echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №45668/05 и 2292/06 "Волчкова и Миронов против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
Дело «Волчкова и Миронов против России»
(Жалоба № 45668/05 и 2292/06)
Решение
(Справедливое удовлетворение)
Страсбург
15 октября 2019
Это решение станет окончательным при соблюдении условий пункта 2 статьи 44 Конвенции.
Оно может быть подвергнуто правке.
В деле «Волчкова и Миронов против России»,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающие палатой, состоящей из:
Paul Lemmens, председатель,
Georgios A. Serghides,
Paulo Pinto de Albuquerque,
Helen Keller,
Dmitry Dedov,
Alena Poláčková,
María Elósegui, судьи,
и Stephen Phillips, секретарь секции,
После обсуждения в качестве палаты 24 сентября 2019,
Выносит решение, принятое в эту дату:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело инициировано жалобами (№45668/05 и 2292/06) поданными против Российской Федерации, двумя гражданами Российской Федерации, Татьяной Григорьевной Волчковой («заявитель жалобы № 45668/05», «заявитель») и г-ном Борисом Петровичем Мироновым («заявитель жалобы № 2292/06», «заявитель»), 9 декабря 2005 года и 30 декабря 2005 года в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Российской Федерации. («конвенция»).
2. Постановлением от 18 марта 2017 года («решение по основному делу») суд постановил, что экспроприация имущества заявителей, находящихся в Люберцах, была произведена в нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (Волчкова и Миронова против России, № 45668/05 и 2292/06, 28 марта 2017 года).
3. В соответствии со статьей 41 Конвенции заявитель жалобы № 45668/05 и заявитель жалобы № 2292/06 потребовали соответственно 601 283 евро (евро) и 2 569 896 евро в качестве материального ущерба, который, по их мнению, был причинен в результате экспроприации их имущества.
4. Поскольку вопрос о применении статьи 41 Конвенции не был вынесен в связи с материальным ущербом, суд отложил этот вопрос и предложил правительству и заявителям представить в письменном виде в течение трех месяцев с момента принятия окончательного решения свои замечания по этому вопросу, в том числе ознакомить его с любым соглашением, к которому они могут прийти (там же, пункт 150, и пункт 7 постановляющей части).
5. Поскольку стороны не достигли соглашения, как заявители, так и правительство представили свои замечания.
Закон
ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
6. Согласно статье 41 Конвенции,
« Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство Высокой Договаривающейся Стороны позволяет лишь устранить последствия такого нарушения, суд предоставляет потерпевшей стороне, в соответствующих случаях, справедливое компенсацию».
А. Доводы сторон
1. Заявитель по жалобе № 45668/05
7. Заявитель № 45668/05 требует 361 878 долл. США (долл. США) (эквивалент, по ее мнению, 314 677 евро (евро)).
8. Данная сумма, соответствует рыночной стоимости его имущества в 2005 году, разбита следующим образом:
(i) 210 426 долл. США за свою долю земли, эта сумма была рассчитана с применением метода, называемого «методом будущего использования» заинтересованной стороной, и сумма совокупной экспроприированной земли (площадью 24 сотки) была 1 262 557 долл. США (эта сумма также включает стоимость деревьев и кустарников, оцененную в докладе эксперта в феврале 2005 года в 31 760 долл. США);
(ii) 38 920 долл. США за его долю в экспроприированном доме, причем эта сумма рассчитывается на основе объявлений, опубликованных в газетах в период с апреля по декабрь 2004 года, относительно продажи новых квартир в Люберцах по ценам, установленным между 596 и 975 долларов США за квадратный метр. Заявитель утверждает, что в объявлении, опубликованном в феврале 2007 года, цена достигла 2 995 долларов США за квадратный метр, из этих сообщений следует, что средняя цена новой квартиры в Люберцах в 2005 году была близка к 1 200 долларам США. квадратный метр, и предлагает рассчитывать на эту сумму для расчета стоимости своей доли дома. Умножив 1200 долларов США на 24 м2 (площадь, которой она владела в экспроприированном доме), она оценивает свою долю в 38 920 долларов США;
(iii) 6 832 долл. США за деревья и кустарники на экспроприированной земле;
(iv) 98 400 долл. США, что соответствует стоимости нового жилого дома площадью 82 м2, который, согласно собственному толкованию внутреннего законодательства, заявитель в заявке № 45668/05 полагал, что он имел право на бесплатное получение вместо прежнего (82 м2, умноженное на 1200 долларов США);
(v) 7300 долларов США за его личные вещи.
9. Наконец, заявитель требует 286 606 евро, что, по его мнению, компенсирует инфляцию в период с 2005 по 2009 год.
2. Заявитель по жалобе № 2292/06
10. Заявитель жалобы № 2292/06 указывает, что в начале переговоров с Инвестиционной компанией в 2004 году он оценил стоимость своей доли дома и прилегающей земли в 330 000 долл. США и 700 000 грн. В связи с этим он заявляет, что он был в состоянии установить любую цену для продажи, поскольку, по его мнению, инвестирующая компания начала строительство зданий на местах с грубым нарушением закона и, следовательно, имела настоятельную необходимость выкупа.
11. Заявитель утверждает, что сумма в 3 300 000 долл. США, которую он требует (эквивалент, по его утверждению, 2 569 896 евро), представляет собой часть прибыли, полученной инвестирующей компанией. Эта прибыль была бы получена от продажи квартир в здании, построенном на месте экспроприированного дома.
12. Заявитель добавляет, что после выплаты ему заявленной суммы государство может подать иск против компании-инвестора о возмещении.
3. Правительство
13. Правительство повторяет свои замечания по существу дела о том, что дом заявителей был нежилым и должен быть снесен. В связи с этим он ссылается на технический сертификат на дом от 15 октября 2004 года, в котором было указано, что от 45 до 60% дома и его хозяйственных построек были повреждены. Он также утверждает, что во время переговоров с жителями домов, вовлеченных в процедуру экспроприации, муниципальные власти и инвестирующая компания неоднократно пытались посетить дом заявителей, но он все еще был закрыт и не было ощущения, что в нем кто-то живет. Что касается прилегающей земли, то она выглядела заброшенной.
14. Кроме того, правительство утверждает, что соответствующие значения долей дома и земельных участков были определены в докладе об экспертизе от февраля 2005 года (Волчкова и Миронова, выше, § § 31 32) без обращения заявителей с просьбой о проведении контрэкспертизы и без представления доказательств для оспаривания этого доклада.
15. Наконец, правительство заявляет, что соответствующие стороны отклонили более выгодные предложения, представленные им инвестирующей компанией, и что они не хотели участвовать в переговорах. Согласно доводам Правительства, заявители получили не только суммы денег, соответствующие стоимости их экспроприированного имущества, но также и новое жилье. Оно приходит к выводу, что соответствующим лицам уже были выплачены соответствующие компенсации на национальном уровне, что они не могут претендовать на неосновательное обогащение по решению Суда, а следовательно нет необходимости, в выделении им дополнительных сумм.
 I. Соответствующее национальное законодательство
16. В соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1991 года № 1541-1 о приватизации жилищ каждый гражданин имеет право на свободное владение жильем, которое он занимает на условиях социальной аренды.
 Оценка суда
1. Общие принципы
17. Суд повторяет, что решение, устанавливающее нарушение, влечет за собой для государства-ответчика юридическое обязательство в соответствии с Конвенцией устранить нарушение и его последствия. Если характер нарушения допускает устранение последствий, то государство-ответчик обязано их устранить, поскольку Суд не имеет ни юрисдикции, ни практической возможности сделать это сам. Если, с другой стороны, национальное законодательство допускает лишь неполное устранение последствий нарушения, статья 41 Конвенции уполномочивает Суд предоставлять в соответствующих случаях потерпевшей стороне удовлетворение, которое, по его мнению, является уместным (Ткаченко против России, № 28046/05, § 69, 20 марта 2018 г., со ссылками, приведенными в нем).
18. Основание для расчета нанесенного ущерба зависит от характера обнаруженного нарушения. Суд уже постановил в этой связи, что он не может поставить в одну и ту же плоскость обычную экспроприацию и экспроприацию, противоречащую принципу законности (Арсовский против бывшей югославской республики Македонии (справедливое удовлетворение), № 30206/06, § 19, 7 февраля 2019 года, со ссылками на них). В случае, когда речь идет о регулярной экспроприации как таковой, восстановление » ситуации, максимально приближенной к той, которая существовала бы, если бы нарушение не имело места», ограничивается выплатой адекватной компенсации, которая должна была быть выплачена во время экспроприации (Vistiņš and Perepjolkins V.Latvia (справедливое удовлетворение) [GC], no. 71243/01, § 34, ЕСПЧ 2014).
2. Нарушение установлено в основном решении
19. Суд в первую очередь напоминает, что в основном решении он никогда не указывал, что экспроприация имущества заявителей противоречила принципу законности. С другой стороны, он посчитал, что аспекты «общественного назначения» и соразмерности вмешательства были тесно переплетены, и рассмотрел их вместе (Волчкова и Миронов, упомянутое выше, §§ 103-107 и 114).
20. Что касается общественной полезности меры по экспроприации, то, по его мнению, остается сомнение в том, что лишение имущества заявителей для целей коллективного жилья имеет первостепенный общий интерес (там же, § 123).
21. Что касается соразмерности вмешательства и, в частности, компенсации, он отметил, что в своей апелляции на решение об экспроприации заявители произвели определенные расчеты и оспорили суммы, которые были им выделены следствием этого решения. Он счел, что эти расчеты, по-видимому, не имеют никакого существа или основания и что, следовательно, Апелляционный суд был обязан провести оценку этих расчетов и обосновать их. Суд постановил в своем решении по основному делу, что суд апелляционной инстанции не выполнил это обязательство (там же, §§ 126-127).
22. В свете этих двух факторов, с одной стороны, сохраняются сомнения относительно первостепенной общей заинтересованности меры и, с другой стороны, отсутствия судебного рассмотрения доводов, выдвинутых заявителями в той мере, в какой они касались оценки имущества, подлежащего экспроприации, Суд установил нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (там же, § 128).
23. В этих обстоятельствах он считает, что восстановление «ситуации, максимально приближенной к той, которая существовала бы, если бы выявленное нарушение не имело места», ограничивается выплатой адекватной компенсации, которая должна была быть выплачена во время экспроприации.
3. Расчет сумм, подлежащих присуждению в качестве материального ущерба в этом случае
24. Суд считает, что ввиду характера нарушения компенсация, подлежащая выплате в этом случае, не должна отражать ни идею полного стирания последствий оспариваемого вмешательства, ни полную стоимость экспроприированной собственности (Vistiņš и Perepjolkins, упомянутое выше, § 36). Чтобы определить соответствующее средство правовой защиты, Суд должен использовать общие критерии, изложенные в его прецедентном праве в отношении статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которые без выплаты суммы, разумно соразмерной стоимости имущества в принципе представляло бы собой чрезмерное нарушение, которое не может быть оправдано статьей 1 Протокола № 1. Следовательно, он считает целесообразным установить суммы, насколько это возможно, «разумно связанные» с рыночной стоимостью экспроприированного имущества, то есть суммы, которые он сочел бы приемлемыми в соответствии со статьей 1 Протокола № 1. С этой целью он должен провести общую оценку последствий оспариваемой экспроприации, то есть рассчитать сумму компенсации в соответствии со стоимостью имущества на момент утраты права собственности заявителями.
25. Он отмечает, что ни одна из сторон не представила экспертные заключения или аналогичные отчеты об оценке экспроприированного имущества. Правительство ссылается на отчет за февраль 2005 года, который, по его словам, не был оспорен заявителями. Они представляют свои собственные расчеты компенсации, которая будет присуждена (см. Пункты 7-12 выше).
26. Суд заявляет, что он не может полагаться на расчеты заявителей, поскольку они основаны на данных, которые не имеют ничего общего с имуществом, из которого они были лишены, и которые имеют много одинаковых активов (см. Параграфы 8 и 8). и 11 выше).
17. 27. Он также считает, что следует иметь в виду, что заявители получили взамен своего отчужденного имущества социальную аренду другого жилья, расположенного в Люберцах: аренду квартиры одного помещение площадью 31 м2 вместо жилого помещения 24 м2, принадлежащее заявителю жалобы № 45668/05, в отчужденном доме и аренда четырехкомнатной квартиры площадью 70 м2, которые заявитель жалобы № 2292/06 имел в том же доме (сравните пункты 7-8 и 35 основного решения). Эти новые жилища располагались возле экспроприированного дома: в 2 и 2,5 км соответственно от дома. Нет никаких указаний на то, что эти новые жилища стоили меньше, чем соответствующие доли заявителей экспроприированного дома. Более того, ничто не мешает людям свободно владеть своими новыми домами на основании Федерального закона о приватизации жилья (см. Пункт 16 выше).
28. Наконец, Суд отмечает, что в дополнение к указанным новым жилищам Заявитель жалобы № 45668/05 и Заявитель жалобы № 2292/06 соответственно получили компенсацию в размере 28 500 долларов США и компенсацию в размере 85 600 долларов США соответственно. соответствующая общая сумма, согласно заключению эксперта от февраля 2005 г., стоимости имущества, подлежащего экспроприации (доли дома, а также земельные участки) (пункты 32 и 35 решения основного производства). Отсюда следует, что заинтересованным лицам была выплачена двойная компенсация за их доли в доме: в натуральной и денежной форме.
29. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что заявителям была надлежащим образом возмещена их доля в доме (сравните с Sigunovy v. Russia (dec.) [Комитет], № 18836/11, §§ 58-59, 12 февраля 2019).
30. Остается определить, какая компенсация была бы разумной в отношении рыночной стоимости земельных участков, о которых идет речь. В отсутствие экспертных отчетов, представленных сторонами, Суд считает целесообразным полагаться на суммы, первоначально предложенные инвестирующей компанией в ходе переговоров о продаже участков, принадлежащих заявителям: до 50 000 долларов США для заявителя и до 140 000 долларов США для заявителя (пункт 26 основного решения). Он считает, что суммы, которые инвестиционная компания была готова заплатить, соответствовали рыночной стоимости участков.
31. Принимая во внимание все соответствующие обстоятельства дела, и, в частности, тот факт, что заявители получили двойную компенсацию за свои доли дома (см. Пункт 28 выше), а также стоимость экспроприированного имущества, как указано в отчете за февраль 2005 г. (пункт 32 решения основного судебного разбирательства), и выводы, сделанные в основном решении, в частности, отсутствие признания незаконности экспроприации, Суд считает, что соответствующие суммы в размере 40 000 долларов США и 112 000 долларов США соответственно за экспроприированные участки.
32. Кроме того, суд считает, что из этих сумм следует вычесть те суммы, которые уже были выплачены заявителям в соответствии с решением об экспроприации в качестве стоимости их земельных участков, а именно 23 300 долл.США для заявителя и 70 000 долл. США для заявителя (пункты 32 и 35 основного решения), с тем чтобы получить сумму в размере 16 700 долл. США и 42 000 долл. США.
33. Принимая во внимание тот факт, что как национальные суды, так и заявители рассчитали компенсацию в долларах США, Суд считает, что суммы должны присуждаться также в качестве справедливой компенсации в долларах США.
34. Наконец, он считает, что значительное увеличение курса доллара с 2005 года (года, в котором было вынесено решение об экспроприации) по сравнению с российским рублем в этом случае является достаточным для компенсации последствий инфляция.
35. В заключение Европейский суд присудил заявителю жалобы №№ 2292/06 42 000 долл. США, заявителю жалобы № 45668/05 возмещении материального ущерба на сумму 16 700 долл. США.
36. Он считает целесообразным смоделировать процентную ставку по умолчанию для процентной ставки по предельной кредитной линии Европейского центрального банка на три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Постановил
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям материальный ущерб в течение трех месяцев с даты, когда решение вступит в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, следующие суммы должны быть преобразованы в государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчетов:
I. 16 700 долл. США (шестнадцать тысяч семьсот долларов США) заявителю по заявке № 45668/05 (г-жа Волчкова);
II. 42 000 долларов США (сорок две тысячи долларов США) заявителю Заявления № 2292/06 (г-н Миронов);
(b) что с момента истечения этого периода до момента выплаты эти суммы будут увеличены на простые проценты по ставке, равной ставке предельной кредитной линии Европейского центрального банка, применимой в течение этого периода, на три процентных пункта;
2. Отклоняет иск о справедливой компенсации оставшейся части.
Совершено на французском языке и зарегистрировано в письменной форме 15 октября 2019 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Stephen Phillips Paul Lemmens
Greffier Président
|| Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1 ||

1 Response

  1. 129. Заявители жаловались на то, что разбирательства по делу об изъятии были несправедливы, поскольку (i) они не смогли получить доступ к важной части доказательства, а именно к генеральному плану города, и (ii) так как суд не представил достаточной мотивировки в отношении ключевых аспектов дела. 130. Заявительница также жаловалась на нарушение статьи 6 Конвенции из-за задержки выплаты ей компенсации, присужденной по решению суда от 13 апреля 2005 г., и на неопределенность относительно каких-либо процессуальных или материально-правовых аспектов производств, которые она инициировала против службы судебных приставов в августе 2005 года.

Leave a Reply