echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №42932/11 «Вахитов против России»

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке.
Европейский Суд по правам человека
Третья секция
Дело «Вахитов против России»
CASE OF VAKHITOV v. RUSSIA
(Жалоба № 42932/11)
Решение
Страсбург
9 июля 2019 г
Данное постановление окончательное, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу «Вахитов против России»
Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой в составе:
Alena Poláčková, Председатель,
Dmitry Dedov,
Gilberto Felici, судей,
и Fatoş Aracı, секретаря Секции,
рассмотрев дело в закрытом слушании 2 июля 2019 года,
Выносит решение, принятое в эту дату.
:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (№ 42932/11) поданной  против Российской Федерации, в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Далее — Конвенция) гражданином России г ном Ильдаром Динаровичем Вахитовым (Далее — Заявитель) 16 июня 2011 года.
2. Власти России были представлены Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека, а затем его преемником на этом посту – М. Гальпериным.
3. После вынесения пилотного судебного решения по делу Герасимов и другие против России 24 ноября 2014 года жалоба, полученная в связи с неисполнением решения и отсутствием эффективных средств правовой защиты, была переданы правительству для урегулирования или разрешения (см. Герасимов и другие против России, № 29920/05 и 10 других, §§ 230-31 и пункт 13 постановляющей части, 1 июля 2014 года). Суд отложил на два года, то есть до 1 октября 2016 года, рассмотрение всех дел, касающихся неисполнения или несвоевременного исполнения внутренних судебных решений, налагающих обязательства в натуре на государственные органы (там же, § 232 и пункт 14 постановляющей части). Остальные положения жалобы были объявлены неприемлемыми в соответствии с правилом 54 § 3 Регламента Суда.
4. 29 сентября 2016 года правительство уведомило суд о том, что оно не смогло удовлетворить настоящее ходатайство в течение вышеуказанного срока, поскольку национальное решение в пользу заявителя оставалось неисполненным.
5. В связи с истечением вышеуказанного срока отсрочки суд постановил возобновить рассмотрение заявления. На этапе представления сообщения суд информировал стороны о том, что данное дело, при условии соблюдения норм прецедентного права, будет передано комитету.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
6. Заявитель родился в 1964 году и проживает в деревне Щемилово Ногинского района Московской области. Он является бывшим военнослужащим.
А. Служебная квартира, предоставленная заявителю в 2003 году
7. 22 декабря 2003 года Министерство обороны предоставило заявителю и его семье квартиру 78.8 кв. м.м. в деревне Щемилово. Квартира была предоставлена как служебное жилое помещение в связи с прохождением и на период прохождения заявителем военной службы в закрытом военном поселении (городке).
8. 23 августа 2004 года он был внесен в список военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий.
B. Решение суда в пользу заявителя
9. 17 февраля 2010 года Московский гарнизонный военный суд обязал командира воинской части Заявителя и жилищную комиссию предоставить, в соответствии с жилищными нормами и в соответствии с национальным законодательством, семье Заявителя из четырех человек жилье в Москве в приоритетном порядке исходя из даты включения в список лиц, имеющих право на получение жилья в приоритетном порядке в пределах одной категории военнослужащих. Суд также постановил уволить его со службы по состоянию здоровья после предоставления жилья.
10. 10 марта 2010 года решение суда вступило в законную силу.
11. 11 марта 2011 года тот же суд заменил ответчика, назначив ответчиком Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны.
С. Правовой статус квартиры в г. Щемилово в 2003-2016 гг.
12. После начала прохождения военной службы в Москве Заявитель продолжал проживать в служебной квартире в Щемилово (см. пункт 7 выше) из-за отсутствия доступного жилья в Москве. Статус квартиры «служебное жилое помещение » был подтвержден офицерами воинской части в различных документах 2005-2012 годов, в том числе в документах местной жилищно-эксплуатационной организации и в коммунальных платежах.
13. В этот же период Заявитель неоднократно брал на себя обязательство освободить квартиру, в случае предоставления ему Государственным жилищным фондом жилья в Москве.
14. В 2012 году Е., свекровь заявителя, переехала в квартиру, чтобы жить вместе с семьей заявителя.
15. В 2014 году администрация поселка Старая Купавна Ногинского района и руководитель вновь созданного товарищества собственников жилья на специальном совещании проинформировали население поселка, в том числе Заявителя, что 13 февраля 2009 года Министерство обороны передало муниципалитету большую часть жилищного фонда в Щемилово, включая квартиру заявителя. Квартира, выделенная заявителю, стала муниципальной собственностью. Ссылаясь на многочисленные документы, выданные жилищно-эксплуатационным отделом до 2013 года и обозначающие квартиру как служебное жилое помещение, Заявитель утверждает, что он не знал о передаче права собственности до 2014 года.
16. 18 декабря 2014 года заявитель заключил договор социального найма квартиры с администрацией поселка Старая Купавна Ногинского района.
17. 29 декабря 2015 Е. приватизировал квартиру и стала ее собственником. В октябре 2016 года Е. предложила квартиру П., своей второй дочери. Семья заявителя до настоящего времени проживала в квартире.
D. Исключение из списка на получение жилья, увольнение заявителя с военной службы с последующим разбирательством
18. 11 апреля 2016 года Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны отказался предоставить заявителю квартиру по конкретному адресу в Москве и постановил исключить имя заявителя из списка лиц, нуждающихся в жилье. Орган подтвердил, что военнослужащие имеют право на однократное получение бесплатного государственного жилья при условии, что они освободят свое существующее жилье (см. пункт 38 выше). Однако заявитель этого не сделал: в 2015 году его теща приватизировала квартиру, предоставленную заявителю в 2003 году, и он все еще проживал в этой квартире со своей семьей на момент событий. Общий размер жилья на одного члена семьи превысил местную жилищную норму. Соответственно, основания для предоставления семье заявителя права на получение жилья в соответствии с пунктом 1 статьи 29 Жилищного кодекса прекратили свое существование.
19. 14 января 2017 года заявитель был уволен с военной службы без обеспечения жильем. На 16 января 2017 года он получил приказ об увольнении.
20. 10 июля 2017 года он подал жалобу в суд на свое незаконное исключение из списка на получение жилья и последующее увольнение без предоставления жилья.
21. 27 июля 2017 года Московский гарнизонный военный суд отклонил его иск по причине пропуска трехмесячного срока исковой давности, установленного статьей 219 Кодекса административного судопроизводства в отношении обоих вопросов. Суд отметил, что заявитель был осведомлен о решении об исключении его из списка на получение жилья еще в мае 2016 года и ознакомился с приказом об увольнении 16 января 2017 года, но подал жалобу только в июле 2017 года. Суд сообщил заявителю, что полный текст решения будет доступен 2 августа 2017 года.
22. Заявитель получил решение суда 4 августа 2017 года. 7 сентября 2017 года он подал апелляцию.
23. 11 сентября 2017 года Московский гарнизонный военный суд вернул кассационную жалобу заявителя на вышеуказанное решение без рассмотрения, поскольку был пропущен месячный срок для ее подачи.
24. Заявитель подал апелляцию, утверждая, что он не пропустил срок, так как с 4 по 6 сентября 2017 года он находился в командировке.
25. 21 декабря 2017 года военный суд Московского округа оставил в силе решение от 11 сентября 2017 года. Суд установил, что срок подачи апелляции истек 4 сентября 2017 года. Заявитель получил полный текст решения 4 августа 2017 года, но подал апелляцию только 7 сентября 2017 года.
26. 20 июня 2018 года заявитель подал единую кассационную жалобу на решения от 27 июля и 21 декабря 2017 года в Президиум военного суда Московского округа. 22 июня 2018 года суд вернул кассационную жалобу без рассмотрения из-за различных процессуальных нарушений, таких как неспособность заявителя сформулировать свои требования в отношении решения от 11 сентября 2017 года и предоставить копию решения. Суд также отметил, что в соответствии с национальным законодательством невозможно подать одну кассационную жалобу на несколько судебных актов.
27. 6 июля 2018 года заявитель исправил нарушения и повторно подал жалобу.
28. 11 июля 2018 года военный суд Московского округа вернул его ходатайство о подаче кассационной жалобы без рассмотрения, поскольку оно было внесено по истечении шестимесячного срока.
29. 15 августа 2018 года Заявитель подал еще одну кассационную жалобу и ходатайство о восстановлении шестимесячного срока в Верховный Суд России. 28 августа 2018 года Верховный суд отказался восстановить этот срок.
Е. Производство по ходатайству ответчика о прекращении исполнения решения суда
30. В 2017 году орган-должник потребовал прекратить исполнительное производство в отношении решения от 17 февраля 2010 года, поскольку имя Заявителя было исключено из списка лиц, нуждающихся в жилье, и “исполнение решения стало невозможным”.
31. 21 апреля 2017 года Пресненский районный суд Москвы отклонил ходатайство должника о прекращении исполнительного производства. Не были предоставлены доказательства того, что решение суда в пользу заявителя больше не может быть исполнено. Оно не было отменено или изменено. «Утрата возможности принудительного исполнения» должна носить «объективный характер». Доводы ответчика скорее свидетельствовали о его несогласии с выводами суда в постановлении от 17 февраля 2010 года, нежели являлись основанием для прекращения исполнительного производства.
32. 29 ноября 2017 года судебный пристав отклонил ходатайство должника о прекращении исполнительного производства, поскольку решение суда не было исполнено.
33. 29 июня 2018 года ответчик вновь обратился в суд с ходатайством о прекращении исполнительного производства, на этот раз заявление было подано в военный суд.
34. 11 июля 2018 года Московский гарнизонный военный суд удовлетворил ходатайство и постановил прекратить исполнительное производство. Со ссылкой на решение от 27 июля 2017 года (см. пункт 21 выше) было установлено, что по состоянию на 11 апреля 2016 года Заявитель больше не нуждается в жилье. Следовательно, возможность исполнения решения от 17 февраля 2010 года была утрачена.
35. 6 сентября 2018 года Апелляционная палата по административным делам Московского окружного военного суда оставила в силе оспариваемое решение. Суд отметил, что в 2003 году Заявитель получил квартиру от Министерства обороны. В 2011 году он и его семья обязались освободить ее, если будут обеспечены жильем в Москве. Однако, в 2014 году заявитель заключил договор социального квартиры, а в ноябре 2015 года квартира была приватизирована его тещей. Его семья все еще проживала в этой квартире. Соответственно, заявитель больше не имел права на государственное жилье, и его имя было вычеркнуто из соответствующих списков. Таким образом, возможность исполнения первоначального судебного решения была утрачена.
36. Неясно, подал ли Заявитель кассационную жалобу на это решение.
37. Еще до 6 октября 2018, дата последнего предоставления данных Заявителем, служба судебных приставов прекратила исполнение решения суда.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
А. Правила предоставления жилья военнослужащим
38. Федеральный закон от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» предоставляет им право на жилище (пункт 1 статьи 15). На протяжении многих лет в это положение вносились многочисленные поправки. Согласно тексту, действующему с 8 мая 2006 года (закон № 66-ФЗ от 8 мая 2006 года), государство обязуется обеспечить военнослужащих жильем или денежными средствами, позволяющими им приобретать жилье в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и нормативными правовыми актами. Строительство и приобретение жилья для военнослужащих осуществляется федеральными органами исполнительной власти за счет средств федерального бюджета. Право на получение государственного жилья предоставляется военнослужащим только один раз. При получении жилья по своему выбору военнослужащие и члены их семей должны представить в Министерство обороны документы, подтверждающие, что они освободили жилое помещение и были сняты с регистрационного учета по прежнему месту жительства (статья 15(14) Закона).
39. Краткое изложение других соответствующих положений Жилищного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 2004 года, Федерального закона «О статусе военнослужащих», закона «Об исполнительном производстве» и инструкции Министерства обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 года № 1280, устанавливающих правила предоставления жилья военнослужащим по договорам социального найма, см. Лебеденко против России (дек.), № 60432/13, §§ 26-39, 4 декабря 2018 года. В приложении II к вышеупомянутому регламенту излагаются правила предоставления служебного жилья.
B. Кодекс административного судопроизводства
40. Согласно статье 359 Кодекса административного судопроизводства, приостановление или прекращение исполнительного производства производится судом, выдавшим исполнительный лист, либо судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.
C. Закон О компенсации
41. Соответствующие положения Федерального закона № 450-ФЗ О внесении изменений в закон о компенсации 2010 года, вступившего в силу с 1 января 2017 года и распространяющего действие Закона о компенсации на случаи чрезмерных задержек в исполнении судебных решений, предписывающих национальным органам исполнять различные обязательства в натуре, обобщены в деле Штольц и другие против России (дек.), № 77056/14 и 2 других, §§ 31 41, 30 января 2018 года.
ПРАВО
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 В СВЯЗИ С НЕИСПОЛНЕНИЕМ РЕШЕНИЯ
42. Заявитель подал жалобу на неисполнение решения суда, вынесенного в его пользу. Он ссылается на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1, которые гласят следующее:
Статья 6 § 1
Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…
Статья 1 Прокола №1
Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.
43. Правительство первоначально утверждало, что решение, вынесенное в пользу заявителя, оставалось неисполненным. Они признали свои обязательства в соответствии с пилотным решением по делу Герасимова и других лиц (приведенным выше) и заявили, что они будут использовать все средства для приведения в исполнение решения, которое осталось неисполненным, или решения вопроса любыми надлежащими средствами. В своих последующих замечаниях правительство утверждало, что решение суда не могло быть исполнено, поскольку заявитель получил квартиру от Министерства обороны и приватизировал ее.
44. Заявитель не отозвал жалобу. Он заявил, что решение суда не было отменено или изменено, но также не было исполнено. Министерство обороны предоставляло ему квартиру в Щемилово не на постоянной основе, а только в качестве временного “служебного жилья”. Передача права собственности на нее от Министерства обороны муниципалитету была вне контроля заявителя. Законность передачи или приватизации квартиры Е. никогда не рассматривалась судами. После того, с момента перехода квартиры в муниципальную собственность она утратила юридические связи с Министерством обороны и не могла рассматриваться как служебное жилье. Приватизация квартиры осуществлялась в соответствии с законодательством о приватизации. Заявитель не утратил права на получение государственного жилья. Решения отечественных судов как об увольнении в 2017 году, так и о прекращении исполнительного производства в 2018 году были незаконными. Заявитель не был обязан освободить квартиру в Щемилово, принадлежащую третьему лицу и не принадлежащую заявителю или членам его семьи.
А. Приемлемость жалобы
9. Суд отмечает, что эти жалобы не являются явно необоснованными в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми по любым другим основаниям. Поэтому они должны быть объявлены приемлемыми.
Б. Существо жалобы
46. Прежде всего суд отмечает, что решение от 17 февраля 2010 года до настоящего времени не было отменено или изменено.
47. Суд принимает к сведению довод правительства о том, что в апреле 2016 года заявитель был исключен из списка лиц, нуждающихся в жилье, и решение суда стало неисполнимым. Суд следует устоявшемуся подходу, согласно которому любой спор, касающийся надлежащего способа приведения в исполнение и полного и надлежащего исполнения решения, должен в первую очередь рассматриваться национальными судами (см. Герасимов и другие, упомянутые выше, § 173). Однако в данном случае апелляция заявителя как на исключение из списка на получение жилья, так и на увольнение без предоставления жилья была рассмотрена судом первой инстанции и отклонена как запоздалая (см. пункт 21 выше). Поскольку его последующие апелляции были отклонены из-за несоблюдения им официальных требований, это решение стало окончательным. Что касается этих процедур, то национальные суды в двух инстанциях также постановили прекратить исполнительное производство (см. пункты 34 и 35 выше). В любом случае, суд не видит необходимости рассматривать вопрос ни о правовом статусе квартиры в Щемилово, ни о праве заявителя на государственное жилье по следующим причинам.
48. Суд отмечает, что в любом случае правительство не представило никаких оснований для неисполнения властями решения до апреля 2016 года, когда имя заявителя было вычеркнуто из списка на получение жилья, то есть по прошествии более шести лет. Что касается последующего периода, суд отмечает, что в 2017 году Национальный суд подтвердил, что возможность исполнения решения на тот момент не была утрачена (см. пункт 31 выше). Ответчик не обжаловал это решение, которое, соответственно, стало окончательным. Вместо этого орган-должник принял решение направить новое ходатайство о прекращении принудительного исполнения в военные суды, которые удовлетворили его 21 апреля 2018 года (см. пункты 34 и 35 выше). Не вдаваясь в вопрос о предполагаемом расхождении между выводами судов в этих двух процессуальных действиях, суд считает достаточным отметить, что по крайней мере к 21 апреля 2018 года, когда суд первой инстанции удовлетворил ходатайство органа о прекращении исполнения, решение от 17 февраля 2010 года в пользу заявителя оставалось без исполнения уже более восьми лет, и его осуществимость была подтверждена окончательным решением Национального суда в 2017 году (см. пункты 31 и 32 выше; см., mutatis mutandis, Kotsar V.Russia, no. 25971/03, § 28, 29 января 2009 года, и Ананкин и другие, № 79757/12, § 62, 22 января 2019 года). Соответственно, период по крайней мере до 21 апреля 2018 года относится к полномочиям властей и явно нарушает требования Конвенции (см. Герасимов и другие, упомянутые выше, § 171).
49. Принимая во внимание имеющуюся прецедентную практику по данному вопросу, суд считает, что власти не предприняли всех необходимых усилий для полного и своевременного исполнения судебного решения в пользу заявителя.
50. Таким образом, его жалоба свидетельствует о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1.
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ
51. Жалоба Заявителя может быть понята как направленная против отсутствия эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении неисполнения судебного решения. Соответствующее положение Конвенции гласит:
Статья 13
Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.
52. Суд уже отметил выше наличие нового внутреннего средства правовой защиты от неисполнения внутренних судебных решений, налагающего на российские органы власти обязательства денежного и нематериального характера, введенного после пилотного судебного решения Федеральным законом № 450-ФЗ О внесении изменений в закон о компенсации 2010 года. Этот закон, вступивший в силу 1 января 2017 года, позволяет заинтересованным лицам добиваться компенсации за ущерб, причиненный в результате чрезмерных задержек в исполнении судебных решений, предписывающих национальным властям выполнять различные обязательства в натуре (см. Kamneva and Others v.Russia (dec.), № 35555/05 и 6 других, 2 мая 2017 года). Суд установил, что измененный закон о компенсации в принципе соответствует критериям, изложенным в пилотном решении по делу Герасимова и других лиц, и предоставляет заявителям потенциально эффективное средство правовой защиты в рамках их жалобы на неисполнение судебных решений (см. Штольц и другие, упомянутые выше, § § 87-116 и 123).
53. Несмотря на то, что заявителю было предоставлено – и до сих пор предоставляется – средство правовой защиты, суд вновь заявляет, что было бы несправедливо требовать от заявителей, дела которых уже много лет находятся на рассмотрении в национальной системе и которые обратились в суд за помощью, по новой подавать иски в национальные суды (см. Герасимов и другие, упомянутые выше, § 230).
54. Однако в свете принятия нового внутреннего средства правовой защиты суд, как и в своих предыдущих решениях, считает, что нет необходимости отдельно рассматривать приемлемость и существо жалобы заявителя по статье 13 в настоящем деле (см. mutatis mutandis, Коротяева и другие, № 13122/11 и 2 других, § 40, 18 июля 2017 года, и Tkhyegepso и другие против России, № 44387/04 и 11 других, §§ 21-24, 25 октября 2011 года).
III. ДРУГИЕ ДОВОДЫ ЗАЯВИТЕЛЯ
55. Из жалобы Заявителя может следовать, что его право на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 было нарушено во втором производстве по заявлению должника о прекращении принудительного исполнения решения, когда военный суд удовлетворил требование должника, несмотря на наличие окончательного решения районного суда в разбирательстве между теми же сторонами и в отношении того же предмета.
56. Принимая во внимание вышеизложенные выводы по вопросу о неисполнении решения (см. пункт 48 выше), суд считает, что нет необходимости отдельно рассматривать приемлемость и существо этой жалобы (см. Ананкин и другие, упомянутые выше, § 65).
57. Заявитель также поднял ряд доводов в соответствии со статьями 6, 8, 13 и 17 Конвенции в отношении разбирательства в связи с его увольнением и прекращением исполнительного производства.
58. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы и ту меру, в какой жалоба относится к его компетенции, Суд пришел к выводу о том, что в этой части жалобы не содержится никаких признаков нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со статьей 35 §§ 3 (A) и 4 Конвенции.
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
59. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
А. Ущерб
60. Заявитель требует 16 638 979 российских рублей (приблизительно 258,811 евро) в качестве компенсации материального ущерба, что составляет среднюю цену новой квартиры в Москве площадью 76,5 кв. м. для семьи из четырех человек, а также отделочных работ в ней. Он также требует 50 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
61. Правительство считает требования Заявителя в отношении материального ущерба необоснованными, поскольку Заявитель уже был обеспечен жильем Министерством обороны. Оно также оспаривает требования компенсации морального вреда, как явно излишние.
62. Суд не усмотрел наличия причинно-следственной связи между нарушением и предполагаемым материальным ущербом (см. пункт 47 выше); поэтому он отклоняет это требование.
63. С другой стороны, Суд присуждает заявителю 7800 евро в качестве компенсации морального вреда и отклоняет остальные его требования по этой статье.
Б. Судебные издержки
64. Заявитель не требовал возмещения расходов и издержек. Соответственно, нет необходимости вынесения решения по этому вопросу.
C. Проценты по умолчанию
65. Суд считает целесообразным, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Объявляет жалобу в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1, касающуюся неисполнения судебного решения, приемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в связи с неисполнением Решения от 17 февраля 2010 года в пользу заявителя;
3. Постановляет, что отсутствует необходимость в рассмотрении приемлемости и существа жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции;
4. Считает, что нет необходимости рассматривать вопрос о приемлемости и по существу жалобы о нарушении принципа правовой определенности во втором сете судебного разбирательства о прекращении исполнения решения суда в пользу Заявителя;
5. Объявляет остальную часть жалобы неприемлемой;
6. Постановляет:
(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев 7 800 евро (семь тысяч восемьсот евро), плюс любой возможный налог, в качестве компенсации нематериального ущерба. Конвертация в валюту государства-ответчика должна быть осуществлена по курсу, применимому на дату расчета;
(б) что с момента истечения вышеупомянутого трехмесячного срока до момента урегулирования вопроса простые проценты по вышеуказанной сумме подлежат выплате по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;
7. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.
Составлено на английском языке и уведомлено в письменном виде 9 июля 2019 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Fatoş Aracı Georgios A. Serghides
Секретарь Председатель
|| Смотреть другие дела по Статье 6 ||

Leave a Reply