echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Право на личную неприкосновенность (ст. 5 Конвенции) применительно к административным задержаниям и арестам

Административный арест является одним из самых суровых административных наказаний, однако в свете последних митингов в Москве данная мера применяется довольно часто. Ст. 3.9 КоАП устанавливает максимальный срок административного ареста до 15 суток, а за участие в несанкционированных собраниях, митингах и демонстрациях – до 30 суток.
В соответствии со ст. 27.3 КоАП административное задержание – это кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Срок административного задержания не должен превышать 3 часов, однако применительно к лицам, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем административный арест или административное выдворение за пределы РФ, срок административного задержания не должен превышать 48 часов.
Как же соотносятся данные меры с правом на свободу и личную неприкосновенность? Европейская конвенция по правам человека в п. 1 ст. 5 гарантирует, что «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом…».
В своей прецедентной практике Европейский Суд выработал устоявшуюся позицию, когда административные задержания и аресты признаются нарушением Конвенции.
Например, в деле «Цветкова и другие против России» (жалоба №54381/08 и 5 других) Европейский суд признал необоснованные административные задержания и аресты нарушением права на свободу и личную неприкосновенность и присудил заявителям от 1000 до 3000 евро.
Так, например, в 10 часов вечера 1 января 2008 г. заявительница Светлана Цветкова была задержана и доставлена в отделение полиции по подозрению в краже из магазина. После обыска ее направили в маленькую общую камеру, в которой отсутствовали сидения и туалет, где она содержалась вместе с нетрезвыми людьми. Приблизительно в 3 часа ночи заявительницу отпустили, не предъявив никаких обвинений.
На протяжении полутора лет заявительница получала отказы на ее многократные заявления о возбуждении уголовного дела о незаконном лишении свободы. Суды также отказали в удовлетворении ее жалоб на незаконные действия сотрудников полиции.
Аналогичные обстоятельства приводились и в иных жалобах, объединенных в этом деле.
Европейский Суд решил, что доставление заявителей в отделения полиции и их удержание там в течение некоторого времени в порядке административного ареста представляли собой лишение свободы. По мнению Суда, ничто не указывает на то, что с учетом требований российского законодательства заявители могли не следовать за полицейскими в отделение или могли бы покинуть его в любое время без каких-либо неблагоприятных последствий.
Более того, даже кратковременное задержание (например, 45 минут в деле «Шимоволос против России», жалоба № 30194/09), учитывая элементы принуждения в доставлении лица в отделение полиции, является лишением свободы.
В своих решениях Европейский Суд не раз подчеркивал, что отсутствие официального документа (например, протокола) с информацией о дате, времени и месте задержания, а также имени задержавшего должностного лица должно рассматриваться как наиболее серьезное упущение, не совместимое с целью статьи 5 Конвенции (дело «Щебет против России», жалоба № 16074/07).
Не менее актуальным в настоящее время является дело «Лашманкин и другие против России» (жалоба №57818/09), касающееся как права на мирные собрания (ст. 11 Конвенции), так и законности административного ареста (ст. 5 Конвенции).
Заявители планировали провести несколько мероприятий, в том числе пикет в память об убитом адвокате Станиславе Маркелове и журналистке Анастасии Бабуровой в Самаре в январе 2009 года, акцию в знак протеста против муниципальных властей в Москве в марте 2010 года, гей-парад в Санкт-Петербурге в июне 2010 и 2011 года, пикет против запрета на усыновление российских сирот гражданами США в Москве в декабре 2012 года, а также ряд других протестных демонстраций. По утверждению заявителей, каждый раз при подаче заявки на проведение мероприятия они сталкивались с нежеланием властей согласовывать его условия. В случае, если заявка удовлетворялась и мероприятие удавалось провести, заявители, по их словам, сталкивались с другими проблемами, в том числе задерживались сотрудниками правоохранительных органов.
Так трое заявителей были подвергнуты административному задержанию. Как упоминалось выше, административное задержание может быть применено только в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении. Поскольку власти не сослались на подобные исключительные обстоятельства в отношении ни одного из троих заявителей, Суд постановил, что их административное задержание было незаконным в нарушение п. 1 ст. 5 Конвенции.
Таким образом, исходя из практики Европейского Суда, можно сделать вывод, что процедуры административного задержания и ареста должны проводиться строго в соответствии с законом. Отсутствие прокола задержания, непредъявление обвинения и прочие упущения будут являться нарушением права на свободу в личную неприкосновенность, за защитой которого и справедливой компенсацией граждане могут обратиться в Европейский Суд.
Автор: Наяна Лудлоу
Студентка Гронингенского университета
(Нидерланды)

|| Смотреть другие дела по Статье 5 ||

Leave a Reply