echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 80251/13 "Никотин против России"

Перевод настоящего решения ЕСПЧ от 8 января 2019  года  является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
НИКОТИН ПРОТИВ РОССИИ
(Жалоба № 80251/13)
CASE OF NIKOTIN v. RUSSIA
(Application no. 80251/13)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
8 января 2019
Данное постановление окончательное, но может быть подвергнуто редакционной правке.
В деле «Никотин против России»,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве палаты, в составе:
Branko Lubarda, председатель,
Pere Pastor Vilanova,
Georgios A. Serghides, судьи,
и Fatoş Aracı, заместитель секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 4 декабря 2018 года,
вынес в указанную дату последующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было возбуждено по жалобе (№ 80251/13) против Российской Федерации, поданной в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция”) гражданином Российской Федерации Алексеем Владимировичем Никотиным  (“заявитель”)  7 октября 2013 года.
2. Заявителя представлял адвокат г-н В. Ларионов, практикующий в Барнауле. Российское правительство (“правительство”) представлял г-н М. Гальперин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. 15 декабря 2017 года правительству было направлено уведомление о жалобе, касающейся предполагаемой беспристрастности суда первой инстанции, а остальная часть заявления была признана неприемлемой в соответствии с правилом 54 § 3 Регламента Суда.
ФАКТЫ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
4. Заявитель родился в 1984 году и в настоящее время отбывает наказание в Рубцовске Алтайского края.
5. 2 марта 2011 года заявитель был арестован. В неустановленный день ему было предъявлено обвинение в вымогательстве и убийстве гражданина Воса.
6. В неуказанный день по делу заявителя в Алтайском краевом суде был открыт суд присяжных заседателей.
7. В неуказанный день присяжные вынесли обвинительный приговор заявителю и трем другим подсудимым. Решением суда от 17 мая 2012 года областной суд приговорил заявителя к девятнадцати годам лишения свободы.
8. 6 сентября 2012 года Верховный Суд Российской Федерации отменил приговор по апелляционной жалобе в связи с противоречивыми выводами, содержащимися в приговоре присяжных, и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
9. 30 января 2013 года присяжные вынесли обвинительный вердикт в отношении заявителя и трех других обвиняемых.
10. 19 февраля 2013 года присяжный В. сделал заявление, адресованное судье. Он утверждал, что гражданка Ч., мать гражданина Воса неоднократно беседовала с присяжными во время перерывов. Гражданка Ч. сообщила присяжным, что это был второй судебный процесс и то, что заявитель и другие подсудимые уже признаны виновными в убийстве ее сына. Она также посоветовала присяжным проверить информацию об убийстве ее сына в Интернете. В. сделал это и, как следствие, под влиянием этой информации признал подсудимых виновными. Как представляется, судья первой инстанции распорядился о проведении расследования в ответ на утверждения В.
11. 25 Февраля 2013 Гражданка Ч. представила письменное заявление, опровергающее утверждения В.
12. 26 февраля 2013 года председатель присяжных гражданка Г. подписала заявление, в котором указала, что ей “не было известно” о каких-либо случаях неправомерного влияния на присяжных со стороны гражданки Ч.
13. 27 февраля 2013 года областной суд приговорил заявителя к девятнадцати годам лишения свободы.
14. 28 февраля 2013 года судья попросил службу судебных приставов провести расследование в ответ на заявление присяжного В.
15. 18 марта 2013 года заместитель начальника службы судебных приставов ответил судье следующим образом:
“Это следует из отчетов, представленных исполнителями … и руководитель группы судебных приставов, что в соответствующие даты присяжные заседатели контролировались судебным приставом … пока они были в зале или в комнате присяжных. Ни один из присяжных не обратился [служба судебных приставов] в отношении [присяжных] безопасности или вмешательства в выполнение обязанностей присяжных.”
16. После апелляции, поданной заявителем и двумя другими обвиняемыми, 8 августа 2013 года апелляционный суд оставил приговор заявителя в силе. Что касается аргумента заявителя о том, что гражданка Ч. оказала неправомерное влияние на присяжных, суд заявил следующее:
“[Суд] отклоняет этот аргумент как необоснованный … что присяжные вынесли вердикт … в результате незаконного влияния гражданки Ч.
Согласно протоколу судебного разбирательства, присяжные были отобраны в соответствии с требованиями, изложенными в [ уголовно-процессуальном кодексе].
Материалы дела показывают это … Гражданка Ч. не оказывала незаконного влияния на присяжных.
[Суд] не усматривает нарушений уголовно-процессуальных норм, в том числе предполагаемых [обвиняемыми], которые оправдывали бы отмену приговора.”
I. предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
17. Заявитель жаловался, что гражданка Ч. оказывала чрезмерное давление на присяжных. Нарушение статьи 6 § 1 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:
“В определении … любое уголовное обвинение против него, каждый имеет право на справедливое … слушание. .. независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.”
18. Правительство утверждало, что жалобы заявителя были рассмотрены и отклонены национальными судами как необоснованные и что уголовное разбирательство в отношении заявителя проводилось в соответствии со статьей 6 Конвенции.
19.  Заявитель поддержал свою жалобу.
А. Приемлемость 
20. Суд отмечает, что заявление не является явно необоснованным по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.
B. Существо жалобы
1. Основные принципы
21. Общие принципы, касающиеся беспристрастности трибуналов, прочно закреплены в прецедентной практике Суда (см., например, дело Киприану против Кипра [GC], № 73797/01, §§ 118-21, ECHR 2005 XIII).
2. Применение этих принципов к настоящему делу
22. По фактам суд отмечает, что присяжные вынесли “обвинительный” вердикт по делу заявителя. Примерно три недели спустя, до вынесения приговора, присяжный выдвинул обвинение в том, что гражданка Ч. мать жертвы неоднократно общалась с  присяжными во время судебного разбирательства, пытаясь повлиять на них. Председательствующий судья распорядился провести расследование по данному вопросу. Его результаты были предметом рассмотрения апелляционного суда, который отклонил жалобу заявителя об отсутствии беспристрастности суда первой инстанции как необоснованные.
23. Суд во-первых отмечает, что  , в обстоятельствах данного дела, заявление присяжный сделал после суда или принятия решения о связи между  гражданкой Ч. и присяжными заседателями.Тем не менее он считает, что утверждения, выдвинутые В. и на которые опирался заявитель в своем апелляционном заявлении, были достаточно серьезными, чтобы оправдать их рассмотрение. Соответственно, по мнению суда, национальные судебные органы обязаны проверить, является ли, как того требует пункт 1 статьи 6 Конвенции, Суд первой инстанции “беспристрастным судом” по смыслу этого положения. При проведении проверки они обязаны были использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для того, чтобы развеять любые сомнения в отношении реальности и характера утверждений заявителя (см. 17070/05, §§ 26 и 28, 16 января 2007 года).
24. Суд принимает во внимание тот факт, что судья, ведущий судебное разбирательство, не отклонил утверждения В. напрямую (см., напротив, дело Ремли против Франции, 23 апреля 1996 года, §§ 43-48, доклады о решениях и решениях 1996 года II). Он попросил судебного пристава провести расследование. Он также получил письменные заявления от председателя присяжных и гражданки Ч. Материалы, собранные судьей, подлежат рассмотрению апелляционным судом.
25. Однако, по мнению суда, этих действий было недостаточно для того, чтобы развеять любые сомнения относительно реальности и характера утверждений заявителя. По его мнению, только допрос присяжных мог бы пролить свет на характер сообщений, если таковые имели место, и на то влияние, которое они могли оказать на присяжных заседателей, как это утверждается в деле В. Кроме того, текст письма судебного пристава не позволяет суду определить эффективность проведенного расследования. Оно лишь заявило без каких-либо подробностей, что ни один из присяжных не сообщил о каких-либо нарушениях в выполнении своих обязанностей.
26. Принимая во внимание вышеуказанные факторы, суд считает, что расследование, проведенное национальными судебными органами по данному делу, не может служить основанием для предоставления заявителю возможности исправить, если это окажется необходимым, ситуацию, противоречащую требованиям Конвенции. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
27. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”
A. Ущерб
28. Заявитель требовал 20 000 евро (EUR) за моральный ущерб.
29. Правительство заявило, что, если суд примет решение о вынесении решения заявителю, он должен сделать это в соответствии со своей устоявшейся судебной практикой.
30. По данным суда для заявителя, права гарантированные статьей 6 Конвенции которого были нарушены, наиболее целесообразной формой возмещения было бы в принципе возобновление производства по делу, при необходимости (см. Оджалан против Турции , №. 46221/99, § 210 ЕСПЧ 2005-IV ,  и Попов против России, № 26853/04, § 263, 13 июля 2006 года). По причине этого суд отмечает, что статья 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для возобновления производства по делу в случае обнаружения судом нарушения Конвенции. Соответственно, суд не считает необходимым в обстоятельствах настоящего дела выносить решение заявителю в отношении морального вреда.
B. Судебные расходы и издержки
31. Заявитель требовал возмещения расходов и издержек. 212,566 российский рублей (руб.) в ходе внутренних судебных разбирательств и расходы, понесенные в суде (200 000 руб. в отношении юридического сбора и 12,566 руб. в счет почтовых расходов).
32. Правительство заявило, что, если суд примет решение о возмещении требований заявителя, он должен сделать это в соответствии со своей устоявшейся судебной практикой.
33. Учитывая имеющиеся в распоряжении документы и прецедентное право, Суд считает целесообразным присудить сумму в размере 1000 евро, покрывающую расходы по всем статьям.
Проценты по умолчанию
34. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,
1. Объявляет жалобу приемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
3. Постановляет:
(a) что государство-ответчик должно уплатить заявителю в течение трех месяцев 1000 евро (тысячу евро) плюс любой налог, который может взиматься с заявителей, и пересчитать их в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчетов.
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента погашения на вышеуказанные суммы будут начисляться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа, плюс три процентных пункта
4. Отклоняет остальные требования заявителя о справедливом удовлетворении.
Составлено на английском языке и нотифицировано в письменном виде 8 января 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Fatoş Aracı Заместитель Секретаря
Branko Lubarda Председатель
||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

Leave a Reply

Нажмите, чтобы позвонить