echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 9782/08 «Оздоев и другие против России»

ЕСПЧ обязал Россию выплатить вдове убитого старшего помощника прокурора Ингушетии Рашида Оздоева 91 тысячу евро.
Суд установил, что российское правительство нарушило несколько статей Конвенции о правах человека по данному делу: право на жизнь (статья 2), запрещение пыток (статья 3), право на свободу и личную неприкосновенность (статья 5) и право на эффективное средство правовой защиты (статья 12).
Заявитель вместе со своим другом был похищен в 2004 году. Позже оба были найдены мертвыми. Старший помощник прокурора курировал деятельность Федеральной службы безопасности в Ингушетии. За неделю до убийства он направил отчет о своей работе в Москву. Первоначально жалоба была подана в ЕСПЧ его отцом Борисом Оздоевым. В связи с тем, что он умер в январе 2018 года, Европейский суд присудил компенсацию вдове убитого Тамаре.
Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке.

 

Третья секция
THIRD SECTION
Дело «Оздоев и другие против России»
CASE OF OZDOYEV AND OTHERS v. RUSSIA
(Заявки № 9782/08 и 9 других –
см.приложение)
Решение
JUDGMENT
Страсбург
27 Август 2019
Это решение является окончательным, но оно может подлежать редакционной правке.
В деле «Оздоев и другие против России»,
Европейский суд по правам человека (третья секция),заседая Палатой в следующем составе:
Георгиос А. Сергидес, Председатель,
Бранко Lubarda,
Эрик Веннерстрем, судьи,
и Фатуш Арачи, заместитель секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 9 июля 2019 года,
Выносит решение принятое в этот день:
Процедура
1. Дело было инициировано по десяти заявлениям против России, поданным в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) на даты, указанные в прилагаемой таблице.
2. Российское правительство (далее-правительство) было проинформировано об этих заявках.
3. Правительство не прокомментировало передачу заявлений в Комитет.
Фактические данные
I. обстоятельства дела
4. Заявителями являются граждане России, которые в настоящее время проживали либо в Чеченской Республике, либо в Республике Ингушетия. Их личные данные приведены в прилагаемой таблице. Они являются близкими родственниками лиц, которые исчезли после того, как их якобы незаконно задержали военнослужащие в ходе специальных операций. События, о которых идет речь, происходили в районах, находящихся под полным контролем российских федеральных сил. Заявители не видели своих пропавших родственников с момента предполагаемого похищения. Их местонахождение остается неизвестным.
5. Заявители сообщили о похищениях в различные правоохранительные органы, и было начато официальное расследование. Производство по делу неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, а решения оставались на рассмотрении в течение нескольких лет без каких-либо ощутимых результатов. Заявители направили запросы о предоставлении информации и помощи в розыске своих родственников в следственные органы и различные правоохранительные органы. На их запросы поступали либо только шаблонные ответы, либо их вообще не было. Виновные лица не были установлены следственными органами. Как представляется, все эти расследования еще не завершены.
6. Ниже приводится краткое изложение фактов, касающихся каждого заявления. Каждый счет основан на показаниях, представленных заявителями и их родственниками и/или соседями как в суд, так и в национальные следственные органы. Правительство не оспаривало основные факты по этим делам, представленные заявителями, но поставило под сомнение причастность обслуживающего персонала к этим событиям (см. пункт 280 ниже).
А. Оздоев и Цечоев против России (№9782/08)
7. Первым заявителем был отец Рашида Оздоева, который родился в 1975 году. Первый заявитель умер 23 января 2018 года. 2 октября 2018 года его вдова, г-жа Тамара Оздоева, выразила желание продолжить рассмотрение заявления вместо него.
8. Второй заявитель является братом Тамерлана Цечоева, который родился в 1962 году.
1. Процедура в суде
9. 4 февраля 2008 года Московская неправительственная организация (НПО) «правозащитный центр» Мемориал » направила от имени заявителей первое письмо в суд, в котором они выразили желание подать заявление о похищении их родственников.
10. 28 февраля 2008 года суд предложил этой НПО представить в течение шести месяцев заполненную форму заявления и доверенность.
11. 22 августа 2008 года НПО направила в суд заполненную форму заявления и две доверенности, датированные соответственно 8 мая 2007 года и 28 декабря 2007 года. Они были подписаны заявителями, но не имели подписей их представителей. Тем не менее, суд принял документы и включил их в материалы дела.
12. 17 декабря 2008 года представитель заявителей предоставил суду две надлежащим образом подписанные доверенности, датированные соответственно 5 сентября 2008 года и 6 сентября 2008 года.
2. Похищение г-на Рашида Оздоева и г-на Тамерлана Цечоева и попытки заявителей установить их местонахождение
13. В то время г-н Рашид Оздоев был помощником прокурора в прокуратуре Ингушетии, курировавшей надзор за деятельностью Федеральной службы безопасности (далее-ФСБ) в Ингушетии. Несколько раз он официально критиковал сотрудников ФСБ за их предполагаемое участие в незаконной деятельности, включая произвольные задержания, пытки и внесудебные казни. В начале 2004 года, находясь в командировке в Москве, он доложил о вышеуказанной практике федеральным властям.
14. Тамерлан Цечоев был руководителем местной общественной организации и активистом оппозиции.
15. Вечером 11 марта 2004 года г-н Рашид Оздоев и г-н Тамерлан Цечоев ехали вместе из города Назрань в город Малгобек, Ингушетия, в темно-зеленом автомобиле ВАЗ 21099 г-на Тамерлана Цечоева. В окрестностях села Верхние Ачалуки белый автомобиль «Нива» без номерных знаков столкнулся с их автомобилем и перекрыл дорогу. Группа из восьми-десяти вооруженных людей в камуфляжной форме вышла из автомобиля «Нива» и еще двух автомобилей (микроавтобуса «Газель» и серебристого автомобиля ВАЗ 21099), которые остановились неподалеку. Мужчины открыли огонь, задержали г-на Оздоева и г-на Цечоева, посадили их в микроавтобус и увезли. Автомобиль господина Рашида Оздоева также был изъят.
16. Инцидент был замечен сотрудниками полиции на ближайшем контрольно-пропускном пункте ГИБДД. Они попытались вмешаться, но один из похитителей представился сотрудником ФСБ и приказал полицейским держаться подальше.
17. Примерно в 10 ч. 00 м. В тот же день вооруженные люди, которые задержали г-на Оздоева и г-на Цечоева, предположительно похитили г-на Расухана Евлоева и г-на Ибрагима Измайлова (см. Евлоева и Томова, № 14667/09; см. также пункты 56 и 57 ниже).
18. Около 11 часов вечера два офицера ФСБ, г-н M.Kh и г-н И. Б., дежуривший в штабе ФСБ Ингушетии в городе Магас (“штаб ФСБ»), увидел, как к воротам штаба подъезжают белая «Нива» и два автомобиля ВАЗ 21099 (серебристый и темно-зеленый соответственно). Им было дано указание начальником штаба ФСБ генералом С. К. впустить машины, и они последовали этому указанию.
19. На следующий день (12 марта 2004 года) неустановленные сотрудники правоохранительных органов сообщили первому заявителю, что около 3 часов ночи в этот день г-н Рашид Оздоев и трое других мужчин, задержанных в ходе спецоперации 11 марта 2004 года, были перевезены из помещения штаба ФСБ во Владикавказ, Северная Осетия, по приказу генерала С. К. И Г-на А. К. (тогдашнего министра внутренних дел Ингушетии).
20. Во время поисков своего пропавшего родственника второй заявитель разговаривал с жителями верхних Ачалуков (в окрестностях которых предположительно произошло похищение), которые были свидетелями похищения. Эти жители предоставили ему подробную информацию о событиях; их рассказы были похожи на те, что приведены выше.
3. Официальное расследование похищений
а) официальное расследование похищения г-на Рашида Оздоева
21. Сразу же после похищения первый заявитель сообщил об этом властям и потребовал возбудить уголовное дело.
22. 14 марта 2004 года прокуратура Ингушетии возбудила уголовное дело № 04800001 по статье 126 Уголовного кодекса (“УК”) (Похищение человека).
23. На следующий день следователи допросили первого заявителя. Он утверждал, что утром 11 марта 2004 года г-н Рашид Оздоев ушел из дома на работу и не вернулся. Два дня спустя первому заявителю позвонил человек, который сообщил ему, что автомобиль Рашида Оздоева был замечен припаркованным, покрытым брезентом, на территории штаб-квартиры ФСБ. Затем он узнал от своего сына, г-на Р. О. (офицера ФСБ в то время), что г-н Рашид Оздоев был похищен правоохранительными органами, действующими по приказу генерала С. К.
24. В тот же день, 15 марта 2004 года, следователи допросили г-на Р. О., который заявил, что в ночь с 13 на 14 марта 2004 года ему позвонил неизвестный мужчина и описал обстоятельства похищения (описание было аналогично сообщению, представленному заявителями в суд).
25. 18 и 20 марта 2004 года следователи допросили трех сотрудников полиции, которые дежурили на контрольно-пропускном пункте дорожной полиции. Сотрудники полиции подтвердили обстоятельства похищения, описанные заявителями.
26. 16 марта 2004 года следователи обратились в штаб-квартиру ФСБ с просьбой предоставить им информацию о предполагаемом аресте г-на Рашида Оздоева. Через пять дней сотрудник ответил, что в штабе ФСБ нет информации о его задержании.
27. 2 апреля 2004 года уголовное производство по делу о похищении г-на Рашида Оздоева было объединено с уголовным производством по делу о похищении г-на Тамерлана Цечоева (см. пункт 40 ниже), но через три дня оно было прекращено.
28. 12 апреля 2004 года первый заявитель был признан потерпевшим по этому делу.
29. На следующий день следователи добавили к доказательствам по делу признательное письмо сотрудника ФСБ, И. О. Это письмо было адресовано в прокуратуру Ингушетии. Офицер ФСБ заявил, что он работал под командованием генерала С. К. в подразделении, состоящем из пяти человек. Цель группы состояла в том, чтобы арестовывать пять человек каждую неделю. В ходе спецопераций, которые проводились ночью, сотрудники ФСБ использовали камуфляжную форму, маски и поддельные документы. После задержания человека доставляли в помещение штаба ФСБ, где его пытали и убивали. Сам и. о. изувечил более пятидесяти человек и убил тридцать пять человек. В начале 2003 года его подразделение задерживало людей, которые действительно подозревались в участии в незаконной деятельности, но позже, чтобы выполнить поставленные перед ними задачи, они начали произвольно арестовывать людей на основании их Чеченской внешности. Последняя спецоперация, в которой он участвовал, была предпринята с целью задержания прокурора, который располагал компрометирующими материалами против вышеупомянутого генерала С. К. И. О., который сломал ноги и руки этому человеку, а затем его коллеги убили его.
30. 19 мая 2004 года следователи допросили офицера ФСБ А. О. по поводу вышеупомянутого признательного письма (его имя и фамилия были очень похожи на имя и фамилию автора этого письма). А. О. сказал следователям, что он не писал этого письма.
31. 8 октября 2004 года первый заявитель предоставил следователям аудиозапись отчета о событиях, предоставленного сотрудником ФСБ Р. С. аудиозапись содержала запись разговора между несколькими мужчинами, в том числе (предположительно) Р. С., который заявил, что в неустановленную дату, вечером, по приказу генерала С. К., он вместе с группой других сотрудников ФСБ принял участие в задержании и аресте двух мужчин, ехавших в темно-зеленом автомобиле ВАЗ 21099 в районе села Ачалуки в Ингушетии.
32. 14 марта 2005 года следователи приостановили производство по делу, а затем, после критики со стороны надзирающего прокурора, возобновили его 1 декабря 2005 года.
33. 22 декабря 2005 года следователи допросили генерала С. К., который отрицал свою причастность к похищению г-на Рашида Оздоева.
34. 31 декабря 2005 года следователи вновь допросили г-на Р. О. (см. пункт 23 выше). Он утверждал, что после похищения он осмотрел гараж штаб-квартиры ФСБ и нашел вышеупомянутый автомобиль «Нива». Его левая сторона была повреждена, и на поврежденных частях были следы темно-зеленой краски. Он сразу же попросил следователей осмотреть машину, но в его просьбе было отказано.
35. 6 января 2006 года производство по делу было вновь приостановлено.
36. 4 сентября 2006 года первый заявитель пожаловался в Генеральную прокуратуру России на неэффективность расследования похищения его сына.
37. 30 ноября 2006 года следователи возобновили производство по делу и допросили сотрудника ФСБ, который отвечал за автопарк в штаб-квартире ФСБ. Он заявил, что в 2004 году автомобили ФСБ не участвовали ни в каких дорожно-транспортных происшествиях. В тот же день следователи вновь приостановили производство по делу.
b) официальное расследование похищения г-на Тамерлана Цечоева
38. 20 марта 2004 года жена г-на Тамерлана Цечоева (г-жа П. Т.) подала официальную жалобу в национальные органы власти, утверждая, что ее муж вместе с г-ном Рашидом Оздоевым были похищены 11 марта 2004 года.
39. 29 марта 2004 года следователи допросили второго заявителя. Он утверждал, что, по слухам, его брат был похищен вместе с г-ном Рашидом Оздоевым сотрудниками правоохранительных органов на кантышевском перекрестке.
40. 2 апреля 2004 года прокуратура Ингушетии возбудила уголовное дело № 04500012 по статье 126 УК (похищение) и присоединила его к уголовному делу, возбужденному в отношении г-на Рашида Оздоева. Через три дня разбирательство было прекращено (см. пункт 27 выше).
41. В мае 2004 года следователи обратились к различным органам власти, включая Главное управление ФСБ и Министерство внутренних дел Ингушетии, с просьбой предоставить им информацию о предполагаемом аресте Тамерлана Цечоева. Эти власти ответили, что у них нет никакой информации о его аресте или содержании под стражей.
42. 14 июня 2004 года уголовное дело в отношении похищения г-на Тамерлана Цечоева было объединено с уголовным делом № 04500010, которое было возбуждено 17 марта 2004 года в отношении похищения г-на Расухана Евлоева и г-на Ибрагима Измайлова (см. пункт 65 ниже).
43. 12 июля 2004 года г-жа П. Т. была признана потерпевшей по уголовному делу и допрошена следователями. Она утверждала, что ее муж был похищен вместе с г-ном Рашидом Оздоевым сотрудниками ФСБ.
44. 13 октября 2004 года второй заявитель был признан потерпевшим по этому делу. В мотивировочной части этого решения указывалось, что г-н Тамерлан Цечоев был похищен около 10 часов вечера 11 марта 2004 года на контрольно-пропускном пункте дорожной полиции, расположенном на кантышевском перекрестке, группой из десяти вооруженных людей в камуфляжной форме и балаклавах. В формулировке рассматриваемого решения также указывалось, что г-н Тамерлан Цечоев был похищен вместе с г-ном Расуханом Евлоевым и г-ном Ибрагимом Измайловым.
45. 30 ноября 2004 года следователи допросили г-на И. Б., одного из сотрудников ФСБ, который в момент похищения находился на дежурстве в штаб-квартире ФСБ. Он заявил, что 11 марта 2004 года около 11 часов вечера в помещение ФСБ въехали автомобиль «Нива» и автомобиль «ВАЗ 21099» темного цвета. У последней машины была вмятина на передней левой двери.
46. 17 декабря 2004 года расследование этого дела было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц. Расследование было возобновлено 1 апреля 2005 года, затем приостановлено 1 мая 2005 года, затем вновь возобновлено 1 декабря 2006 года и приостановлено 31 декабря 2006 года.
47. Тем временем 5 декабря 2005 года Министерство внутренних дел Ингушетии опубликовало сообщение, в котором, в частности, указывалось, что г-н Тамерлан Цечоев находится в розыске по подозрению в незаконном хранении огнестрельного оружия.
48. 25 апреля, 14 августа и 11 сентября 2006 года и 28 марта 2007 года второй заявитель обратился к следователям с просьбой сообщить ему о любом прогрессе, достигнутом в ходе расследования. Он также попросил их предпринять определенные следственные действия. В ответ на первый запрос следователи сообщили ему, что расследование было приостановлено. Его вторая просьба была отклонена.
4. Производство в национальных судах
49. 9 августа 2006 года первый заявитель подал жалобу в Назрановский районный суд Ингушетии, оспаривая отсутствие у него доступа к материалам уголовного дела и неспособность следователей провести расследование должным образом.
50. 4 октября 2006 года суд отклонил жалобу заявителя. 21 ноября 2006 года Верховный Суд Ингушетии оставил это решение в силе в апелляционном порядке.
51. 1 ноября 2006 года и 16 мая 2007 года второй заявитель подал жалобу в тот же суд, оспаривая решения от 1 мая 2005 года и 31 декабря 2006 года о приостановлении расследования и бездействия следователей по уголовному делу.
52. 4 декабря 2006 года и 13 июня 2007 года суд отклонил жалобу второго заявителя 4 августа 2007 года Верховный Суд Ингушетии оставил это решение в силе.
53. 2 апреля 2008 года Малгобекский городской суд Ингушетии признал г-на Рашида Оздоева умершим по просьбе первого заявителя и членов его семьи.
В. Евлоева и Томова против России (№14667/09)
54. Первая заявительница является матерью г-н Rasukhan Евлоев, который родился в 1976 году. Вторым заявителем является сестра Ибрагима Измайлова, родившаяся в 1976 году.
1. Процедура в суде
55. Заявители подали заявление в суд 2 марта 2009 года. Впоследствии они предоставили суду доверенности от первого заявителя (от 17 февраля 2002 года) и второго заявителя (от 18 февраля 2009 года). В обоих документах в качестве даты подачи заявления указано 3 марта 2009 года. По мнению заявителей, произошла канцелярская ошибка в дате первой доверенности, которая фактически была выдана 17 февраля 2009 года.
2. Похищение г-на Расухана Евлоева и г-на Ибрагима Измайлова
56. Около 10 часов вечера 11 марта 2004 года Расухан Евлоев и Ибрагим Измайлов ехали в своем белом автомобиле ВАЗ 2107 по дороге из города Малгобек, Ингушетия. Как только они миновали кантышевский перекресток и добрались до ближайшего КПП ГИБДД, их на большой скорости обогнал темно-серый металлический автомобиль ВАЗ 21099 без номерных знаков и перекрыл дорогу. В это же время сзади к ним подошел белый автомобиль «Нива» без номерных знаков и врезался в заднюю часть их машины. Десять вооруженных людей в камуфляжной форме и балаклавах выскочили из двух автомобилей, окружили Евлоева и Измайлова и открыли огонь; затем вооруженные люди надели на них наручники, заставили сесть в свои автомобили ВАЗ 21099 и Нива и уехали в направлении города Назрань.
57. Сотрудник полиции, дежуривший на контрольно-пропускном пункте, г-н А. А., попытался вмешаться; однако один из мужчин приказал ему держаться подальше, размахивая служебным удостоверением. Говоря по-русски без акцента, мужчина сообщил ему, что он из штаба ФСБ в городе Магас (“штаб ФСБ»).
58. В тот же день (11 марта 2004 года) Расухан Евлоев и Ибрагим Измайлов были доставлены в штаб-квартиру ФСБ. Брат господина Расухана Евлоева, господин Х.Я., сразу же направился туда и увидел автомобиль «Нива», припаркованный на территории штаба. У автомобиля были повреждения кузова, указывающие на то, что он столкнулся с белым транспортным средством.
3. Официальное расследование похищения
59. 15 и 16 марта 2004 года первый и второй заявители, соответственно, сообщили властям о похищении.
60. 16 марта 2004 года следователи прокуратуры Назранского района Ингушетии осмотрели белый автомобиль ВАЗ 2107, оставленный на контрольно-пропускном пункте ГИБДД в районе кантышевского перекрестка. Они отметили, что автомобиль был поврежден, его шины были спущены, его передние и задние окна были разбиты, а в корпусе автомобиля было несколько круглых отверстий (по-видимому, вызванных выстрелами). Следователи нашли в машине две пули и изъяли их в качестве вещественных доказательств.
61. 17 марта 2004 года прокуратура Назранского района возбудила уголовное дело № 04500010 по статье 126 УК РФ (Похищение человека) по факту похищения.
62. В тот же день следователи обратились в штаб-квартиру ФСБ и Ингушетийское отделение МВД России с просьбой предоставить им информацию о предполагаемом аресте Расухана Евлоева и Ибрагима Измайлова. В конце марта 2003 года эти органы ответили, что они не арестовывали указанных лиц и не располагают какой-либо информацией об их местонахождении.
63. 18 и 20 марта 2004 года следователи допросили трех полицейских, которые дежурили на контрольно-пропускном пункте и были свидетелями похищения. Их представление об обстоятельствах похищения было аналогично тому, которое было представлено заявителями в суд.
64. 24 марта 2004 года следователи назначили экспертизу пуль, изъятых в автомобиле. Эксперты пришли к выводу, что стреляли из одного оружия – пистолета Макарова или автоматического пистолета Стечкина.
65. 14 июня 2004 года уголовное дело было объединено с тем, которое было возбуждено в отношении похищения г-на Тамерлана Цечоева (см. пункт 42 выше).
66. 17 ноября и 10 декабря 2004 года первый и второй заявители, соответственно, были признаны потерпевшими по этому делу.
67. Последующие события в ходе разбирательства описаны выше (см. пункты 43-48 выше).
68. На протяжении всего разбирательства заявители и другие родственники похищенных лиц жаловались на этот инцидент различным государственным должностным лицам и правоохранительным органам.
69. 16 февраля 2005 года первая заявительница обратилась к начальнику штаба ФСБ с просьбой оказать содействие в розыске ее сына. В неустановленный день ее письмо было направлено следователям. Неясно, получил ли он какой-либо ответ.
70. 9 марта 2005 года отец Ибрагима Измайлова пожаловался на арест своего сына в штаб-квартиру ФСБ. Ссылаясь на свидетельские показания неустановленного сотрудника ФСБ, он утверждает, что в период с 11 по 12 марта 2004 года его сын был задержан в помещении штаб-квартиры.
71. Вышеуказанный запрос был направлен следователям. В неустановленную дату в апреле 2005 года они ответили, что они изучили утверждение о том, что г-н Ибрагим Измайлов был арестован сотрудниками ФСБ.
72. 8 февраля 2006 года первая заявительница обратилась в Генеральную прокуратуру России с просьбой о содействии в розыске ее сына. Судя по всему, никакого ответа не последовало.
73. 12 июля 2006 года первая заявительница повторила свой запрос в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и была проинформирована в ответ, что соответствующее производство было приостановлено.
74. 15 ноября 2006 года второй заявитель обратился к следователям с просьбой принять дополнительные следственные меры по данному делу. 1 декабря 2006 года следователи ответили, что расследование было возобновлено.
75. 25 января 2008 года вторая заявительница обратилась к президенту Чечни с просьбой о содействии в розыске ее сына. Ее просьба была направлена следователям, которые 25 июля 2008 года ответили, что следователи не смогли установить личности виновных и поэтому 31 декабря 2006 года вновь приостановили производство по делу.
С. Мальцаговый против России (№52431/10)
76. Заявители являются близкими родственниками г-на Мухади Мальцагова, родившегося в 1952 году. Первый заявитель-его жена, а остальные заявители-его дети.
1. Похищение г-на Мухади Мальцагова
77. Около 4 часов утра 3 мая 2000 года большая группа вооруженных людей славянской внешности в камуфляжной форме, в шлемах и с портативными радиоприемниками прибыла в дом заявителя в селе Автуры, Чечня, на двух микроавтобусах УАЗ без номерных знаков, четырех бронетранспортерах (“БТР”) и грузовом автомобиле «Урал». Мужчины ворвались во двор и застрелили лающую собаку заявителя. Когда г-н Мухади Мальцагов вышел на улицу, чтобы выяснить причину шума, во дворе находились десять человек. Говоря по-русски без акцента, они спросили, как его зовут, связали ему руки и вывели со двора на улицу, где их ждали еще около пятидесяти вооруженных людей. Затем они посадили господина Мальцагова в микроавтобус УАЗ и отвезли его на территорию местной бывшей птицефабрики, где находилась российская военная база.
78. Все заявители присутствовали на месте происшествия и были свидетелями инцидента. Они также представили суду письменные заявления своих соседей, г-на К. А. и г-на Ю. С., которые видели этот инцидент из своих домов. Их заявления согласуются с изложением заявителями событий.
2. Официальное расследование похищения
79. 3 мая 2000 года заявители отправились в штаб Шалинского военного командования. Военачальник сообщил им, что его подчиненные не арестовывали г-на Мухади Мальцагова и что у него нет информации о какой-либо спецоперации, проведенной Вооруженными силами в этот день.
80. В период с июля по август 2000 года заявители подавали жалобы на похищения в различные органы власти, включая прокуратуру Чечни и специального представителя Президента России по правам человека и свободам в Чечне.
81. 20 августа 2000 года прокуратура Шалинского района сообщила первому заявителю о возбуждении уголовного дела по факту похищения. Однако, как видно из других материалов дела, представленных правительством, уголовное дело было возбуждено 25 декабря 2000 года под номером 22087.
82. Правительство не предоставило суду копию уголовного дела. Из представленных заявителями материалов следует, что расследование проходило следующим образом.
83. 5 февраля 2001 года следователи предоставили первой заявительнице статус потерпевшей в ходе разбирательства, но не сообщили ей об этом решении.
84. В неустановленную дату следователи запросили воинскую часть № 20116, которая дислоцировалась в городе Шали, сообщить им, был ли г-н Мухади Мальцагов арестован ее сотрудниками. 5 июля 2001 года эта воинская часть ответила отрицательно.
85. 1 октября 2001 года прокуратура Шалинского района ответила на запрос первого заявителя о предоставлении информации, заявив, что следователи принимают меры для установления местонахождения г-на Мухади Мальцагова и что они проинформируют заявителей о любых дальнейших событиях.
86. В неустановленный день следователи приостановили производство по делу за неустановлением виновных лиц. Представляется, что заявители не были проинформированы об этом решении.
87. 7 декабря 2004 года следователи уведомили первого заявителя о возобновлении производства по делу.
88. 12 мая 2005 года, не поставив заявителей в известность, следователи приостановили производство по делу.
89. 6 апреля 2006 года первая заявительница обратилась в НПО «единство» за помощью в поисках своего мужа. Неясно, подавала ли НПО какие-либо жалобы от имени заявителя.
90. 8 февраля 2010 года первый заявитель пожаловался следователям на отсутствие какой-либо информации о ходе дела. Она ходатайствовала о предоставлении ей статуса потерпевшей и просила у следователей разрешения на ознакомление с материалами дела.
91. 12 февраля 2010 года следователи сообщили заявительнице, что 5 февраля 2001 года она была признана потерпевшей по уголовному делу и что производство по делу было приостановлено 12 мая 2005 года в связи с неустановлением виновных лиц.
92. В неустановленную дату в 2010 году первая заявительница обратилась в комитет парламента Чечни по розыску пропавших без вести лиц с просьбой о содействии в розыске ее мужа. В неустановленную дату ее запрос был направлен в чеченское управление Следственного комитета Российской Федерации, а затем, 2 июня 2010 года, следователям. Не ясно, последовал ли какой-либо ответ.
Д. Занзиевы против России (№14182/11)
93. Первый и второй заявители являются родителями г-на Абдаллаха Занзиева, который родился в 1980 году. Третий претендент-его сестра.
1. Похищение Абдаллаха Занзиева и последующие события
94. По словам заявителей, в ночь на 4-5 октября 2000 года российские вооруженные силы провели спецоперацию в Старопромысловском районе Грозного. Весь район был блокирован военной техникой.
95. Около 5 часов утра 5 октября 2000 года БТР, два грузовика «Урал» и два микроавтобуса » УАЗ » прибыли к дому заявителей в Грозном. Г-н Абдуллах Занзиев и первый и третий заявители находились дома, когда группа из восьми-десяти вооруженных людей в масках и камуфляжной форме ворвалась в их квартиру. Угрожая заявителям огнестрельным оружием, мужчины обыскали помещение. После обыска они заставили Абдаллаха Занзиева лечь на пол, связали ему руки за спиной и вывели из квартиры. Когда они выходили из квартиры, мужчины приказали заявителям и их соседям оставаться внутри, угрожая застрелить любого, кто не подчинится. Вскоре после этого грузовик «Урал» и микроавтобус » УАЗ » уехали в неизвестном направлении.
96. Похищение Абдаллаха Занзиева произошло в присутствии нескольких свидетелей, в том числе заявителей и их соседей. Заявители представили суду письменные заявления своих соседей, г-на Л. К., г-жи Р. А. и г-на С. Л., которые были свидетелями инцидента. Их заявления соответствовали приведенному выше описанию.
97. В неустановленный день в 2002 году мужчина, представившийся «Тимуром», связался с заявителями и сообщил им, что в период с 2001 по 2002 год он якобы содержался в следственном изоляторе в Краснодаре, Россия, в одной камере с г-ном Абдаллахом Занзиевым и пятнадцатью другими задержанными, все из которых были чеченского происхождения и были похищены при различных обстоятельствах военнослужащими.
2. Официальное расследование похищения
98. 5 октября 2000 года первая заявительница подала жалобу в Грозненскую городскую прокуратуру по поводу похищения ее сына.
99. Вскоре после этого сотрудник полиции Неофициально опросил соседей заявителей. Они заявили, что 5 октября 2000 года группа вооруженных людей в военной форме прибыла в их многоквартирный дом на БТР, двух грузовых автомобилях «Урал» и двух микроавтобусах «УАЗ». Они вошли в многоквартирный дом, задержали Абдаллаха Занзиева, посадили его в один из двух грузовиков «Урал» и увезли.
100. 31 октября 2000 года прокуратура Грозного возбудила уголовное дело № 12203 по статье 126 УК (Похищение человека).
101. 28 ноября 2000 года следователи допросили первого заявителя. Ее заявление о похищении было аналогично представлению заявителей в суд. Она также отметила, что похитители были оснащены портативными радиоприемниками и говорили по-русски, используя клички “Байкал” и “ОМОН”.
102. 31 декабря 2000 года расследование было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц. Заявитель не был проинформирован об этом решении.
103. В неустановленную дату в конце 2003 или начале 2004 года вторая заявительница обратилась в прокуратуру Чечни с просьбой оказать содействие в розыске ее сына. Его письмо было направлено в прокуратуру Старопромысловского района Грозного. 13 февраля 2004 года последний ответил, что разбирательство будет возобновлено после того, как материалы дела будут рассмотрены надзорным органом.
104. 12 февраля 2005 года уголовное производство было возобновлено.
105. 14 февраля 2005 года следователи обратились в различные правоохранительные органы, в том числе в управление ФСБ по Чечне, с просьбой предоставить информацию о предполагаемом аресте г-на Абдаллаха Занзиева. Власти ответили, что у них нет такой информации.
106. 10 марта 2005 года первый заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу.
107. 12 марта 2005 года расследование было приостановлено.
108. 22 февраля 2005 года первая заявительница обратилась в вышеуказанную НПО «единство» с жалобой на похищение ее сына. Она утверждала, что в ноябре 2000 года он содержался в следственном изоляторе в Краснодаре. НПО направило письмо следователям. 19 апреля 2006 года следователи ответили первому заявителю, заявив, что оперативно-розыскные мероприятия продолжаются.
109. 3 июня 2005 года следователи возобновили производство по делу; 30 июня 2006 года они допросили первую заявительницу, которая подтвердила свои предыдущие показания и добавила, что ее сын был похищен вместе со своими соседями (братьями Амишевыми).
110. 1 июля 2006 года следователи допросили мать братьев Амишевых; она подтвердила, что похищение ее сыновей произошло 5 октября 2000 года.
111. На следующий день, 2 июля 2006 года, разбирательство было приостановлено.
112. В тот же день первый заявитель обратился в прокуратуру Старопромысловского района с ходатайством о возобновлении производства по делу. Через два дня он получил ответ о том, что 4 июля 2007 года решение о приостановлении расследования было отменено.
113. Впоследствии производство по делу было вновь приостановлено 4 августа 2007 года. После того как первый заявитель подал жалобу в Старопромысловский районный суд Грозного (см. пункт 121 ниже), это решение было отменено надзорным органом 19 ноября 2007 года.
114. 3 июня 2008 года первая заявительница обратилась к следователям с просьбой разрешить ей ознакомиться с материалами дела. В тот же день ее просьба была отклонена. Заявитель безуспешно оспаривал это решение в суде (см. пункт 122 ниже).
115. Впоследствии разбирательство неоднократно возобновлялось и приостанавливалось. В частности, они были возобновлены 6 ноября и 19 декабря 2008 года, 12 октября 2010 года, 3 сентября 2011 года, 19 и 25 апреля и 21 мая 2012 года и 19 апреля 2013 года; они были приостановлены 6 декабря 2008 года, 22 января 2009 года, 12 ноября 2010 года, 3 октября 2011 года, 25 февраля и 25 мая 2012 года и 14 января 2013 года.
116. Между тем, в неустановленную дату в 2009 году первая заявительница обратилась в комитет парламента Чечни по розыску пропавших без вести лиц с просьбой помочь ей в поисках сына. 8 мая 2009 года ее ходатайство было направлено следователям, ведущим это дело. Никакого ответа не последовало.
117. В октябре 2009 года и в октябре 2011 года первая заявительница вновь обратилась к следователям с просьбой разрешить ей ознакомиться с материалами дела и предоставить ей статус гражданского истца. Эти просьбы были удовлетворены соответственно 5 октября 2009 года и 3 октября 2011 года.
118. 23 декабря 2011 года первый заявитель обратился к следователям с просьбой усилить розыск. В ответ она была проинформирована о том, что, хотя разбирательство было приостановлено, проводятся оперативно-розыскные мероприятия и что она будет проинформирована о любых дальнейших событиях по этому делу.
119. В то же время не было никакой реализации каких-либо ощутимых результатов, которые могли бы привести к раскрытию преступления. Следователи осмотрели место преступления (видимо, впервые) 20 апреля 2012 года. В ходе этого расследования не было собрано никаких доказательств. Через три дня, 23 апреля 2012 года, они получили образец ДНК первого заявителя, чтобы сравнить его с образцами, хранящимися в базе данных ДНК, взятой из неопознанных трупов. Неясно, действительно ли такое сравнение когда-либо проводилось.
120. 25 мая 2012 года следователи объединили производство по делу о похищении братьев Амишевых (которое было возбуждено 31 октября 2000 года) с производством по делу о похищении г-на Абдаллаха Занзиева.
3. Производство в отношении следователей
121. 1 ноября 2007 года первый заявитель подал жалобу в Старопромысловский районный суд г. Грозного, оспаривая решение от 4 августа 2007 года о приостановлении расследования. Суд отклонил жалобу 28 ноября 2007 года, поскольку следователи уже возобновили производство по делу 19 ноября 2007 года.
122. 7 августа 2008 года первая заявительница подала жалобу в Ленинский районный суд Грозного на отказ следователей от 3 июня 2008 года предоставить ей полный доступ к материалам дела. 7 ноября 2008 года ее жалоба была отклонена как необоснованная.
123. 24 июня 2010 года первый заявитель вновь подал жалобу в Старопромысловский районный суд на решение следователей о приостановлении уголовного производства. Суд отклонил жалобу 12 октября 2010 года, поскольку производство по делу уже было возобновлено. Верховный суд Чечни оставил в силе это решение по апелляции 17 ноября 2010 года.
Е. Тутхановы против России (№56569/11)
124. Первым и вторым заявителями являются, соответственно, жена и сын г-на Алауди Тутханова, 1951 года рождения.
1. Похищение г-на Алауди Тутханова
125. Алауди Тутханов работал ночным сторожем в местном дорожно-эксплуатационном управлении, расположенном на окраине города Ачхой-Мартан. В октябре 2002 года он пожаловался своему коллеге г-ну G.Kh недавно он получил два визита от сотрудников ФСБ и сказал, что боится быть арестованным.
126. В 18 ч. 00 м. 2 ноября 2002 года в отдел дорожного хозяйства прибыли два автомобиля УАЗ. Вооруженные люди, говорившие на русском языке без акцента, выскочили из машин, задержали Алауди Тутханова и увезли его. Свидетелем похищения стал его коллега г-н Р. М.
2. Официальное расследование похищения
127. 3 ноября 2002 года первая заявительница обратилась в Ачхой-Мартановский районный отдел внутренних дел с просьбой найти ее мужа, который не вернулся домой с работы.
128. 29 ноября 2002 года прокуратура Ачхой-Мартановского района возбудила уголовное дело № 63095 по статье 126 УК (Похищение человека).
129. Правительство не предоставило суду копию уголовного дела. Из представленных заявителями материалов следует, что расследование проходило следующим образом.
130. 16 января 2003 года первый заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу.
131. На следующий день (17 января 2003 года) следователи допросили г-на G.Kh он заявил, что г-на Алауди Тутханова дважды посещали сотрудники ФСБ в октябре 2002 года и что он опасался ареста.
132. 17 сентября 2003 года расследование было приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших похищение.
133. 1 декабря 2003 года Ачхой-Мартановский районный суд признал г-на Алауди Тутханова пропавшим без вести.
134. 31 января 2008 года следователи сообщили первому заявителю о возобновлении уголовного расследования.
135. 29 февраля 2008 года следователи приостановили производство по делу; 17 марта 2008 года они возобновили его, а 15 апреля 2008 года вновь приостановили его.
136. 17 марта 2011 года первая заявительница обратилась к следователям с просьбой предоставить ей копии материалов дела.
137. 29 марта 2011 года заявители просили следователей допросить г-на Р. М., свидетеля похищения.
138. 19 апреля 2011 года следователи возобновили производство по делу, а через два дня, 21 апреля 2011 года, они допросили г-на Р. М., который подтвердил изложение событий, приведенное в представлениях заявителя в суд.
139. 29 апреля 2011 года следователи приостановили производство по делу.
3. Производство в отношении следователей
140. 25 марта 2011 года первый заявитель подал жалобу в Ачхой-Мартановский районный суд, оспаривая решение от 15 апреля 2008 года о приостановлении уголовного производства. Жалоба заявителя была передана в Урус-Мартановский городской суд, который обладал юрисдикцией в отношении данного вопроса.
141. 20 апреля 2011 года Урус-Мартановский городской суд отклонил жалобу, поскольку днем ранее следователи возобновили расследование. 18 мая 2011 года Верховный суд Чечни оставил это решение в силе.
Ф. Макаева против России (№56577/11)
142. Заявитель является сестрой г-на Мохади Макаева, который родился в 1970 году.
1. Похищение г-на Мохади Макаева
143. В настоящее время г-н Макаев, чей дом был разрушен в результате военных действий в Чечне, временно проживает в доме своего знакомого г-на Исы Джабраилова в селе Гой-Чу, Чечня.
144. Около 3 часов ночи 25 января 2003 года группа вооруженных людей в камуфляжной военной форме и балаклавах подъехала к дому г-на Исы Джабраилова на сером микроавтобусе УАЗ. Мужчины ворвались в дом и увезли г-на Макаева и г-на Джабраилова в неизвестном направлении (см. Джабраилов, № 4363/12; см. также пункты 188-189 ниже).
2. Официальное расследование похищения
145. 20 марта 2003 года прокуратура Урус-Мартановского района возбудила уголовное дело № 34031 по статье 126 УК (Похищение человека).
146. 18 апреля 2003 года заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу и допрошен следователями. Ее представления были аналогичны тем, которые она представила суду.
147. 20 мая 2003 года следователи приостановили производство по делу в связи с неустановлением виновных лиц.
148. 5 июля 2003 года и 12 апреля 2004 года заявительница обратилась к начальнику Управления чеченского правительства по взаимодействию с правоохранительными органами и в Урус-Мартановскую военную комендатуру, соответственно, за помощью в розыске ее брата.
149. Как представляется, один из запросов заявителя был направлен в прокуратуру Урус-Мартановского района. Последний сообщил заявителю 27 апреля 2004 года, что уголовное производство было приостановлено, но в настоящее время проводятся оперативно-розыскные мероприятия.
150. 26 августа 2005 года заявительница обратилась к следователям с просьбой предоставить ей копии некоторых документов из материалов уголовного дела. В тот же день ее просьба была удовлетворена.
151. 9 июня 2007 года следователи обратились в Урус-Мартановский районный отдел внутренних дел (“Урус-Мартановский РОВД”) с просьбой допросить родственников г-на Мохади Макаева, его соседей, местных чиновников, почтальонов и других лиц, которые могли бы пролить свет на его местонахождение.
152. 17 июня 2007 года сотрудник полиции Урус-Мартановского РОВД допросил А. Г., сотрудника полиции из полицейского участка Гой-Чу. Последний говорил с родственниками и соседями г-на Мохади Макаева после его похищения, но у них не было никакой информации о его местонахождении.
153. Впоследствии разбирательство было возобновлено 21 февраля 2011 года, 12 февраля и 26 июля 2014 года, а затем приостановлено 3 марта 2011 года, 21 февраля и 5 августа 2014 года соответственно.
154. Между тем, 28 ноября 2013 года Урус-Мартановский городской суд по ходатайству заявителя признал господина Мохади Макаева умершим.
3. Производство в отношении следователей
155. В неустановленный день заявитель подал жалобу в Урус-Мартановский городской суд, оспаривая бездействие следователей. 22 февраля 2011 года последний частично удовлетворил жалобу заявителя и распорядился провести тщательное расследование.
Г. Мурдалова и Эльмурзаев против России (№66832/11)
156. Заявители являются родителями г-на Алаша Эльмурзаева, который родился в 1978 году. Вторым заявителем был его отец, который умер 12 июля 2013 года.
1. Похищение г-на Алаша Эльмурзаева
157. В то время г-н Эльмурзаев работал электриком в воинской части № 44822, которая тогда дислоцировалась в селе борзой Чеченской Республики, но хотел устроиться на работу в батальон «Восток» МВД Чечни.
158. Утром 23 мая 2005 года г-н М. Т., исполняющий обязанности командира этого батальона, приказал г-ну Эльмурзаеву явиться в Главный штаб батальона в городе Гудермес, чтобы подать заявление о приеме на работу. Г-н Эльмурзаев в сопровождении г-на Р. Б., военнослужащего батальона, немедленно отправился в Гудермес на военном автомобиле УАЗ и не вернулся.
2. Дальнейшие события
159. Заявители узнали об исчезновении их сына 24 мая 2005 года. Вскоре после этого второй заявитель обратился к главе местных властей шали с просьбой помочь ему найти своего сына. Последний сообщил второму заявителю, что г-н Алаш Эльмурзаев содержится под стражей в штабе батальона «Восток» В Гудермесе.
160. Второй заявитель несколько раз посещал штаб батальона «Восток», но ему не разрешили войти.
161. В неустановленную дату в начале июля женщина пришла в дом заявителей и передала записку, предположительно написанную от руки г-ном Эльмурзаевым. В записке говорилось, что он был задержан военнослужащими батальона «Восток» и содержался в подвале на территории штаба батальона.
162. В неустановленную дату в августе 2005 года двое мужчин посетили дом заявителей и сообщили им, что они были задержаны вместе со своим сыном в вышеупомянутом подвале штаба батальона «Восток». Они видели, как господин Эльмурзаев писал вышеупомянутую записку своим родителям.
163. В неустановленную дату в 2005 или 2006 году заявители отправились в штаб батальона «Восток» В Гудермесе, где один из военнослужащих подтвердил, что их сын был задержан там. Однако попытки заявителей встретиться с ним не увенчались успехом.
3. Официальное расследование похищения
164. В течение определенного периода времени заявители воздерживались от подачи каких-либо официальных жалоб в следственные органы, опасаясь за свою жизнь и жизнь своего сына.
165. 21 апреля 2008 года первая заявительница официально пожаловалась на похищение ее сына главе чеченского парламента. Ее жалоба была направлена в Министерство внутренних дел Чечни, а затем в Шатойский районный отдел внутренних дел.
166. 18 мая 2008 года второй заявитель был допрошен об обстоятельствах похищения его сына. Его представление было аналогично представлению заявителей в суд.
167. После предварительного расследования сотрудник полиции, занимавшийся этим делом, подготовил доклад от 20 мая 2008 года. Он заявил, что г-н Алаш Эльмурзаев был доставлен в штаб батальона «Восток» и задержан там, и что его родственники связались с различными властями, прося их помощи в поисках г-на Алаша Эльмурзаева, но безрезультатно.
168. Затем дело было передано в Гудермесский районный отдел внутренних дел, который 31 мая 2008 года направил его в Гудермесский межрайонный следственный отдел Следственного комитета Российской Федерации.
169. 10 июня 2008 года последний орган отказался возбуждать уголовное дело в связи с этим инцидентом. Как представляется, в неустановленную дату это решение было отменено, и 4 июля 2008 года было возбуждено уголовное дело № 44028 по статье 105 УК (Убийство).
170. В тот же день следователи допросили первого заявителя. Ее заявление было похоже на описание событий, представленное заявителями в суд.
171. 7 июля 2008 года второй заявитель был признан потерпевшим и допрошен. Он подтвердил обстоятельства дела, описанные выше.
172. 7 июля 2008 года следователи допросили г-на А. М., коллегу г-на Алаша Эльмурзаева. Он заявил, что 23 мая 2005 года г-н Алаш Эльмурзаев сказал ему, что он ждет военнослужащих из батальона «Восток», которые должны были доставить его в свой штаб в Гудермесе, чтобы он мог подать заявление на работу там.
173. 12 июля 2008 года следователи допросили начальника г-на Алаша Эльмурзаева на работе. Он подтвердил, что последний подал заявление на отпуск 23 мая 2005 года.
174. Тем временем 8 июля 2008 года следователи изъяли вышеупомянутую записку (предположительно написанную от руки г-ном Эльмурзаевым – см. пункт 161 выше). Последующее сравнение этой записки с образцом почерка г-на Алаша Эльмурзаева показало, что записка была подготовлена другим лицом.
175. 6 октября 2008 года расследование было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц. 19 октября 2008 года это решение было отменено надзорным органом как преждевременное и незаконное, и разбирательство было возобновлено.
176. 23 октября 2008 года Гудермесская полиция сообщила следователям, что оперативно-розыскные мероприятия показали причастность военнослужащего батальона «Восток» Р. Б. к похищению Алаша Эльмурзаева. Согласно полученной информации, похищение было заказано руководителем батальона «Восток» г-ном С. Я.
177. 9 ноября 2008 года следователи допросили г-на Р. Б. Он заявил, что в мае 2005 года г-н М. Т. (используя кличку “десятый”) позвонил ему и приказал доставить г-на Алаша Эльмурзаева в штаб батальона «Восток». Мистер Р. Б. выполнил приказ. Он приехал в резиденцию г-на Алаша Эльмурзаева на автомобиле УАЗ и пригласил его поехать с ним в штаб батальона, чтобы он мог подать заявление на работу. Проводив его в штаб, Мистер Р. Б. показал ему дорогу в кабинет Урус-Мартановского военачальника. С тех пор он не видел г-на Алаша Эльмурзаева. Г-н Р. Б. отметил, что он уже говорил со следователями ранее, в помещении штаба батальона «Восток». В тот раз он отрицал свою причастность к инциденту, потому что боялся, что начальник батальона, г-н С. Я. — кто был родственником Мистера М. Т.-убьет его.
178. 20 ноября 2008 года следствие по этому делу было приостановлено. Впоследствии она была возобновлена 25 ноября 2008 года, 31 марта и 13 мая 2009 года, 17 марта 2010 года и 3 июля 2015 года и приостановлена 26 января, 4 мая и 18 июня 2009 года, 18 марта 2010 года и 3 августа 2015 года, соответственно.
179. Тем временем 27 мая 2009 года г-н М. Т. был объявлен в розыск в качестве подозреваемого по уголовному делу.
180. 10 июня 2009 года и 21 января и 25 марта 2010 года первая заявительница обратилась к следователям с просьбой предоставить ей доступ к материалам уголовного дела. В удовлетворении этих просьб было отказано.
181. 17 марта 2010 года по ходатайству первой заявительницы следователи предоставили ей статус потерпевшей по делу.
182. 22 апреля 2011 года первому заявителю был предоставлен доступ к содержанию материалов расследования.
4. Производство в отношении следователей
183. 1 марта 2010 года первая заявительница подала жалобу в Гудермесский городской суд относительно непринятия следователями основных мер и отсутствия у нее доступа к материалам расследования. Результаты разбирательства по этой жалобе неизвестны.
Х. Джабраилов против России (№4363/12)
184. Заявитель является братом г-на Исы Джабраилова, который родился в 1969 году.
1. Фоновые события
185. В 2002 году военнослужащие часто проводили проверку личности в селе Гой-Чу, Чечня, где жил Иса Джабраилов.
186. Во время одной из таких операций А., сотрудник ФСБ, увидел автомобиль ВАЗ-21099 золотистого цвета с регистрационным номером х968ах 95. Офицеру автомобиль понравился, и он попросил Ису Джабраилова продать ему машину. Г-н Иса Джабраилов отказался. После этого офицер несколько раз навещал его, безуспешно прося продать машину.
187. 24 января 2003 года г-н Иса Джабраилов посетил заявителя и сказал ему, что А. интересовался его (г-на Иса Джабраилова) деятельностью и уровнем дохода. Заявитель предложил г-ну Исе Джабраилову переехать в его дом в Урус-Мартане, но г-н Джабраилов отказался.
2. Похищение г-на Исы Джабраилова
188. Около 3 часов ночи 25 января 2003 года группа вооруженных людей в камуфляжной форме похитила г-на Ису Джабраилова и г-на Мохади Макаева. Обстоятельства этих событий, представленные родственниками г-на Мохади Макаева, описаны выше (см. пункт 144 выше).
189. Заявитель представил дополнительную информацию. Он заявил, что, по словам жителей села, похитители прибыли в село Гой-Чу на двух автомобилях УАЗ. Один из них, по-видимому, принадлежал офицеру ФСБ А., поскольку он использовал его во время своих визитов в деревню. После задержания г-н Иса Джабраилов и г-н Мохади Макаев были посажены в автомобили УАЗ и увезены. Похитители также завладели автомобилем ВАЗ-21099 г-на Джабраилова.
3. Дальнейшие события
190. 25 января 2003 года заявитель прибыл в дом своего брата. Во дворе он обнаружил следы, оставленные на снегу военными сапогами. В доме он обнаружил следы драки, а также пятна крови.
191. В тот же день заявитель отправился в штаб Урус-Мартановского военного командования и Урус-Мартановский РОВД, чтобы спросить о возможном аресте и содержании под стражей его брата офицерами, базирующимися там. Официальные лица отрицали факт ареста или задержания г-на Исы Джабраилова.
192. 10 мая 2003 года, а также в неустановленную дату в июне 2003 года заявитель видел, как автомобиль г-на Исы Джабраилова с его официальными номерными знаками выезжал из помещения военной комендатуры Урус-Мартана. Позже, в июне 2003 года, другой брат заявителя, г-н М. Дж., видел официальные номерные знаки от автомобиля г-на Исы Джабраилова на другом транспортном средстве, ВАЗ-2107, который также выезжал из помещения военной комендатуры Урус-Мартан. Заявитель проинформировал следователей об обоих инцидентах.
4. Официальное расследование похищения
193. В 10 ч. 00 м. 25 января 2003 года следователь полиции РОВД Урус – Мартан, по – видимому, после подачи жалобы на похищение г-на Исы Джабраилова и г-на Мохади Макаева, осмотрел место преступления. Было отмечено, что дверь в доме г-на Исы Джабраилова была сорвана с петель и что на полу были следы и пятно крови. Никаких доказательств не было собрано.
194. 28 января 2003 года заявитель обратился в штаб Урус-Мартановского военного командования и специального представителя Президента Российской Федерации по правам человека и свободам в Чечне с просьбой принять меры для установления местонахождения г-на Джабраилова.
195. 18 февраля 2003 года Урус-Мартановская прокуратура возбудила уголовное дело № 34024 по статье 126 УК (Похищение человека).
196. 15 апреля 2003 года заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу и допрошен. Он утверждал, что узнал о похищении утром 25 января 2003 года и что, по словам соседей, г-н Джабраилов был похищен людьми в сером микроавтобусе УАЗ, которые также забрали его автомобиль.
197. 18 апреля 2003 года расследование было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц.
198. 15 октября 2003 года заявитель обратился к следователям с просьбой ускорить поиск местонахождения его брата.
199. 25 октября 2003 года они возобновили уголовное производство.
200. 28 и 31 октября 2003 года следователи допросили родственников г-на Исы Джабраилова. Они заявили, что в мае 2003 года видели, как микроавтобус УАЗ с регистрационным номером x968ax 95 выезжал из здания штаба военного командования Урус-Мартан. Они добавили, что позже еще два члена семьи Исы Джабраилова видели такие же номерные знаки на других транспортных средствах.
201. 6 ноября 2003 года следователи допросили командующего войсками Урус-Мартан. Он не может предоставить им никакой соответствующей информации, поскольку он начал свою работу на этом посту только в июле 2003 года – после рассматриваемого инцидента.
202. 25 ноября 2003 года следователи приостановили производство по делу. Впоследствии разбирательство было возобновлено 13 июня 2006 года и 23 августа 2011 года, а затем приостановлено соответственно 13 июля 2006 года и 23 сентября 2011 года.
203. Между тем, в период с 2003 по 2007 год заявитель несколько раз запрашивал информацию о ходе расследования. В ответ он был проинформирован о том, что соответствующие разбирательства продолжаются.
204. 20 апреля 2010 года заявитель обратился к следователям с просьбой предоставить ему доступ к материалам дела и возобновить производство по делу. В ответ он был проинформирован о том, что материалы дела были направлены для рассмотрения в надзорный орган и что его просьба будет удовлетворена вскоре после завершения этого рассмотрения.
205. 28 сентября 2010 года заявитель повторил свою просьбу о доступе к материалам дела и возобновлении уголовного производства. В ответ 20 октября 2010 года ему сообщили, что его просьба была отклонена.
5. Производство в отношении следователей
206. 3 ноября 2010 года заявитель подал апелляционную жалобу в Ачхой-Мартановский районный суд на отказ 20 октября 2010 года в удовлетворении его ходатайства. 18 ноября 2010 года суд постановил предоставить заявителю доступ к материалам дела, но постановил, что производство по делу было приостановлено на законных основаниях. 22 декабря 2010 года Верховный суд Чечни оставил это решение в силе.
207. 18 августа 2011 года заявитель обжаловал постановление следователей от 13 июля 2006 года о приостановлении расследования. 24 августа 2011 года Урус-Мартановский городской суд отклонил его жалобу, поскольку накануне расследование было возобновлено. 12 октября 2011 года Верховный суд Чечни оставил это решение в силе.
И. Таюбова против России (№20191/12)
208. Заявитель является матерью г-на Махрана Таюбова, который родился в 1982 году.
1. Похищение г-на Махрана Таюбова
209. Около 4 часов дня 8 августа 2002 года заявительница и ее сын, г-н Махран Таюбов, ехали в автомобиле ВАЗ 2106 по Ростовскому шоссе Баку. В машине с ними был мистер И. Т. и Г-Н M.Ch., два знакомых господина Махрана Таюбова из Старопромысловского районного отдела внутренних дел. Группа из примерно десяти вооруженных людей в камуфляжной форме и балаклавах остановила свой автомобиль на передвижном блокпосту недалеко от города Гудермес. Мужчины находились в БТР и микроавтобусе УАЗ без номерных знаков; один из них был славянской внешности, говорил без акцента по-русски и был оснащен портативным радиоприемником.
210. Остановив машину, вооруженные люди обыскали ее пассажиров, заставили г-на И. Т. Мистер M.Ch а сын заявителя сел в микроавтобус УАЗ, завязал глаза и связал их, и уехал в сторону Гудермеса. Заявитель следовал за ними на автомобиле ВАЗ 2106, которым управлял вооруженный мужчина, назвавшийся “Лада-6”. В какой-то момент машины остановились; затем преступники допросили задержанных мужчин, прежде чем оставить их всех, кроме Махрана Таюбова, на дороге. Затем они уехали с господином Махраном Таюбовым в неизвестном направлении.
2. Дальнейшие события
211. 10 августа 2002 года местная полиция обнаружила и остановила микроавтобус УАЗ, в котором двумя днями ранее был увезен Махран Таюбов. В автомобиле находились сотрудники ФСБ, которые предъявили полицейским служебные удостоверения. После телефонного разговора с командующим войсками Гудермесского района К., который отдал приказ о немедленном освобождении сотрудников ФСБ, последних отпустили.
3. Официальное расследование похищения
212. Сразу после похищения заявитель и Г-Н M.Ch пожаловался на это в Гудермесскую районную прокуратуру.
213. 9 августа 2002 года прокуратура Гудермесского района возбудила уголовное дело № 57063 по статье 126 УК (Похищение человека).
214. В период с 9 по 12 августа 2002 года следователи допросили И. Т. Г-Н М. Ч. и заявителем. Их рассказ о событиях был похож на тот, который заявитель представил суду.
215. В конце августа и сентябре 2002 года следователи направили запросы в различные правоохранительные органы (включая районные отделы внутренних дел и управление ФСБ по Чечне) с просьбой предоставить информацию о предполагаемом аресте г-на Махрана Таюбова и его местонахождении. Эти власти ответили, что у них нет никакой информации о его задержании или местонахождении.
216. 9 октября 2002 года расследование было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц. Представляется, что заявитель не был проинформирован об этом решении.
217. 18, 19 и 23 июля 2007 года заявитель связался с президентом России, прокуратурой Чеченской Республики и Генеральной прокуратурой Российской Федерации соответственно, обратившись к ним за помощью в расследовании.
218. 3 августа 2007 года разбирательство было возобновлено.
219. 16 августа 2007 года заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу.
220. 3 сентября 2007 года следователи приостановили производство по делу. Однако 10 сентября 2007 года следователи осмотрели место преступления. Никаких доказательств не было собрано.
221. 30 ноября 2007 года заместитель прокурора Гудермесского района изучил материалы расследования, отметил ряд недостатков в ходе производства и поручил следователям устранить их. В частности, он распорядился допросить i) сотрудников дорожной полиции, дежуривших на контрольно-пропускном пункте в момент похищения, и ii) командующего войсками Гудермесского района, который отдал приказ об освобождении сотрудников ФСБ, управлявших вышеупомянутым микроавтобусом УАЗ 10 августа 2002 года (см. пункт 211 выше).
222. 6 декабря 2007 года следователи ответили, что критика была необоснованной и что они приняли все необходимые меры, в частности направили различные запросы о предоставлении информации военным властям.
223. В неустановленную дату в 2009 году заявительница обратилась к следователям с просьбой предоставить ей информацию о ходе рассмотрения дела. 14 мая 2009 года они ответили, что производство по делу приостановлено, но проводятся оперативно-розыскные мероприятия.
224. 19 ноября 2010 года заявительница подала жалобы в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Следственный комитет Российской Федерации и президенту Чечни в связи с похищением ее сына и предполагаемой неэффективностью расследования.
225. 7 февраля 2011 года следователи возобновили производство по делу.
226. 4 марта 2011 года они получили образец ДНК от отца г-на Махрана Таюбова, чтобы сравнить его с базой данных ДНК, собранной из неопознанных тел. Похоже, что никаких совпадений ДНК найдено не было.
227. 9 марта 2011 года производство по делу было приостановлено. Впоследствии они были возобновлены 7 июня 2011 года, 4 февраля и 6 мая 2013 года и 15 августа 2014 года; они были вновь приостановлены 7 июля 2011 года, 14 февраля и 16 мая 2013 года и 25 августа 2014 года, соответственно.
4. Производство в отношении следователей
228. В различные даты, включая 16 ноября и 3 декабря 2007 года и 3 июля 2008 года, заявительница подала жалобы в Гудермесский городской суд с просьбой признать бездействие следователей незаконным и присудить ей компенсацию морального вреда.
229. 30 июля 2008 года и 20 августа 2009 года обе ее жалобы были отклонены. 17 февраля 2010 года Верховный суд Чечни отменил решение от 20 августа 2009 года по процессуальным основаниям и направил дело на новое рассмотрение в Гудермесский городской суд.
230. 4 марта 2010 года суд вновь рассмотрел жалобу, которая была отклонена 20 августа 2009 года, и частично удовлетворил ее. Суд постановил, что бездействие следователей было незаконным, и обязал их устранить недостатки в расследовании. Остальная часть жалобы (включая требование о возмещении морального вреда) была отклонена.
231. Тем временем, в неустановленную дату в 2010 году заявитель подал еще одну жалобу в Гудермесский городской суд. Он был похож на те, что подавались ранее. 1 марта 2010 года суд частично удовлетворил жалобу и постановил возобновить расследование.
5. Гражданский процесс о компенсации
232. 7 июля 2010 года заявительница подала гражданский иск о возмещении морального вреда, причиненного в связи с предполагаемой неспособностью властей эффективно расследовать похищение ее сына. 10 июня 2011 года Ленинский районный суд Грозного отклонил иск как необоснованный. 13 февраля 2012 года Верховный суд Чечни оставил в силе вышеупомянутое решение по апелляции.
Ю. Юнусова против России (№24365/12)
233. Заявитель является женой Ахмеда Абдулкеримова, родившегося в 1952 году, и матерью Абу-Шахида Абдулкеримова, родившегося в 1983 году.
1. Похищение Ахмеда Абдулкеримова и Абу-Шахида Абдулкеримова
234. В то время, о котором идет речь, Ахмед Абдулкеримов был главой местных органов власти села Эрсеной, Чечня.
235. В ночь на 28 ноября 2002 года (в представленных документах эта дата также упоминается как 29 ноября 2002 года) в Эрсеной прибыла колонна из семи или восьми военных автомобилей, включая БТРы и танки. Оставив машины на окраине села, вооруженные люди в камуфляжной форме пешком вошли в поселок. Около 4.45 утра, когда заявительница и ее семья были дома, они ворвались в их дом. Военнослужащие носили балаклавы и говорили по-русски без акцента. Угрожая членам семьи огнестрельным оружием, они вынудили Ахмеда Абдулкеримова и Абу-Шахида Абдулкеримова выйти на улицу и вывели их пешком на окраину села, где их ждала колонна военной техники. Затем они поехали в сторону воинской части Ведено.
236. Заявитель представил письменные заявления г-жи М. А. (дочери г-на Ахмеда Абдулкеримова) и сестры г-на Абу-Шахида Абдулкеримова, а также письменные заявления трех жителей села, г-на В. А., Г-жи З. Н.и г-на А. В., которые подтвердили изложение событий, описанных выше.
2. Официальное расследование похищения
237. 29 ноября 2002 года заявительница подала жалобу в прокуратуру Веденского района на похищение ее родственников.
238. 6 декабря 2002 года прокуратура Веденского района возбудила уголовное дело № 73124 по статье 126 УК (Похищение человека).
239. 9 декабря 2002 года заявитель был признан потерпевшим.
240. 17 декабря 2002 года следственное дело было уничтожено в результате пожара в помещении прокуратуры.
241. 27 октября 2004 года материалы дела были вновь собраны. Из представленных правительством документов следует, что расследование проходило следующим образом.
242. 11 февраля 2003 года производство по делу было приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц. Как представляется, заявитель был проинформирован об этом решении 5 февраля 2004 года.
243. 24 марта 2003 года заявительница обратилась к следователям с просьбой принять меры для установления местонахождения ее родственников и обеспечения их освобождения из-под стражи, но ответа не последовало.
244. 29 января 2004 года заявительница обратилась к заместителю главы правительства Чечни с просьбой о содействии в розыске ее родственников. 16 февраля 2004 года ее запрос был направлен следователям. 21 февраля 2004 года следователи сообщили заявителю, что производство по делу приостановлено, но оперативно-розыскные мероприятия продолжаются.
245. 25 февраля 2004 года заявитель обратился к специальному представителю Президента Российской Федерации по правам человека и свободам в Чечне с просьбой о его помощи в расследовании.
246. 27 октября 2004 года следователи возобновили расследование, но 27 ноября 2004 года оно было приостановлено. Представляется, что заявитель не был проинформирован о решении приостановить расследование.
247. 7 февраля 2008 года заявительница обратилась к следователям с просьбой проинформировать ее о ходе разбирательства и разрешить ей ознакомиться с материалами дела. Ее просьбы были удовлетворены 14 февраля 2008 года.
248. 28 апреля 2010 года дочь заявительницы обратилась с просьбой о содействии в розыске ее отца и брата в комитет парламента Чечни по розыску пропавших без вести лиц. Ее запрос был направлен следователям, но ответа не последовало.
249. 5 марта 2011 года следователи возобновили производство по делу.
250. 10 марта 2011 года следователи допросили другого сына заявителя. Его заявления были аналогичны сообщению, представленному заявителем в суд.
251. 25 марта 2011 года следователи получили от заявителя образец ДНК, чтобы сравнить его с базой данных ДНК, взятой из неопознанных трупов, но никаких совпадений обнаружено не было.
252. Впоследствии производство по делу было приостановлено 5 апреля и 25 июня 2011 года, а затем возобновлено соответственно 20 июня 2011 года и 27 октября 2011 года.
3. Производство в отношении следователей
253. В неустановленный день заявитель подал жалобу в Веденский районный суд, оспаривая решение следователей о приостановлении следствия 5 апреля 2011 года и непринятие ими основных мер. В неустановленную дату в июне 2011 года суд отклонил жалобу на том основании, что следователи возобновили производство по делу 20 июня 2011 года.
254. 25 октября 2011 года заявитель подал в тот же суд аналогичную жалобу на решение от 25 июня 2011 года о приостановлении производства по делу. 28 октября 2011 года жалоба заявителя была отклонена, поскольку суд узнал, что днем ранее, 27 октября 2011 года, производство по делу было возобновлено вновь.
Второй. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАТЕРИАЛ
255. Резюме соответствующего внутреннего законодательства и международных и внутренних докладов об исчезновениях в Чечне и Ингушетии см. В деле Аслаханова и другие против России (№2944/06 и 4 других, § § 43-59 и §§ 69-84, 18 декабря 2012 года).
ЗАКОН
I. объединение заявок
256. В соответствии с пунктом 1 Правила 42 Регламента суда Суд принимает решение о присоединении к заявлениям с учетом их сходной фактической и правовой базы.
II. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
A. соблюдение соответствующих практических указаний и сроков представления заявок
1. Оздоев и Цечоев против России (№9782/08)
257. В деле Оздоева и Цечоева (№9782/08) правительство отметило, что в первоначально представленных доверенностях от 8 мая и 28 декабря 2007 года отсутствовали подписи представителей заявителей (см. пункт 11 выше). В этой связи правительство заявило, что заявление должно быть объявлено неприемлемым в связи с несоблюдением практических указаний о возбуждении разбирательства.
258. Суд с самого начала отмечает, что первое письмо заявителей от 4 февраля 2008 года представляло собой “первое сообщение от заявителя[заявителей], в котором даже в краткой форме излагался объект заявления” (правило 47 § 5 Регламента Суда, сформулированное в соответствующее время). Он также отмечает, что в соответствии с пунктом 5 Правила 47, действовавшим в то время, датой первого сообщения в качестве общего правила считалась дата подачи соответствующего заявления, что прерывало шестимесячный срок, установленный пунктом 1 статьи 35 Конвенции. Суд принимает к сведению ссылку правительства на практическое руководство, в котором установлен шестинедельный срок для возвращения заполненной формы заявления в секретариат. Однако этот срок является скорее ориентировочным, чем обязательным. Он был направлен на обеспечение того, чтобы заявители рассматривали свои заявки “с разумной оперативностью” (см. Смертин против России, № 19027/07, § § 26-28, 2 октября 2014 года). Кроме того, суд отмечает, что впоследствии оба заявителя и их представители должным образом подписали и представили суду доверенности (см. пункт 12 выше). По этим причинам суд считает, что дата подачи заявления-4 февраля 2008 года-должна оставаться в силе (см. Khadzhimuradov and Others v. Russia, nos.21194/09 и 16 others, § § 54-58, 10 October 2017).
2. Евлоева и Томова против России (№14667/09)
259. В деле Евлоевой и Томовой (№14667/09) правительство отметило, что доверенность была выдана 17 февраля 2002 года, то есть за два года до предполагаемого похищения родственника первого заявителя. Они утверждали, что поэтому жалоба первого заявителя должна быть признана неприемлемой в связи с несоблюдением практических указаний относительно возбуждения производства.
260. Заявители заявили, что дата, указанная в доверенности первого заявителя, является не более чем канцелярской ошибкой и что фактической датой ее выдачи было 17 февраля 2009 года (см. пункт 55 выше).
261. Принимая во внимание тот факт, что первый заявитель не подавал никаких других заявлений в суд и что оспариваемая доверенность указывала 3 марта 2009 года в качестве даты подачи соответствующей жалобы (что совпадает с датой подачи настоящего дела), суд принимает объяснение, выдвинутое заявителями. Соответственно, он отклоняет возражение, выдвинутое правительством.
262. Кроме того, суд отмечает, что первый заявитель умер после того, как дело было доведено до сведения правительства, и что его вдова, г-жа Тамара Оздоева, выразила желание продолжить рассмотрение заявления вместо него (см. пункт 7 выше). Правительство оставило вопрос о ее участии на усмотрение суда.
263. Суд обычно разрешает родственникам, чтобы продолжить приложения, при условии, что они имеют законный интерес в этом, где первоначально заявитель умер после подачи соответствующего заявления в суд (см. Мюррей В. Нидерланды [ГК], нет.10511/10, § 79, 26 апреля 2016, и Maylenskiy против России, нет. 12646/15, § 27, 4 октября 2016 года; по рассмотрению дел, затрагивающих похищения людей в Чечне см. Султыгов и другие против России,№. 42575/07 и 11 другим, §§ 381-86, 9 октября 2014). Принимая во внимание предмет заявления и всю имеющуюся в его распоряжении информацию, суд считает, что вдова первого заявителя, г-жа Тамара Оздоева, имеет законный интерес в рассмотрении заявления и что она, таким образом, имеет необходимый locus standi в соответствии со статьей 34 Конвенции.
III. СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛА ШЕСТИ МЕСЯЦЕВ
А. представления сторон
1. государственная власть
264. В своих замечаниях правительство утверждало, что заявители подали свои заявления в суд через несколько лет после похищения их родственников и либо (i) более чем через шесть месяцев после даты, к которой они должны были узнать о неэффективности последующего расследования, либо (ii) более чем через шесть месяцев после последнего решения следователей. Они также утверждали, что заявители оставались пассивными и не поддерживали контакт со следственными органами в течение значительного периода времени.
2. Заявитель
265. Заявители утверждали, что они соблюдали правило шести месяцев. Они предприняли все возможные шаги в разумные сроки для того, чтобы начать поиски своих пропавших родственников и оказать властям помощь в разбирательстве. Они утверждали, что не было никаких чрезмерных или необъяснимых задержек с подачей ими своих заявлений в суд, которые были поданы сразу же после того, как они пришли к выводу о неэффективности внутренних расследований. По их словам, вооруженный конфликт, имевший место в Чечне в то время, привел их к убеждению, что задержки с расследованием неизбежны. Из-за отсутствия у них правовых знаний и финансовых средств для найма адвоката, а также из-за отсутствия какого-либо национального законодательства, предусматривающего оказание бесплатной юридической помощи жертвам насильственных исчезновений, они не смогли оценить эффективность расследований. Лишь по прошествии времени и из-за отсутствия информации от следственных органов они начали сомневаться в эффективности расследования и начали искать бесплатную юридическую помощь, чтобы оценить эффективность разбирательства и затем, впоследствии, без неоправданной задержки подать свои заявления в суд.
266. Заявители по делу Мальцаговый против России (№52431/10) также утверждали, что в 2002 году и в нескольких последующих случаях первая заявительница встречалась с представителями НПО «Хьюман Райтс Уотч», которые обещали ей подать заявление в суд в связи с похищением ее мужа. Первая заявительница дала им доверенность и полагала, что они подали заявление от ее имени. В течение нескольких лет она полагала, что дело находится на рассмотрении суда.
267. Заявители по делу Занзиевы против России (№14182/11) утверждали, в частности, что у них не было финансовых средств для найма адвоката и что они были введены в заблуждение следователями, которые показали им объемные материалы дела и пообещали, что их пропавший родственник будет найден в ближайшее время. Кроме того, параллельно с официальным расследованием заявители пытались самостоятельно установить местонахождение Абдаллаха Занзиева.
B. оценка суда
1. Основные принципы
268. Краткое изложение принципов, касающихся соблюдения правила шести месяцев в случаях исчезновения, можно найти у Султыгова и других (см. выше §§ 369 74).
2. Применение принципов к настоящим делам
269. Обращаясь к обстоятельствам рассматриваемых дел, суд отмечает, что во всех случаях, за исключением дел Мальцагового (№52431/10) и Занзиевого (№14182/11), заявители подали свои жалобы в суд менее чем через десять лет после соответствующих инцидентов и начала соответствующих расследований. В указанных двух случаях заявители подали свои жалобы примерно через десять лет и четыре месяца после похищения их родственников.
270. Кроме того, суд отмечает, что в отношении каждого дела, за исключением дел Мальцагового (№52431/10) и Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11), власти открыли уголовное производство в отношении похищений в течение разумного периода времени, который не превышал одного или двух месяцев после указанных инцидентов (см. 15, 22, 40, 56, 61, 95, 100, 126, 128, 144, 145, 188, 195, 209, 213, 235 и пункт 238 выше). В Мальцаговом (№52431/10) они возбудили уголовное дело почти через восемь месяцев после похищения, а в Мурдаловой и Эльмурзаеве (№52431/10) — по ст. 66832/11) почти через три года и два месяца после рассматриваемого инцидента (см. пункты 77, 81, 158 и 169 выше). Тот факт, что впоследствии возникли значительные задержки, не может быть применен против заявителей, поскольку они сообщили властям о похищениях своих родственников сразу же после их совершения (см. пункты 79, 80 и 159 выше; аналогичный подход см. В деле Кукурхоева и другие против России [CTE], № 50556/08 и 9 других, § § 164 и 212, 22 января 2019 года). Суд также считает, что задержка с подачей официальной жалобы по второму делу была оправданной, поскольку заявители не оставались пассивными, а скорее активно пытались установить местонахождение своего сына, пытались получить доказательства, которые давали бы им надежду на успешное нахождение своего сына (см. пункты 159-163 выше). Кроме того, правительство не оспаривало обстоятельства похищения, представленные заявителем суду.
271. Суд отмечает, что во всех случаях расследования формально находились на рассмотрении на момент подачи заявлений в суд. В каждом случае уголовное производство приостанавливалось и возобновлялось неоднократно в различные моменты в течение соответствующих периодов. Возобновление часто сопровождалось критикой соответствующего расследования со стороны надзорных органов или просьбами о таком возобновлении, поданными заявителями. Заявители не всегда были должным образом информированы о решениях о приостановлении соответствующих расследований (см. пункты 83, 86, 88, 102, 216 и 246 выше).
272. Документы, представляемые сторонами в Оздоев и Цечоев (нет. 9782/08), Yevloyeva и Томовой (нет. 14667/09), Maltsagovy (нет. 52431/10), Zanziyevy (нет. 14182/11), Tutkhanovy (нет. 56569/11), Макаевой (нет. 56577/11), Мурдалова и Эльмурзаев (нет. 66832/11), Джабраилов (нет. 4363/12), Tayubova (нет. 20191/12) и Юнусовой (нет. 24365/12) показывают, что заявители поддерживали разумный уровень контактов с властями, сотрудничали с соответствующими расследованиями и, в случае необходимости, предпринимали шаги для ознакомления с ходом соответствующих разбирательств и их ускорения в надежде на достижение более эффективного результата.
273. Более конкретно, суд отмечает, что, несмотря на значительные убаюкивает, которые произошли в ходе расследования в отношении случаев Макаевой (нет. 56577/11) (см. пункты 149 И 153 выше), Юнусова (нет. 24365/12) (см. пункты 246 и 249 выше), Джабраилов (нет. 4363/12) (см. пункт 202 выше), Tayubova (нет. 20191/12) (см. пункты 216 и 218 выше) и Zanziyevy (нет. 14182/11) (см. пункты 102 и 104 выше), заявители и их родственники в таких случаях не оставаться пассивным в те убаюкивает. Они связались со следователями и другими органами власти, чтобы проверить, продолжается ли соответствующее расследование, и настоятельно призвали принять дальнейшие меры (см. пункты 103, 150, 151, 203, 217, 247 и 248 выше). В отношении Евлоевой и Томовой (№14667/09) суд не наблюдает заметных затиший, которые могли бы, наряду с отсутствием контактов заявителей с властями, негативно повлиять на их соответствие критериям приемлемости (см. пункт 75 выше и прилагаемую таблицу). У Оздоева и Цечоева (№9782/08) и Мурдалова и Эльмурзаева (№9782/08). 66832/11) наиболее значительные пробелы составили около полутора лет (см. пункты 37 и 178 и прилагаемую таблицу). Даже если некоторые из заявителей не поддерживали контакт с властями в эти конкретные периоды, их нельзя упрекнуть в этом, поскольку в целом они демонстрировали неизменный интерес к разбирательству.
274. В остальных случаях – то есть в делах Мальцагового (№52431/10) и Тутханового (№56569/11) — правительство, несмотря на просьбу суда об этом, не предоставило копии соответствующих следственных материалов, которые позволили бы суду оценить позицию заявителей в уголовном процессе и уровень их контактов с властями (см. пункты 82 и 129 выше). Суд считает, что такое невыполнение его просьбы не должно создавать неблагоприятных условий для заявителей. Учитывая отсутствие какой-либо информации об обратном, суд считает, что они поддерживали достаточный контакт со следователями на протяжении всего разбирательства.
275. В свете вышеизложенного нельзя сказать, что кто-либо из заявителей не проявил должной осмотрительности, ожидая результатов расследования (см. mutatis mutandis, Abuyeva and Others v. Russia, no.27065/05, § 179, 2 December 2010).
276. Таким образом, суд считает, что расследование, хотя и спорадическое, проводилось в течение рассматриваемых периодов по каждому из дел и что заявители сделали все возможное, чтобы помочь властям (см. Varnava and Others v. Turkey, nos.16064/90 и 8 others, § 166, 10 января 2008 года). В свете вышеизложенного суд считает, что заявители соблюдали шестимесячный срок.
IV. СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛА ИСЧЕРПАНИЯ
А. представления сторон
1. государственная власть
277. В деле Мальцагового (№52431/10) правительство утверждало, что заявители были открыты для обжалования в суде любых решений, действий или бездействия со стороны следственных органов, но заявители не сделали этого. Кроме того, они отметили, что второй заявитель в Тутханове (№56569/11) не просил следователей предоставить ему статус потерпевшего, что, в свою очередь, позволило бы ему оспорить действия следователей в суде. Соответственно, правительство утверждало, что заявители не исчерпали имеющиеся внутренние средства правовой защиты и что поэтому их жалобы должны быть признаны неприемлемыми.
2. Заявитель
278. Заявители заявили, что подача жалоб на действия следователей не позволила бы устранить недостатки в ходе разбирательства.
B. оценка суда
279. Суд уже пришел к выводу, что неэффективное расследование исчезновений, имевших место в Чечне в период с 2000 по 2006 год, представляет собой системную проблему и что уголовные расследования не являются эффективным средством правовой защиты в этом отношении (см. Аслаханова и другие, упомянутые выше, § 217). В таких обстоятельствах, отмечая отсутствие ощутимого прогресса в любом уголовном расследовании похищений родственников заявителей, суд приходит к выводу, что это возражение должно быть отклонено, поскольку средства правовой защиты, на которые ссылается правительство, не были бы эффективными в данных обстоятельствах. (Аналогичные рассуждения см. Орцуева и другие против России, № 3340/08 и 24689/10, § 79, 22 ноября 2016 г.).
V. оценка доказательств и установление фактов
А. представления сторон
1. государственная власть
280. Правительство не оспаривало существенные факты, лежащие в основе каждой заявки. В отношении Мальцагового (№52431/10), Тутханового (№56569/11), Макаевой (№56577/11), Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11), Джабраилова (№4363/12), Таюбовой (№20191/12) и Юнусовой (№24365/12) правительство утверждало, что утверждения заявителей основывались на простых предположениях, поскольку не было никаких доказательств, подтверждающих, вне всякого разумного сомнения, что государственные агенты были причастны к предполагаемым похищениям, или что родственники заявителей были мертвы.
2. Заявитель
281. Заявители утверждали, что “вне всяких разумных сомнений” было установлено, что мужчины, похитившие их родственников, были государственными агентами. В подтверждение этого утверждения они ссылались на доказательства, содержащиеся в их представлениях и документах из материалов уголовного расследования, раскрытых правительством. Они также утверждали, что каждый из них представил prima facie дело о том, что их родственники были похищены государственными агентами и что существенные факты, лежащие в основе их жалоб, не были оспорены правительством. Учитывая отсутствие каких-либо новостей о своих родственниках в течение длительного времени и угрожающий жизни характер непризнанного задержания в Чечне в соответствующее время, они просили суд считать их родственников погибшими.
B. оценка суда
1. Основные принципы
282. Краткое изложение принципов, касающихся оценки доказательств и установления фактов в случаях исчезновения и угрожающего жизни характера таких инцидентов, можно найти у Султыгова и других (см. выше §§ 393 96).
2. Применение вышеуказанных принципов к настоящим делам
283. Обращаясь к обстоятельствам рассматриваемых в настоящее время дел и принимая во внимание все материалы, включая копии документов из соответствующих уголовных дел, представленных сторонами, суд приходит к выводу, что заявители представили prima facie дела о том, что их родственники были похищены государственными агентами в обстоятельствах, изложенных выше. Суд отмечает, что каждое из похищений имело место в районах, находящихся под контролем государства.
284. Согласно заявлениям заявителей и свидетельским показаниям, похищения во всех случаях были совершены вооруженными людьми в камуфляжной форме.
285. В Оздоев и Цечоев (нет. 9782/08), Yevloyeva и Томовой (нет. 14667/09) и Tayubova (нет. 20191/12) похищения происходили в непосредственной близости от контрольно-пропускных пунктов. В первых двух случаях дежурные сотрудники дорожной полиции попытались вмешаться, но один из преступников остановил их, предъявив удостоверение сотрудника ФСБ (см. пункты 16, 56, 57 и 209 выше). Кроме того, в деле Оздоева и Цечоева (№9782/08) имеются свидетельские показания, подтверждающие, что автомобиль похищенных лиц въехал в помещение штаба ФСБ в городе Магас (см. пункт 18 выше). В Таюбове (№20191/12) указанные вооруженные лица находились в БТР и микроавтобусе УАЗ, говорили на русском языке без акцента и были оснащены портативными радиоприемниками (см. пункты 209 и 210 выше).
286. В Tutkhanovy (нет. 56569/11) и Мурдалова и Эльмурзаев (нет. 66832/11) родственники заявителей были похищены со своих рабочих мест. В первом случае похищение было осуществлено группой мужчин на двух автомобилях УАЗ, которые говорили на русском языке без акцента. До инцидента родственник заявителя поделился с коллегой своими опасениями быть арестованным сотрудниками ФСБ, которые дважды посещали его незадолго до этого (см. пункты 125 и 126 выше). У Мурдалова и Эльмурзаева (нет. 66832/11) заявители получили записку, якобы написанную их похищенным сыном, в которой говорилось, что он был арестован и задержан в штабе батальона «Восток». Впоследствии один из офицеров этого батальона подтвердил, что он доставил их сына в штаб батальона и оставил его на его территории (см. пункты 161 и 177 выше).
287. В остальных случаях-Мальцаговом (№52431/10), Занзиевом (№14182/11), Макаевой (№56577/11), Джабраилове (№4363/12) и Юнусовой (№24365/12) – исполнители вывезли родственников заявителей из их домов. В каждом случае виновные прибыли на военных автомобилях (БТРы и/или автомобили «Урал» и/или » УАЗ » – см. пункты 77, 95, 144, 189 и 235 выше). В Мальцаговом (№52431/10) и Юнусовом (№24365/12) они говорили на русском языке без акцента (см. пункты 177 и 235 выше). В Мальцаговом (№52431/10) и Занзиевом (№52431/10). 14182/11) они использовали портативные радиоприемники (см. пункты 77 и 101 выше). В селах Джабраилов (№4363/12) и Макаева (№56577/11) жители заявили, что один из автомобилей похитителей принадлежал офицеру ФСБ А. впоследствии автомобиль жертвы, который исчез во время его похищения, был замечен выходящим из помещения штаба Урус-Мартановского военного командования; его регистрационные номера якобы были замечены на других автомобилях, выезжавших из штаба (см. пункт 192 выше).
288. Суд отмечает, что в рассматриваемых случаях следственные органы сами принимали за факт основные версии событий, представленные заявителями, и принимали меры для проверки путем направления запросов или информации в соответствующие органы, действительно ли в них были задействованы сотрудники Государственной службы.
289. В своем представлении суду правительство не представило ни удовлетворительного и убедительного объяснения рассматриваемых событий, ни правдоподобного альтернативного варианта этих событий. Поэтому они не смогли выполнить свое бремя доказывания.
290. Принимая во внимание общие принципы, перечисленные выше, суд считает, что родственники заявителей были взяты под стражу государственными агентами в ходе специальных операций. Учитывая отсутствие какой-либо достоверной новости о Мистер Рашид Оздоев, г-н Тамерлан Цечоев, Мистер Rasukhan Евлоев, Господин Ибрагим Измайлов, Дмитрий Mukhadi Мальцагов, Мистер Abdallakh Zanziyev, Алауди Тутханов, Мистер Mokhadi Макаеву, Мистер Алаш Эльмурзаев, господин Иса Джабраилов, Мистер Makhran Tayubov, Мистер Ахмед Абдулкеримов и г-н Абу-Шахид Абдулкеримов после их безвестного задержания и угрожающих жизни естественным образом, они могут считаться погибшими.
VI. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ
291. Заявители жаловались в соответствии со статьей 2 Конвенции на то, что их родственники исчезли после задержания государственными агентами и что национальные власти не провели эффективного расследования по этому вопросу. Статья 2 гласит::
«1. Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как при исполнении приговора суда, вынесенного после осуждения за преступление, за которое законом предусмотрено такое наказание…”
А. представления сторон
292. В деле Занзиева (№14182/11) и Юнусовой (№24365/12) правительство утверждало, что статья 2 Конвенции не применима к жалобам заявителей на похищения, которые, по их утверждению, должны рассматриваться в соответствии со статьей 5 Конвенции. В этой связи они сослались на дело Курт против Турции (25 мая 1998 года, §§ 101 09, доклады о судебных решениях и решениях 1998 года III).
293. В отношении Мальцагового (№52431/10), Тутханового (№56569/11), Макаевой (№56577/11), Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11), Джабраилова (№4363/12), Таюбовой (№20191/12) и Юнусовой (№24365/12) правительство заявило, что соответствующие жалобы должны быть отклонены, поскольку заявители не обосновали свои утверждения. Кроме того, правительство утверждало, что в ходе внутреннего расследования не было представлено никаких доказательств того, что родственники заявителей содержались под стражей государством или что они были убиты.
294. В деле Занзиева (№14182/11) правительство заявило, что сам факт того, что расследования не дали каких-либо конкретных результатов (или в лучшем случае лишь ограниченных), не означает, что они были неэффективными. Правительство заявило, что были приняты все необходимые меры для выполнения их позитивного обязательства по статье 2 Конвенции.
295. В отношении Оздоева и Цечоева (№9782/08) и Евлоевой и Томовой (№14667/09) правительство не комментировало существа заявлений.
296. Заявители продолжали свои жалобы, утверждая, что их родственники были похищены и преднамеренно лишены жизни при обстоятельствах, нарушающих статью 2 Конвенции. Кроме того, они утверждали, что расследования соответствующих инцидентов не соответствовали стандартам, установленным в Конвенции и национальном законодательстве. Наконец, заявители по делу Евлоева и Томова против России (№14667/09) отметили, что правительство не выполнило их обязательства по защите жизни путем принятия мер, направленных на предотвращение похищения их родственников.
B. оценка суда
1. Приемлемость
297. С учетом представлений сторон суд считает, что в жалобах затрагиваются серьезные фактические и правовые вопросы в соответствии с Конвенцией, определение которых требует рассмотрения по существу. Поэтому жалобы в соответствии со статьей 2 Конвенции должны быть признаны приемлемыми.
2. По существу дела
(а) предполагаемое нарушение материального аспекта права на жизнь
i) ответственность государства за нарушение права на жизнь
298. Суд отмечает, что стороны не оспаривают тот факт, что местонахождение родственников заявителей оставалось неучтенным с момента их похищения до подачи соответствующих заявлений в суд. Возникает вопрос о том, не применима ли, как утверждало правительство, Статья 2 Конвенции к ситуациям заявителей.
299. Суд уже рассмотрел возражение правительства по аналогичным делам, касающимся предполагаемых похищений государственными агентами, и отклонил его (см., например, Султыгов и другие, упомянутые выше, § § 441-42, и Джабраилов и другие против России, № 8620/09 и 8 других, § § 317-18, 27 февраля 2014 года), соответственно, суд считает, что статья 2 Конвенции применяется и что возражение правительства в этом отношении должно быть отклонено.
300. На основании вышеизложенного – и отмечая, что уже было установлено, что во всех рассматриваемых заявлениях родственники заявителей могут считаться умершими после их непризнанного задержания государственными агентами (см. пункт 290 выше) – суд считает (при отсутствии каких-либо обоснований, выдвинутых правительством), что смерть родственников заявителей может быть отнесена на счет государства и что имело место нарушение материального аспекта статьи 2 Конвенции в отношении г-на Рашида Оздоева, г-на Тамерлана Цечоева, г-на Расухана Евлоева, г-на Ибрагима Измайлова, г-на Мухади Мальцагова, г-на Абдаллаха Занзиева, г-на Алауди Тутханова, г-на Мохади Макаева, г-на Алаша Эльмурзаева, г-на Исы Джабраилов, Махран таюбов, Ахмед Абдулкеримов и Абу-шахид Абдулкеримов.
ii) предполагаемая неспособность защитить право на жизнь
301. Суд отмечает, что в деле Евлоева и Томова против России (№14667/09) жалоба заявителей по статье 2 Конвенции также включает утверждение о непринятии мер по защите их двух родственников от известного риска для их жизни.
302. Суд считает, что в свете его вышеупомянутых выводов относительно ответственности государства за смерть г-на Расухана Евлоева и г-на Ибрагима Измайлова (см. пункт 290 выше) нет необходимости рассматривать эту жалобу отдельно. (Об этом же подходе см. Алиев и Гаджиева против России, № 11059/12, § 89, 12 июля 2016 года).
b) предполагаемое нарушение процессуального аспекта права на жизнь
303. Суд отмечает, что, несмотря на его просьбу об этом, правительство не представило копии следственных материалов в отношении Мальцагового (№52431/10) и Тутханового (№56569/11). Однако, учитывая объем материала, предоставленного заявителями, суд считает, что у него достаточно документации, чтобы он мог изучить поднятые в заявлениях вопросы.
304. Суд уже установил, что уголовное расследование не является эффективным средством правовой защиты в отношении исчезновений, имевших место, в частности, в Чечне в период 1999-2006 годов, и что такая ситуация представляет собой системную проблему в соответствии с Конвенцией (см. пункт 279 выше). В рассматриваемых делах, как и во многих предыдущих аналогичных делах, рассмотренных судом, соответствующие расследования проводились в течение многих лет без каких-либо существенных изменений в отношении личности соответствующих преступников или судьбы пропавших без вести родственников заявителей.
305. Суд отмечает, что каждый комплекс уголовных разбирательств страдает сочетанием недостатков, аналогичных тем, которые перечислены в решении по делу Аслаханова и другие против России (цитируется выше, § § 123 25). По каждому процессу было вынесено несколько постановлений о приостановлении соответствующего расследования, за которыми последовали периоды бездействия, что еще больше уменьшило перспективы раскрытия преступлений. Не было принято никаких своевременных и тщательных мер для выявления и допроса обслуживающего персонала, который мог быть свидетелем или участником соответствующих похищений.
306. В свете вышеизложенного суд считает, что власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств исчезновения и смерти г-на Рашида Оздоева, г-на Тамерлана Цечоева, г-на Расухана Евлоева, г-на Ибрагима Измайлова, г-на Мухади Мальцагова, г-на Абдаллаха Занзиева, г-на Алауди Тутханова, г-на Мохади Макаева, г-на Алаша Эльмурзаева, г-на Исы Джабраилова, г-на Махрана Таюбова, г-на Ахмеда Абдулкеримова и г-на Абу-шахид Абдулкеримов. Соответственно, имело место нарушение процедурного аспекта статьи 2 Конвенции.
VII. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЕЙ 3, 5 И 13 КОНВЕНЦИИ
307. Все заявители, за исключением заявителей из числа Таюбовой (№20191/12) и Юнусовой (№24365/12), жаловались на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с психическими страданиями, которые они перенесли в результате исчезновения их родственников.
308. Заявители во всех заявлениях, за исключением Таюбовой (№20191/12), также жаловались на нарушение Статьи 5 Конвенции в связи с незаконным содержанием их родственников под стражей.
309. Заявители во всех заявлениях также утверждали, что, вопреки статье 13 Конвенции, они не имели эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении предполагаемого нарушения статьи 2 Конвенции.
310. Кроме того, заявители в Занзиевом (№14182/11), Макаевой (№56577/11) и Мурдаловой и Эльмурзаеве (№66832/11) утверждали об отсутствии эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении их жалоб в соответствии со статьей 3 Конвенции.
311. Наконец, заявители в Занзиевом (№14182/11), Мурдаловой и Эльмурзаеве (№66832/11) и Юнусовой (№24365/12) утверждали об отсутствии эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении их жалоб в соответствии со статьей 5 Конвенции.
312. Статьи полагались на чтение, насколько это уместно:
Статья 3
«Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”
Статья 5
«1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом::

с) законный арест или задержание лица, произведенные с целью его доставления в компетентный судебный орган по обоснованному подозрению в совершении преступления или когда обоснованно считается необходимым предотвратить его совершение преступления или побег после этого;

2. Каждый арестованный незамедлительно информируется на понятном ему языке о причинах его ареста и о любом предъявленном ему обвинении.
3. Каждый арестованный или задержанный в соответствии с положениями пункта 1 с) настоящей статьи незамедлительно предстает перед судьей или другим должностным лицом, уполномоченным законом осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено гарантиями явки в суд.
4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или содержания под стражей, имеет право на судебное разбирательство, в ходе которого суд быстро принимает решение о законности его содержания под стражей и выносит постановление о его освобождении, если содержание под стражей не является законным.
5. Каждый, кто стал жертвой ареста или содержания под стражей в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию, подлежащую принудительному исполнению.”
Статья 13
«Каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушаются, имеет эффективное средство правовой защиты в Национальном органе, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве.”
А. представления сторон
313. Правительство оспорило требования заявителей. Они заявили, в частности, что (i) психические страдания заявителей не достигли минимального уровня тяжести, необходимого для того, чтобы они подпадали под действие статьи 3 Конвенции, особенно с учетом того факта, что некоторые из заявителей были настолько молоды, что они не могли так сильно страдать, и (ii) в соответствии со статьей 5 не было никаких доказательств того, что родственники заявителей были арестованы государственными агентами. Наконец, в отношении статьи 13 они утверждали, что национальное законодательство, включая статьи 124 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предоставило заявителям эффективные средства правовой защиты в связи с их жалобами.
314. Заявители сохранили свои жалобы.
B. оценка суда
1. Приемлемость
315. Суд отмечает, что эти жалобы не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Кроме того, он отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.
2. По существу дела
316. Суд неоднократно устанавливал, что ситуация насильственного исчезновения приводит к нарушению статьи 3 Конвенции в отношении близких родственников жертвы, независимо от ее возраста (см. Аслаханова и другие, упомянутые выше, § 133; и Джабраилов и другие, упомянутые выше, § § 326-27).
317. Учитывая вышеизложенные выводы относительно ответственности государства за похищения родственников заявителей и неспособности провести значимое расследование этих инцидентов (см. пункты 306 выше), суд считает, что заявители в Оздоеве и Цечоеве (№9782/08), Евлоевой и Томовой (№14667/09), Мальцаговом (№52431/10), Занзиевом (№14182/11), Тутхановом (№56569/11), Макаевой (№56569/11) 56577/11), Мурдалова и Эльмурзаева (№66832/11) и Джабраилова (№56577/11). 4363/12) должны рассматриваться как жертвы нарушения статьи 3 Конвенции в связи с бедствиями и страданиями, которые они испытывали и продолжают испытывать в результате их неспособности установить судьбу своих пропавших без вести членов семьи и порядок рассмотрения их жалоб.
318. Суд неоднократно устанавливал, что непризнанное содержание под стражей представляет собой полное отрицание гарантий, содержащихся в статье 5 Конвенции, и раскрывает особо серьезное нарушение ее положений (см. Чичек против Турции, № 25704/94, § 164, 27 февраля 2001 года, и Лулуев и другие против России, № 69480/01, § 122, ЕСПЧ 2006-XIII (выдержки)). Кроме того, суд подтверждает, что, поскольку было установлено, что родственники заявителей были задержаны государственными агентами, по-видимому, без каких-либо правовых оснований или признания такого задержания, это представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и безопасность лиц, закрепленного в статье 5 Конвенции, в отношении родственников заявителей в Оздоеве и Цечоеве (№9782/08), Евлоевой и Томовой (№14667/09), Мальцаговом (№52431/10), Занзиевом (№14182/11), Тутхановы (№56569/11), Макаева (№56577/11), Мурдалова и Эльмурзаева (№56569/11). 66832/11), Джабраилов (№4363/12) и Юнусова (№24365/12).
319. Суд вновь подтверждает свои выводы относительно общей неэффективности уголовных расследований по таким делам, как рассматриваемые дела. В отсутствие результатов уголовного расследования любое другое возможное средство правовой защиты становится практически недоступным.
320. В свете вышеизложенного и принимая во внимание объем жалоб заявителя, суд приходит к выводу, что заявители во всех случаях не имели в своем распоряжении эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении их жалоб в соответствии со статьей 2 в нарушение статьи 13 Конвенции.
321. Кроме того, заявители в Занзиевом (№14182/11), Макаеве (№56577/11) и Мурдаловой и Эльмурзаеве (№66832/11) не имели в своем распоряжении эффективного внутреннего средства правовой защиты для удовлетворения своих жалоб в соответствии со статьей 3 Конвенции в нарушение статьи 13 Конвенции.
322. Что касается предполагаемого нарушения статьи 13, рассматриваемой в совокупности со статьей 5 Конвенции – как это было представлено заявителями в деле Занзиевы (№14182/11), Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11) и Юнусовой (№24365/12) – суд уже заявил в аналогичных делах, что в отношении статьи 13, рассматриваемой в совокупности со статьей 5 Конвенции, не возникает отдельного вопроса (см. Жебраилова и другие против России, № 40166/07, § 84, 26 марта 2015 года, и Алиева и Гаджиева, процитированная выше, § 110).
VIII. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
323. Статья 41 Конвенции предусматривает::
«Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
А. Ущерб
1. Денежный ущерб
324. Заявители во всех случаях, за исключением Макаевой (№56577/11) и Джабраилова (№4363/12), требовали компенсации за утрату финансовой поддержки, которая была оказана их соответствующими кормильцами семьи.
325. Заявители в Евлоевой и Томовой (№14667/09), Мальцаговой (№52431/10), Мурдаловой и Эльмурзаевой (№66832/11) и Юнусовой (№24365/12) производили свои расчеты на основе актуарных таблиц Огдена Великобритании, используя внутренние прожиточные минимумы и применимые темпы инфляции.
326. Первый заявитель в Оздоеве и Цечоеве основывал свои расчеты на уровне среднероссийской месячной заработной платы и собственной продолжительности жизни.
327. Заявители в Занзиевом (№14182/11), Тутхановом (№56569/11) сделали свои расчеты на основе национальной минимальной месячной заработной платы и ее прогнозируемого роста в будущем.
328. Заявительница в деле Таюбова (№20191/12) основывала свои расчеты на предполагаемой сумме денег, которую она якобы потратила на воспитание двух детей своего похищенного сына.
329. В отношении Оздоева и Цечоева (№9782/08) и Евлоевой и Томовой (№14667/09) правительство заявило, что первый заявитель не доказал, что пропавший родственник заявителей был кормильцем семьи, но даже если бы это было так, они могли бы обратиться за социальными пособиями для компенсации потери кормильца семьи. Поэтому, по мнению правительства, иск заявителей должен быть отклонен. Кроме того, они утверждали, что г-жа Тамара Оздоева не является жертвой предполагаемых нарушений и что поэтому ей не следует присуждать никакой компенсации.
330. В остальных случаях правительство оставило этот вопрос на усмотрение суда.
2. Моральный ущерб
331. Суммы, заявленные заявителями по этой статье, указаны в прилагаемой таблице.
332. В отношении Оздоева и Цечоева (№9782/08) правительство заявило, что г-же Тамаре Оздоевой не следует присуждать никакой компенсации, поскольку она не является жертвой предполагаемых нарушений. В остальных случаях правительство оставило этот вопрос на усмотрение суда.
3. Ходатайство заявителей о проведении расследования
333. Заявители по делу Оздоева и Цечоева (№9782/08) также просили суд указать, что новое расследование, ведущее к судебному преследованию и наказанию лиц, ответственных за указанные похищения, должно последовать после вступления в силу решения суда. Заявители также предложили суду указать, что независимо от результатов расследования правительство-ответчик должно принять все возможные меры для обнаружения тел их похищенных родственников и возвращения их членам их семей.
334. Правительство не прокомментировало эту просьбу.
335. Суд отмечает, что в ряде аналогичных случаев он решил, что это наиболее подходящее, чтобы оставить его, чтобы ответчик выбрать средства, которые будут использоваться в рамках внутреннего правопорядка, чтобы выполнить свои правовые обязательства в соответствии со статьей 46 Конвенции (см., Среди других властей, Tsakoyevy V. Россия, нет. 16397/07, §§ 158-160, 2 октября 2018 года; Гисаев против России, нет. 14811/04, §§ 181-83, 20 января 2011 года; Mutsolgova и другие против России, нет. 2952/06, § 168, 1 апреля 2010 года; и Кукаев против России, нет. 29361/02, §§ 131-34, 15 ноября 2007 года). Он не видит каких-либо исключительных обстоятельств, которые привели бы его к другому выводу в данном случае.
B. расходы и издержки
336. Заявители во всех случаях требовали возмещения расходов и издержек. Суммы указаны в прилагаемой таблице. Все заявители, за исключением заявителя в Tayubova (№20191/12), просили о перечислении каких-либо вознаграждений на банковские счета их соответствующих представителей.
337. В отношении дела Межиев и другие против России (№63000/14), Евлоева и Томова (№14667/09) и Юнусова (№24365/12) правительство заявило, что заявленные суммы являются чрезмерными.
338. В отношении остальных дел правительство оставило этот вопрос на усмотрение суда.
С. оценка суда
339. Суд повторяет, что должна существовать четкая причинно-следственная связь между ущербом, заявленным заявителями, и соответствующим нарушением Конвенции и что это может, в случае необходимости, включать компенсацию в отношении потери заработка. Кроме того, суд считает, что компенсация в связи с потерей заработка может применяться к близким родственникам исчезнувших лиц, включая супругов, престарелых родителей и несовершеннолетних детей (см., В частности, дело Имакаева против России, № 7615/02, § 213, ЕКПЧ 2006 XIII (выдержки)).
340. В тех случаях, когда суд признает нарушение Конвенции, он может признать, что заявителям, о которых идет речь, был причинен моральный ущерб, который не может быть компенсирован только путем установления факта нарушения, и вынести финансовое решение.
341. Что касается расходов и издержек, то суд должен установить, были ли они фактически понесены и были ли они необходимыми и разумными в отношении суммы (см. McCann and Others v. the United Kingdom, 27 сентября 1995 года, § 220, Series A no.324).
342. Принимая во внимание выводы и принципы, изложенные выше, представления сторон и принцип ne ultra petitum (“не за пределами запроса” или “не за пределами спора”), суд присуждает заявителям суммы, указанные в прилагаемой таблице, плюс любой налог, который может взиматься с них на эти суммы. Компенсации в отношении расходов и расходов по всем делам, за исключением дела Таюбовой (№20191/12), должны быть выплачены на банковские счета представителей, как указано заявителями. У Таюбова (нет. 20191/12) премия выплачивается на указанный заявителем банковский счет.
D. проценты по умолчанию
343. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по дефолту была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД, ЕДИНОГЛАСНО,
1. Решает присоединиться к заявкам;
2. Постановляет, что в заявлении Оздоев и Цечоев против России (№9782/08) г-жа Тамара Оздоева имеет locus standi в разбирательстве в суде;
3. Объявляет заявки приемлемыми;
4. Постановил, что имело место нарушение Статьи 2 Конвенции в отношении заявителей-родственников Мистер Рашид Оздоев, г-н Тамерлан Цечоев, Мистер Rasukhan Евлоев, Господин Ибрагим Измайлов, Дмитрий Mukhadi Мальцагов, Мистер Abdallakh Zanziyev, Алауди Тутханов, Мистер Mokhadi Макаеву, Мистер Алаш Эльмурзаев, г-н Иса Джабраилов, Мистер Makhran Tayubov, Мистер Ахмед Абдулкеримов и г-н Абу-Шахид Абдулкеримов;
5. Постановляет, что имело место нарушение Статьи 2 Конвенции в связи с неспособностью эффективно расследовать исчезновение родственников заявителей;
6. Считает, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявителей в деле Оздоев и Цечоев (№9782/08), Евлоева и Томова против России (№14667/09), Мальцаговый против России (№52431/10), Занзиевы против России (№14182/11), Тутхановы против России (№56569/11), Макаева против России (№56577/11), Мурдалова и Эльмурзаев против России (№56577/11) № 66832/11) и Джабраилов против России (№4363/12) в связи с исчезновением их родственников и ответом властей на их страдания;
7. Считает, что имело место нарушение Статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей в Оздоеве и Цечоеве (№9782/08), Евлоевой и Томовой (№14667/09), Мальцаговом (№52431/10), Занзиевом (№14182/11), Тутхановом (№56569/11), Макаевой (№56577/11), Мурдаловой и Эльмурзаеве (№66832/11), Джабраилов (№4363/12) и Юнусова (№24365/12);
8. Постановляет, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в сочетании со статьей 2 Конвенции;
9. Постановляет, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 3 Конвенции в отношении следующих заявлений: Занзиевой (№14182/11), Макаевой (№56577/11) и Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11);
10. Постановляет, что в соответствии со статьей 13 Конвенции в совокупности со статьей 5 Конвенции не возникает отдельного вопроса в отношении следующих заявлений: Занзиевой (№14182/11), Мурдаловой и Эльмурзаева (№66832/11) и Юнусовой (№24365/12);
11. Постановил
а) что государство-ответчик должно в течение трех месяцев выплатить заявителям суммы, указанные в прилагаемой таблице, плюс любой налог, который может взиматься с заявителей, который должен быть конвертирован в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета. Вознаграждение в отношении расходов и расходов должно быть выплачено на банковские счета представителей, за исключением вознаграждения, полученного в случае с Таюбовой (№20191/12), которое должно быть выплачено на банковский счет заявителя.
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев и до момента урегулирования простые проценты выплачиваются на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период дефолта, плюс три процентных пункта;
12. Отклоняет остальные требования заявителей о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и письменно уведомлено 27 августа 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Fatoş Aracı А. Serghides Георгиос
Заместитель Председателя Секретариата
Приложение

 

 

|| Смотреть другие дела по Статье 2 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 5 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 13 ||

Leave a Reply