echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №66355/11 «Севастьянов против России»

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
Дело «Севастьянов против России»
(Жалоба №66355/11)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
22 октября 2019 года
Это решение является окончательным, но может подлежать редакционной правке.
По делу Севастьянов против России,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве комитета в составе::
Алена Поличкова, Председатель,
Дмитрий Дедов,
Жильберто Феличи, судьи,
и Стивен Филлипс, секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 1 октября 2019,
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (№66355/11) против Российской Федерации, поданной в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее-Конвенция) гражданином России Иваном Александровичем Севастьяновым (далее-заявитель) 7 октября 2011 года.
2. Заявитель был представлен г-ном В. Семкиным, адвокатом, практикующим в Тюмени. Российское правительство (“правительство”) было представлено г-ном М. Гальпериным, представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. 2 февраля 2018 года правительству было направлено уведомление о жалобах, касающихся предполагаемого отсутствия у заявителя доступа к юридической помощи, невозможности встретиться со свидетелями и добиться присутствия свидетелей в суде, а также отсутствия на заседании по апелляции, и остальная часть жалобы была признана неприемлемой в соответствии с правилом 54 § 3 Регламента Суда.
ФАКТЫ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
4. Заявитель родился в 1989 году и проживает в г. Тюмени.
5. 6 апреля 2011 года сотрудники ГИБДД составили протокол об административном правонарушении, в котором указали, что заявитель отказался пройти тест с применением алкотестера.
6. 28 апреля 2011 года мировой судья судебного участка № 2 Тюменского района Тюменской области признал заявителя виновным в предъявленном ему обвинении и лишил его водительских прав на полтора года. Мировой судья опирался на (i) протокол административного ареста и другую полицейскую документацию, (ii) протокол, свидетельствующий о том, что заявитель отказался пройти тест на алкотестер, и (iii) письменные заявления С. И Я. (которые были свидетелями рассматриваемых событий и подписали как протокол, подготовленный полицией, так и медицинское заключение, составленное в их присутствии). Мировой судья также принял к сведению решение заявителя согласиться на рассмотрение дела в отсутствие его адвоката, который не смог присутствовать на заседании.
7. Заявитель настаивал на своей невиновности. Он утверждал, что не находился в состоянии алкогольного опьянения 6 апреля 2011 года; что он был пассажиром в автомобиле, а не водителем; и что он выполнил требование полиции и прошел тест на алкотестер, который подтвердил, что он был трезв.
8. 9 мая 2011 года заявитель подал апелляцию. Он утверждал, что мировой судья должен был (1) допросить С., Я. а сотрудники ГИБДД лично и (2) обеспечить от его имени явку двух свидетелей рассматриваемых событий, п. и Сем. Наконец, он заявил, что, вопреки выводам мирового судьи, он не согласился на то, чтобы дело рассматривалось в отсутствие его адвоката.
9. 27 мая 2011 года Тюменский районный суд Тюменской области оставил в силе решение от 28 апреля 2011 года. Заявитель не присутствовал на слушаниях. Отметив, что заявитель был уведомлен о дате и времени судебного заседания, суд открыл заседание по делу. Он рассмотрел материалы дела и допросил сотрудника полиции, который возбудил административное производство в отношении заявителя.
ЗАКОН
I. предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
10. Заявитель жаловался, что административное производство в отношении него было несправедливым. В частности, он утверждал, что мировой судья рассматривал дело в отсутствие его адвоката; что он не смог встретиться со свидетелями С. И Я.; что он не смог добиться явки и допроса свидетелей п. и Сем. и что он и его адвокат не смогли присутствовать на слушании апелляции. Он сослался на статью 6 Конвенции, которая в той мере, в какой это уместно, гласит::
«1. В определении … любое уголовное обвинение против него, каждый имеет право на справедливый… суд. ..
3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет следующие минимальные права:

b) иметь достаточное время и средства для подготовки своей защиты;
с) защищать себя лично или посредством юридической помощи по своему выбору или, если у него нет достаточных средств для оплаты юридической помощи, предоставлять ее бесплатно, когда этого требуют интересы правосудия;
d) допрашивать свидетелей против него и добиваться присутствия и допроса свидетелей от его имени на тех же условиях, что и свидетелей против него …”
11. Правительство оспорило этот аргумент. Они утверждали, что заявитель не ходатайствовал о пересмотре решений по его делу и что его жалобы должны быть отклонены в связи с неисчерпанием эффективных внутренних средств правовой защиты. Они сочли, что заявитель не обосновал свои утверждения о том, что он возражал против решения мирового судьи продолжить рассмотрение дела в отсутствие своего адвоката. Он также не просил мирового судью обеспечить присутствие свидетелей п. и Сем. Они заявили, не представив никаких соответствующих документов, что заявитель был надлежащим образом уведомлен о рассмотрении апелляции.
12. Заявитель оставил свои жалобы без удовлетворения. Он заявил, что исчерпание средств правовой защиты, на которые ссылается правительство, не требовалось для того, чтобы его дело соответствовало критериям приемлемости Конвенции.
А. Допустимость
1. Применимость статьи 6
13. Суд признает, и правительство не возражает против этого, что статья 6 Конвенции применяется в настоящем деле в соответствии с его уголовным статусом. В этой связи он принимает во внимание тот факт, что наказание (в виде приостановления действия его водительских прав), наложенное на заявителя, носило карательный и сдерживающий характер (см. Михайлова против России, № 46998/08, § 64, 19 ноября 2015 года).
2. Исчерпание внутренних средств правовой защиты
14. Что касается утверждения правительства о том, что заявитель должен был ходатайствовать о пересмотре решений по его делу в целях соблюдения критериев приемлемости Конвенции, то суд вновь заявляет, что процедура пересмотра, на которую ссылается правительство, не подпадает под какой-либо установленный срок и поэтому не может рассматриваться в качестве средства правовой защиты для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции (см. Смадиков против России (дек.), № 10810/15, 18 февраля 2015 года). Поэтому возражение правительства отклоняется.
15. Что касается аргумента правительства о том, что жалоба заявителя должна быть отклонена в той мере, в какой она касается предполагаемого упущения со стороны национальных судебных органов добиться присутствия вышеупомянутых свидетелей и их допроса от имени заявителя, то суд отмечает, что, как указало правительство, заявитель не просил мирового судью, который рассматривал его дело на первом уровне юрисдикции, добиться от его имени присутствия и допроса свидетелей. Вместе с тем он поднял этот вопрос перед Апелляционным судом, который уполномочен признать новые доказательства и который фактически сделал это в отношении настоящего дела. Таким образом, суд считает, что заявитель действительно подал жалобу по существу в ходе внутреннего разбирательства, и соответственно отклоняет возражение правительства.
3. Обоснованность жалоб
16. Наконец, суд не находит доказательств, подтверждающих утверждение заявителя о том, что он возражал против решения мирового судьи продолжить рассмотрение дела в отсутствие адвоката заявителя. Суд приходит к выводу, что жалоба заявителя на отсутствие его адвоката на слушаниях перед мировым судьей не раскрывает никаких признаков нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней. Соответственно, эта часть заявления является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 А) и 4 статьи 35 Конвенции.
4. Вывод
17. Суд отмечает, что в жалобах на то, что заявитель не смог противостоять свидетелям С. И Я.; что он не смог добиться явки и допроса свидетелей п. и Сем. и то, что он и его адвокат не смогли присутствовать на слушании апелляции, не является явно необоснованным по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Кроме того, он отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.
В. Правовая оценка
1. Основные принципы
18. Общие принципы, касающиеся права обвиняемого противостоять неблагоприятным свидетелей, чтобы на вызов и допрос свидетелей в его или ее имени и для участия в судебном заседании, также установленных в прецедентной практике суда и были обобщены в суды Schatschaschwili, Murtazaliyeva, и «Эрмитаж» соответственно (см. Schatschaschwili в. Германия [ГК], нет. 9154/10, §§ 100-31, ЕСПЧ 2015; Murtazaliyeva V. Россия [ГК], нет. 36658/05, §§ 150-99, 18 декабря 2018 года; и «Эрмитаж» В. Италия [ГК], нет. 18114/02, §§ 58-62, 64 и 76, ЕСПЧ 2006 ХІІ).
2. Применение принципов в настоящем деле
19. При принятии решения о том, было ли административное разбирательство в отношении заявителя справедливым, суд рассмотрит его в целом (см. Edwards V. The United Kingdom, 16 December 1992, § 34, Series A no. 247 B).
а) признание показаний свидетелей мировым судьей
20. Суд отмечает, что при установлении ответственности заявителя за административное правонарушение мировой судья опирался на документы, подготовленные и собранные полицией. Чтобы проверить версию полиции о произошедшем, она лишь сослалась на письменные показания свидетелей С. И Я., не приведя никаких оснований для своего решения не вызывать этих свидетелей для дачи показаний в суде. При таких обстоятельствах суд считает, что не было веских причин для их неявки.
21. Суд также признает, и правительство не возражает против этого, что показания этих свидетелей имели решающее значение при рассмотрении дела заявителя. Свидетели не понаслышке знали о ключевых фактах, лежащих в основе предъявленных заявителю обвинений в случае, когда полиция играла активную роль в оспариваемых событиях.
22. Наконец, суд не усматривает никаких попыток со стороны мирового судьи использовать какие-либо уравновешивающие меры для компенсации трудностей, испытываемых заявителем в связи с признанием письменных показаний свидетелей в качестве доказательств.
23. Принимая во внимание вышеизложенное, суд приходит к выводу, что права заявителя, изложенные в пункте 3 d) статьи 6 Конвенции, были подорваны бездействием мирового судьи в ходе судебного разбирательства. Суду остается определить, произвел ли апелляционный суд возмещение за нарушение права заявителя (см. De Cubber V. Belgium, 26 October 1984, § 33, Series A no. 86).
b) апелляционное производство
24. Что касается апелляционного слушания, то суд принимает во внимание, что в своем апелляционном заявлении заявитель оспаривал свое осуждение на фактических и юридических основаниях. Он отрицал, что совершил административное правонарушение, в котором был признан виновным. Соответственно, в обязанности апелляционного суда входила оценка вопроса о виновности или невиновности заявителя. Он также признал и исследовал новые доказательства. Суд допросил сотрудника полиции С., который возбудил административное производство в отношении заявителя, и опирался на его заявление при поддержании решения суда от 28 апреля 2011 года по апелляционной жалобе. Суд считает, что в таких обстоятельствах для надлежащего рассмотрения дела вопрос о виновности или невиновности заявителя не мог быть решен апелляционным судом в порядке справедливого судебного разбирательства без его непосредственной оценки доказательств, представленных лично заявителем; поэтому присутствие последнего было необходимо.
25. Кроме того, суд отмечает, что правительство утверждало, что заявитель был надлежащим образом уведомлен об апелляционном слушании, и заключило, что, не явившись на апелляционное слушание, заявитель отказался от своего права явиться в суд. В этой связи он отмечает, что в решении Апелляционного суда ничего не говорится о том, какие действия суд предпринял для проверки того, были ли заявитель или его адвокат надлежащим образом уведомлены о судебном заседании. Правительство также не представило никаких доказательств в обоснование своих доводов. Учитывая обстоятельства, суд не может согласиться с тем, что заявитель или его адвокаты были надлежащим образом уведомлены о дате и времени рассмотрения апелляционной жалобы. Кроме того, суд считает, что заявитель не отказался от своего права участвовать в судебном заседании.
26. Вышеизложенные соображения являются достаточными для того, чтобы суд пришел к выводу о том, что Апелляционный суд не обеспечил эффективного участия заявителя в апелляционном разбирательстве и что апелляционное производство не соответствовало требованиям справедливости.
(с) выводы
27. С учетом вышеуказанных выводов суд приходит к выводу, что административное производство в отношении заявителя было несправедливым. Этот недостаток не был устранен в апелляционном порядке в связи с тем, что судебные органы не обеспечили эффективного участия заявителя в апелляционном производстве. Таким образом, имело место нарушение пунктов 1 и 3 С) и d) статьи 6 Конвенции.
28. Учитывая вышеизложенные выводы по настоящему делу, суд считает излишним отдельно рассматривать вопрос о том, была ли нарушена справедливость судебного разбирательства также и потому, что заявитель не смог допросить свидетелей защиты (см. Владимир Романов против России, № 41461/02, § 107, 24 июля 2008 года, и Евгений Иванов против России, № 27100/03, § 51, 25 апреля 2013 года).
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
29. Статья 41 Конвенции предусматривает::
“Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
А. Ущерб.
30. Заявитель требовал 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
31. Правительство сочло претензии заявителя чрезмерными и необоснованными и не подкрепленными судебной практикой суда. Они не усмотрели нарушения прав заявителя в данном деле и сочли, что ему не следует выносить никакого решения.
32. Принимая во внимание характер и объем выявленного нарушения, суд присуждает заявителю 1000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан.
B. Расходы и издержки
33. Заявитель также требовал 800 евро за расходы и издержки, понесенные в суде.
34. Правительство заявило, что заявитель не обосновал свои претензии.
35. Учитывая имеющиеся в его распоряжении документы и прецедентное право, Суд отклоняет иск о возмещении расходов и издержек.
Проценты по умолчанию
36. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД, ЕДИНОГЛАСНО,
1. Объявляет жалобы о том, что заявитель не смог встретиться со свидетелями и добиться присутствия и допроса свидетелей от его имени и что он и его адвокат не смогли присутствовать на слушании апелляции приемлемыми, а остальная часть заявления неприемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение пунктов 1 и 3 С) и d) статьи 6 Конвенции;
3. Постановляет, что нет необходимости рассматривать отдельно жалобу заявителя в соответствии со статьей 6 §§ 1 и 3 (d), касающуюся предполагаемого отказа со стороны национальных судебных органов добиться присутствия и допроса свидетелей п. и Sem.;
4. Постановил:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 1000 евро (одну тысячу евро), которые должны быть конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату урегулирования, плюс любой налог, который может взиматься в отношении нематериального ущерба;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента осуществления расчетов простые проценты выплачиваются на указанную сумму по ставке, равной предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, плюс три процентных пункта;
5. Отклоняет оставшуюся часть требования заявителя о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 22 октября 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

|| Смотреть другие дела по Статье 6 ||

Leave a Reply