echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 54490/10 "Жидов и другие против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья Секция
Дело «Жидов и другие против России»
(Жалобы № 54490/10 и 3 других – см. Перечень в Приложении)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
17 марта 2020
Данное решение станет окончательным при обстоятельствах, изложенных в статье 44§2 Конвенции.
Оно может быть подвергнуто редакционной корректировке.
В деле Жидов и другие против России,
Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой в составе:
Paul Lemmens, Председателя,
Georgios A. Serghides,
Dmitry Dedov,
Alena Poláčková,
María Elósegui,
Gilberto Felici,
Erik Wennerström, судей,
Stephen Phillips, секретаря Секции,
Рассмотрев дело в палате совета 25 февраля 2020,
вынес в указанную дату последующее Постановление:
Процедура
1. Дело было возбуждено по четырем жалобам (№№ 54490/10, 1153/14, 2680/14 и 31636/14) против Российской Федерации, в которых шесть граждан этого государства («заявители») подали в Суд требования в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция»).
2. В решении от 16 октября 2018 года («основное решение») Суд установил нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в отношении г-жи Касторновой (жалоба № 1153/14) и г-жи Вдовиной и г-на Вдовина (жалоба № 2680/14). Он постановил, что приказ о сносе принадлежащего этим трем заявителям недвижимого имущества противоречит требованиям вышеупомянутой статьи (Жидов и другие против России, № 54490/10 и 3 других, 16 октября 2018 года).
3. В том же решении Суд отклонил жалобу № 31636/14, поскольку она была подана г-жой Тихоновой, и постановил, что в отношении г-на Жидова (жалоба № 54490/10) и г-жи Косенко (жалоба № 31636/14) нарушений статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции не было.
4. На основании статьи 41 Конвенции заявители, г-жа Касторнова и г-жа Вдовина с г-ном Вдовиным, требовали справедливой компенсации за материальный и нематериальный ущерб, а также за расходы и издержки, которые, по их мнению, они понесли.
5. В решении по основному делу Суд отклонил ходатайство о возмещении расходов. Поскольку вопрос о применении статьи 41 Конвенции не касался предполагаемого материального и нематериального ущерба, Суд отложил его и предложил Правительству и заявителям представить ему в письменном виде в течение шести месяцев с даты, когда решение станет окончательным, свои замечания по этому вопросу и, в частности, проинформировать его о любом соглашении, которое они могут достигнуть (там же, § 135 и пункт 6 постановляющей части).
6. И правительство, и г-жа Касторнова, и г-жа Вдовина представили свои замечания; г-н Вдовин их не представил.
Право
Применение статьи 41 Конвенции
7. В соответствии со статьей 41 Конвенции,
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или
Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
A. Предварительный вопрос в отношении г-на Вдовина
8. Суд отмечает, что заявитель г-н Вдовин не представил замечаний о справедливой сатисфакции, и что г-жа Вдовина не представила замечаний от его имени. Поэтому он считает, что нет необходимости высказываться по статье 41 Конвенции в отношении этого заявителя.
B. Доводы сторон
1. Г-жа Касторнова и г-жа Вдовина (жалобы № 1153/14 и 2680/14)
9. Госпожа Касторнова и госпожа Вдовина утверждают, что в связи с наличием газопровода рядом с их домами, они потеряли все возможности пользоваться своей недвижимостью с 2013 года. Поэтому они считают, что единственным подходящим средством правовой защиты будет выплата компенсации за стоимость их имущества вместе с процентами и компенсацией за нематериальный ущерб.
10. Г-жа Касторнова (жалоба № 1153/14) указывает следующие суммы:
— 9 205 000 рублей (руб.) – стоимость ее дома;
— 2 737 500 рублей – стоимость ее участка;
— 6 321 096 рублей – проценты по двум вышеуказанным суммам за период с 19 марта 2013 года (дата вынесения постановления Чеховского городского суда о сносе ее дома) по 3 июня 2019 года (дата замечаний г-жи Касторновой).
11. Г-жа Вдовина просит выделить следующие суммы:
— 5 021 600 рублей за стоимость ее дома;
— 2 931 600 рублей за стоимость ее участка;
— 4 209 089 руб. – проценты, начисляемые на две вышеуказанные суммы, за аналогичный период, указанный в запросе г-жи Касторновой.
12. В обоснование своих претензий оба заявителя представляют отчеты об оценке имущества и таблицы расчета процентов.
13. Наконец, каждая из них требует 3 000 000 рублей (41 190 евро) в отношении нематериального ущерба, который, по их мнению, они понесли в результате нарушения их прав.
2. Правительство
14. Правительство в своих замечаниях от 18 сентября 2019 года заявляет, что постановление Чеховского городского суда от 19 марта 2013 года о сносе не было исполнено, а разрешенное назначение участков заявителей — индивидуальное строительство и собственное сельскохозяйственное производство — осталось неизменным. В обоснование своих утверждений оно представляет два отчета о проверках, проведенных 18 июля 2019 года муниципальными властями на участках заявителей. По его словам, эти проверки выявили наличие различных зданий на указанных участках.
15. Правительство заключает, что собственность заявителей не пострадала, и что заявители могут продолжать пользоваться ею. Поэтому он предлагает Суду отклонить требования о компенсации за материальный ущерб.
16. Кроме того, оно считает, что требования о возмещении морального ущерба являются необоснованными.
C. Соответствующее национальное законодательство
17. В соответствии с частью 1 статьи 21 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», исполнительные листы, выданные на основании судебных решений, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня, когда судебное решение вступило в законную силу.
D. Оценка Суда
18. Суд напоминает, что недвижимое имущество заявителей было классифицировано как «самовольная постройка», и что было вынесено постановление о его сносе без выплаты компенсации (пункты 5 и 32 решения по основному разбирательству). Он установил нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в отношении заявителей, поскольку органы власти не смогли установить справедливый баланс между требованиями общественных интересов и необходимостью защиты права на собственность (пункт 114 основного решения).
19. Суд указывает, что должна существовать причинно-следственная связь между материальным ущербом, заявленным заявителем, и нарушением Конвенции (см., например, дело О’Киффе против Ирландии [GC], № 35810/09, § 201, ЕСПЧ 2014 (выдержки)). В настоящем деле суд отмечает, что здания заявителей не были снесены, и что не было доказано, что после того, как постановление Чеховского суда о сносе стало окончательным, правоустанавливающие документы на имущество заявителей были изъяты из единого реестра недвижимого имущества или что они на практике лишены возможности пользоваться своим имуществом. Таким образом, суд может лишь констатировать отсутствие реального материального ущерба, понесенного заявителями в результате найденного нарушения.
20. Кроме того, с учетом того, что трехлетний период для подачи ходатайства о приведении в исполнение вышеупомянутого решения от 19 марта 2013 года уже давно истек (см. пункт 17 выше), и что не было заявлено ни одной попытки привести его в исполнение, Суд считает весьма маловероятным, что это решение может быть приведено в исполнение в будущем.
21. С учетом вышеизложенного Суд отклоняет требования о возмещении материального ущерба.
22. С другой стороны, он считает, что заявители понесли определенный нематериальный ущерб в результате обнаруженного нарушения. Принимая во внимание, что запросы, сделанные в этой связи, являются чрезмерными, и, вынося решение по справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, он решает присудить каждому из заявителей по 2 000 евро за нематериальный ущерб.
23. Суд считает целесообразным основывать ставку процента за невыполнение обязательств на процентной ставке маржинальной кредитной линии Европейского центрального банка, увеличив ее на три процентных пункта.
По этим причинам суд, единогласно,
1. Постановляет
(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителям компенсацию нематериального ущерба в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции. Следующие суммы, должны быть пересчитаны в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчетов:
i. 2 000 евро (две тысячи евро) плюс любая сумма, которая может причитаться в качестве налога на эту сумму, госпоже Касторновой (жалоба № 1153/14);
ii. 2 000 евро (две тысячи евро) плюс любая сумма, которая может причитаться в качестве налога на эту сумму, г-же Вдовиной (жалоба № 2680/14);
(б) что с момента истечения указанного срока до выплаты на эти суммы начисляются простые проценты по ставке, равной применяемой в течение этого периода предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, увеличенной на три процентных пункта;
2. Отклоняет остальные требования справедливой сатисфакции.
Составлено на французском языке и нотифицировано в письменном виде 17 марта 2020 в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Стивен Филипс Секретарь
Пол Лемменс Президент
|| Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1 ||

Leave a Reply