echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Предстоящие решения и постановления Европейского суда по правам человека

Перевод настоящего пресс релиза является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
Европейский суд по правам человека во вторник письменно уведомит о 10 судебных решениях 11 февраля 2020 года и 10 постановлениях и / или решениях в четверг 13 февраля 2020 года.
Пресс-релизы и тексты судебных решений будут доступны в 10 часов утра по местному времени на интернет-сайте Европейского суда.
Ниже можно ознакомиться с пресс-релизом некоторых дел против России.
Атаманчук против России (№. 4493/11)
Заявитель, Владимир Атаманчук, является гражданином России, родившимся в 1951 году и проживающим в Сочи (Россия). Он бизнесмен и местный политик. Он также владеет местной газетой (тираж 8000).
Дело касается его осуждения за разжигание ненависти и вражды после высказываний о нерусских в статье, опубликованной в другой местной газете накануне президентских выборов 2008 года. Возглавляя мартовскую статью 2008 года “Почему я не буду голосовать на этих выборах”, г-н Атаманчук высказал свое мнение о понятии “народ”, а также высказался об этнических особенностях нерусских групп.
Он заявил, в частности, что эти группы склонны к преступлениям, будут “убивать, насиловать, грабить и порабощать в соответствии со своими варварскими идеями” и “участвовать в разрушении страны”.
В июле 2010 года он был осужден за разжигание ненависти и вражды, а также унижение человеческого достоинства человека или группы лиц по признаку их этнической принадлежности, языка, происхождения и религиозных убеждений. Отечественный суд, по существу, основывал свои выводы на докладах экспертов в области лингвистики и психологии, которые проанализировали статью и пришли к выводу, что она вызывала у читателей чувство ненависти к местному населению нерусской национальности, но не призывала к насильственным действиям против них.
Он был оштрафован на 200 000 российских рублей (около 5086 евро в то время) за статью, опубликованную в марте 2008 года, и на такую же сумму за последующую перепечатку статьи в своей газете во время судебного разбирательства против него. Ему также было запрещено в течение двух лет заниматься какой-либо журналистской или издательской деятельностью.
Г-н Атаманчук подал апелляцию, жалуясь на то, что суд первой инстанции отказался вызвать эксперта по филологии, чей доклад был упомянут в числе доказательств против него. Однако в сентябре 2010 года это решение было оставлено в силе в апелляционном порядке без вынесения решения по данной жалобе. Ссылаясь на статью 10 (свобода слова), г-н Атаманчук жалуется на свое уголовное осуждение и приговор. Ссылаясь также на статьи 6 §§ 1 и 3 (d) (право на справедливое судебное разбирательство и право на присутствие и допрос свидетелей), он жалуется, что у него не было возможности допросить специалиста по филологии.
Байкин и другие против России (№. 45720/17)
Заявители-Станислав Анатольевич Байкин и его родители Анатолий Тимофеевич Байкин и Лариса Николаевна Байкина-являются гражданами России 1982, 1942 и 1950 годов рождения соответственно.
Речь идет об угрозе снести дом, расположенный рядом с подземным трубопроводом, и выселить жильцов.
8 февраля 2014 года первый заявитель приобрел земельный участок, состоящий из частично построенного дома в селе Сафоновское. 22 сентября 2014 года, завершив строительство дома, он зарегистрировал свои права собственности в упрощенном порядке, заключающемся в подаче правоустанавливающего документа на земельный участок. Его родители, второй и третий претенденты, переехали в дом. 20 мая 2015 года компания, которая владела и эксплуатировала подземный трубопровод вблизи села, направила первому заявителю предписание снести дом, поскольку не было соблюдено минимально допустимое расстояние между зданием и трубопроводом.
30 июля 2015 года компания возбудила дело против заявителя, добиваясь судебного постановления о сносе дома. Суд постановил, что дом, расположенный на расстоянии менее 100 метров от трубопровода, является незаконным зданием, и распорядился снести его за счет заявителя.
Первый и второй заявители обжаловали решение суда. В апелляционной жалобе областной суд установил, что “безопасные расстояния” не соблюдались при строительстве дома и что, следовательно, он нарушал градостроительные и строительные нормы.
Суд постановил, что дом является незаконным зданием, и распорядился его снести. Все заявители подавали апелляции по вопросам права, но безуспешно. 21 апреля 2017 года Общественная палата, являющаяся общественно-консультативным органом, отметила, что почти в трети российских регионов возникли споры по поводу жилья, расположенного вблизи газо-и нефтепроводов, что привело к росту социальной напряженности и гражданского недоверия к властям. В подавляющем большинстве случаев суды удовлетворили ходатайства компаний, эксплуатирующих опасные объекты, и постановили снести соответствующие дома. Владельцы, как правило, не получали никакой компенсации, что снижало эффективность регистрации прав собственности в Центральном земельном реестре.
В своих замечаниях от 19 апреля 2019 года правительство сообщило суду, что право собственности Станислава Байкина на дом не было утрачено, а 24 июля 2019 года заявители сообщили суду, что их дом не был снесен. Первый заявитель утверждает, что определение судом его дома как “незаконного строения” и постановление о сносе представляли собой нарушение его права, закрепленного в статье 1 Протокола № 1. 1 (Защита собственности). Второй и третий заявители рассматривают свое неминуемое выселение как нарушение статьи 8 (право на уважение жилища).
Вовк и Богданов против России (№. 15613/10)
Заявители, Сергей Вовк и Артем Богданов, являются гражданами России, родившимися в 1995 и 2000 годах соответственно и проживающими в Чите (Россия). Дело касается якобы неспособности властей провести эффективное расследование взрыва гранаты в жилом районе Читы в апреле 2008 года. Заявители, которым в то время было 13 и семь лет, получили серьезные ранения в одном из районов Читы, когда граната упала на землю и взорвалась, когда они ее держали. Полиция установила, что граната была 30-мм снарядом ВОГ-17 из тяжелого гранатомета АГС-17, который второй заявитель нашел возле гаражей рядом со школой. Власти первоначально провели расследование, направленное на проверку того, совершил ли первый заявитель преступные действия, повлекшие тяжкие телесные повреждения и ущерб по неосторожности, хотя он был слишком молод, чтобы быть привлеченным к ответственности. Параллельное уголовное расследование обстоятельств обнаружения гранаты в жилом районе показало в октябре 2008 года, что неустановленное лицо в неустановленном месте не выполнило надлежащим образом свои обязанности по охране огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, совершив преступления, предусмотренные пунктами 1 статьи 225 и 348 (утрата военного имущества) Уголовного кодекса. Это привело к тому, что граната, которая ранее была выпущена из гранатомета, но не взорвалась, была перевезена в песке в район, где ее нашли дети. Диспетчер строительной компании ранее сообщил следователям, что песок был взят со строительной площадки, которая находилась в военном округе. Гражданский следственный орган, Черновский районный отдел полиции Читы, направил дело в Читинскую гарнизонную военную прокуратуру Сибирского военного округа. Через девять дней после назначения дела Читинский гарнизонный военный следственный отдел передал его обратно в Черновскую районную полицию, заявив, что проведенное им доследственное расследование не выявило причастности военнослужащих к пропаже гранаты. Расследование уголовного дела несколько раз приостанавливалось и возобновлялось Черновским райотделом милиции в период с ноября 2008 года по июнь 2011 года, поскольку преступник не был установлен. Она была окончательно закрыта в декабре 2013 года, так как расследуемые преступления, связанные с охраной огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, были приостановлены на неопределенный срок. В 2009 году матери заявителей проиграли гражданские иски о возмещении ущерба против Министерства финансов Российской Федерации и Читинской полиции, в которых они утверждали, что государство не обеспечило сохранность взрывного устройства и не выявило и не привлекло к ответственности лиц, ответственных за его попадание в руки гражданского населения. Заявители жалуются в соответствии со статьей 6 (Право на справедливое судебное разбирательство) и статьей 13 (право на эффективное средство правовой защиты), что государство отказалось выплатить компенсацию за моральный ущерб, причиненный взрывом, и что их гражданский иск был отклонен из-за отсутствия надлежащего расследования.

vk

fb

ok

insta

Leave a Reply