echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №65031/16 "Лапшина и другие против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья Секция
Дело «Лапшина и другие против России»
(Жалоба № 65031/16 и 2 других-см. прилагаемый список)
Решение
Страсбург
22 Октября 2019
Это решение является окончательным, но может подлежать редакционной правке
.
В деле Лапшина и другие против России,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве комитета в составе:
Alena Poláčková, Председатель,
Dmitry Dedov,
Gilberto Felici, судьи,
и Stephen Phillips, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 1 октября 2019,
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день
:
Процедура
1. Дело было инициировано тремя жалобами (№65031/16, 67815/16 и 10415/17) поданными против Российской Федерации, в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) тремя российскими гражданами-г-жой Валентиной Олеговной Лапшиной, г-жой Светланой Николаевной Мишиной и г-ном Сергеем Капитоновичем Вяткиным (“заявители”). Их подробная информация приводится в Приложении I ниже.
2. Заявителей представлял г-н о. Безниско, адвокат, практикующий в Москве. Российское правительство (“правительство”) было представлено г-ном М. Гальпериным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.
3. 20 июля 2017 года правительству было направлено уведомление о жалобах, касающихся ареста заявителей, беспристрастности суда и справедливости разбирательства, а остальные жалобы были признаны неприемлемыми.
Факты
I. Обстоятельства дела
A. Приложение А. № 65031/16, Лапшина против Россия
1. Инцидент 4 декабря 2015 года
4. 4 декабря 2015 года сотрудники полиции задержали заявительницу и в 17.40 доставили ее в отделение полиции для составления протокола об административном правонарушении. Согласно материалам дела об административном правонарушении, находясь в общественном месте, заявительница предложила фотографировать прохожих со своими домашними голубями. В результате она собрала вокруг себя группу примерно из пяти человек. Полиция расценила ее действия как препятствование проходу по улице и доступу к близлежащим зданиям для общественности. В 8.30 заявитель была освобождена.
5. 22 января 2016 года Тверской районный суд Москвы признал заявительницу виновной в предъявленном ей обвинении и обязал выплатить денежный штраф в размере 10 000 российских рублей. Заявительница подала апелляцию, утверждая, в частности, что не было никаких оснований для ее ареста и содержания под стражей.
6. 14 июня 2016 года Мосгорсуд оставил в силе решение от 22 января 2016 года по апелляционной жалобе. Суд установил, что арест и содержание заявителя под стражей, произведенные в целях составления протокола об административном правонарушении, полностью соответствовали действующему законодательству.
2. Инцидент произошел 5 декабря 2015 года
7. 5 декабря 2015 года полиция арестовала заявительницу, обвинив ее в препятствовании проходу по улице и доступу к близлежащим зданиям для общественности. В 2.30 полиция доставила заявительницу в отделение полиции для составления протокола об административном правонарушении, согласно которому заявительница собрала вокруг себя группу примерно из двадцати человек, предложив сфотографировать их со своими любимыми голубями. В 17.30 заявитель был освобожден.
8. 22 января 2016 года районный суд признал заявительницу виновной в предъявленном обвинении и обязал ее выплатить денежный штраф в размере 10 000 рублей. Заявительница подала апелляцию, утверждая, в частности, что не было никаких оснований для ее ареста и содержания под стражей.
9. 22 апреля 2016 года городской суд оставил в силе решение от 22 января 2016 года по апелляционной жалобе. Суд установил, что арест и содержание заявителя под стражей, произведенные в целях составления протокола об административном правонарушении, полностью соответствовали действующему законодательству.
В. Приложение № 67815/16, Мишина против России
10. 23 декабря 2015 года полиция арестовала заявительницу и в 7.50 вечера доставила ее в отделение полиции для составления протокола об административном правонарушении. Согласно материалам дела об административном правонарушении, находясь в общественном месте, заявитель предложила прохожим покататься на пони. В результате она собрала вокруг себя группу примерно из тридцати человек. Полиция расценила ее действия как препятствование проходу по улице и доступу к станции метро для общественности. В 9.40 заявитель была освобождена.
11. 19 января 2016 года Тверской районный суд Москвы признал заявительницу виновной в предъявленном ей обвинении и обязал выплатить денежный штраф в размере 10 000 российских рублей. Заявительница подала апелляцию, утверждая, в частности, что не было никаких оснований для ее ареста и содержания под стражей.
12. 10 мая 2016 года Мосгорсуд оставил в силе решение от 22 января 2016 года по апелляционной жалобе. Суд установил, что арест и содержание заявителя под стражей, произведенные в целях составления протокола об административном правонарушении, полностью соответствовали действующему законодательству.
С. Жалоба № 10415/17, Вяткин в. Россия
13. 10 февраля 2016 года полиция задержала заявителя и в 7.20 вечера и доставила его в отделение полиции для составления протокола об административном правонарушении. Согласно материалам дела об административном правонарушении, находясь в общественном месте, заявитель играл на музыкальной инструменте, собрав вокруг себя группу примерно из десяти человек. Полиция расценила его действия как воспрепятствование проходу по улице и доступу в торговый центр для населения. В 9.40 заявитель был освобожден.
14. 25 февраля 2016 года Тверской районный суд Москвы признал заявителя виновным в предъявленном ему обвинении и обязал выплатить денежный штраф в размере 10 000 российских рублей. Заявитель подал апелляцию, утверждая, в частности, что не было никаких оснований для его ареста и содержания под стражей.
15. 26 июля 2016 года Мосгорсуд оставил в силе решение от 22 января 2016 года по апелляционной жалобе. Суд установил, что арест и содержание заявителя под стражей, произведенные в целях составления протокола об административном правонарушении, полностью соответствовали действующему законодательству.
D. исполнение судебных решений в отношении заявителей
16. По данным правительства, судебные решения в отношении г-жи Лапшиной (заявление № 65031/16) и г-жи Мишиной (заявление № 67815/16) не были исполнены. Исполнительные листы в службу судебных приставов не поступали, исполнительное производство не возбуждалось. Что касается г-на Вяткина (заявление № 10415/17), то судебные приставы взыскали 41,93 руб. с одного из банковских счетов заявителя. Оставшуюся часть долга по судебному решению взыскать было невозможно.
II. Соответствующее внутреннее законодательство
I. сроки возбуждения исполнительного производства
17. В соответствии с Законом Об исполнительном производстве (закон № 229-ФЗ), вступившим в силу 2 октября 2007 года с последующими изменениями, исполнительный лист в отношении решения, вынесенного судом общей юрисдикции, может быть представлен к исполнению в течение трех лет со дня вступления указанного решения в законную силу (Статья 21).
F. Административное сопровождение и арест
18. Внутренние правовые нормы, регулирующие административный арест (сопровождение) и содержание под стражей, изложены в деле Буткевич против России (см. № 5865/07, §§ 33-36, 13 февраля 2018 года).
Закон
III. объединение жалоб
19. Принимая во внимание схожий предмет жалоб, суд считает целесообразным рассмотреть их совместно в одном постановлении.
IV. Предполагаемое нарушение статьи  5 Конвенции
20. Заявители жаловались на то, что их арест был произведен в нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, который, насколько это уместно, гласит:
«1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

с) законный арест или задержание лица, произведенные с целью его передачи компетентному судебному органу по обоснованному подозрению в совершении преступления или, когда разумно считается необходимым предотвратить совершение им преступления или побег после его совершения[.]”
1. Доводы сторон
21. Правительство считает, что жалобы заявителей должны быть отклонены как неприемлемые. Во-первых, они утверждали, что заявители обратились в суд с запозданием. В случае заявителей шестимесячный срок исчисляется с момента их соответствующего ареста. Они также отметили, что заявители поднимали вопрос о предполагаемой незаконности их ареста только в апелляционных судах и не доводили его до сведения суда первой инстанции. В качестве альтернативы правительство утверждало, что заявители не исчерпали эффективные внутренние средства правовой защиты в отношении своих жалоб. В частности, они не ходатайствовали о пересмотре решений по их делам.
22. Заявители сочли свои жалобы приемлемыми.
2. Оценка суда
а) исчерпание эффективных средств правовой защиты
23. Суд отмечает, что, как указало правительство, заявители не поднимали вопрос о предполагаемой незаконности их ареста перед судом первой инстанции. Однако они подняли этот вопрос перед Апелляционным судом, который был компетентен рассматривать этот вопрос и фактически сделал это в настоящем деле. Таким образом, суд считает, что заявители по существу подали свои жалобы в ходе внутреннего разбирательства. Что касается утверждения правительства о том, что заявители должны были ходатайствовать о пересмотре судебных решений в целях исчерпания эффективных внутренних средств правовой защиты, как того требует Конвенция, то суд вновь заявляет, что процедура пересмотра, на которую ссылается правительство, не подпадает под какой-либо установленный срок и, следовательно, не может рассматриваться в качестве средства правовой защиты для целей статьи 35 § 1 Конвенции (см.), № 10810/15, 18 февраля 2015 года). Суд отклоняет возражение правительства.
b) соблюдение правила о шести месяцах
24. Что касается аргумента правительства о том, что шестимесячный срок должен исчисляться с даты ареста заявителей, и в той мере, в какой правительство может считать, что в отношении жалоб заявителей в соответствии со статьей 5 Конвенции не было исчерпано никаких средств правовой защиты, суд считает, что в отсутствие четкой позиции правительства в отношении наличия эффективного внутреннего средства правовой защиты от незаконного ареста в рамках административного производства (см. пункт 21 выше, в котором правительство утверждало, что заявители обязаны были подавать жалобы в соответствии со статьей 5 Конвенции в ходе административного разбирательства), заявителей нельзя упрекнуть в том, что они предприняли разумную попытку выполнить требование об исчерпании, поставив вопрос о предполагаемой незаконности их ареста и содержания под стражей перед Апелляционным судом, который рассматривал их административное дело (см. Цветкова и другие против России, № 54381/08 и 5 других, § 102, 10 апреля 2018 года). Соответственно, суд считает, что окончательными решениями для целей применения правила шести месяцев являются решения, вынесенные апелляционным судом, и что заявители выполнили требование шести месяцев:
  1. Жалоба №65031/16 решение апелляционного суда от 14 июня 2016 года, жалобу в ЕСПЧ подали 21 октября 2016;
  2. Жалоба 67815/16 решение апелляционного суда от 10 май 2016 года, жалобу в ЕСПЧ подали 7 ноябрь 2016;
  3. Жалоба 10415/17 решение апелляционного суда от 26 июль 2016, жалобу в ЕСПЧ подали 23 январь 2017.
(с) Вывод
25. Суд отмечает, что эти жалобы не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что они не является неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.
Оценка суда
26. Ссылаясь на статьи 27 § 2 и 27 § 3 Кодекса об административных правонарушениях, правительство заявило, что арест заявителей и их содержание под стражей соответствовали закону. У полиции было обоснованное подозрение, что заявители совершили административное правонарушение. Содержание заявителей под стражей в полицейском участке не превышало трех часов, как того требует национальное законодательство.
27. Заявители оставили свои жалобы без удовлетворения.
28. Суд вновь заявляет, что выражения “законно” и “в соответствии с процедурой, установленной законом” в пункте 1 статьи 5 по существу отсылают к национальному законодательству и устанавливают обязательство соблюдать его материально-правовые и процессуальные нормы. Толковать и применять национальное законодательство должны в первую очередь национальные органы власти, в частности суды. Однако, поскольку в соответствии со статьей 5 § 1 Несоблюдение внутреннего права влечет нарушение Конвенции, следует, что суд может и должен осуществлять определенные полномочия по проверке, соблюдается ли этот закон (см., среди многих других органов, Бенхам против Соединенного Королевства, 10 июня 1996 года, §§ 40-41 в порядке, отчеты о постановлениях и решениях 1996-III) по.
29. Не оспаривается тот факт, что в указанные периоды (см. пункты 4, 7, 10 и 13 выше) заявители были лишены свободы по смыслу пункта 1 статьи 5 Конвенции. Правительство утверждало, что законным основанием для их ареста был пункт 2 статьи 27 Кодекса об административных правонарушениях, в соответствии с которым полиция имела право сопровождать лиц, то есть доставлять их в полицейский участок для составления протокола об административном правонарушении. В этой связи суд отмечает, что в соответствующих национальных нормативных актах указывается, что лицо, подозреваемое в совершении административного правонарушения, может быть “препровождено” в полицейский участок и задержано там только в целях составления протокола об административном правонарушении, если такой протокол не может быть составлен по месту обнаружения правонарушения. Он далее отмечает, что статья 27 § 3 Кодекса требует, чтобы арест и последующее задержание были (1) “исключительным случаем” и (2) “необходимыми для быстрого и надлежащего рассмотрения предполагаемого административного дела и обеспечения исполнения любого назначенного наказания”.
30. Рассмотрев представленные материалы, суд считает, а правительство не утверждало обратного, что полиции не было воспрепятствовано составить протокол об административном правонарушении на месте. Он также не усматривает каких-либо исключительных обстоятельств или необходимости, оправдывающих арест и содержание заявителей под стражей в соответствии с требованиями национального законодательства (см. Дело Лашманкин и другие против России, № 57818/09 и 14 других, § § 489-90, 7 февраля 2017 года). Таким образом, суд приходит к выводу о том, что национальные власти не соблюдали применимые правила внутренней процедуры. Поэтому он считает, что арест и содержание заявителей под стражей не были произведены “в соответствии с процедурой, предусмотренной законом”.
31. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в отношении заявителей.
VIII. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
32. Заявители жаловались на то, что районный суд, рассматривавший их дела, не был беспристрастным, а разбирательство в отношении них было несправедливым. Они ссылались на статью 6 Конвенции, которая, хотя и не является актуальной, гласит следующее:
“В определении … любое уголовное обвинение против него, каждый имеет право на справедливое … слышащий… независимым и беспристрастным судом, учрежденным на основании закона.”
33. Правительство оспорило этот аргумент. Они сочли, что разбирательство в отношении заявителей осуществлялось в соответствии с гарантиями, изложенными в статье 6 Конвенции. Тот факт, что сторона обвинения не принимала участия в разбирательстве, не следует истолковывать как отрицательное воздействие на беспристрастность суда. Заявители могли бы оспорить решение судьи, если бы у них возникли сомнения в его беспристрастности.
34. Заявители оставили свои жалобы без удовлетворения.
35. Суд считает целесообразным рассмотреть, во-первых, по своей собственной инициативе вопрос о том, являются ли жалобы заявителей приемлемыми в соответствии с пунктом 3 b) статьи 35 Конвенции. Это положение предусматривает следующее:
Статья 35 § 3 (b)
«3. Суд объявляет неприемлемым любое индивидуальное заявление, поданное в соответствии со статьей 34, если он считает, что:

(b) заявитель не пострадал от значительного ущерба, если только соблюдение прав человека, как это определено в Конвенции и протоколах к ней, не требует рассмотрения заявления по существу и при условии, что ни одно дело не может быть отклонено на этом основании, которое не было должным образом рассмотрено национальным судом.
…”
36. Суд вновь заявляет, что основной вопрос, содержащийся в вышеупомянутом критерии приемлемости, заключается в том, понесли ли заявители “значительный ущерб”. Вдохновленный общим принципом, этот критерий приемлемости основывается на идее о том, что нарушение права, каким бы реальным оно ни было с чисто юридической точки зрения, должно достигать минимального уровня серьезности, чтобы подлежать рассмотрению международным судом (см. Королев против России (дек.), № 25551/05, ЕСПЧ 2010). Оценка этого минимального уровня является относительной и зависит от всех обстоятельств дела (см. Gagliano Giorgi V. Italy, no.23563/07, § 55, ECHR 2012 (выдержки)).
37. Суд далее отмечает, что в ряде предыдущих случаев он рассматривал утверждения о нарушениях статьи 6 Конвенции в ходе административного разбирательства. Установив, что (1) размер штрафа, наложенного на заявителей, не представлял для них финансовых трудностей и (2) предмет жалобы не порождал важного принципиального вопроса, суд пришел к выводу, что заявители не понесли существенного ущерба (см.), № 18774/09, 19 ноября 2010 года, и Цыглар против Румынии (дек.), нет. 47600/10, § § 17-27, 28 ноября 2017 г.).
38. Рассмотрев обстоятельства настоящего дела, суд не усматривает оснований считать иначе. Несмотря на то, что сумма штрафа может показаться значительной, суд не упускает из виду, что решения, предписывающие заявителям уплатить штраф, не были исполнены, за исключением случая с г-ном Вяткиным, когда судебный пристав взыскал незначительную сумму примерно в 0,60 евро. Он также отмечает, что установленный законом трехлетний срок для возбуждения исполнительного производства в отношении г-жи Лапшиной и г-жи Мишиной истек, и решения в отношении них более не подлежат исполнению. В деле Г-на Вяткина судебный пристав установил, что взыскание задолженности по судебному решению было невозможно (см. пункт 16 выше). Соответственно, неблагоприятные последствия судебных решений, вынесенных в отношении заявителей, если таковые имели место, не повлияли на их жизнь. Суд также не может сделать вывод о том, что предмет жалоб является важным принципиальным вопросом. При таких обстоятельствах суд считает, что заявители не понесли существенного ущерба в результате предполагаемых нарушений Конвенции.
39. Наконец, суд признает, что данное дело было надлежащим образом рассмотрено национальными судами и что соблюдение прав человека не требует рассмотрения этой жалобы по существу (см. Cavajda V.the Czech Republic (dec.), № 17696/07, 29 марта 2011 года).
40. Из этого следует, что данная жалоба должна быть признана неприемлемой в соответствии с пунктом 3 b) статьи 35 Конвенции.
Применение статьи 41 Конвенции
41. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и, если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
42. Требования заявителей в отношении компенсации морального вреда в евро:
  1. Жалоба № 65031/16, требование 20,000;
  2. Жалоба № 67815/16, требование 10,000;
  3. Жалоба № 10415/17, требование 15,000.
43. Правительство сочло претензии заявителей чрезмерными и необоснованными.
44. Принимая во внимание характер и объем выявленных нарушений, суд присуждает каждому из заявителей 1000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан.
Затраты и расходы
45. Требования заявителей о возмещении расходов, понесенных в суде.
Номер жалобы Судебные издержки (EUR) Почтовые и телефонные расходы (EUR)
  1. Жалоба № 65031/16, требование судебные издержки 18,200, почтовые расходы 120;
  2. Жалоба № 67815/16, требование судебные издержки 8,300, почтовые расходы  60;
  3. Жалоба № 10415/17, требование судебные издержки  9,900, почтовые расходы 60.
В обоснование своих претензий заявители представили копии договоров о предоставлении юридических услуг, подписанных с их представителем. Они просили, чтобы сумма судебных издержек, связанных с разбирательством в суде, была перечислена на банковский счет их представителя.
46. Правительство сочло претензии заявителей чрезмерными и необоснованными. Они также указали, что заявители фактически не понесли заявленных расходов и что добавления к соглашениям, в которых указаны фактические суммы судебных издержек, были подписаны только представителем заявителей. Наконец, они утверждали, что заявители не обосновали свою претензию в отношении почтовых и телефонных расходов.
47. Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении документы и прецедентное право, Суд считает разумным присудить сумму в размере 1500 евро, покрывающую судебные издержки и расходы, подлежащие перечислению на банковский счет г-на о. Безниско, адвоката, представлявшего заявителей в судебном разбирательстве.
Проценты по умолчанию
48. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
По этим причинам, суд, единогласно,
1. Решает объединить жалобы;
2. Объявляет жалобы, касающиеся предполагаемой незаконности ареста и содержания заявителей под стражей, приемлемыми, а остальную часть жалобы неприемлемой;
3. Постановляет, что имели место нарушения пункта 1 статьи 5 Конвенции;
4. Постановил:
а) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату осуществления расчетов:
(i) 1000 евро (одна тысяча евро), плюс любой налог, который может взиматься в отношении морального вреда каждому из заявителей;
(ii) 1500 евро (одна тысяча пятьсот евро), плюс любой налог, который может взиматься с заявителей, в отношении расходов.
Указанная сумма должна быть перечислена на банковский счет г-на о. Безниско, адвоката, представлявшего интересы заявителей;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до урегулирования простые проценты выплачиваются на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период дефолта плюс три процентных пункта;
5. Отклоняет остальные требования заявителей о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 22 октября 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Stephen Phillips Alena Poláčková
Registrar President
|| Смотреть другие дела по Статье 5 ||

Leave a Reply