echr@cpk42.com
8 800 302 1447 | +7 495 123 3447

ЕСПЧ указал, что надзор в отдельных случаях, может быть эффективным средством правовой защиты для целей п.1 ст.35 Конвенции

Ранее ЕСПЧ в решениях » Абрамян против России» и «С.В. Якубовский и А.В. Якубовский против России» исходил из того, что надзорная инстанция в Верховном Суде РФ не является средством правовой защиты доступной заявителю, а относится по сути к непрямому чрезвычайному средству правовой защиты, поэтому не может рассматриваться в качестве эффективного средства правовой защиты.
Те же положения были отражены и в пресс-релизе секретаря Европейского Суда по правам человека № 184 (2015) от 04.06.2015. Однако в ноябре 2018 года, с учетом нового кодекса КАС РФ действующего с осени 2015 года эта позиция ЕСПЧ изменилась.
Вопрос касается, прежде всего КАС РФ и ГПК РФ, хотя на практике рассмотрен был только применительно к КАС РФ в Постановлении от 20.11.2018 года по Делу № 5497/18 Игорь Александрович Галкин против Российской Федерации. Однако, поскольку ГПК РФ содержит аналогичное регулирование, вероятно данная позиция будет применяться и в гражданских делах.
Так, Европейский Суд названным постановлением (перевод на русский опубликован на нашем сайте) на для категории дел, подлежащих рассмотрению в порядке КАС РФ по первой инстанции областными, краевыми и республиканскими судами, а так же Московским городским судом, признал надзорную инстанцию эффективным средством правовой защиты, которую нужно исчерпать перед обращение в ЕСПЧ.
При этом по уголовным делам, а также делам по административным правонарушениям, рассматриваемым по КоАП, всё остается по-прежнему: жалобу в ЕСПЧ необходимо подавать после суда второй (апелляционной) инстанции (Kashlan v. Russia, N 60189/15).

Leave a Reply