echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №78168/13 "Ванеев против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья Секция
Дело «Ванеев против России»
(Жалоба № 78168/13)
Решение
Страсбург
27 августа 2019
Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
В деле «Ванеев против России»,
Европейский Суд по Правам Человека (Третья Секция), заседая Комитетом, состоящим из:
Georgios A. Serghides, Председатель,
Branko Lubarda,
Erik Wennerström, судьи,
и Fatoş Aracı, Deputy Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом слушании 9 июля 2019 года, выносит решение, принятое в эту дату:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой (№ 78168/13) поданной против Российской Федерации, в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданином России Валерием Михайловичем Ванеевым («заявитель»), 8 ноября 2013 г.
2. Заявителя представлял г-н С. Ванеев, адвокат, практикующий в Сыктывкаре. Правительство Российской Федерации («Правительство») представлял г-н М. Гальперин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.
3. 23 февраля 2018 года уведомление было направлено Правительству.
Факты
Обстоятельства дела
4. Заявитель родился в 1949 году и живет в Сыктывкаре.
5. 22 августа 2012 г. заявитель попал в автомобильную аварию. Его машина столкнулась с машиной Ш., ранив Ш. В тот же день инспектор дорожной полиции начал административное расследование происшествия. Впоследствии административное дело было закрыто.
6. 19 октября 2012 г. полиция возбудила против заявителя уголовное дело по обвинению в нанесении телесных повреждений в результате опасного вождения.
7. В неустановленную дату расследование было завершено. Дело было передано в Омутнинский районный суд Кировской области и передано судье К.
8. 8 февраля 2013 г. заявитель попросил судью К. выйти из дела, поскольку жена Ш. была судьей в том же суде. В ответ судья К. сделал следующее заявление:
«Хотя это правда, что жена Ш. работает в районном суде, Ш. не является моим знакомым. И при этом он не мой близкий родственник. Меня лично не интересует исход дела, прямо или косвенно».
9. Заявитель, который был представлен адвокатом, отозвал свою жалобу и согласился с тем, что его дело будет рассматриваться судьей К. Он признал свою вину и просил суд отказаться от полного разбирательства.
10. В тот же день районный суд, заседая в составе единоличного судьи К., признал заявителя виновным по обвинению и приговорил его к лишению свободы на один год и четыре месяца. Суд также обязал его заплатить Ш. 150 000 российских рублей в качестве компенсации морального вреда. Заявитель подал апелляцию.
14 мая 2013 года Кировский областной суд оставил в силе решение от 8 февраля 2013 года в кассационном порядке, указав, что не было никаких обстоятельств, требующих, чтобы судья К. отказался от рассмотрения дела заявителя. Он повторил заявление судьи первой инстанции о том, что последний не был знакомым или родственником жертвы.
Закон
I. Предполагаемое нарушение статьи 6 § 1 Конвенции
11. Заявитель жаловался на то, что районный суд, который установил уголовное обвинение против него, не был беспристрастным. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, соответствующая часть которой гласит:
«Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое … разбирательство дела … независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
12. Правительство оспорило этот аргумент. По их мнению, не было никаких доказательств того, что судья К., являющаяся коллегой жены жертвы, повлияла на его беспристрастность. Они также указали, что заявитель отозвал свое возражение в отношении назначения судьи К. судьей первой инстанции по его делу и однозначно согласился с тем, чтобы его дело рассматривалось последним. Кроме того, заявитель признал себя виновным и просил суд первой инстанции отказаться от полного судебного разбирательства, чтобы обеспечить себе более мягкий приговор. Судья К. приговорил заявителя к ограничению свободы сроком на один год и четыре месяца, в то время как Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает максимальное наказание в виде двух лет за совершенное им уголовное преступление.
13. Заявитель поддержал свою жалобу.
A. Допустимость
14. Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
Б. Доводы
1. Общие принципы
15. Общие принципы, касающиеся беспристрастности суда, хорошо установлены в прецедентной практике Суда и были обобщены в ряде дел (см., например, Морис против Франции [GC], № 29369/10, §§ 73-). 78, ECHR 2015).
2. Применение принципов в настоящем деле
16. В настоящем деле заявитель полагал, что судья не обладал беспристрастностью из-за того, что жена Ш., получившая травмы в результате его опрометчивого вождения, была судьей в том же районном суде.
17. Суд с самого начала отмечает, и заявитель не утверждал обратное, что судья первой инстанции не проявил какой-либо личной предвзятости в отношении заявителя. Соответственно, Европейский Суд рассмотрит дело с точки зрения объективной проверки беспристрастности и, более конкретно, рассмотрит вопрос о том, могут ли сомнения заявителя, вытекающие из конкретной ситуации, считаться объективно обоснованными в обстоятельствах дела (см. Цитату из Morice, процитированную). выше, § 80).
18. Суд придает особое значение характеру уголовного дела в отношении заявителя. Как указывалось, выше, он предстал перед судом за причинение серьезного телесного повреждения мужу судьи Ш. в дорожно-транспортном происшествии. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что тот факт, что жена потерпевшего являлась коллегой судьи первой инстанции, мог поставить вопрос о беспристрастности.
19. Он также отмечает, что сомнения заявителя относительно беспристрастности судьи первой инстанции не были рассеяны последним. Он не ответил на опасения заявителя по поводу отсутствия беспристрастности с его стороны. В его заявлении содержался простой комментарий о том, что он не был знакомым или родственником жертвы (в отличие от Puolitaival and Pirttiaho против Финляндии, № 54857/00, § 53, 23 ноября 2004 г.). Он не пролил свет на характер профессиональных или личных отношений, если таковые имеются, между судьей и судом жертвы.
20. Что касается довода властей Российской Федерации о том, что заявитель отозвал свою жалобу в отношении судьи К. и согласился с тем, что последний рассматривает его дело, Суд отмечает, что именно судья К. должен был принять решение по жалобе в отношении себя. В этой связи он повторяет, что процедура, с помощью которой судьи на самом деле не принимают решения, а просто, по-видимому, решают, в отношении вызовов предвзятости в отношении себя, несовместима с требованием беспристрастности (см. Mutatis mutandis, Revtyuk v. Russia, № 31796/10, § 26, 9 января 2018 г.) и считает, что решение заявителя отозвать возражение не имеет отношения к данному вопросу. Также не имеет значения, что заявитель заключил какую-то сделку о признании вины.
21. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что сомнения заявителя в отношении беспристрастности судьи К. были объективно обоснованы.
22. Наконец, Суд отмечает, что кассационное производство не устранило недостатки судебного разбирательства. Апелляционный суд не провел независимый анализ озабоченности заявителя отсутствием беспристрастности у судьи первой инстанции. Вместо того чтобы успокоить заявителя относительно каких-либо сомнений в этом отношении, суд апелляционной инстанции просто повторил утверждение судьи первой инстанции о том, что последний не был знакомым или родственником жертвы.
23. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
II. Применение статьи 41 Конвенции.
24. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, Суд, в случае необходимости, предоставляет справедливую компенсацию пострадавшая стороне».
А. Ущерб
25. Заявитель требовал 650 000 российских рублей (руб.) И 50 000 евро (евро) в качестве компенсации материального и морального вреда, соответственно. Что касается материального ущерба, он потребовал 500 000 рублей за повреждение его автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия. Он также требовал 150 000 рублей, представляющих сумму, которую районный суд обязал его выплатить Ш. в качестве компенсации морального вреда.
26. Правительство считает, что заявителю не должно быть присуждено никакого вознаграждения. Они утверждали, что он не обосновал свои требования в отношении материального ущерба. Что касается его требований в отношении компенсации морального вреда, они утверждали, что наиболее подходящей формой возмещения в обстоятельствах дела будет возобновление уголовного преследования в отношении него.
27. Суд отмечает, что в настоящем деле решение о справедливой компенсации может быть основано только на том факте, что заявитель не пользовался гарантиями пункта 1 статьи 6 Конвенции. Он не может спекулировать относительно того, каким мог бы быть результат разбирательства, совместимого с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, если бы требования этого положения не были нарушены (сравните Менчинская против России, № 42454/02, § 46, 15 Январь 2009, и Попов против России, № 26853/04, § 260, 13 июля 2006 года). Следовательно, он отклоняет требование заявителя о возмещении материального ущерба. Что касается его требований о компенсации морального вреда, Европейский суд присудил ему 3200 евро.
B. Затраты и расходы
28. Заявитель не подал иск о возмещении расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд полагает, что нет оснований для присуждения ему какой-либо суммы на этот счет.
C. Проценты по умолчанию
29. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
По этим основаниям суд единогласно:
1. Объявляет жалобу приемлемой;
2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
3. Постановляет:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев следующие суммы, которые будут конвертированы в валюту государства-ответчика 3200 евро (три тысячи двести евро), плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму, в отношении морального вреда по ставке, действующей на дату урегулирования;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента выплаты на указанную сумму уплачиваются простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;
4. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и сообщено в письменном виде 27 августа 2019 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

Leave a Reply