороги подпадают под юрисдикцию обвинителей по транспорту, которым задают работу с наблюдением применения законов и обеспечения уважения к правам человека и свободам. Однако как Суд заметил, отчеты о нарушении или заказывает выпущенный обвинителем, прежде всего, вопросы между властью наблюдения и контролируемым телом и не приспособлены к обеспечению профилактического или компенсационного возмещения огорченному человеку. Нет никакого законного требования, заставляющего обвинителя слышать истца или гарантировать его или ее эффективное участие в следующих слушаниях. Истец не участвовал бы ни в каких слушаниях и будет только наделен правом получить информацию о пути, которым контролирующий орган имел дело с жалобой (там же).. Кроме того, не кажется, что у заключенных в пути есть способ обратиться к обвинителю по транспорту, чтобы обеспечить его или ее быстрое вмешательство, если условия транспортировки ссорятся с законными требованиями или составляют бесчеловечное обращение или унижающее достоинство обращение. В случае г-на Ракова прокурорский ответ произошел спустя почти два месяца после событий (см. параграф 40 выше).
150. Наконец, поворачиваясь к эффективности судебных средств, Суд замечает, что, однако старательно слушания перед судами проводятся, они обычно завершали бы слишком поздно, чтобы быть в состоянии положить конец ситуации, включающей продолжающееся нарушение. В отличие от условий в арестованном тюремное или уголовное средство, которое заключенный выносит в течение многих месяцев или лет, передачи, занимает намного более короткое время в диапазоне дней или недель. Тем не менее, то, что суды могут взять знание достоинств жалобы даже после конца передачи, устанавливает факты и делает возмещение скроенным к природе нарушения, делает судебное средство на первый взгляд доступным и способным, по крайней мере в теории, предоставления соответствующего компенсационного возмещения.
151. Однако, чтобы быть эффективным, средство должно быть доступным не только в теории, но также и на практике и предложить разумные перспективы успеха. Поскольку Суд нашел прежде, два аспекта слушаний, прежде чем российские суды будут особенно проблематичны (см. Ананьева и Других, процитированных выше, §§ 113-15).
152. Во-первых, положения Гражданского кодекса на ответственности нарушения законных прав навязывают специальные правления компенсации за ущерб, нанесенный Государственными органами и чиновниками. Они требуют, чтобы претендент показал, что ущерб был нанесен посредством незаконного действия или упущения со стороны определенного Государственного органа или чиновника. Это требование устанавливает недосягаемое бремя доказывания в случаях, таких как существующий, в котором каждый отдельный аспект условий выполнил внутренние инструкции, все же их совокупный эффект был таким, который составил бесчеловечное обращение в нарушении Статьи 3 Соглашения (см. параграф 141 выше). Было поэтому существенно невозможно считать любую отдельную власть или чиновника ответственными за такие условия, уже не говоря о продемонстрировать любое неправомерное поведение с их стороны.
153. Во-вторых, Суд подверг критике подход российских судов, так же незаконно формалистический, базирующийся, как это находится на требовании формальной незаконности действий властей. Судебные решения, которые претенденты сделали доступным в данном случае, подчеркивают недостатки того формалистического подхода (см. параграфы 71 — 74 выше). В случае претендента г-на Васильева Верховный Суд Республики Коми отверг открытие суда первой инстанции формальной совместимости с инструкциями и выполнил совокупную оценку условий транспортировки, применив критерии, которые Суд развивал в его прецедентном праве. То суждение, однако, не противостояло обзору перед Президиумом того же самого суда, который вернулся к установленному стандарту формального соответствия применимым инструкциям. Последующие решения в случаях и многих других г-на Васильева следовали за той цепью рассуждений. Это — вопрос, вызывающий особое беспокойство, что Верховный Суд описал фактическое телесное повреждение как необходимый элемент бесчеловечного обращения и унижающего достоинство обращения и также, казалось, предположил, что страдание вызванного условиями транспортировки способствовало реабилитации преступников (см. параграф 74 выше).
154. Третий элемент, подрывающий эффективность судебных средств, которая является определенной для данного случая, является доступностью нормативной базы, основывающей нормативные условия транспортировки. Инструкция по Перевозке, которая является главным документом, устанавливающим основные требования для транспортных мер, была классифицирована “для сервисного использования только”, и как таковой не было доступно для заключенных, требующих нарушения их прав. Суды, слыша требование г-на Ракова не обратились к тому аспекту его подчинения на обращении (см. параграфы 59 и 64 выше).
155. В свете вышеупомянутых соображений Суд не удовлетворен, что структура судопроизводств в ее текущем состоянии позволяет претендентам соответствующую возможность доказать их заявления о бесчеловечных или ухудшающихся условиях транспортировки, предотвратить повторение подобных нарушений или получить компенсацию за убытки в той связи. Суд не готов, поэтому, сменить свое положение, как выражено в предыдущих случаях, а именно, что судопроизводства в связи с бесчеловечными или ухудшающимися условиями транспортировки не удовлетворяют критерии эффективного средства, которое предлагает разумную перспективу успеха.
156. Поэтому было нарушение Статьи 13 Соглашения, читайте в соединении Статьи 3, в отношении претендентов г-н Томов, г-н Рошка и г-н Баринов.
IV. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 § 1 ИЗ СОГЛАШЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ г-на РАКОВА
157. Претендент г-н Раков жаловался, что его право на беспристрастное слушание дела было нарушено, потому что у него не было возможности представить его требование компенсации судам (см. параграфы 42 и 43 выше). Соответствующая часть Статьи 6 § 1 читает следующим образом:
“В определении его гражданских прав и обязательств… все наделены правом на ярмарку и общественность… слышащую…… трибунал…”
158. Правительство утверждало, что не было никакого нарушения Статьи 6 § 1, потому что г-ну Ракову и его представителю сообщили о дате слушания перед Окружным судом. Г-ну Ракову предоставили достаточное количество времени, чтобы заключить контракт юридических служб с его представителем и уполномочить его действовать от его имени.
A. Допустимость
159. Суд полагает, что эта жалоба явно плохо не основана в рамках значения Статьи 35 § 3 (a) Соглашения или недопустимая ни на каких других основаниях. Это должно поэтому быть объявлено допустимым.
B. Достоинства
160. Суд счел нарушение Статьи 6 § 1 из Соглашения во многих подобных случаях, в которых заключенным в тюрьму претендентам не предоставили возможность присутствовать на слушаниях в гражданских процессах, к которым они были сторонами. В судебном прецеденте Евдокимова и Других, процитированных выше, § 52, Суд считал, что российские суды обычно, во-первых, не выполнили надлежащую оценку природы гражданских исков в целях решения, было ли присутствие претендентов необходимо, и во-вторых, чтобы рассмотреть соответствующие процедурные меры, позволяющие претендентам быть услышанными, таким образом лишив их возможности представить их случаи эффективно.
161. Претендент г-н Раков жаловался, что его требование компенсации было признано в его отсутствие и отсутствие его выбранного представителя и первой инстанцией и апелляционными судами. Суд повторяет, что российский Гражданско-процессуальный кодекс, как сформулировано в материальное время, предусмотрел устные слушания перед апелляционными судами, и что объем обзора апелляционными судами не был ограничен вопросами права, но также и распространился на фактические проблемы. Апелляционные суды были уполномочены, чтобы выполнить полный обзор случая и рассмотреть дополнительные доказательства и аргументы, которые не были исследованы прежде всего слушания. Учитывая широкий объем обзора апелляционного суда, гарантии справедливого суда, хранимые в Статье 6 Соглашения, включая в особенности право сделать устное подчинение в суд, были так же важны на апелляционных слушаниях, как они были прежде всего судами (см. Gankin и Others v. Россия, другие № 2430/06 и 3, § 40, 31 мая 2016, и Барков и Другие v. Россия, другие № 38054/05 и 8, 19 июля 2016).
162. В данном случае суды, ли в первой инстанции или на обращении, не проверили, призвала ли природа требования к личным свидетельским показаниям г-на Ракова и было ли его присутствие важно, чтобы гарантировать полную справедливость слушаний. Они не установили причин отсутствия представителя г-на Ракова или рассмотрели альтернативные процедурные меры, позволяющие г-ну Ракову быть услышанным в его отсутствие, такое как видеосвязь или удаленное слушание. В результате суды взяли подчинение с одной стороны спора с ФСИН и федеральным казначейством, действующим как ко ответчики, в то время как г-ну Ракову отказали в эффективной возможности представить его позицию в нарушении принципа справедливого суда.
163. Поэтому было нарушение Статьи 6 § 1 из Соглашения.
V. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 СОГЛАШЕНИЯ
164. Статья 41 Соглашения обеспечивает:
“Если Суд найдет, что было нарушение Соглашения или Протоколов к тому, и если внутренний закон Высокой затронутой Договаривающейся стороны позволит только частичной компенсации быть изданной, Суд, при необходимости, должен предоставить просто удовлетворение потерпевшей стороне”.
A. Повреждение
165. Претенденты требовали сумм в пределах от 5 000 — 30 000 евро (евро) в отношении неденежного повреждения.
166. Правительство утверждало, что сумма 2 000 евро или подобная сумма по усмотрению Суда будут достаточным справедливым удовлетворением.
167. Учитывая конкретные обстоятельства каждого претендента, Возмещения ущерба по суду 5 000 евро каждый г-ну Томову (в отношении двух случаев) и г-же Костроминой, 3 500 евро каждый г-ну Рошке и г-ну Баринову, и 1 500 евро каждый г-же Пунеговой и г-ну Васильеву, в отношении не денежное повреждение, плюс любой налог, который может быть ответственным. Это также полагает, что открытие нарушения будет достаточным справедливым удовлетворением в случае г-на Ракова.
B. Издержки и расходы
168. Г-н Томов требовал в общей сложности 15 445 евро работу г-на Мезэка в двух случаях, объявленных по почасовой ставке 350 евро. Он попросил, чтобы премия была заплачена непосредственно в банковский счет его представителя.
169. Правительство утверждало, что требования были чрезмерными и неблагоразумными.
170. Согласно прецедентному праву Суда, претендент наделен правом на компенсацию издержек и расходов только, поскольку было показано, что они были на самом деле и обязательно понесены и разумны относительно кванта. В данном случае, отношение, которое к документам в его владении и вышеупомянутых критериях, Суд считает разумным назначить сумму 10 000 евро, покрывая расходы под всеми головами плюс любой налог, который может быть ответственным претендентам. Премия должна быть заплачена в банковский счет г-на Мезэка.
C. Процентная ставка по просроченному долгу
171. Суд считает его соответствующим, что темп процентной ставки по просроченному долгу должен быть основан на крайнем ссудном проценте Европейского центрального банка, к которому должен быть добавлен три процентных пункта.
VI. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 46 СОГЛАШЕНИЯ
172. Соответствующие части Статьи 46 Соглашения читают:
“1. Высокие Договаривающиеся стороны обязуются соблюдать окончательное решение Суда в любом случае, в который они — стороны.
2. Окончательное решение Суда должно быть передано в Комитет Министров, которые должны контролировать его выполнение.

5. Если Суд найдет нарушение параграфа 1, он должен послать случай к Комитету Министров рассмотрения мер быть взятым….”
173. Суд повторяет, что суждение, в котором он находит нарушение Соглашения, налагает на ответное государство юридическое обязательство не только, чтобы заплатить затронутых суммы, назначенные посредством просто удовлетворения, но также и выбрать согласно наблюдению Комитетом Министров, общие меры, которые будут приняты в его внутреннем правопорядке положить конец нарушению, найденному Судом и возместить в максимально возможной степени его эффекты. Однако в целях помощи ответному государству выполнить то обязательство, Суд может стремиться указать на тип общих мер, которые могли бы быть приняты, чтобы положить конец ситуации, которую это нашло, чтобы существовать (см. Центр Юридических Ресурсов от имени Валентина Кгмпеану v. Румыния [GC], № 47848/08, §§ 158-59, ЭКР 2014; Станев v. Болгария [GC], № 36760/06, §§ 254-55, ЭКР 2012; Scoppola v. Италия (№ 2) [GC], № 10249/03, § 148, 17 сентября 2009; и Брониовский v. Польша [GC], № 31443/96, § 194, ЭКР 2 004 В).
A. Существует ли там структурная проблема, призывающая к принятию общих мер
1. Аргументы сторонами
174. Правительство указало, что много подобных заявок относительно бесчеловечных и ухудшающихся условий транспортировки обрабатывались в ускоренной процедуре, введенной Протоколом № 14 Соглашению. Российские власти, под наблюдением Комитета Министров, принимали меры, чтобы улучшить условия перевозки лиц, находящихся в предварительном заключении, и осужденных преступников. Новая модель железнодорожного вагона заключенного, № 61-4495, была разработана и начата в 2015. Это было оборудовано кондиционером, химическими туалетами, и увеличило системы видеонаблюдения и освещение. В 2016 Министерство внутренних дел получило первую отгрузку двадцати шести таких железнодорожных вагонов и ввело их в эксплуатацию. ФСИН подготовил ряд поправок к Инструкции по Перевозке, уменьшающей нормативную емкость больших отделений десяти людям и тому из маленьких отделений четырем людям.
175. Претенденты утверждали, что бесчеловечные и ухудшающиеся условия транспортировки были структурной проблемой, которая непреклонно следовала из приверженности устаревшим нормам, изложенным в Инструкции по Перевозке. Явно чрезмерное допустимое число заключенных за отделение (пункт 167), когда применено вместе с требованиями, чтобы максимизировать число заключенных, загруженных на перевозки (пункт 19) и держать отдельно до шестнадцати групп заключенных (пункт 166), заставило некоторые клетки быть переполненными, в то время как другие остались почти свободными. Инструкция по Перевозке не сделала предоставления для распределения постельного белья или горячей воды, или для обеспечения надлежащего доступа к туалету. Заключенным не разрешили доступ к туалету в советских вагонах заключенного в старинном стиле, в то время как они были постоянны, потому что человеческие отходы были освобождены от обязательств непосредственно на железнодорожные пути. Замена двадцати шести вагонов в 2016, к которым обратилось правительство, была частью продолжающегося возобновления подвижного состава, но новые вагоны были построены к тем же самым устаревшим стандартам как старые. Что касается тюремных фургонов внутренние стандарты, определяющие распределение места в единственном и клетках мультизаключенного, были аналогично чрезвычайно строги, предоставив не больше, чем 0,3 квадратных метра на человека. Претенденты пришли к заключению, что структурная проблема сохранится, пока внутренние стандарты не были рассмотрены.
176. Сторонняя вступающая сторона, Фонд Тяжбы Прав человека, утверждала, что проблема пересадки заключенных составила постоянную и текущую проблему, происходящую от широко распространенной практики и законодательных дефицитов. Практика была многогранна, включив следующие элементы: неверно оборудованные тюремные фургоны; небезопасные и неудобные условия транспортировки; несоблюдение внутренних инструкций, например неосуществление запрета на курение и отказа обеспечить еду или воду; и чрезмерно долгие путешествия. Много положений Инструкции по Перевозке, таких как чрезмерно высокое занятие пределы, отрицательно затронули условия пересадок заключенных и соответственно не защитили их права в соответствии с международными стандартами. Было поэтому необходимо принять суждение на основе комплексного подхода, объединяющего изменения правовых рамок, методов и отношений.
2. Оценка Суда
177. Начиная с его первого суждения относительно бесчеловечных и ухудшающихся условий транспортировки заключенного в России (см. Худоерова, процитированного выше), Суд нашел нарушение Статьи 3 вследствие подобных условий задержания больше чем в пятидесяти случаях. Много тех суждений также пришли к заключению, что было нарушение Статьи 13 вследствие отсутствия любых эффективных внутренних средств от жалоб претендентов на условия их задержания (см. М.С. v. Россия, процитированная выше). Согласно базе данных социального сопровождения Суда, больше чем 680 на первый взгляд похвальных заявлений против России теперь находятся на рассмотрении перед Судом, которые показывают, как их основная или вторичная обида, жалоба на несоответствующие условия транспортировки. Из тех 540 заявлений были поданы в 2018. Вышеупомянутые числа, взятые самостоятельно, показательны из существования текущей структурной проблемы (см. Varga и Others v. Венгрия, другие № 14097/12 и 5, § 98, 10 марта 2015, и Ананьев и Другие, процитированные выше, § 184).
178. Нарушения Статьи 3, найденной в предыдущих суждениях, а также найденных в данном случае, произошли в географически разнообразных областях Российской Федерации. Тем не менее, набор фактов, лежащих в основе тех нарушений, был существенно подобен: заключенные перенесли бесчеловечное обращение и унижающее достоинство обращение вследствие острого отсутствия личного пространства во время транспортировки, несоответствующих мер сна, дисфункционального нагревания, и ограничили доступ к санитарным средствам. Как Суд, наблюдаемый с беспокойством, найденные нарушения не были ни вызваны изолированным инцидентом, ни относящиеся к конкретному повороту событий в тех случаях, но произошли в основном от недрогнувшего применения внутренней нормативной структуры (см. параграф 141 выше). Учитывая необъятность российской тюремной сети, в которой заключенные часто перевозятся по большим расстояниям (см. параграфы 7 и 82 выше), проблема таким образом затронула и осталась способной к воздействию, большое количество людей всюду по России (сравните Ананьева и Других, процитированных выше, § 185).
179. Начиная с принятия суждения Гулиева в 2008, проблемой бесчеловечных условий транспортировки был отдельный вопрос о повестке дня Комитета Министров Совета Европы в соответствии со Статьей 46 Соглашения. За прошлые несколько лет, что группа случаев повысилась в числе от двадцать семь до сорок пять. Однако прогресс слушаний выполнения был скромен. В их коммуникации в отношении случая Гулиева, с 2011, российское правительство сообщило, что они распространили копии суждения внутренним властям, но отрицали, что определенный план действий был необходим (см. параграф 78 выше).
180. Российские власти не изменили своему слову на своем обязательстве уничтожить бесчеловечные и ухудшающиеся условия транспортировки. Они признали нарушение Статьи 3 Соглашения и предложили денежную компенсацию во многих отдельных случаях (см., как недавние примеры, случай г-на Скэзкина в Михайлове и Других v. Россия (декабрь)., другие № 28258/17 и 9, 13 сентября 2018, или случаи г-на Орловского и г-на Федорова в Казарине и Других v. Россия (декабрь)., другие № 17250/17 и 9, 13 сентября 2018). На национальном уровне Министерство юстиции работало, вместе с Министерством внутренних дел, чтобы рассмотреть регулирующие условия, которые были в корне переполнения в перевозках заключенного, чтобы улучшить условия транспорта особенно уязвимых категорий заключенных и выровнять условия транспортировки с международными стандартами (см. параграф 76 выше).
181. Несмотря на тенденцию к улучшению условий транспортировки и полного сокращения населения заключенного в России, не уменьшилась безотлагательность проблемы, определенной в данном случае. Результаты Суда и продолжающийся поток новых подобных заявлений иллюстрируют серьезность ситуации, тем более, что женщины-заключенные отношений, такие как г-жа Костромина, и подчеркивают отсутствие эффективных внутренних средств. Это — вопрос глубокой озабоченности Судом, что никакие внутренние средства не были сделаны доступными спустя больше чем шесть лет после суждения Ананьева и Азэса, в котором это потребовало, чтобы такие средства были введены в отношении соответствующим образом подобной проблемы бесчеловечных и ухудшающихся условий задержания.
182. Принимая во внимание текущую и постоянную природу проблемы, большое количество людей это затронуло или способно к воздействию и насущной необходимости предоставить им быстрое и соответствующее возмещение на национальном уровне, Суд полагает, что повторение его результатов в подобных отдельных случаях не было бы лучшим способом достигнуть цели Соглашения. Это таким образом чувствует себя вынужденным решить основные структурные проблемы в большей глубине, исследовать источник тех проблем и обеспечить дополнительную помощь ответному государству в нахождении соответствующих решений и в Комитет Министров в наблюдении выполнения суждений (см. Резолюцию Рес (2004) 3 из Комитета Министров по суждениям, раскрывающим основную системную проблему и Декларации, принятые Высокими Договаривающимися сторонами на конференциях Интерлакена и Измира).
B. Происхождение проблемы и общих мер, требуемых обратиться к нему
183. Суд признает, что текущие нарушения Статьи 3, следующей из несоответствующих условий транспортировки, являются проблемой значительной величины и сложности. Это — многогранная проблема, бывшая должная ее существование большому количеству негативных факторов, таких как географическая отдаленность многих уголовных сооружений, которые были построены далекие от крупнейших городов под бывшим режимом, включенные большие расстояния, старый подвижной состав, чрезвычайно строгие инструкции и стандарты и отсутствие прозрачности во время транспортировки заключенного. Эта ситуация требует всесторонних общих мер на национальном уровне, который должен учесть большое количество людей, которые в настоящее время затрагиваются им. В целях помощи ответному государству выполнить его обязательства в соответствии со Статьей 46, Суд будет стремиться обрисовать в общих чертах меры, которые могли бы способствовать решению структурной проблемы в соответствии с Соглашением, поскольку это сделало во многих случаях относительно столь же сложного вопроса бесчеловечных условий задержания (см. Varga и Others, процитированный выше, § 102; Орчовский v. Польша, № 17885/04, § 154, 22 октября 2009; Норберт Сикорски v. Польша, № 17599/05, § 161, 22 октября 2009; Ананьев и Другие, процитированные выше, §§ 197-203 и 214-231; Torreggiani и Others, другие № 43517/09 и 6, §§ 91-99, 8 января 2013).
1. Пути для улучшения условий транспортировки
(a) Сокращение распределения на отдаленные средства
184. Суд отмечает, что после убеждения значительное количество заключенных посылают, чтобы отбыть их наказания тысячи километров далеко от их родных городов или мест где их семейные жизни. Вследствие исторических и географических факторов уголовные средства неравномерно распределены всюду по территории России, и большинство из них далеко удалено из плотно населенных районов. Таким образом у региона столицы Москвы есть шесть уголовных средств для общей численности населения 22,000,000, в то время как у Республики Коми есть вдвое больше для населения 900 000. Статья 73 Кодекса по Выполнению Предложений устанавливает общее правило на географическом распределении заключенных, по словам которых заключенные должны быть ассигнованы уголовным средствам, где они жили или где они были осуждены, спасите в «исключительных случаях» (см. Полякову и Других, процитированных выше, § 94). Дух и цель Статьи 73 должны были сохранить социальных заключенных и семейные связи (см. Ходорковского и Лебедева v. Россия, № 11082/06 и 13772/05, § 850, 25 июля 2013).
185. На практике, однако, ФСИН может отвергнуть требования общего правила распределения в Статье 73 и ассигновать заключенных отдаленному средству, не приводя причины для таких решений (см. Полякову и Других, процитированных выше, § 94). Случай г-на Томова, г-на Рошки и г-на Баринова, которых послали, чтобы отбыть их наказание в уголовном средстве на расстоянии в приблизительно 2 200 километров из Сыктывкара, является иллюстрацией этой практики. Распределение на отдаленное средство приводит к дольше и более трудные поездки для заключенных в пути, которые могут занять до месяца от отправной точки до места назначения, как имел место для г-на Томова и других.
186. Суд полагает, что российские власти должны учесть его результаты в случае Поляковой и Азэса в целях предоставления полного эффекта к общему правилу распределения в Статье 73 Кодекса по Выполнению Предложений и ограничению обширного усмотрения ФСИН что касается распределения заключенных. Акцент должен быть на помещающих заключенных максимально близко к их дому, чтобы спасти их от трудностей долгой железнодорожной поездки, чтобы сократить количество заключенных, едущих по железной дороге в далекие места назначения, и также избежать бремени долгих и дорогих поездок, которые должно было бы иметь посещение членов семьи.
(b) Обзор нормативной структуры и адаптация транспортных средств
187. Суд отмечает усилия, которые были приложены до сих пор российскими властями в целях улучшения условий транспортировки заключенного (см. параграф 76 выше). Полный обзор существующей нормативной базы будет в настоящее время продолжаться параллельно с переоборудованием тюремных перевозок в операции или их замене более новыми моделями. Они должны быть адаптированы, чтобы выполнить результаты Суда в данном случае и, если это возможно, следовать общим рекомендациям, сформулированным Комитетом по Предотвращению Пытки и международных стандартов прав человека (см. параграфы 79 и 81 выше).
188. Поскольку Суд нашел (см. параграф 141 выше), нормативная база в ее текущем состоянии неспособна предотвратить вид лечения, запрещенного в соответствии со Статьей 3. Фиксирующиеся меры для тюремных фургонов и железнодорожных вагонов, используемых для поездок на поезде короткого расстояния, должны быть рассмотрены в целях гарантии достаточного пространства на человека и более ровного распределения заключенных в отделениях. Если не передано под мандат востребованными соображениями безопасности, использования кабин стэкэн-типа единственного заключенного нужно избежать. Должны будут быть деинсталлированы элементы, которые препятствуют заключенным от выдерживания, таким как койки моста в больших отделениях железнодорожных вагонов заключенного. На более длительных поездках рельса специальную заботу нужно соблюдать, чтобы гарантировать достойные меры сна для заключенных. У каждого из них должно быть его или ее собственное место сна, и надлежащий доступ к санитарным средствам, питьевой воде и еде должен быть обеспечен.
189. Защита уязвимых людей должна быть основана на их отдельных особенностях, а не на формальной классификации групп. Обязательно иметь предоставление, разрешающее компетентным органам оценивать совокупный эффект особых условий транспорта на заключенных с особыми потребностями. Условия транспортировки должны быть индивидуализированы и созданы в соответствии с нуждами заключенных, которые не могут быть перевезены в обычных условиях вследствие психического состояния или физических характеристик, таких как ожирение. Без предоставления для индивидуализированной оценки ситуации, такие как ситуация г-жи Костроминой обязаны повториться.
2. Предоставление доступа эффективные средства
190. Суд далее повторяет, что некоторые претенденты в данном случае были жертвами нарушения Статьи 13 Соглашения вследствие отсутствия эффективного внутреннего средства от того, чтобы предъявить спорные претензии бесчеловечных и ухудшить условия транспортировки. Суд также отметил структурную природу этой проблемы в российской правовой системе, найдя, что это в настоящее время не позволяет огорченному человеку или препятствовать тому, чтобы подобные нарушения повторились или получили соответствующую компенсацию за нарушение, которое уже произошло.
191. Ввиду времени, которое протекло начиная с его первых суждений, подчеркнув ту проблему, Суд полагает, что обязательства Российской Федерации в соответствии с Соглашением заставляют его настраивать эффективные внутренние средства, требуемые Статьей 13 без дополнительной задержки. Потребность в таких средствах — все более неотложное, поскольку у больших количеств людей, затронутых нарушениями фундаментального права Соглашения, нет никакого другого выбора, но искать облегчение через отнимающую много времени международную тяжбу перед Судом. Эта ситуация противоречит принципу субсидиарности, которая является видной в системе Соглашения (см. Ананьева и Других, процитированных выше, § 211). Для ответного правительства, чтобы выполнить его вытекающие обязательства, ясные и определенные изменения требуются во внутренней правовой системе, которая позволила бы всем людям в положении претендентов жаловаться на предполагаемые нарушения Статьи 3, следующей из бесчеловечных или ухудшающихся условий транспортировки и получать соответствующее и достаточное возмещение для таких нарушений на национальном уровне.
192. Важная гарантия для предотвращения нарушений, следующих из несоответствующих условий задержания, является эффективной системой для жалоб задержанных внутренним властям (см. Орчовского, процитированного выше, § 154). Чтобы быть эффективной, система должна гарантировать быструю и прилежную обработку жалоб заключенных, обеспечить их эффективное участие в экспертизе обид и обеспечить широкий спектр юридических инструментов в целях уничтожения определенного нарушения требований Соглашения. Наконец, заключенные должны быть в состоянии пользоваться средствами, не имея необходимость бояться, что они подвергнутся наказанию или негативным последствиям для того, чтобы сделать так (см. Нешкова и Других, процитированных выше, § 191, и раздел 70 европейских Тюремных Правил 2006 года, процитированных в Бутко, процитированном выше, § 21).
193. Представление жалобы с властью наблюдения обычно является более реактивным и быстрым способом иметь дело с обидами, чем тяжба. У рассматриваемой власти должен быть мандат контролировать нарушения прав заключенных, быть независимой, и иметь власть расследовать жалобы с участием истца и права отдать закрепление и осуществимые решения (см. Ананьева и Других, процитированных выше, §§ 215-16).
194. В Ананьеве и Других, Суд подчеркнул важную часть, что наблюдение обвинителей играет и обрисовало в общих чертах способ, которым должна была быть изменена процедура перед ними, чтобы выполнить вышеупомянутые требования (там же., § 216). Те результаты применимы к жалобам на условия транспортировки, также. Общественным комиссиям по контролю можно также дать более видную роль в поддержке прав заключенных в пути. Чтобы быть действительно эффективными, однако, им будут нужны продленный мандат и право отдать обязательные решения. Это — вопрос для российских властей, чтобы решить, какая реформа могла быть предусмотрена (см., для примеров осуществленных профилактических средств в случаях условий задержания, Стелле и Других v. Италия (декабрь)., № 49169/09, §§ 46-55, 16 сентября 2014, и Domjan v. Венгрия (декабрь)., № 5433/17, §§ 21-23, 14 ноября 2017).
195. Заключенный может также жаловаться суду общей юрисдикции о нарушении его или ее прав или свобод в соответствии с положениями Кодекса Административной процедуры, которая заменила Главу 25 Гражданско-процессуального кодекса как с 15 сентября 2015 (см., для повторного заявления соответствующих положений, Lashmankin и Others v. Россия, другие № 57818/09 и 14, §§ 289-97, 7 февраля 2017). Однако резервирование, которое Суд выразил относительно судопроизводств в целом также, относится к слушаниям в соответствии с Кодексом Административной процедуры. В частности не точно новый тип слушаний оборудовал российские суды соответствующими юридическими инструментами, позволяющими им рассмотреть проблему, превышающую отдельную жалобу и эффективно справиться с ситуациями параллельных нарушений прав заключенных, следующих из применения чрезвычайно строгой нормативной базы (см. Ананьева и Других, процитированных выше, § 219).
196. Во всех случаях, где нарушение Статьи 3 уже произошло, Суд полагает, что несправедливость, вызванная человеку, восприимчива из того, чтобы быть возмещенным посредством компенсационного средства (см. Алиева v. Азербайджан, № 68762/14 и 71200/14, § 138, 20 сентября 2018). Введение эффективного компенсационного средства было бы особенно важно ввиду принципа субсидиарности, так, чтобы люди не были систематически вынуждены обратиться к Суду в Страсбургских жалобах, которые требуют открытия основных фактов или вычисления денежной компенсации — оба из которых, как принцип и эффективную практику, должны быть областью внутренней компетенции (см. Ананьева и Других, процитированных выше, § 221).
197. Суд повторяет руководство, которое он предоставил правительству в Ананьеве и Других в отношении особенностей, которыми должно обладать компенсационное средство, чтобы считать эффективным. В частности денежная компенсация должна быть доступна для любого нынешнего или бывшего обитателя, который перенес бесчеловечное обращение или унижающее достоинство обращение и подал заявку с этой целью. Открытие, что условия не удовлетворяли требованиям Статьи 3 Соглашения, даст начало сильному предположению, что они нанесли неденежный ущерб огорченному человеку, и уровень компенсации, назначенной за неденежное повреждение, не должен быть неблагоразумным по сравнению с премиями, сделанными Судом в подобных случаях (там же., §§ 228-30, и видят, в частности на премии, которую можно считать приемлемой, Domjan, процитированный выше, §§ 27-28). В конкретном контексте данного случая Суд повторяет, что внутренние суды должны быть в состоянии ценить, что, даже в ситуации, где каждый отдельный аспект условий транспортировки выполнил внутренние инструкции, их совокупный эффект, возможно, был таким, который составил бесчеловечное обращение или унижающее достоинство обращение.
3. Срок для предоставления доступа к эффективным внутренним средствам
198. Суд определил структурную проблему в данном случае, обратившись особенно к большому количеству затронутых людей и насущная необходимость предоставить им быстрое и соответствующее возмещение на национальном уровне. Это поэтому убеждено, что цель существующего суждения может только быть достигнута, если необходимые изменения вступают в силу в российской правовой системе без неоправданной задержки. Суд повторяет, что обратился к российским властям с просьбой делать доступным внутренние средства в отношении соответствующим образом подобной жалобы больше чем шесть лет назад, в 2012 (см. Ананьева и Других, процитированных выше, §§ 232-34). Учитывая на сумму времени, которое с тех пор протекло и очевидное отсутствие прогресса того вопроса, Суд полагает, что необходимые средства должны быть сделаны доступными не позже восемнадцати месяцев после того, как это суждение становится окончательным (см. Нешкова и Других, процитированных выше, § 290, и Torreggiani и Others, процитированный выше, § 99).
C. Обработка подобных незаконченных процессов
199. Правило 61 § 6 из Правил Суда предусматривает возможность отсрочки экспертизы всех подобных заявлений, ожидающих внедрение коррективных мер ответным государством. Если, однако, ответное государство не примет такие меры и продолжит нарушать Соглашение, у Суда не будет выбора, кроме как возобновить экспертизу всех подобных заявлений, ожидающих перед ним и взять их к суждению, чтобы гарантировать эффективное соблюдение Соглашения.
200. Суд считает соответствующим отложить судебное решение заявлений, в которых жалоба на несоответствующие условия транспортировки — главная, ожидая внедрение существующего суждения Российской Федерацией, сроком на восемнадцать месяцев с даты, в которую суждение становится окончательным. Это решение без предубеждения власти Суда в любой момент, чтобы объявить недопустимым любой такой случай или ударить его из его списка после дружественного урегулирования между сторонами или разрешением вопроса другими средствами в соответствии со Статьями 37 или 39 Соглашения.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ, СУДУ, ЕДИНОДУШНО,
1. Решает присоединиться к заявлениям;
2. Считает, что ответное государство не выполнило их обязательства в соответствии со Статьей 38 Соглашения в применении № 18255/10;
3. Объявляет что жалобы г-на Ракова в соответствии со Статьями 3 и 13 Соглашения недопустимый и остаток от заявлений допустимый;
4. Считает, что было нарушение Статьи 3 Соглашения вследствие бесчеловечных и ухудшающихся условий транспортировки в отношении всех претендентов, кроме г-жи Пунеговой в период до суда;
5. Считает, что было нарушение Статьи 13 Соглашения, взятого вместе со Статьей 3, в отношении г-на Томова, г-на Рошки и г-на Баринова;
6. Считает, что было нарушение Статьи 6 § 1 из Соглашения в отношении г-на Ракова;
7. Держится
(a) то, что ответное государство должно заплатить, в течение трех месяцев с даты, в которую суждение становится окончательным в соответствии со Статьей 44 § 2 из Соглашения, следующих сумм, чтобы быть конвертированным в валюту ответного государства по уровню, применимому во время урегулирования:
(i) 5 000 евро (пять тысяч евро) каждый г-ну Томову и г-же Костроминой, 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) каждый г-ну Рошке и г-ну Баринову, и 1 500 евро (одна тысяча пятьсот евро) каждый г-же Пунеговой и г-ну Васильеву, плюс любой налог, который может быть ответственным, в отношении неденежного повреждения;
(ii) 10 000 евро (десять тысяч евро), плюс любой налог, который может быть ответственным претендентам, в отношении издержек и расходов, подлежать оплате в банковский счет г-на Мезэка;
(b) это от истечения вышеупомянутых трех месяцев до урегулирования, простой процент должен подлежать оплате на вышеупомянутых суммах по уровню, равному крайнему ссудному проценту Европейского центрального банка в период по умолчанию плюс три процентных пункта;
8. Отклоняет остаток от требований претендентов только к удовлетворению;
9. Считает, что ответное государство в сотрудничестве с Комитетом Министров должно сделать доступным, в течение восемнадцати месяцев после даты, в которую это суждение становится окончательным в соответствии со Статьей 44 § 2 из Соглашения, комбинация эффективных внутренних средств в отношении жалоб на условия транспортировки, которые имеют и профилактические и компенсационные эффекты, чтобы соответствовать полностью требованиям, изложенным в этом суждении;
10. Считает, что, ожидая внедрение внутренних средств, Суд прервется, в течение максимального периода восемнадцати месяцев с даты, в которую суждение становится окончательным, слушания во всех заявлениях, в которых жалоба на несоответствующие условия транспортировки — главная без предубеждения власти Суда в любое время, чтобы объявить недопустимым любой такой случай или ударить его из его списка после дружественного урегулирования между сторонами или разрешением вопроса другими средствами в соответствии со Статьями 37 или 39 Соглашения.
Сделанный на английском языке, и зарегистрировал в письменной форме 9 апреля 2019, в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 из Правил Суда.
Стивен Филлипс Венсан А. Де Гаэтано
Регистратор Президент
ПРИЛОЖЕНИЕ
Список заявлений
1. 18255/10 Томов v. Россия
2. 63058/10 Пунегова v. Россия
3. 10270/11 Kostromina v. Россия
4. 73227/11 Раков v. Россия
5. 56201/13 Васильев v. Россия
6. 41234/16 Томов и Другие v. Россия

Leave a Reply