+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Будет ли ЕСПЧ считать надзор эффективной инстанцией в уголовных делах?

20 мая 2021 года Европейский суд по правам человека опубликовал решение по делу «Аникеев и Ермакова против России» (Решение от 13 апреля 2021 года, жалобы №№ 1311/21, 10219/21), в котором признал эффективность новой сплошной кассации по уголовным делам со вступлением в силу Федерального закона № 15-ФЗ «О внесении изменений в УПК РФ» от 24 февраля 2021 года (см. подробнее на нашем сайте).

Напомним, что подобная реформа была проведена ранее и в отношении производства по ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ, после чего ЕСПЧ признал эффективным обращение в кассационную инстанцию, в том числе, обращение в судебную коллегию Верховного Суда РФ. Так, например, в решении по делу «Чигиринова против России» (Chigirinova v. Russia, no. 28448/16, 13 December 2016) ЕСПЧ высказал позицию, согласно которой процедура пересмотра вступивших в силу судебных актов, предусмотренная КАС РФ, аналогична оценке соответствующей процедуры, закрепленной ГПК РФ, что означает, что подача кассационных жалоб в президиум суда субъекта РФ и Судебную коллегию Верховного Суда РФ в порядке, определенном КАС РФ, по общему правилу, признается эффективным средством правовой защиты

Однако данное постановление породило ряд вопросов, например, необходимо ли обращаться в Президиум Верховного Суд РФ в порядке надзора по делам, подлежащим рассмотрению в порядке, предусмотренном Кодексом Административного Судопроизводства РФ по первой инстанции судом субъекта Российской Федерации.

Свою позицию по этому вопросу ЕСПЧ прояснил в решении от 20 ноября 2018 года по делу № 5497/18 «Игорь Александрович Галкин против России» (перевод решения на нашем сайте). Заявитель подал жалобу в порядке КАС РФ, оспаривая законность решения вынесенного по первой инстанции 3 марта 2017 года судьей Московского городского суда, которым Заявителю было отказано в иске. 26 июля 2017 года коллегия по административным делам Верховного Суда РФ оставила постановление в силе. Заявитель не ходатайствовал о пересмотре решения в порядке надзора в Президиум Верховного Суда.

Европейский суд проанализировал действия Заявителя с точки зрения статьи 35 § 1 Конвенции и пришел к выводу, что жалоба является неприемлемой ввиду неисчерпания внутренних средств правовой защиты по следующим причинам:

  1. В соответствии с КАС РФ решения, вынесенные судом субъекта Российской Федерации, не подлежат пересмотру в кассационном порядке, но могут стать предметом апелляции в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации. После этого стороны имели возможность подать жалобу о пересмотре в порядке надзора в течение трех месяцев после обычного рассмотрения апелляции (ч. 2 ст. 319, ч. 2 ст. 332 и ч. 2 ст. 333 КАС РФ).
  2. Заявитель мог возбудить надзорное производство после того, как его апелляционная жалоба была отклонена Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда РФ, и мог получить решение об отказе в рассмотрении или о передаче его иска о пересмотре в порядке надзора для рассмотрения по существу Президиумом Верховного Суда. Следовательно, процедура пересмотра в порядке надзора была непосредственно доступна заявителю и могла дать ответ по существу его жалобы в соответствии с Конвенцией.
  3. Суд далее отмечает, что в соответствии со статьями 332 и 333 КАС РФ жалоба для пересмотра в порядке надзора может быть подана в течение трех месяцев с даты, по которым решения суда первой инстанции стали окончательным и надзорное производство относится к исключительной компетенции Президиума Верховного Суда, тем самым препятствуя тому, что бы судебные решения нижестоящих судов могли быть оспорены на неопределенное время в различных судах (см., напротив, Martynets v. Russia (dec.), no. 29612/09, ECHR 2009; Denisov v. Russia, (dec.), no. 33408/03, 6 May 2004).

Таким образом, суд пришел к выводу, что в делах, когда производство по КАС РФ начинается на региональном уровне и продолжается в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ, как в деле заявителя, требование о пересмотре дела в порядке надзора входит в число внутригосударственных средств правовой защиты, которые заявитель обязан исчерпать для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции.

Если переложить такой подход Суда на положения недавно реформированного Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ), можно сделать ряд выводов по вопросу его соответствия критериям, выдвинутым ЕСПЧ, а именно:

  1. В соответствии с КАС РФ решения, вынесенные судом субъекта Российской Федерации, не подлежат пересмотру в кассационном порядке, но могут стать предметом апелляции в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, а после чего стороны имеют возможность подать жалобу о пересмотре в порядке надзора (ст. 401.3 УПК РФ).
  2. После того, как апелляционная жалоба была отклонена Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ, заявители могут получить решение об отказе в рассмотрении или о передаче жалобы о пересмотре в порядке надзора для рассмотрения по существу Президиумом Верховного Суда РФ (ч. 2 ст. 412.5 УПК РФ).
  3. Несмотря на то, что надзорное производство относится к исключительной компетенции Президиума Верховного Суда, что препятствует оспариванию решения в различных судах (ст. 401.3 УПК РФ). Тем не менее УПК РФ не предусматривает наличие какого-либо ограничения срока на обжалование в порядке надзора вступившего в силу законного решения.

Таким образом, можно сделать предположение о том, что производство в порядке надзора в Президиуме Верховного Суда НЕ будет являться эффективной инстанцией для дел, рассмотренных судом субъекта по первой инстанции. Этот вывод подтверждает тот факт, что процедура, предусмотренная положениями УПК РФ, не соответствует критериям, выдвинутым ЕСПЧ ранее в деле «Игорь Александрович Галкин против России» для надзорного производства.

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

Жалоба № 5497/18

Igor Aleksandrovich GALKIN against Russia (Игорь Александрович Галкин против России)
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий 20 ноября 2018 года в качестве палаты в составе:
Председатель Vincent A. De Gaetano,
Судьи Branko Lubarda,
Helen Keller,
Dmitry Dedov,
Pere Pastor Vilanova,
Georgios A. Serghides,
Jolien Schukking,
Секретарь секции Stephen Phillips,

Принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 29 декабря 2017 года,

Обсудив жалобу, принял следующее решение:

ФАКТЫ

  1. Заявитель, г-н Игорь Александрович Галкин, является гражданином России, родившимся в 1960 году и проживающим в Москве.
  2. Обстоятельства дела
  3. Факты дела, представленные заявителем, могут быть обобщены следующим образом.
  4. Заявитель, проживающий в Головинском районе г. Москвы, пожелал присутствовать на заседании подкомитета районного муниципального совета. Его доступ на заседание был ограничен ссылкой на решение Совета. Заявитель подал административный иск в соответствии с Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ), оспаривая законность решения. 3 марта 2017 года Московский городской суд, действуя в качестве суда первой инстанции, отклонил его иск. 26 июля 2017 года Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда России оставила решение в силе в апелляционном порядке. Заявитель не ходатайствовал о пересмотре решения в порядке надзора.
  5. Соответствующее внутреннее законодательство
  6. Глава 36 КАС предусматривает, что Президиум Верховного Суда рассматривает заявления о пересмотре в порядке надзора окончательных решений судов низшей инстанции.
  7. В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 332 КАС РФ, в обычном административном деле, то есть в случае, когда разбирательство начато в районном суде, стороны могут подать заявление о пересмотре в порядке надзора кассационного решения Административной палаты Верховного Суда. Из ч. 2 ст. 319 КАС РФ следует, что кассационный пересмотр невозможен в отношении решений, вынесенных региональными судами или Верховным судом, действующим в качестве судов первой инстанции (например, по жалобам на муниципальные подзаконные акты, как это предусмотрено в п. 2 ч. 1 ст. 20 КАС РФ). В этом случае, в соответствии с п. 1-4 ч. 2 ст. 332 КАС РФ, заявление о пересмотре в порядке надзора может быть подано после обычного апелляционного производства в Верховном Суде РФ. Заявление о пересмотре в порядке надзора в таких случаях может быть подано на решение суда первой инстанции (принятое либо областным судом, либо Верховным Судом РФ) и/или на апелляционное определение Верховного Суда РФ.
  8. Заявления о пересмотре в порядке надзора могут быть поданы в течение трех месяцев с даты вступления оспариваемого решения в законную силу (ч. 2 ст. 333 КАС РФ) по ряду оснований, в том числе «нарушения прав и свобод человека, закрепленных в Конституции Российской Федерации или в принципах международного права и международных договорах, участником которых является Российская Федерация».
  9. Заявление о пересмотре в порядке надзора рассматривается одним судьей Верховного Суда, который может отклонить заявление или передать его на рассмотрение Президиума Верховного Суда.
  10. Президиум Верховного Суда в порядке надзора может оставить в силе, изменить или отменить любое решение, ранее вынесенное по делу, и передать дело на повторное рассмотрение в нижестоящие суды.
  11. Заявление о пересмотре в порядке надзора рассматривается Верховным судом в течение двух или трех месяцев в зависимости от того, было ли запрошено дело в суде низшей инстанции (ст. 336 КАС РФ).
  12. Решение одного судьи не передавать дело в Президиум может быть отменено Председателем или заместителем Председателя Верховного Суда (ст. 337 КАС РФ). Кодекс не содержит четких временных ограничений для осуществления этих полномочий Президентом или его заместителем.

ПРАВО

  1. Заявитель жаловался в соответствии со статьями 6, 10, 13 и 17 Конвенции на решение муниципального совета, ограничивающее доступ общественности на заседания его подкомитетов, и на отклонение жалобы заявителя, в которой он оспаривал это решение. Суд будет исходить из того, что статья 10 Конвенции применима в данном случае, и рассмотрит жалобу исключительно в свете ее положений, которые, насколько это уместно, гласят следующее:

“1. Каждый человек имеет право на свободу выражения мнений. Это право включает свободу … получать… информация… без вмешательства государственной власти и независимо от государственных границ.”

  1. Суд считает, что заявление является неприемлемым на основании неисчерпания внутренних средств правовой защиты по причинам, указанным ниже.
  2. Суд повторяет, что правило об исчерпании внутренних средств правовой защиты, упомянутое в пункте 1 статьи 35 Конвенции, обязывает тех, кто стремится возбудить дело против государства, сначала использовать средства правовой защиты, предусмотренные национальной правовой системой, тем самым предоставляя государствам возможность урегулировать вопросы в рамках своих собственных правовых систем, прежде чем они будут обязаны отвечать за свои действия перед международным органом. Для соблюдения этого правила заявители, как правило, должны использовать средства правовой защиты, которые доступны и достаточны для возмещения ущерба в связи с предполагаемыми нарушениями (см., в частности, дело Selmouni v. France [GC], no. 25803/94, § 74, ECHR 1999‑V).
  3. Суд уже имел возможность изучить систему обжалования в соответствии с КАС РФ в деле «Чигиринова против России» ((dec.), no. 28448/16, 13 December 2016), где он постановил, что в спорах с участием государственных органов власти лицо, которое намеревается подать жалобу в Европейский Суд, должно сначала использовать средства правовой защиты, предлагаемые существующей двухуровневой кассационной процедурой: во-первых, в президиуме суда субъекта Российской Федерации, затем в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
  4. В соответствии с ч. 2 ст. 319 решения, вынесенные судом субъекта Российской Федерации, не подлежат пересмотру в кассационном порядке, но могут стать предметом апелляции в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ. После этого стороны имели возможность подать жалобу о пересмотре в порядке надзора в течение трех месяцев после обычного («вторая инстанция») рассмотрения апелляции (ч. 2 ст. 332 и ч. 2 ст. 333 КАС РФ).
  5. Заявитель мог возбудить надзорное производство после того, как его апелляционная жалоба была отклонена Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, и мог получить решение об отказе в рассмотрении или о передаче его иска о пересмотре в порядке надзора для рассмотрения по существу Президиумом Верховного Суда так же, как и заявители в деле «Абрамян и другие против России» ((dec.), nos. 38951/13 и 59611/13, §§42, 73 и §§99-100, 12 May 2015)) имели бы право подать заявление о пересмотре в порядке надзора, если бы их вторая кассационная жалоба была рассмотрена по существу и не была признана неприемлемой.
  6. Таким образом, процедура пересмотра в порядке надзора в данном случае была непосредственно доступна заявителю и могла дать ответ по существу его жалобы в соответствии с Конвенцией (см. пункт 8 выше).
  7. Суд далее отмечает, что в соответствии со статьями 332 и 333 КАС РФ ходатайства о пересмотре в порядке надзора могут быть поданы в течение трех месяцев с даты вступления в законную силу решения суда первой инстанции и что надзорное производство относится к исключительной компетенции Президиума Верховного Суда, что препятствует бесконечному оспариванию решений нижестоящих судов в различных судах (см., напротив, «Мартынец против России» (dec.), no. 29612/09, ECHR-2009 и «Денисов против России» (dec.), no. 33408/03, 6 May 2004).
  8. С учетом вышеизложенного Суд приходит к выводу, что в делах, когда производство по КАС РФ начинается на региональном уровне и продолжается в Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, как в деле заявителя, требование о пересмотре дела в порядке надзора входит в число внутригосударственных средств правовой защиты, которые заявитель обязан исчерпать для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции.
  9. Суд отмечает, что заявитель не подавал заявление о пересмотре в порядке надзора в Президиуме Верховного Суда РФ. Из этого следует, что его заявление в Суд должно быть отклонено в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты.

По этим причинам Суд единогласно объявляет жалобу неприемлемой.

Изготовлено на английском языке и опубликовано 13 декабря 2018 года.

Стивен Филипсвинсент

Секретарь

А. Де Гаэтано

Председатель

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить