+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело № 1764/18 "Пьевич против России"

Пьевич против России
(Жалоба № 1764/18)
19 октября 2021

В деле Pjević v. Russia,

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:
Georges Ravarani, Председатель,
Georgios A. Serghides,
Dmitry Dedov,
María Elósegui,
Darian Pavli,
Anja Seibert-Fohr,
Andreas Zünd, судьи,
и Milan Blaško, Секретарь,

Принимая во внимание:
Жалобу № 1764/18, поданную 5 января 2018 года гражданином Сербии, господином Александром Пьевич («Заявитель») против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция»);
решение уведомить власти Российской Федерации («Власти») о жалобах в соответствии со статьями 8 и 13 Конвенции и объявить неприемлемой остальную часть заявления;
решение предоставить приоритет жалобе в соответствии с правилом 41 Регламента Суда;
Доводы сторон;

Отмечая, что правительство Сербии не воспользовалось своим правом в соответствии с пунктом 1 статьи 36 Конвенции вмешаться в разбирательство,

21 сентября 2021 года в закрытом заседании

Вынес следующее постановление, принятое в тот же день:

Введение

1.  Настоящее дело касается неспособности российских властей обеспечить контакт между заявителем и его сыном, проживающим в России.

Факты

2.  Заявитель родился в 1971 году и проживает в Белграде. Заявителя представляет г-н М. Тимотиевич, адвокат, практикующий в Белграде.

3.  Власти первоначально представлял г-н М. Гальперин, Представитель Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Виноградов.

4.  Факты по делу, представленные сторонами, могут быть обобщены следующим образом.

Обстоятельства дела

A.Справочная информация

5.  22 ноября 2003 года заявитель женился на гражданке России, г-же Л.П. Пара и поселились в Белграде, Сербия.

6. В июне 2005 года они переехали в Москву, Россия.

7. 28 декабря 2010 года г-жа Л.П. родила их сына Н. Ребенок имеет как сербское, так и русское гражданство.

8. В декабре 2011 года Л.П. и ребенок переехали в Санкт-Петербург.

9. В марте 2012 года Мещанский районный суд Москвы расторг брак между заявителем и Л.П.

10. В неустановленную дату заявитель вернулся в Белград.

B.Процедура установления места жительства ребенка в Сербии

11.  8 марта 2012 года заявитель инициировал судебное разбирательство в Сербии с целью определения места жительства ребенка и установления порядка общения между ребенком и родителем-нерезидентом.

12. 22 июля 2013 года Муниципальный суд в Белграде («Муниципальный суд») счел, что он не обладает юрисдикцией для рассмотрения требований заявителя.

13. 10 июля 2014 года Верховный суд отменил вышеупомянутое решение и направил дело в Муниципальный суд для рассмотрения по существу.

14. 3 апреля 2015 года Муниципальный суд постановил, что, пока идет разбирательство, ребенок должен проживать с Л.П., и определил временный порядок общения для заявителя и ребенка.

15. 19 июня 2015 года Муниципальный суд вновь постановил, что он не обладает юрисдикцией для продолжения рассмотрения иска о проживании ребенка, имеющего российское и сербское гражданство и проживающего в России, поданного гражданином Сербии, проживающим в России, против гражданина России, проживающего в России.

16. 18 ноября 2016 года Верховный суд отменил вышеупомянутое решение и направил дело в Муниципальный суд для рассмотрения по существу.

17. 3 ноября 2017 года управление по опеке и попечительству муниципального района Гражданка в Санкт-Петербурге представило в Муниципальный суд свое экспертное заключение. Основываясь на всестороннем изучении условий жизни ребенка в Санкт-Петербурге, рекомендациях из его школьных и внеклассных занятий, биографических данных Л.П. и рекомендациях с работы, эмоциональных связях между ней и ребенком и мнении ребенка, в отчете сделан вывод о том, что в наилучших интересах ребенка было бы определить его место жительства как находящееся с Л.П. и установить порядок общения с заявителем следующим образом: с 10 часов утра по субботам до 4 часов вечера по воскресеньям по месту жительства ребенка, не нарушая школьный и внешкольный распорядок ребенка.

18. 9 марта 2018 года Муниципальный суд постановил, что ребенок должен проживать с Л.П., и определил подробный график общения заявителя с ребенком.

19. Однако 3 октября 2018 года Апелляционный суд в Белграде отменил вышеупомянутое решение, установив, что сербский суд не обладает юрисдикцией в отношении этого дела, и прекратил разбирательство.

C.Разбирательство в России, касающееся ходатайства заявителя о признании и приведении в исполнение промежуточного решения от 3 апреля 2015 года

20.  8 июля 2015 года заявитель обратился в Городской суд Санкт-Петербурга («Городской суд») с просьбой об официальном признании и приведении в исполнение обеспечительной меры Муниципального суда Белграда от 3 апреля 2015 года, предоставляющей ему временные права на общение с ребенком до рассмотрения дела в Сербии.

21. 10 ноября 2015 года городской суд отклонил ходатайство заявителя. Он, в частности, постановил, что Договор от 24 февраля 1962 года между Союзом Советских Социалистических Республик и Союзной Народной Республикой Югославией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам не распространяется на временные меры. Он также постановил, что решение от 3 апреля 2015 года противоречит основным принципам российского законодательства, поскольку оно было принято без предварительного определения мнения ребенка и его интересов, без Л.П., которая не была уведомлена о соответствующем слушании и не могла принять в нем участие, и не могла обжаловать решение. Кроме того, поскольку Л.П. была гражданкой России, проживающей вместе с ребенком в России, иск заявителя должен был быть рассмотрен российским судом. Городской суд отметил в этой связи, что 19 июня 2015 года сербский суд постановил, что он не обладает юрисдикцией для рассмотрения этого дела, и отменил все решения, принятые в рамках этого разбирательства, включая промежуточное решение от 3 апреля 2015 года. Хотя решение от 19 июня 2015 года находилось в процессе обжалования заявителем, стороны не оспаривали упомянутый в нем закон Сербии в отношении вопросов юрисдикции.

22. 26 января 2016 года Апелляционная коллегия городского суда оставила в силе вышеуказанное решение по апелляции. Городской суд отметил, что заявитель может обратиться в компетентный российский суд для разрешения спора, касающегося его общения с сыном.

D.Разбирательство в России, касающееся прав заявителя на общение с ребенком

23.  30 января 2017 года заявитель обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга («Районный суд»), чтобы определить временный порядок общения с его сыном в ожидании разбирательства в Сербии.

24. 31 марта 2017 года Районный суд отклонил иск заявителя без рассмотрения ввиду продолжающегося разбирательства по тому же вопросу между теми же сторонами в судах Сербии.

25. 10 июля 2017 года Городской суд оставил в силе вышеуказанное решение в апелляционной инстанции. Городской суд отметил, что заявителю не было отказано в заключении соглашения с Л.П. относительно порядка общения с ребенком до рассмотрения дела в сербских судах.

26. 15 сентября 2017 года судья Городского суда отклонил кассационную жалобу заявителя.

Применимое право

I.применимое международное право

27.  Нью-Йоркская конвенция о правах ребенка 1989 года предусматривает следующее:

Статья 8

«1. Государства-участники обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства.

2. Если ребенок незаконно лишается части или всех элементов своей индивидуальности, государства-участники обеспечивают ему необходимую помощь и защиту для скорейшего восстановления его индивидуальности».

Статья 9

«1. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

3. Государства-участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.

…»

28.  Договор от 24 февраля 1962 года между Союзом Советских Социалистических Республик и Союзной Народной Республикой Югославией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (все еще действующий) предусматривает, что каждая Договаривающаяся Сторона признает, в частности, окончательные и подлежащие исполнению судебные решения по гражданским и семейным делам, вынесенные на территории другой Договаривающейся Стороны (статья 48 § 1 (а)).

29. Судебные решения, перечисленные в статье 48 Договора, признаются и исполняются при следующих обстоятельствах: (а) если вступление решения в силу было подтверждено и оно подлежит исполнению; (б) если в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, к которой обращено Договаривающаяся Сторона, от которой исходит решение, обладала юрисдикцией для рассмотрения дела; (в) если признание или приведение в исполнение решения не противоречит основным принципам права Договаривающейся Стороны, к которой обращено решение.; (d) если стороне, в отношении которой принимается решение, была предоставлена возможность защитить свои права; (e) если суды Договаривающейся Стороны не вынесли окончательного решения в ходе разбирательства между одними и теми же сторонами по одному и тому же вопросу или если в судах Договаривающейся Стороны не ведется разбирательство по одному и тому же делу при условии, что это разбирательство было первым, которое было возбуждено; (f) если в случае, когда необходимо было применить зако
нодательство рассматриваемой Договаривающейся стороны, был применен такой закон или другой закон, по существу аналогичный законодательству рассматриваемой Договаривающейся Стороны (статья 49).

30. Суд рассматриваемой Договаривающейся Стороны признает и разрешает приведение в исполнение решения, вынесенного запрашивающей Договаривающейся Стороной, если соблюдены все условия, предусмотренные Договором (пункт 1 статьи 51).

31. Процедура признания и приведения в исполнение судебных решений регулируется законодательством рассматриваемой Договаривающейся стороны (пункт 1 статьи 53).

II.применимое национальное законодательство

32.  Гражданский процессуальный кодекс предусматривает, что суды Российской Федерации обладают юрисдикцией рассматривать дела с участием иностранных граждан, если ответчик проживает в Российской Федерации (часть 2 статьи 402).

33. Суд в России возвращает иск или оставляет его без рассмотрения, если иностранный суд, решения которого подлежат признанию и исполнению на территории России, уже возбудил дело по спору между теми же сторонами по тому же предмету и на тех же основаниях (часть 2 статьи 406).

34. Соответствующие положения Гражданского процессуального кодекса о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов см. в деле McIlwrath v. Russia, no. 60393/13, §§ 69-75, 18 July 2017.

35. Соответствующее положение Семейного кодекса см. в деле Hromadka and Hromadkova v. Russia, no. 22909/10, §§ 105-11, 11 December 2014.

Право

I.предполагаемое нарушение статьи 8 конвенции

36.  Заявитель жаловался на неспособность российских властей обеспечить его контакт с сыном в нарушение статьи 8 Конвенции, которая гласит следующее:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

A.Приемлемость

37.  Власти сочли, что жалоба была явно необоснованной по причинам, изложенным ниже (см. пункты 40-41 ниже).

38. Суд отмечает, что данная жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

B.Существо дела

1.Доводы сторон

(a)Заявитель

39.  Заявитель утверждал, что в результате отказа российских судов признать и привести в исполнение промежуточное решение Белградского муниципального суда от 3 апреля 2015 года, устанавливающий временный порядок общения с сыном до судебного разбирательства в Сербии, с одной стороны, и рассмотреть его требование о правах на общение в рамках внутреннего разбирательства, с другой, он был лишен возможности поддерживать и развивать семейную жизнь со своим сыном. Это равносильно вмешательству в право заявителя на уважение его семейной жизни. Такое вмешательство не соответствовало закону. Оно не преследовало никакой законной цели и не было необходим в демократическом обществе. Интересы ребенка не были соблюдены. Следовательно, с момента развода пары заявитель никогда не общался со своим сыном без присмотра, не проводил с ним ни одного отпуска или даже выходных. Он мог видеть своего ребенка только в течение нескольких часов по месту жительства матери и в ее присутствии (сидя в соседней комнате).

(b)Власти

40.  Власти повторили причины, приведенные национальными судами для их отказа признать и привести в исполнение промежуточное решение Белградского муниципального суда от 3 апреля 2015 года об установлении временного порядка общения заявителя с его сыном до судебного разбирательства в Сербии. Они также утверждали, что, поскольку заявитель решил защитить свои права в соответствии со статьей 8 Конвенции, подав иск в суд в Белграде, не было никаких юридических оснований для возбуждения разбирательства на основании того же искового заявления в суде Санкт-Петербурга.

41. Не было никакого вмешательства в право заявителя на уважение его семейной жизни, поскольку он не утратил своих личных связей с ребенком. Заявитель не был лишен родительских прав, Л.П. не препятствовал ему поддерживать контакт с ребенком, компетентные российские органы приняли все необходимые меры, чтобы предоставить заявителю возможность общаться со своим ребенком и принимать участие в его воспитании. В частности, управление по опеке и попечительству муниципального района в Санкт-Петербурге заверило, что заявитель имел возможность встречаться со своим сыном каждый раз, когда он приезжал в Санкт-Петербург, по месту жительства мальчика и в присутствии Л.П. Последняя категорически возражала против контакта заявителя с ребенком без ее присутствия, опасаясь, что он может вывезти ребенка за пределы Российской Федерации. Орган по уходу за детьми побеседовал с заявителем и Л.П. по телефону и предложил им услуги Центра социальной помощи семьям и детям Калининского района Санкт-Петербурга и посредников для разрешен
ия сложившейся конфликтной ситуации. Однако конфликт не удалось разрешить, и сторонам было объяснено, что они по-прежнему могут обратиться в суд. Управление по опеке и попечительству посоветовало заявителю отозвать свой иск из сербского суда для скорейшего решения вопроса о контактах в суде в России, но он этого не сделал. Кроме того, в 2015-2018 годах управление по опеке и попечительству дважды посещало место жительства ребенка и составляло соответствующие протоколы проверок. Его представитель также поговорил с ребенком, который объяснил, что у него были регулярные контакты с заявителем, когда последний приезжал в Санкт-Петербург, и что они часто разговаривали по телефону. Далее ребенок заявил, что не хочет навещать своего отца в Сербии.

2.Оценка Суда

42.  Общие принципы, имеющие отношение к оценке Суда, были кратко изложены в McIlwrath v. Russia, no. 60393/13, §§ 121 and 123-24, 18 July 2017.

43.  Ясно, что отношения между заявителем и его сыном подпадают под сферу семейной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции. Поэтому Суд приступит к определению того, действовало ли государство таким образом, чтобы эти связи развивались нормально.

44. Суд отмечает, что после развода с Л.П. в марте 2012 года заявитель возбудил судебное разбирательство против Л.П. в Сербии, пытаясь решить вопрос о месте жительства его сына и условиях его контактов с родителем-нерезидентом. Сербскому суду потребовалось три этапа разбирательства и более шести с половиной лет, чтобы прийти к выводу, что он не обладает юрисдикцией для рассмотрения жалобы заявителя, поскольку ребенок имеет российское и сербское гражданство и проживает в России, а ответчик является гражданином России и проживает в России (см. пункты 11-19 выше). Однако в середине этого разбирательства 3 апреля 2015 года муниципальный суд Белграда установил временный порядок общения заявителя с ребенком до завершения разбирательства.

45.  Впоследствии заявитель продолжил разбирательство в России, стремясь добиться официального признания и приведения в исполнение вышеуказанной обеспечительной меры. Однако 10 ноября 2015 года Городской суд отклонил просьбу заявителя, установив, что Договор от 24 февраля 1962 года между Союзом Советских Социалистических Республик и Союзной Народной Республикой Югославией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам не распространяется на временные меры. Он далее рассмотрел, что, поскольку Л.П. является гражданкой России и проживает вместе с ребенком в России, иск заявителя должен был быть рассмотрен российским судом. При рассмотрении апелляции заявителя на вышеуказанное решение Апелляционная коллегия городского суда отметила, что заявитель может обратиться в компетентный российский суд для разрешения спора, касающегося его контактов с сыном (см. пункты 21-22 выше).

46. Тем не менее, когда заявитель обратился в российский суд для определения временного контакта между ним и его сыном в ожидании разбирательства в Сербии, 31 марта 2017 года Районный суд оставил его иск без рассмотрения в связи с продолжающимся разбирательством по тому же вопросу между теми же сторонами в судах Сербии. Это решение было оставлено в силе Городским судом в апелляционной инстанции, и впоследствии кассационная жалоба заявителя была отклонена (см. пункты 24-26 выше).

47. Таким образом, представляется, что национальные суды не признали юрисдикцию сербских судов для рассмотрения вопроса о контактах заявителя с его сыном и не приняли на себя собственную юрисдикцию для принятия решения по этому вопросу. Это несоответствие в течение нескольких лет лишало заявителя возможности определять свои права на контакты со своим сыном, даже на временной основе, со всеми обстоятельствами, которые это должно было иметь для их отношений (см. пункт 39 выше).

48. В свете вышеизложенного Суд считает, что российские власти не действовали таким образом, чтобы обеспечить нормальное развитие семейных связей между заявителем и его сыном, и не выполнили свою обязанность по оказанию помощи заявителю в обеспечении его права на общение со своим сыном. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

II.предполагаемое нарушение статьи 13 конвенции

49.  Заявитель также жаловался на отсутствие эффективного внутреннего средства правовой защиты для обеспечения контакта со своим сыном в нарушение статьи 13 Конвенции, гласящей следующее:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

50.  Суд считает, что вопрос, поднятый в соответствии с этой статьей, пересекается с существом жалобы заявителя в соответствии со статьей 8. Следовательно, жалоба должна быть признана приемлемой. Однако, принимая во внимание свое заключение выше в соответствии со статьей 8 Конвенции (см. пункт 48 выше), Суд не считает нужным рассматривать этот вопрос отдельно в соответствии со статьей 13 Конвенции.

III.применение статьи 41 конвенции

51.  Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A.Ущерб

52.  Заявитель требовал компенсации морального вреда, причиненного в результате предполагаемого нарушения Конвенции, в размере, который будет определен Судом.

53. Правительство сочло, что в данном случае такое решение выноситься не должно.

54. Суд считает, что заявитель, должно быть, испытал страдания в результате неспособности национальных властей обеспечить его контакт с сыном. В свете обстоятельств дела и проведения оценки на справедливой основе, как того требует статья 41, Суд присуждает заявителю 12 500 евро по этой статье.

B.Сумма

55.  Заявитель также потребовал 11 383,90 евро в отношении расходов и издержек, распределенных следующим образом:

(i) 685,97 евро за билеты на поезд Москва — Санкт-Петербург для участия в судебных заседаниях в период с октября 2015 года по июль 2017 года;

(ii) 1 379,52 евро за билеты на самолет из Москвы в Белград для участия в судебных заседаниях в Белграде в период с апреля 2015 года по ноябрь 2017 года;

(iii) 5 545,60 евро за юридическую помощь во внутреннем разбирательстве и в Суде;

(iv) 2 426,72 евро за юридическую помощь в разбирательстве в Сербии;

(v) 892,33 евро за перевод судебных документов с сербского на русский язык в связи с запросами, поданными заявителем в российские суды в период с июля 2012 года по апрель 2018 года; и

(vi) 453,76 евро за почтовые расходы.

В обоснование своего требования заявитель представил квитанции за юридическую помощь в Москве, квитанции за перевод, 20 железнодорожных билетов, квитанции за почтовые расходы, квитанции за его юридическое представительство в разбирательствах в Сербии и в Суде, 5 билетов на самолет.

56. Власти утверждали, что заявитель не предоставил копии соглашений о юридических услугах со своими адвокатами. Они сочли, что претензия заявителя о почтовых расходах также должна быть отклонена, поскольку отправка документов специальной международной курьерской службой, а не российской почтовой службой, что намного дешевле, не соответствовала критерию «необходимости». Кроме того, правительство полагало, что расходы на перевод не были подтверждены соответствующими соглашениями и что заявленные путевые расходы не имели никакого отношения к предмету настоящего дела.

57. В соответствии с прецедентной практикой Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той мере, в какой было доказано, что они были фактически и обязательно понесены и являются разумными в количественном отношении. В данном случае, учитывая имеющиеся в его распоряжении документы и вышеуказанные критерии, Суд отклоняет требование заявителя в той мере, в какой оно касается разбирательства в сербских судах, и считает разумным присудить сумму в размере 7456 евро за расходы и издержки, понесенные в ходе разбирательства в российских судах и Суде, плюс любой налог, который может взиматься с заявителя.

C.Процентная ставка

58.  Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

На основании вышеизложенного, суд

1.Объявляет единогласно жалобу приемлемой;

2.Постановляет, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции;

3.Постановляет, что отсутствует необходимость отдельно устанавливать нарушение статьи 13 Конвенции;

4.Постановляет

(a)что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты вступления судебного решения в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:

(i) 12 500 евро (двенадцать тысяч пятьсот евро) плюс любой налог, который может взиматься, в связи с моральным ущербом;

(ii) 7 456 евро (семь тысяч четыреста пятьдесят шесть евро), плюс любой налог, который может взиматься с заявителя, в отношении расходов и издержек;

(b) что с истечения вышеуказанных трех месяцев до погашения простые проценты должны выплачиваться на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта;

5.Отклоняет единогласно оставшуюся часть требования заявителей о справедливой компенсации.

Изготовлено на английском языке в письменной форме 19 октября 2021 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

 

|| Смотреть другие дела по Статье 8 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:
Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

Дело № 1764/18 "Пьевич против России"

Дело № 1764/18 "Пьевич против России"

Дело № 1764/18 "Пьевич против России"

Дело № 1764/18 "Пьевич против России"

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить