echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 79757/12 "Ананкин и другие против России"

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО АНАНКИН И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ
ЖАЛОБА № 79757/12
CASE OF ANANKIN AND OTHERS v. RUSSIA
(Application no. 79757/12)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
22 января 2019

Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу Ананкин и другие против России,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая комитетом в составе:
Branko Lubarda, председатель,
Pere Pastor Vilanova,
Georgios A. Serghides, судьи,
и Stephen Phillips, секретарь,
Обсудив в частном порядке 18 декабря 2018 года,
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день:

ПОРЯДОК

1. Дело было возбуждено по жалобе № 79757/12 против Российской Федерации, поданной в суд на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — » Конвенция”) 50 гражданами Российской Федерации 12 декабря 2012 года.
2. 15 марта 2015 года скончался заявитель Константин Васильевич Баженов. Его вдова, г-жа Лейла Khalilyevna Баженова, выразили намерение продолжить применение вместо ее покойного мужа.
3. Заявители и госпожа Л. Х. Бажнова представлял г-н К. Маркин, адвокат, практикующий в Великом Новгороде. Российское правительство (“правительство”) первоначально представлял представитель Российской Федерации при Европейском суде по правам человека Г. Матюшкин, а затем его преемник на этом посту М. Гальперин.
4. В результате пилотного постановления по делу Герасимов и другие против России, на 30 марта 2015 года жалобы на не исполнение решения суда в пользу заявителя и отсутствие эффективных средств правовой защиты против неисполнения были переданы правительству для урегулирования или разрешения (см. Герасимов и другие против России,№. 29920/05 и 10 другим, §§ 230-31 и пункт 13 постановляющей части, 1 июля 2014 года). Суд отложил на два года, то есть до 1 октября 2016 года, производство по всем делам, касающимся неисполнения или несвоевременного исполнения внутренних судебных решений, налагающих обязательства натурой на государственные органы (там же., § 232 и пункт 14 постановляющей части).
5. Правительство представило односторонние заявления в отношении заявителей, указанных в приложениях II и III, при условии, замечания в отношении некоторых заявителя жалобы и на 29 сентября 2016 года, сообщил суду о том, что они не способны урегулировать настоящего приложения в части, касающейся Наталья Захарова и Владимир Kiyukov в течение вышеуказанного срока, так как отечественные решения в их пользу осталось неисполненным на момент.
6. С учетом истечения вышеупомянутого периода отсрочки, суд постановил возобновить рассмотрение заявления. На этапе представления сообщения суд информировал стороны о том, что дело, с учетом урегулированной судебной практики, будет передано комитету.

ФАКТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

I. обстоятельства дела
7. Заявители — пятьдесят граждан России. Их даты рождения и места жительства перечислены в приложениях I, II, III и IV.

А. факты, общие для всех заявителей
8. Заявители-бывшие военнослужащие. Все они получили окончательные судебные решения в свою пользу, обязывающие воинские части обеспечить их жильем до увольнения с военной службы. Подробные сведения о соответствующих судебных постановлениях, такие, как даты вынесения решений и их вступления в силу, а также названия соответствующих судов, кратко излагаются в приложениях.
9. В некоторых случаях обвиняемых впоследствии заменил Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны.
10. Решение по делу Назарова до сих пор остается неисполненным. Решения в пользу других заявителей вступили в силу в даты, указанные в приложениях ниже.

Б. конкретные обстоятельства некоторых случаях
1. Г-н Мединский и Ведерников
11. В соответствии с решением в пользу г-на Мединского (приложение III) 6 ноября 2015 года власти приняли решение о выделении заявителю квартиры. Согласно акту приема-передачи, заявитель принял квартиру 20 ноября 2015 года. 21 января 2016 года он зарегистрировал право собственности на квартиру.
12. В соответствии с решением суда в пользу г-на Ведерникова (приложение III) власти приняли решение о выделении заявителю квартиры 27 октября 2015 года. Согласно акту приема-передачи, заявитель принял квартиру 13 ноября 2015 года. 11 января 2016 года он зарегистрировал право собственности на квартиру.
2. Г-Н Назаров
13. С 1999 года Назаров владел ¼ доли в квартире (15 кв. м).м.) в городе Пушкино Московской области. В 2007 году жилищная комиссия воинской части рассмотрела его жилищное положение, отметила его право на долю в квартире и приняла решение внести заявителя в список лиц, нуждающихся в жилье.
14. 13 января 2009 года военный суд Московского гарнизона обязал жилищную комиссию воинской части обеспечить его жильем в Москве, как указано в прилагаемой таблице. 27 января 2011 года этот же суд заменил ответчика Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны.
15. В период с 18 августа 2009 года по 24 июня 2011 года заявитель имел ½ доли в аренде квартиры в Смоленской области.
16. 25 апреля 2013 года Департамент жилищного строительства Министерства обороны установил, что общая площадь жилых помещений заявителя (см. пункты 13 и 15 выше) превышает жилищные нормы соответствующего региона. Соответственно, орган-должник принял решение вычеркнуть его имя из списка лиц, нуждающихся в жилье.
17. 24 февраля 2014 года военный суд Московского гарнизона и 26 июня 2014 года Апелляционный суд подтвердили законность вышеуказанного решения.
18. Тем временем ответчик дважды обращался в национальные суды с просьбой о прекращении исполнительного производства, поскольку фамилия заявителя была исключена из списка лиц, нуждающихся в жилье, и “больше не было возможности привести в исполнение судебное решение”.
19. 29 ноября 2013 года Пресненский районный суд удовлетворил просьбу. 14 апреля 2014 года Мосгорсуд отменил решение нижестоящей инстанции по апелляционной жалобе и вынес новое постановление об отказе в удовлетворении ходатайства в полном объеме. Суд установил, что суд первой инстанции неправильно истолковал действующее законодательство. Не было никаких доказательств того, что решение в пользу заявителя более не может быть приведено в исполнение. Он не был отменен или изменен. «Утрата возможности принудительной реализации” должна была носить “объективный характер” и не может быть обусловлена обстоятельствами, зависящими от самого должника. Доводы ответчика свидетельствовали скорее о его несогласии с выводами суда, содержащимися в решении от 13 января 2009 года, но не являлись основанием для прекращения исполнительного производства.
20. 23 декабря 2014 года суд первой инстанции и 4 сентября 2015 года Московский городской суд, выступая в качестве апелляционной инстанции, отклонили новое ходатайство ответчика о прекращении исполнения, основанное, в частности, на решении от 24 февраля 2014 года (см. пункт 17 выше). Суды привели те же причины отказа, что и в предыдущем раунде аналогичного разбирательства.

21. В 2016 году ответчик вновь обратился в суд с ходатайством о прекращении исполнительного производства, на этот раз в военный суд. Секретариат военного суда направил заявителю уведомления о судебном заседании заказным письмом и телеграммой на его известный адрес. Уведомления не были доставлены, так как квартира была закрыта. 20 декабря 2016 года секретариат суда проинформировал заявителя о дате и месте судебного заседания по телефону, что подтверждается “телефонограммой” (записью телефонного разговора). В телефонном разговоре заявитель заявил, что он больше не проживал по адресу, указанному им суду, и отказался сообщить свой новый адрес.
22. 21 декабря 2016 года военный суд Московского гарнизона удовлетворил ходатайство. Со ссылкой на решение от 24 февраля 2014 года (см. пункт 17 выше) суд установил, что по состоянию на 25 апреля 2013 года заявитель больше не нуждался в жилье, что означало, что ответчик больше не имел возможности привести в исполнение решение от 2 февраля 2009 года.
23. Заявитель не присутствовал на слушании. В решении указано, что он был надлежащим образом уведомлен о дате и времени рассмотрения дела.
24. 23 декабря 2016 года он забрал телеграмму (см. пункт 21 выше) из почтового отделения.
25. Заявитель подал апелляцию, сославшись, в частности, на два предыдущих решения по тому же вопросу, отклонив аналогичные просьбы ответчика, и утверждал, что он не был должным образом уведомлен о слушании по его делу.
26. 16 февраля 2017 года гражданская коллегия военного суда Московского командования оставила решение в силе. Суд, в частности, установил, что продолжительное бездействие ответчика по исполнению судебного решения в пользу заявителя не имело никакого отношения к правомерности решения о прекращении исполнения, поскольку с 2013 года заявитель более не имел права на государственное жилье. Разбирательство проходило в письменной форме.
27. Что касается отсутствия на слушании дела в первой инстанции, то апелляционный суд отметил, что уведомления о слушании были направлены заявителю заказным письмом и телеграммой по его известному адресу, но не были доставлены, поскольку квартира была закрыта, и заявитель не получил телеграмму на основании уведомления об этом. Далее, 20 декабря 2016 года он был проинформирован о дате и месте проведения слушаний по телефону. Суд также принял к сведению его ответ в телефонном разговоре о том, что он больше не проживает по адресу, который он предоставил суду, а также его отказ предоставить свой новый адрес, и отклонил жалобу.
28. 3 мая 2017 года судья Военного суда Московского командования отклонил первое разрешение заявителя на кассационную жалобу. Судья, в частности, установил, что решения Пресненского районного суда, упомянутые в пунктах 19 и 20, не оказали res judicata воздействия на производство, поскольку внутреннее законодательство не запрещает должнику подавать повторное ходатайство о прекращении исполнительного производства.
29. 20 июля 2017 года судья Верховного Суда Российской Федерации отказал в удовлетворении второй кассационной жалобы на решение от 21 декабря 2016 года.
3. Смерть и правопреемства мистер Bazenov по
30. 15 марта 2015 года заявитель Баженов (Приложение II) скончался. 23 мая 2015 года его вдова, Баженова Лейла Халилевна, родившаяся 13 июля 1973 года, выразила желание сохранить заявление вместо него и представила копию свидетельства, подтверждающего, что она является законным наследником покойного мужа.
4. Отзыв жалоб двумя заявителями
31. Два заявителя, г-н Баляс и Г-Н Головачев, отозвали свои жалобы в сроки, указанные в приложении IV.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ ПРАВО
32. Согласно статье 359 Административно-процессуального кодекса, исполнительное производство прекращается либо судом, выдавшим исполнительный лист, либо судом по месту нахождения судебного исполнителя.
33. В статье 43(2) Закона об исполнении 2007 года предусматривается, что суд прекращает исполнительное производство, если более невозможно привести в исполнение исполнительный лист, обязывающий должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения. Исполнительный лист, в отношении которого было прекращено исполнительное производство, хранится в материалах дела и не может быть повторно представлен для исполнения (статья 44(5) Закона).
34. Соответствующие положения Федерального закона от 1 января 2017 года № 450-ФЗ «О внесении изменений в закон» о компенсации «от 2010 года и распространении действия закона «о компенсации» на случаи чрезмерных задержек в исполнении судебных решений, предписывающих национальным органам исполнять различные обязательства в натуральной форме » обобщены в деле Штольц и другие против России (Реш.), nos. 77056/14 и 2 других, §§ 31 41, 30 января 2018 года.

ЗАКОН

Жалобы И. Н BALYAS и Владимир Головачев
35. Суд принимает к сведению заявления представителя заявителей о том, что г-н Баляс и Г-Н Головачев хотели отозвать свои заявления и прекратить разбирательство в суде (см. Приложение IV).
36. В свете вышеизложенного и в отсутствие каких-либо особых обстоятельств, касающихся уважения прав, гарантированных Конвенцией или протоколами к ней, суд в соответствии с пунктом 1 а) статьи 37 конвенции считает, что продолжение рассмотрения заявления более не является оправданным.
37. Соответственно, дело должно быть вычеркнутой из списка в том, что касается жалобы, поданной г-ном Balyas и г-н Головачев.

II. LOCUS STANDI Г-ЖИ БАЖЕНОВОЙ
38. Суд отмечает, что г-н К. В. Баженов (добавление II) скончался после сообщения и что его вдова, г-жа Л. К. Баженова, выразила желание сохранить дело вместо своего покойного мужа (см. пункт 30 выше).
39. Суд повторяет, что в случае смерти заявителя во время рассмотрения дела его наследники из числа ближайших родственников могут в принципе подать заявление от его имени (см. Центр правовых ресурсов от имени Валентина Кампану против Румынии [GC], №. 47848/08, § 97, ECHR 2014, с дальнейшими ссылками). Кроме того, в ряде российских дел, касающихся не исполнения судебных решений в пользу заявителя, суд признал право родственников умершего заявителя на последующую подачу заявлений (см., Среди многих других, Shiryayeva V. Россия, нет. 21417/04, § 8, 13 июля 2006 года). Суд отмечает, что права, о которых идет речь в данном деле, весьма схожи с правами, лежащими в основе вышеупомянутого дела. Ничто не указывает на то, что права, которые заявители стремились защитить с помощью механизма Конвенции, были в высшей степени личными и непередаваемыми (см. статью 6 Конвенции, Malhous V. the Czech Republic (dec.) [GC], no. 33071/06, 13 декабря 2000 года). Г-жа Баженова представила свидетельство о правопреемстве, чтобы доказать, что она является законным наследником покойного заявителя, и правительство заявило в одностороннем заявлении, что выплата будет произведена правопреемнику умершего заявителя.
40. Соответственно, суд считает, что г-жа Баженова имеет законный интерес в рассмотрении заявления вместо своего покойного мужа.

III. ЖАЛОБЫ ЗАЯВИТЕЛЕЙ, ПЕРЕЧИСЛЕННЫХ В ДОБАВЛЕНИИ II, НА НЕИСПОЛНЕНИЕ
41. Суд отмечает, что заявители, перечисленные в добавлении II, прямо согласились с условиями заявлений, сделанных правительством. Суд считает, что такое соглашение должно рассматриваться как дружественное соглашение между сторонами (см. Cēsnieks V. Latvia (dec.), нет. 9278/06, § 34, 6 марта 2012 года, и Бакал и другие против Турции (Реш.), нет. 8243/08, 5 июня 2012 года).

42. Поэтому суд официально принимает к сведению дружественное урегулирование, достигнутое между сторонами. Суд далее считает, что урегулирование основано на уважении прав человека, как они определены в Конвенции и протоколах к ней (Статья 37 § 1 в порядке применения Конвенции и правило 62 § 3 Регламента Суда).
43. В любом случае Комитет министров по-прежнему компетентен контролировать выполнение условий дружественного урегулирования, изложенных в настоящем решении (Статья 39 § 4 Конвенции и правило 43 § 3 Регламента Суда). Кроме того, в любом случае настоящее постановление суда не наносит ущерба любому решению, которое может быть принято для восстановления в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Конвенции настоящего заявления в его перечне дел.
44. С учетом вышеизложенного целесообразно исключить данное дело из перечня в соответствии со статьей 39 Конвенции в той мере, в какой оно касается заявителей, перечисленных в добавлении II.

IV. ЖАЛОБЫ ЗАЯВИТЕЛЕЙ, ПЕРЕЧИСЛЕННЫХ В ДОБАВЛЕНИИ III, НА НЕИСПОЛНЕНИЕ
45. Суд отмечает, что заявители, перечисленные в приложении II, не согласились с условиями заявлений, сделанных правительством. Все они утверждали, что предложенные правительством суммы недостаточны. Кроме того, два заявителя, г-н Мединский и г-н Ведерников, утверждали, что задержка с неисполнением была неправильно рассчитана в заявлениях правительства: Правительство посчитало, что исполнение закончилось в те даты, когда должниками было принято решение о выделении заявителям конкретных квартир. Заявители утверждали, что правоприменение закончилось в день официальной регистрации их прав на соответствующие квартиры.
46. Суд повторяет, что статья 37 Конвенции предусматривает, что он может на любом этапе разбирательства принять решение об исключении заявления из своего перечня дел, когда обстоятельства приводят к одному из выводов, указанных в подпунктах а), b) или с) пункта 1 этой статьи.
47. Он также вновь заявляет, что при определенных обстоятельствах он может отклонить ходатайства в соответствии с пунктом 1 С) статьи 37 Конвенции на основе одностороннего заявления правительства-ответчика, даже если заявители желают продолжения рассмотрения дел.
48. Пункт 1 С) статьи 37 Конвенции позволяет суду, в частности, исключить дело из своего перечня, если:
“… по любой другой причине, установленной судом, продолжение рассмотрения заявлений более не является оправданным.”
Статья 37 § 1 штрафные санкции:
“Однако суд продолжает рассмотрение заявления, если этого требует соблюдение прав человека, определенных в Конвенции и протоколах к ней.”
49. С этой целью Суд тщательно изучит заявления в свете принципов, вытекающих из его прецедентного права.
50. Суд удовлетворен тем, что чрезмерная продолжительность исполнения решения в пользу заявителей была признана правительством. Суд также отмечает, что предлагаемые суммы компенсации сопоставимы с судебными решениями по аналогичным делам с учетом, в частности, конкретной задержки с исполнением в конкретных делах заявителя. Что касается расчета двумя заявителями задержки с исполнением, то суд скорее склонен рассматривать даты фактического принятия заявителями квартир в качестве дат приведения в исполнение, которые в каждом случае имели место примерно на две недели позже дат, указанных правительством в их заявлениях (см. пункты 11 и 12 выше). Однако, судом не готовы отклонить заявления о том, что Землю только при условии, что соответствующие задержки исполнения более чем на пять лет и три месяца, в случае г-н Мединский, и пять лет и десять месяцев, в случае г-на Ведерникова, были четко и недвусмысленно признается правительством, и корректирующие предложения правительства по двум кандидатам в любом случае адекватные и сопоставимые с суд присуждает по аналогичным делам (см., с соответствующими изменениями, червяков и другие против России (Реш.), nos. 43443/04 и 17 других, § 22, 15 марта 2015).
51. Что касается вопроса о том, требует ли соблюдение прав человека, определенных в Конвенции и протоколах к ней, чтобы суд продолжил рассмотрение заявления, то он отмечает, что в ряде аналогичных дел суд постановил, что он не обязан продолжать рассмотрение заявлений в соответствии с пунктом 1 статьи 37 в порядке штрафа (см., например, дело Камнева и другие против России (Реш.), nos. 35555/05 и 6 других, § 30, 2 мая 2017). Суд не видит оснований для отхода от такого подхода в данном деле.
52. С учетом вышеизложенного представляется целесообразным исключить эту часть заявления из перечня в соответствии с пунктом 1 С) статьи 37 Конвенции в том, что касается жалобы заявителей, перечисленных в добавлении III, на неисполнение.

V. предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в отношении заявителей, перечисленных в добавлении I
53. Заявители, перечисленные в добавлении I, жаловались на неисполнение внутренних решений, вынесенных в их пользу. Они опирались на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1, которые гласят следующее::
Статья 6 § 1
“В определении своих гражданских прав и обязанностей … каждый имеет право на справедливое … слушание. .. по [] … суд. ..”
Статья 1 Протокола № 1
“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Однако предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему считает необходимым контролировать использование имущества в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.”

A. жалоба о неисполнении
54. Правительство не согласилось. В частности, в случае с Назаровым они утверждали, что решение в его пользу не могло быть исполнено, так как он больше не нуждался в жилье.
55. Заявители сохранили свои жалобы. В частности, г-н Назаров заявил, что в отношении жилья, находящегося в его собственности с 1999 года, власти и суд первой инстанции, вынесший первоначальное решение в его пользу, знали об этом обстоятельстве и приняли его во внимание. Что касается доли в квартире в августе 2009-2011 годов, то это обстоятельство возникло после вынесения решения и в значительной степени было обусловлено неспособностью властей обеспечить исполнение решения от 13 января 2009 года в течение двухмесячного срока, установленного внутренним законодательством. В любом случае решение в его пользу не было отменено или изменено и подлежит исполнению, что подтверждается выводами национальных судов в 2014 и 2015 годах. Суды дважды рассматривали аргументы правительства и отклонил их как несущественные. Разбирательство 2016-2017 годов, возбужденное ответчиком в военных судах, было несправедливым, решение о прекращении исполнительного производства было принято без учета выводов предыдущих судов по тому же вопросу, и окончательное решение в его пользу все еще должно было быть исполнено.
1. Приемлемость
56. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.
2. Существо
57. Суд вновь заявляет, что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться в качестве неотъемлемой части “слушания” для целей статьи 6. Он также ссылается на свою прецедентную практику, касающуюся неисполнения или несвоевременного приведения в исполнение окончательных внутренних судебных решений (см. Hornsby V. Greece, no. 18357/91, § 40, доклады о судебных решениях и решениях 1997 II).
58. Суд далее считает, что заявители в силу решений о предоставлении им жилья имели “законное ожидание” приобретения материального актива, которое было достаточно доказано, чтобы представлять собой “владение” по смыслу статьи 1 Протокола № 1.
59. В ведущем деле Герасимова и других, упомянутых выше, суд уже установил нарушение в отношении вопросов, аналогичных тем, которые рассматривались в настоящем деле.
60. Рассмотрев все представленные ему материалы, суд не нашел ни одного факта или аргумента, способных убедить его прийти к иному выводу относительно приемлемости и существа этих жалоб.

61. Решения в пользу четырех заявителей либо исполнялись с задержками, превышающими соответственно шесть, девять и двенадцать лет, либо, как и в случае г-на Назарова, оставались неисполненными более девяти лет. Такие задержки явно несовместимы с требованиями Конвенции.
62. Суд далее принимает к сведению довод правительства о том, что решение в пользу г-на Назарова более не подлежало исполнению, поскольку заявитель был исключен из списка лиц, нуждающихся в жилье. Однако суд отмечает, что решение суда от 13 января 2009 года не было отменено или изменено. Суд далее отмечает, что в 2014-2015 годах аргумент, на который ссылалось правительство, дважды поднимался в ходе внутреннего разбирательства и был отклонен национальными судами, которые установили, что несогласие ответчика с первоначальным постановлением суда не было основанием для прекращения приведения в исполнение и что, соответственно, возможность его исполнения не была утрачена (см. пункты 19 и 20 выше). Однако в 2016 году разные суды рассмотрели один и тот же набор фактов и пришли к другому выводу (см. пункты 22 и 26 выше). Не вникая в вопрос о якобы несоответствие судебных выводов в трех сетах разбирательства, суд считает достаточным принять к сведению, что по крайней мере до 21 декабря 2016 года, когда власти с просьбой прекратить исполнение было удовлетворено судом первой инстанции, решение суда от 13 января 2009 года в пользу заявителя уже остались без исполнения в течение более чем семи лет (см., с соответствующими изменениями, Коцарь В. России, нет. 25971/03, § 28, 29 января 2009 года). С учетом того, что возможность приведения решения в исполнение дважды подтверждалась национальными судами в 2014 и 2015 годах (см. пункты 19 и 20 выше), этот период был отнесен на счет властей и явно нарушает требования Конвенции.
63. С учетом своей судебной практики по данному вопросу суд считает, что в отношении четырех заявителей, перечисленных в добавлении I, власти не приложили всех необходимых усилий для обеспечения полного и своевременного исполнения судебных решений в пользу заявителей.
64. Поэтому эти жалобы свидетельствуют о нарушении статьи 6 § 1 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в отношении этих четырех претендентов.
B. жалоба на нарушение принципа правовой определенности
65. Г-н Назаров (Приложение I) жаловался на то, что его право на справедливое судебное разбирательство было нарушено в третьем производстве по ходатайству должника о прекращении принудительного исполнения, когда военный суд удовлетворил требование должника, несмотря на наличие окончательного решения районного суда в разбирательстве между одними и теми же сторонами и по одному и тому же вопросу.
66. Принимая во внимание вышеизложенные выводы по вопросу о неисполнении (см. пункты 62-64 выше), суд считает, что нет необходимости отдельно рассматривать приемлемость и существо этой жалобы.

VI. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ
67. Заявители, перечисленные в приложениях I, II и III, могут быть истолкованы как жалующиеся на отсутствие эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении неисполнения. Соответствующее положение Конвенции гласит:
Статья 13
“Каждый, чьи права и свободы, изложенные в [настоящей] Конвенции, нарушаются, имеет эффективное средство правовой защиты перед Национальным органом, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве.”
68. Суд уже отметил наличие нового внутреннего средства правовой защиты от неисполнения внутренних судебных решений, налагающих на российские власти обязательства материального и нематериального характера, введенного после пилотного решения Федеральным законом № 450-ФЗ «О внесении изменений в закон» о компенсациях » 2010 года. Этот закон, вступивший в силу 1 января 2017 года, позволяет заинтересованным сторонам добиваться компенсации за ущерб, причиненный в результате чрезмерных задержек с исполнением судебных решений, предписывающих национальным властям выполнять различные обязательства натурой (см. Камневу и другие, упомянутые выше). Суд установил, что измененный закон о компенсации в принципе отвечает критериям, изложенным в пилотном решении по делу Герасимова и других лиц, и предоставляет заявителям потенциально эффективное средство правовой защиты в связи с их жалобой о неисполнении (см. Штольц и другие, упомянутые выше, §§ 87-116 и § 123).
69. Суд вновь заявляет, что было бы несправедливо просить заявителей, дела которых уже находятся на рассмотрении в течение многих лет в рамках внутренней системы и которые обратились в суд за помощью, вновь подать свои иски в национальные суды (см. Герасимов и другие, упомянутые выше, пункт 230).
70. С другой стороны, в свете принятия нового внутреннего средства правовой защиты, суд, как и в свои предыдущие решения, считает, что нет необходимости отдельно рассматривать вопрос о приемлемости и по существу заявителей жалобы в соответствии со статьей 13 в настоящем деле (см., mutatis mutandis, и Korotyayeva и других, нос. 13122/11 и 2 других, § 40, 18 июля 2017 года, и Tkhyegepso и другие против России,№. 44387/04 и 11 другим, §§ 21-24, 25 октября 2011).

VII. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
71. В письме от 20 января 2017 года господин Назаров также пожаловался на то, что власти не уведомили его надлежащим образом о слушании 21 декабря 2016 года. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы и в той мере, в какой жалоба относится к компетенции суда, он приходит к выводу о том, что он не раскрывает никаких признаков нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней.
72. Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со статьей 35 §§ 3 (A) и 4 Конвенции.

VIII. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
73. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного возмещения, суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”
Повреждения А.
74. Заявители, перечисленные в Приложении I, истребовали суммы, указанные в приложении, в связи с моральным ущербом.
75. Правительство оспорило их претензии как чрезмерные и необоснованные.
76. Принимая во внимание документы, находящиеся в его распоряжении, и его прецедентное право (см., В частности, Герасимова и других, упомянутых выше, §§ 187 200), суд считает разумным присудить заявителям суммы, указанные в Приложении I, плюс любой налог, который может взиматься в отношении нематериального ущерба, и отклонить остальные их требования для справедливого удовлетворения.
B. судебные расходы и издержки
77. Заявители не предъявляли претензий в отношении расходов и издержек. Соответственно, нет никакого призыва делать премию под эту голову.
Проценты по умолчанию
78. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,
1. Решил вычеркнуть жалобу из списка дел в соответствии со статьей 37 § 1 (a) Конвенции в том, что касается жалобы, поданной г-ном Balyas и Владимир Головачев;

2. Постановляет, что г-жа Лейла Халилевна Баженова имеет право продолжить разбирательство вместо своего покойного мужа;

3. Принимает к сведению положения заявлений правительства-ответчика в отношении жалоб о неисполнении, поданных заявителями, перечисленными в добавлении III, и условия обеспечения соблюдения обязательств, упомянутых в них;

4. Решил вычеркнуть жалобу из списка дел в соответствии со статьей 37 § 1 (C) Конвенции в части, касающейся не соблюдения жалоб заявителей, указанных в приложении III;

5. Постановляет в отношении заявителей, перечисленных в приложении II, принимая во внимание условия правительственной декларации, и процедур для обеспечения соблюдения обязательств, указанных в нем, и заявителей согласие с условиями заявления, чтобы нанести приложений из своего списка дел в соответствии со статьей 39 Конвенции в отношении жалоб по поводу задержки исполнения решений национальных судов;

6. Объявляет приемлемыми жалобы на неисполнение, поданные заявителями, перечисленными в добавлении I, в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1;

7. Постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в связи с неисполнением в пользу решений, вынесенных в пользу заявителей, перечисленных в Приложении I;

8. Постановляет, что нет необходимости рассматривать приемлемость и существо жалобы г-на Назарова о предполагаемом нарушении принципа правовой определенности в третьей серии производства по делу о прекращении исполнения судебного решения в его пользу;

9. Постановляет в отношении жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции, поданной заявителями, перечисленными в добавлениях I, II и III, относительно предполагаемого отсутствия эффективного средства правовой защиты от неисполнения, что нет необходимости рассматривать приемлемость и существо этой жалобы;

10. Объявляет остальную часть жалобы неприемлемой;

11. Зацепки
а) государство-ответчик должно выплатить каждому заявителю, указанному в добавлении I, в течение трех месяцев суммы, указанные в соответствующей части добавления I, которые должны быть конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату урегулирования, плюс любой налог, который может взиматься в отношении нематериального ущерба;;
(b) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до выплаты взимается простой процент на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;

12. Отклоняет остальные требования заявителей о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 22 января 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Stephen Phillips Секретарь
Branko Lubarda Председатель

Скачать решение на английском языке

||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1  ||

Leave a Reply