echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №32811/17 "Комолов против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья Секция
Дело «Комолов против России»
(Жалоба №. 32811/17)
Решение
Страсбург
25 февраля 2020
Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке.
В деле «Комолов против России», Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве комитета в составе:
Georgios A. Serghides, Председатель,
Erik Wennerström,
Lorraine Schembri Orland, судьи,
и Stephen Phillips, Секретарь секции
Принимая во внимание:
— жалоба подана против Российской Федерации, в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее-Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Анатольевичем Комоловым (далее-заявитель) 17 апреля 2017 года;
— решение уведомить правительство Российской Федерации (далее-правительство) о жалобе на запрет, наложенный на выезд заявителя с территории Российской Федерации, и объявить неприемлемой остальную часть заявления;
— замечания сторон;
— решение об отклонении возражения правительства на рассмотрение заявления Комитетом;
Рассмотрев дело в закрытом заседании 28 января 2020 года,
Выносит следующее решение, которое было принято в тот же день:
Информация:
Дело касается запрета, наложенного службой судебных приставов на выезд заявителя с территории России за неуплату им судебного долга.
Факты
1. Заявитель родился в 1961 году и проживает в Москве. Заявителя представляли г-н Лоскутов и г-н Лаптев, адвокаты, практикующие в Москве.
2. Правительство было представлено г-ном М. Гальпериным, Уполномоченным Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. Факты дела, представленные сторонами, могут быть обобщены следующим образом.
A. Решения суда и исполнительного производства
4. 10 декабря 2013 года Зеленоградский районный суд г. Москвы (далее — “районный суд”) обязал заявителя выплатить в пользу Министерства финансов 6 493 500 российских рублей (руб.) и 40 667 рублей для возмещения судебных издержек. Решение суда от 10 декабря 2013 года вступило в силу 14 апреля 2014 года.
5. 8 июля 2014 года районный суд выдал исполнительный лист.
6. Постановлением от 12 сентября 2014 года судебным приставом-исполнителем службы судебных приставов Зеленоградского административного округа города Москвы (далее — “судебный пристав”) возбуждено исполнительное производство. Заявителю было предложено добровольно исполнить решение суда в течение пяти дней с даты получения им копии этого постановления.
7. 18 сентября 2014 года копия этого постановления была направлена заявителю заказным письмом. После неудачной попытки доставить письмо заявителю, письмо хранилось на почте в период с 23 сентября по 27 октября 2014 года. Заявитель утверждал, что он не получил уведомления почтового отделения, в соответствии с которым письмо от 18 сентября 2014 года было доставлено на почту и доступно для получения. Заявитель не забрал письмо, и оно было возвращено в службу судебных приставов 29 октября 2014 года. Только 9 сентября 2015 года заявитель ознакомился с постановлением от 12 сентября 2014 года.
8. 6 октября 2014 года Министерство финансов обратилось в службу судебных приставов с просьбой ввести ограничения на выезд заявителя за неуплату долга по судебному решению.
9. 7 ноября 2014 года судебный пристав-исполнитель вынес постановление, ограничивающее заявителю право выезда из страны сроком на шесть месяцев (до 7 мая 2015 года) на том основании, что заявитель не уплатил судебный долг в установленный срок. В постановлении также указывалось, что заявитель не подтвердил, что несоблюдение установленных сроков было вызвано чрезвычайными неизбежными обстоятельствами и другими непреодолимыми препятствиями, которые находились вне его контроля. В постановлении далее указывалось, что заявитель был надлежащим образом уведомлен о решении о возбуждении исполнительного производства и предупрежден о том, что он будет подвергнут принудительным мерам, включая ограничения на поездки. Постановление основано на Федеральном Законе “Об исполнительном производстве” 2007 года и Федеральном Законе «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» 1996 года (см. ниже раздел «соответствующая правовая база»).
10. Правительство не представило никакой информации относительно даты, на которую копия постановления от 7 ноября 2014 года была направлена заявителю. Заявитель утверждал, что судебный пристав-исполнитель не уведомил его о постановлении от 7 ноября 2014 года. Заявитель получил копию только 25 июня 2015 года по запросу, поданному его представителем.
11. 19 ноября 2014 года судебный пристав-исполнитель наложил арест на имущество заявителя (несколько земельных участков и жилой дом).
12. 2 января 2015 года заявитель, который якобы не знал об ограничениях на поездки, наложенных на него 7 ноября 2014 года, решил отправиться в Таиланд, но был остановлен пограничниками, когда он пытался сесть в самолет.
B. Производство по оспариванию постановления от 7 ноября 2014 г.
13. 25 июня 2015 года заявитель оспорил в суде постановление судебного пристава от 7 ноября 2014 года о наложении запрета на выезд. Он утверждал, что не был должным образом уведомлен об исполнительном производстве, начатом 12 сентября 2014 года, и поэтому судебный пристав не имел права наложить на него ограничение на выезд. Таким образом, решение судебного пристава-исполнителя противоречит статье 30 (12) Федерального закона 2007 года “Об исполнительном производстве” (см. ниже раздел «соответствующая правовая база»).
14. 17 июля 2015 года районный суд рассмотрел и отклонил жалобу заявителя. Районный суд постановил, что ограничения на поездки были законными; срок, установленный в постановлении от 12 сентября 2014 года, истек, в то время как заявитель, так и не начал выплачивать долг. В любом случае, к моменту обращения заявителя в суд срок действия ограничений на поездки также истек.
15. В своей апелляционной жалобе на решение от 17 июля 2015 года заявитель утверждал, что районный суд, принимая свое решение, не рассмотрел вопрос о соблюдении требований Федерального закона 2007 года «Об исполнительном производстве».
16. 10 ноября 2015 года Московский городской суд (далее-Мосгорсуд) оставил в силе решение от 17 июля 2015 года. Городской суд пришел к выводу, что заявитель не представил каких-либо уважительных причин для неуплаты долга по судебному решению, и поэтому ограничения на поездки были соразмерны целям, которые он стремился достичь.
17. В своей кассационной жалобе на решение от 10 ноября 2015 года заявитель указал, что районные и городские суды не рассмотрели вопрос о том, был ли он надлежащим образом уведомлен об исполнительном производстве и о сроке, установленном для уплаты долга по решению суда.
18. 9 июня 2016 года судья городского суда отказал в направлении кассационной жалобы заявителя в Кассационный суд.
19. Во второй кассационной жалобе заявитель утверждал, что судебный пристав-исполнитель не обосновал необходимость ограничения выезда и применил эту меру автоматически.
20. 20 сентября 2016 года судья Верховного Суда Российской Федерации отказал в направлении кассационной жалобы заявителя в судебную коллегию по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации. Заявитель получил копию этого решения 14 апреля 2017 года.
Существующая законодательная база
Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» 1996 года в редакции, действующей в настоящее время.
21. Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничен в случае уклонения от исполнения обязанностей, возложенных на него судом. В таких случаях ограничение действовало до тех пор, пока обязательство не было выполнено или пока стороны не урегулировали вопрос (раздел 15(5)).
Федеральный закон «Об исполнительном производстве» 2007 года, вступивший в силу с 1 февраля 2008 года, в редакции, действующей в настоящее время.
22. Статья 30 Закона устанавливает порядок возбуждения исполнительного производства. В частности, он предусматривал, что исполнительное производство может быть возбуждено службой судебных приставов по требованию кредитора по решению суда (пункт 1 статьи 30). При подаче заявления о возбуждении исполнительного производства кредитор по решению суда может обратиться в службу судебных приставов с просьбой наложить арест на имущество должника в целях обеспечения исполнения судебного долга. Кредитор по решению суда может также потребовать применения ограничений, установленных в законе (статья 30 (2)). В своем решении о возбуждении исполнительного производства служба судебных приставов установила срок для добровольного исполнения решения суда (пункт 11 статьи 30). Срок добровольного исполнения решения суда составляет пять дней со дня получения должником определения о возбуждении исполнительного производства (пункт 12 статьи 30). Копия решения судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства должна быть направлена кредитору судебного решения, должнику и суду (иному органу или должностному лицу государства), выдавшему исполнительный лист, не позднее следующего дня после дня вынесения решения о возбуждении исполнительного производства (статья 30 (17)).
23. Статья 67 устанавливает рамки для введения ограничений на право должника покинуть страну. В частности, он предусматривал, что ограничение на выезд из страны может быть введено в случае соблюдения всех следующих критериев: исполнительное производство было начато по решению суда; Служба судебных приставов установила срок для добровольного исполнения решения (и должник не выполнил его в течение этого срока); и у должника не было уважительных причин для неисполнения решения (пункт 1 статьи 67). Ограничение на передвижение может быть также введено по просьбе кредитора по решению суда, которая должна быть представлена вместе с его ходатайством о возбуждении исполнительного производства (статья 67 (2)).
Закон
I. Предполагаемое нарушение статьи 2 протокола № 4 к конвенции
24. Заявитель жаловался на то, что запрет, наложенный службой судебных приставов на его выезд с территории России, был нарушен статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции, которая гласит:
«1. Каждый человек, законно находящийся на территории государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора места жительства.
2. Каждый может свободно покинуть любую страну, включая свою собственную.
3. Осуществление этих прав не должно ограничиваться никакими другими ограничениями, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественной безопасности, поддержания общественного порядка, предупреждения преступности, охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
4. Права, изложенные в пункте 1, могут также подлежать, в частности, ограничениям, налагаемым в соответствии с законом и оправдываемым общественными интересами в демократическом обществе.”
Доводы сторон
25. Правительство заявило, что вмешательство было осуществлено в соответствии с законом, преследовало законную цель защиты прав кредитора и было необходимо в демократическом обществе. В частности, сумма долга была значительной, кредитор имел право на принудительное исполнение судебного решения, а судебный пристав-исполнитель принял все необходимые меры для уведомления заявителя об исполнительном производстве и ограничениях на выезд.
26. Заявитель утверждал, что вмешательство не соответствовало закону, не преследовало никакой законной цели и не было необходимым в демократическом обществе. В частности, он не был должным образом уведомлен ни об открытии исполнительного производства, ни об ограничениях на поездки. Судебный пристав не представил соответствующих и достаточных оснований для обоснования необходимости введения ограничений на поездки. Национальные суды не рассматривали вопрос о соразмерности ограничений на поездки.
Приемлемость
27. Суд отмечает, что данная жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому её следует признать приемлемой.
A. Оценка суда
28. Статья 2 Протокола № 4 к Конвенции гарантирует любому лицу право на свободу передвижения, включая право выезжать из любой страны в такую страну по выбору лица, в которую оно может быть допущено. Любая мера, ограничивающая это право, должна быть “в соответствии с законом“, преследовать одну или несколько законных целей, предусмотренных в третьем пункте статьи 2 Протокола № 4, и” быть необходимой в демократическом обществе «(см., В частности, дело «Де Томмазо против Италии», № 43395/09, § 104, 23 февраля 2017 года).
29. В настоящем деле не оспаривается, что ограничения на выезд заявителя из России представляли собой вмешательство в его право на выезд из страны, гарантированное пунктом 2 статьи 2 Протокола № 4. Суд также готов признать, что вмешательство было «в соответствии с законом и преследовало законную цель защиты прав других лиц. Главный вопрос, который предстоит решить в настоящем деле, заключается в том, были ли ограничения на поездки, введенные в отношении заявителя, “необходимыми в демократическом обществе” для достижения этой цели.
30. Опираясь на принципы, которые хорошо закреплены в его прецедентном праве (см., В частности, дело Гочев против Болгарии, № 34383/03, § § 49-50, 26 ноября 2009 г.; Дело Хлюстов против России, № 28975/05, § 91, 11 июля 2013 г.; и дело Баттиста против Италии, № 43978/09, § § 41-42, ЕСПЧ 2014 г.), суд рассмотрит вопрос о том, был ли достигнут справедливый баланс между правом заявителя покинуть свою страну, гарантированным статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции, и правом заявителя на выезд из страны, гарантированным статьей право кредитора на принудительное исполнение судебного решения по долгу.
31. Суд отмечает, что заявителю было запрещено покидать страну запретом на поездки, который был выдан 7 ноября 2014 года сроком на шесть месяцев. Заявитель не утверждал, что продолжительность ограничения на поездки была несоразмерной сама по себе.
32. Хотя необходимость обеспечения исполнения судебного решения по долгу и высокая сумма долга являются важными факторами для оценки соразмерности ограничений на поездки, суд отмечает, что судебный пристав не привел никаких других причин, которые оправдывали бы введение запрета на поездки. В частности, судебный пристав-исполнитель не проверил, уклонялся ли заявитель от уплаты долга и могли ли быть более целесообразными другие меры по обеспечению исполнения судебного решения. Судебный пристав-исполнитель не объяснил, каким образом запрет на выезд мог послужить цели взыскания долга, а также не изучил индивидуальную ситуацию заявителя или его способность выплатить причитающиеся суммы и другие соответствующие обстоятельства дела. Суд также отмечает, что правительство не представило каких-либо подтверждений того, что заявитель был должным образом уведомлен о наложенном на него ограничении на поездки.
33. Что касается судебного пересмотра ограничения на поездки, примененного к заявителю, то суд отмечает, что национальные суды лишь констатировали, что судебный пристав применил ограничения на поездки в соответствии с законом. Ни в одном из своих решений, вопреки тому, что указано в решении городского суда от 10 ноября 2015 года (см. пункт 16 выше), национальные суды не оценивали обоснованность и соразмерность запрета на поездки, наложенного на заявителя.
34. Принимая во внимание вышеизложенное, суд считает, что национальные власти не смогли найти справедливого баланса между конкурирующими интересами, о которых идет речь в настоящем деле.
35. Соответственно, имело место нарушение Статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции.
II. Применение статьи 41 Конвенции:
36. Статья 41 Конвенции гласит:
B. «Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, при необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
 Ущерб
37. Заявитель требовал 824,75 евро (EUR) в отношении материального ущерба, который представлял собой расходы на его билеты на самолет в Таиланд, расходы на его проезд от железнодорожного вокзала в Москве до аэропорта и обратно и штраф за не пребывание в отеле, забронированном в Таиланде. Он также потребовал 5000 евро в качестве компенсации морального вреда.
38. Правительство заявило, что требования заявителя в отношении материального ущерба не были подкреплены доказательствами, а его требования в отношении морального ущерба были чрезмерными и необоснованными.
39. С учетом документов, находящихся в его распоряжении, суд присуждает заявителю 50 евро в качестве компенсации материального ущерба. Произведя оценку на справедливой основе, суд присуждает заявителю 1600 евро в качестве компенсации морального вреда.
Затраты и издержки
40. Заявитель также потребовал 4 958,55 евро для покрытия расходов, понесенных в ходе внутреннего разбирательства и в суде.
41. Правительство оспорило эти требования.
42. Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении документы, суд считает разумным присудить сумму в размере 1500 евро, покрывающую расходы по всем статьям, плюс любой налог, который может взиматься с заявителя.
Проценты по умолчанию
43. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по дефолту была основана на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
1. По этим причинам суд, единогласно,
2. Объявляет жалобу приемлемой;
3. Постановляет, что имело место нарушение Статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции.;
Постановляет:
а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действовавшему на дату расчета:
(i) 50 евро (пятьдесят евро) плюс любой налог, который может взиматься в отношении материального ущерба;
(ii) 1600 евро (одна тысяча шестьсот евро) плюс любой налог, который может взиматься в отношении морального вреда;
(iii) 1500 евро (одна тысяча пятьсот евро), плюс любой налог, который может взиматься с заявителя, в отношении расходов;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента урегулирования простые проценты выплачиваются на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;
5. Отклоняет оставшуюся часть требования заявителя о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 25 февраля 2020 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
|| Смотреть другие дела по Статье 2 Протокола №4 ||

Leave a Reply