echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Право общественности на доступ к архивным материалам в интернете имеет приоритет перед правом осужденных на забвение

В сегодняшнем Постановлении по делу M.L. and W.W. v. Germany (жалоба № 60798/10 и 65599/10) Европейский Суд по правам человека единогласно постановил, что не имело место нарушения статьи 8 (право на уважение частной жизни) Европейской конвенции о правах человека
Дело касалось отказа федерального суда вынести судебный запрет трем различным СМИ, который запрещал бы этим СМИ предоставлять пользователям сети Интернет доступ к документации, касающейся осуждения заявителей за убийство известного актера и упоминания их полных имен.
Суд согласился с выводами федерального суда Германии, который подтвердил, что средства массовой информации имеют задачу участия в создании демократического мнения, путем предоставления общественности старых новостей, которые были сохранены в их архивах.
Суд подтвердил, что подход к освещению данной темы является вопросом журналистской свободы и статья 10 Конвенции оставляет журналистам право решать, какие детали должны быть опубликованы при условии, что такое решение соответствует этическим нормам профессии. Включение в репортаж индивидуализированной информации, такой как полное имя соответствующего лица, был важным аспектом работы прессы, особенно при освещении уголовных производств, которые привлекали значительное внимание, остающееся неизменным с течением времени.
Европейский Суд отметил, что в своем последнем ходатайстве о возобновлении производства в 2004 году M.L. и W.W. сами связались с прессой, передавая ряд документов, приглашая журналистов проинформировать общественность. Такое отношение наложило иной взгляд на их ожидание о получении анонимности в репортажах или о «праве быть забытым в интернете» (право на забвение).
В заключение, принимая во внимание поле усмотрения национальных властей при взвешивании расходящихся интересов, важность сохранения доступности репортажей прессы, которые отвечали требованию закона, и поведение заявителей по отношению к прессе, Европейский Суд считает, что нет каких-либо существенных оснований для того, чтобы он заменил своим мнением мнение Федерального суда.
Основные факты.
Заявители, M.L. и W.W. – единокровные братья, являются гражданами Германии, родившимися в 1953 году и 1954 года и живут в Мюнхене и Эрдинге (Германия) соответственно.
В мае 1993 года M. L. и W. W. были осуждены за убийство очень популярного актера W. S. и приговорены к пожизненному заключению национальными судами. Они были освобождены условно в августе 2007 года и в январе 2008 года соответственно.
В 2007 году заявители возбудили дело против радиостанции Deutschlandradio в Гамбургском земельном суде, указывая на предоставление анонимности персональным данным в документации о них, которая появилась на интернет-сайте станции.
В двух постановлениях от 29 февраля 2008 года земельный суд Гамбурга удовлетворил требования заявителей, учитывая, в частности, что их заинтересованность в том, чтобы более не сталкиваться со своими прошлыми действиями, после столь долгого времени после их осуждения перевешивали общественный интереса в получении информации. Апелляционный суд оставил в силе указанные решения. Федеральный суд отменил решения на том основании, что Апелляционный суд не учел в достаточной мере право радиостанции на свободу выражения мнения и, что касается миссии СМИ,  в поддержании интереса общественности в получении информации. В июле 2010 года Федеральный Конституционный суд постановил не рассматривать конституционные жалобы, поданные заявителями.
Второй и третий ряд разбирательств по аналогичным основаниям, возбужденных против еженедельного журнала Der Spiegel и ежедневной газеты Mannheimer Morgen соответственно имели дело с такими же процедурами и закончились такими же выводами судов.
Жалобы, процедура и состав суда.
Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной жизни), заявители жаловались на отказ федерального суда выдать предписание, запрещающее СМИ предоставлять доступ на их Интернет-портал стенограмму радиопрограммы Der Spiegel и статьи в газете Mannheimer Morgen об их уголовном процессе и осуждении за убийство. Заявители жаловались на нарушение их права на уважение частной жизни.
Жалобы были поданы в Европейский Суд по правам человека 15 и 29 октября 2010 года соответственно.
Решение суда
Статья 8
ЕСПЧ отметил, что жалобы требуют проверки справедливого баланса между правом заявителей на уважение их частной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции и права радиостанции и прессы на свободу выражения мнений и правом общественности на получение информации, гарантированное статьей 10.
Суд отметил, что информация, которая была сделана средствами массовой информации могут быть легко доступны пользователям Интернета в первую очередь благодаря поисковым системам. Однако, вмешательство, на которую жаловались заявители, возникла в результате решения соответствующих СМИ опубликовать и сохранить этот материал на своих веб-сайтах; поисковые системы просто расширили сферу вмешательства.
Суд отметил, что федеральный суд, признавая, что M. L. и W. W. имеют значительный интерес в том, чтобы больше не сталкиваться со своим осуждением, подчеркнул, что общественность имеет интерес в получении информации о соответствующих событиях, а также в возможности проведения исследования прошлых событий. Федеральный суд также подтвердил, что одной из задач средств массовой информации является участие в создании демократического мнения, делая доступными для общественности старые новости, которые сохранились в их архивах. Европейский Суд полностью согласился с этим выводом.
Таким образом, федеральный суд сослался на опасность того, что решение об удовлетворении ходатайств по удалению идентифицирующих элементов из репортажей может оказать сдерживающее воздействие на свободу прессы. Обязательство изучить законность данного новостного сообщения по запросу соответствующего лица создает опасность того, что пресса воздержится от размещения своих архивов он-лайн или что они будут опускать индивидуализированную информацию в сообщениях новостей, которая может затем дать повод для таких ходатайств. Права лица, ставшего объектом интернет-публикации, должно быть сбалансировано с правом публики быть информированным о прошлых событиях и недавней истории, особенно с использованием цифровых архивов прессы. Поскольку M.L. и W.W. не просили удаления указанных сообщений, но просили только того, чтобы они были анонимными, ЕСПЧ отмечает, что анонимность материалов была менее ограничительной мерой с точки зрения свободы печати, чем удаление целой статьи.
Тем не менее, ЕСПЧ подтвердил, что подход к освещению данной теме был вопрос журналистской свободы и статья 10 Конвенции оставляет журналистам право решать, какие детали должны быть опубликованы при условии, что эти решения соответствуют этическим нормам профессии. Вследствие этого Суд счел, что включение в новостной репортаж индивидуализированной информации, например, полное имя соответствующего лица, является важным аспектом деятельности прессы, особенно при проведении репортажей по уголовным делам, которые привлекли значительное внимание.
Суд пришел к выводу, что наличие оспариваемых сообщений на сайтах СМИ во время, когда жалобы были поданы M. L. и W. W. продолжали способствовать обсуждению общего интереса, который не ослабел с течением времени.
Что касается того, насколько хорошо были известны заявители, Суд отметил, что они не были простыми частными лицами, которые были неизвестны общественности в то время, когда было сделано их ходатайство об анонимности. Рассматриваемые репортажи касались либо проведения их уголовного процесса, либо одного из их просьб о повторном открытии этого процесса и, таким образом, представляет собой информацию, способную внести свой вклад в дискуссию в демократическом обществе.
Что касается поведения М.L. и В.W. с момента их осуждения, Суд отметил, что заявители подали все возможные судебные апелляции для возобновления уголовного разбирательства против них. Во время своей последней просьбы о возобновлении разбирательства в 2004 году М.L. и W.W. связались с прессой, передавая ряд документов, приглашая журналистов для информирования общественности. Суд отметил, что в результате поведения заявителей по отношению к прессе, меньший вес должен был быть отведен их интересам в том, чтобы больше не сталкиваться с их осуждением посредством архивированного материала в Интернете. Их законная надежда на получение анонимности в репортажах или даже право быть забытым в Интернете, поэтому были очень ограниченными.
Что касается содержания и формы оспариваемых материалов, то ЕСПЧ, как и Федеральный Суд счел, что он касается текстов, которые описывают судебное решение объективным образом, первоначальная правдивость или законность которого никогда не оспаривалась. Точно так же статьи в Der Spiegel не отражают желания очернить M. L. и W. W. или нанести вред их репутации.
Что касается распространения оспариваемых публикаций, то суд следует за выводами федерального суда, который отметил, что это распространение носит ограниченный характер, особенно поскольку на некоторые материалы распространяются такие ограничения, как платный доступ или Подписка. Наконец, Суд отметил, что М.L. и W.W. не представили никакой информации о каких-либо попытках, предпринятых ими, связаться с операторами поисковых систем с целью усложнить отслеживание информации о них.
В заключение, принимая во внимание поле усмотрения национальных властей при взвешивании расходящихся интересов, важность поддержания доступности новостных репортажей, которые были признаны законными, и поведение заявителей по отношению к прессе, Суд счел, что нет никаких существенных оснований для того, чтобы он заменил своим отличным мнением мнение Федерального суда. Суд счел, что федеральный суд не нарушил позитивные обязательства по защите права заявителей на уважение их частной жизни. И соответственно ЕСПЧ не установил нарушение статьи 8.
Перевод пресс-релиза.
Решение доступно только на французском языке.
В сегодняшнем Постановлении по делу M.L. and W.W. v. Germany (жалоба № 60798/10 и 65599/10) Европейский Суд по правам человека единогласно постановил, что не имело место нарушения статьи 8 (право на уважение частной жизни) Европейской конвенции о правах человека
Дело касалось отказа федерального суда вынести судебный запрет трем различным СМИ, который запрещал бы этим СМИ предоставлять пользователям сети Интернет доступ к документации, касающейся осуждения заявителей за убийство известного актера и упоминания их полных имен.
Суд согласился с выводами федерального суда Германии, который подтвердил, что средства массовой информации имеют задачу участия в создании демократического мнения, путем предоставления общественности старых новостей, которые были сохранены в их архивах.
Суд подтвердил, что подход к освещению данной темы является вопросом журналистской свободы и статья 10 Конвенции оставляет журналистам право решать, какие детали должны быть опубликованы при условии, что такое решение соответствует этическим нормам профессии. Включение в репортаж индивидуализированной информации, такой как полное имя соответствующего лица, был важным аспектом работы прессы, особенно при освещении уголовных производств, которые привлекали значительное внимание, остающееся неизменным с течением времени.
Европейский Суд отметил, что в своем последнем ходатайстве о возобновлении производства в 2004 году M.L. и W.W. сами связались с прессой, передавая ряд документов, приглашая журналистов проинформировать общественность. Такое отношение наложило иной взгляд на их ожидание о получении анонимности в репортажах или о «праве быть забытым в интернете» (право на забвение).
В заключение, принимая во внимание поле усмотрения национальных властей при взвешивании расходящихся интересов, важность сохранения доступности репортажей прессы, которые отвечали требованию закона, и поведение заявителей по отношению к прессе, Европейский Суд считает, что нет каких-либо существенных оснований для того, чтобы он заменил своим мнением мнение Федерального суда.
Основные факты.
Заявители, M.L. и W.W. – единокровные братья, являются гражданами Германии, родившимися в 1953 году и 1954 года и живут в Мюнхене и Эрдинге (Германия) соответственно.
В мае 1993 года M. L. и W. W. были осуждены за убийство очень популярного актера W. S. и приговорены к пожизненному заключению национальными судами. Они были освобождены условно в августе 2007 года и в январе 2008 года соответственно.
В 2007 году заявители возбудили дело против радиостанции Deutschlandradio в Гамбургском земельном суде, указывая на предоставление анонимности персональным данным в документации о них, которая появилась на интернет-сайте станции.
В двух постановлениях от 29 февраля 2008 года земельный суд Гамбурга удовлетворил требования заявителей, учитывая, в частности, что их заинтересованность в том, чтобы более не сталкиваться со своими прошлыми действиями, после столь долгого времени после их осуждения перевешивали общественный интереса в получении информации. Апелляционный суд оставил в силе указанные решения. Федеральный суд отменил решения на том основании, что Апелляционный суд не учел в достаточной мере право радиостанции на свободу выражения мнения и, что касается миссии СМИ,  в поддержании интереса общественности в получении информации. В июле 2010 года Федеральный Конституционный суд постановил не рассматривать конституционные жалобы, поданные заявителями.
Второй и третий ряд разбирательств по аналогичным основаниям, возбужденных против еженедельного журнала Der Spiegel и ежедневной газеты Mannheimer Morgen соответственно имели дело с такими же процедурами и закончились такими же выводами судов.
Жалобы, процедура и состав суда.
Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной жизни), заявители жаловались на отказ федерального суда выдать предписание, запрещающее СМИ предоставлять доступ на их Интернет-портал стенограмму радиопрограммы Der Spiegel и статьи в газете Mannheimer Morgen об их уголовном процессе и осуждении за убийство. Заявители жаловались на нарушение их права на уважение частной жизни.
Жалобы были поданы в Европейский Суд по правам человека 15 и 29 октября 2010 года соответственно.
Решение суда
Статья 8
ЕСПЧ отметил, что жалобы требуют проверки справедливого баланса между правом заявителей на уважение их частной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции и права радиостанции и прессы на свободу выражения мнений и правом общественности на получение информации, гарантированное статьей 10.
Суд отметил, что информация, которая была сделана средствами массовой информации могут быть легко доступны пользователям Интернета в первую очередь благодаря поисковым системам. Однако, вмешательство, на которую жаловались заявители, возникла в результате решения соответствующих СМИ опубликовать и сохранить этот материал на своих веб-сайтах; поисковые системы просто расширили сферу вмешательства.
Суд отметил, что федеральный суд, признавая, что M. L. и W. W. имеют значительный интерес в том, чтобы больше не сталкиваться со своим осуждением, подчеркнул, что общественность имеет интерес в получении информации о соответствующих событиях, а также в возможности проведения исследования прошлых событий. Федеральный суд также подтвердил, что одной из задач средств массовой информации является участие в создании демократического мнения, делая доступными для общественности старые новости, которые сохранились в их архивах. Европейский Суд полностью согласился с этим выводом.
Таким образом, федеральный суд сослался на опасность того, что решение об удовлетворении ходатайств по удалению идентифицирующих элементов из репортажей может оказать сдерживающее воздействие на свободу прессы. Обязательство изучить законность данного новостного сообщения по запросу соответствующего лица создает опасность того, что пресса воздержится от размещения своих архивов он-лайн или что они будут опускать индивидуализированную информацию в сообщениях новостей, которая может затем дать повод для таких ходатайств. Права лица, ставшего объектом интернет-публикации, должно быть сбалансировано с правом публики быть информированным о прошлых событиях и недавней истории, особенно с использованием цифровых архивов прессы. Поскольку M.L. и W.W. не просили удаления указанных сообщений, но просили только того, чтобы они были анонимными, ЕСПЧ отмечает, что анонимность материалов была менее ограничительной мерой с точки зрения свободы печати, чем удаление целой статьи.
Тем не менее, ЕСПЧ подтвердил, что подход к освещению данной теме был вопрос журналистской свободы и статья 10 Конвенции оставляет журналистам право решать, какие детали должны быть опубликованы при условии, что эти решения соответствуют этическим нормам профессии. Вследствие этого Суд счел, что включение в новостной репортаж индивидуализированной информации, например, полное имя соответствующего лица, является важным аспектом деятельности прессы, особенно при проведении репортажей по уголовным делам, которые привлекли значительное внимание.
Суд пришел к выводу, что наличие оспариваемых сообщений на сайтах СМИ во время, когда жалобы были поданы M. L. и W. W. продолжали способствовать обсуждению общего интереса, который не ослабел с течением времени.
Что касается того, насколько хорошо были известны заявители, Суд отметил, что они не были простыми частными лицами, которые были неизвестны общественности в то время, когда было сделано их ходатайство об анонимности. Рассматриваемые репортажи касались либо проведения их уголовного процесса, либо одного из их просьб о повторном открытии этого процесса и, таким образом, представляет собой информацию, способную внести свой вклад в дискуссию в демократическом обществе.
Что касается поведения М.L. и В.W. с момента их осуждения, Суд отметил, что заявители подали все возможные судебные апелляции для возобновления уголовного разбирательства против них. Во время своей последней просьбы о возобновлении разбирательства в 2004 году М.L. и W.W. связались с прессой, передавая ряд документов, приглашая журналистов для информирования общественности. Суд отметил, что в результате поведения заявителей по отношению к прессе, меньший вес должен был быть отведен их интересам в том, чтобы больше не сталкиваться с их осуждением посредством архивированного материала в Интернете. Их законная надежда на получение анонимности в репортажах или даже право быть забытым в Интернете, поэтому были очень ограниченными.
Что касается содержания и формы оспариваемых материалов, то ЕСПЧ, как и Федеральный Суд счел, что он касается текстов, которые описывают судебное решение объективным образом, первоначальная правдивость или законность которого никогда не оспаривалась. Точно так же статьи в Der Spiegel не отражают желания очернить M. L. и W. W. или нанести вред их репутации.
Что касается распространения оспариваемых публикаций, то суд следует за выводами федерального суда, который отметил, что это распространение носит ограниченный характер, особенно поскольку на некоторые материалы распространяются такие ограничения, как платный доступ или Подписка. Наконец, Суд отметил, что М.L. и W.W. не представили никакой информации о каких-либо попытках, предпринятых ими, связаться с операторами поисковых систем с целью усложнить отслеживание информации о них.
В заключение, принимая во внимание поле усмотрения национальных властей при взвешивании расходящихся интересов, важность поддержания доступности новостных репортажей, которые были признаны законными, и поведение заявителей по отношению к прессе, Суд счел, что нет никаких существенных оснований для того, чтобы он заменил своим отличным мнением мнение Федерального суда. Суд счел, что федеральный суд не нарушил позитивные обязательства по защите права заявителей на уважение их частной жизни. И соответственно ЕСПЧ не установил нарушение статьи 8.
Перевод пресс-релиза.
Решение доступно только на французском языке.

||   Смотреть другие дела по Статье 8 Конвенции   ||

Leave a Reply