+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело №26920/09 «Карпеш против России»

Нарушения статьи 6 § 1 и статьи 13, а также статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.
ЕСПЧ обязал Унитарное муниципальное предприятие жилищного хозяйства № 1 («УМПЖХ №1», далее должник) выплатить 348 евро (EUR) г-же Лисовой Александре Семеновне.
ЕСПЧ установил, что государство несет ответственность согласно Конвенции за долги Унитарного муниципального предприятия жилищного хозяйства № 1. Вследствие невыполнения судебного решения национальные органы не позволили Заявителю получить деньги, которые ему полагались. ЕСПЧ установил нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 протокола № 1 к Конвенции в отношении вопросов по аналогичным делам (см. Лисейцева и Маслов). Относительно эффективных средств правовой защиты, Суд уже вынес решение, в подобном деле отсутствовали эффективные средства правовой защиты, Заявители хотели добиться исполнения решений, вынесенных в отношении муниципальных унитарных предприятий или возмещения предполагаемых убытков.
Соответственно имело место нарушение статьи 6 § 1 и статьи 13 Конвенции и статьи 1 протокола № 1 к Конвенции по причине неисполнения окончательного и обязательного решения в пользу Заявителя и отсутствия эффективных средств правовой защиты.
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО КАРПЕШ ПРОТИВ РОССИИ
(Жалоба № 26920/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
СТРАСБУРГ
14 Марта 2017
Решение окончательно, но может подвергаться редакционной правке.
По делу Карпеш против России
Европейский суд по правам человека (Третья секция) рассматривает дело в составе:
          Луисы Лопес Гуэры, Председателя Палаты Европейского Суда,
          Дмитрия Дедова,
          Бранко Лубарды, судей, и Фатос Араси, Секретаря Секции Суда,
Проведя 21 февраля 17 года совещание по делу за закрытыми дверьми, вынес следующее постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой № 26920/09 против Российской Федерации, поданной г-жой Таисией Семеновной Карпеш. Дело было направлено в суд 18 апреля 2009 года в порядке действовавшей статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция).
2. Правительство России (далее Правительство) представлял его уполномоченный, г-н Г. Матюшкин.
3. 16 мая 2011 года жалоба была передана Правительству.
ФАКТЫ
IОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
4. Заявитель родился в 1940 году, проживает в Тамбове.
A. Решение в пользу Заявителя против компании должника
5. 8 августа 2003 года мировой судья 1-го судебного участка Ленинского района Тамбовской области обязал Унитарное муниципальное предприятие жилищного хозяйства № 1 («УМПЖХ №1», далее должник) выплатить 348 евро (EUR) г-же Лисовой Александре Семеновне. Судебное решение вступило в силу 19 августа 2003 года.
6. 11 сентября 2003 года служба судебных приставов возбудила исполнительное производство.
7. После смерти г-жи Лисовой 08 июля 2005 года мировой судья 1-го судебного участка Ленинского района Тамбовской области заменила первоначального Заявителя, г-жу Лисову, ее преемницей, г-жой Карпеш, в исполнительном производстве.
8. Выплата впоследствии индексировалась в ходе исполнительного производства по решениям от 02 марта 2006 года (вступившим в силу 14 марта 2006 года), 09 апреля 2007 года (вступившим в силу 20 апреля 2007 года), 09 января 2008 года (вступившим в силу 22 января 2008), и 27 марта 2008 года (вступившим в силу 08 апреля 2008 года). Каждое решение заменяло и отменяло предыдущее.
9. Выплата не была перечислена Заявителю в срок.
B. Доступная информация о компании должнике
10. Компания была учреждена как муниципальное унитарное предприятие, созданное по решению местной администрации и обеспечивающее жилищно-эксплуатационное обслуживание. Компания имела «право хозяйственного ведения» над имуществом, выделенным ему администрацией в целях осуществления их уставной деятельности.
11. 30 мая 2008 года должник был признан несостоятельным и начался процесс конкурсного производства. В результате, компания была ликвидирована 27 мая 2009 года.
II.ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
12. См. обзор применимого национального законодательства по делам Лисейцева и Маслов против России (№39483/05 и 40527/10, §§54-127, 9 октября 2014 года) и Самсонов против России (№2880/10, 18 сентября 2014 года).
13. В частности, в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ предусмотрено, что после объявления юридического лица неплатежеспособным и возбуждения конкурсного производства исполнение исполнительных актов должно быть прекращено, а исполнительные документы переданы конкурсному управляющему.
ПРАВО
IПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 6 И 13 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ
14. Заявитель жаловался на неисполнение решений национальных судов в их пользу и отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты в национальном законодательстве. Он ссылался на статью 6 § 1, статью 13 Конвенции и статью 1 протокола № 1 к Конвенции, которые гласят:
Статья 6 § 1
«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона»
Статья 13
«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве»
Статья 1 Протокола № 1
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов»
A. Доводы сторон
Правительство
15. Правительство утверждало, что компания-должник является коммерческой организацией, которая независима от властей. В соответствии с этим долги компании не связаны с государством.
16. Правительство также утверждало, что Заявитель не использовал все внутренние средства правовой защиты, в частности, он не предоставил свои требования конкурсному управляющему.
Заявитель
17.Заявитель утверждал, что компания-должник была, по факту, государственным предприятием, контролируемым администрацией, и что государство должно нести ответственность за долги компании.
B. Приемлемость
Совместимость ratione personae
18. Суд постановил, что существующая правовая база в России не предусматривает унитарные предприятия, функционирующие независимо от государства, что могло бы освободить государство от ответственности в рамках Конвенции за долги таких компаний (см. Лисейцева и Маслов, упомянутое выше, §§ 193-204). Для того, чтобы определить проблему ответственности государства по долгам унитарных предприятий, суд должен установить, насколько широки полномочия контроля, предусмотренные в национальном законодательстве, и как фактически осуществлялся контроль в данном случае.
19. Суд отмечает, что компания-должник была создана для оказания услуг по обслуживанию жилья. В деле Лисейцева и Маслов (упомянутое выше, § 208) Суд постановил, что институциональные связи таких компаний с государственным управлением были укреплены особым характером их деятельности (см. также Ершова против России, № 1387/04, § 58, 8апреля 2010 года).
20. В свете вышеизложенного Суд считает, что компания не имела достаточной институциональной и оперативной независимости от муниципальных властей, и отклоняет возражение правительства относительно ratione personae. Исходя из Конвенции, муниципалитет и государство несут ответственность за задолженность компании-ответчика перед Заявителем в соответствии с окончательным решением в его пользу.
Исчерпанные внутренние средства правовой защиты
21. Правительство утверждало, что Заявитель должен был представить свои претензии конкурсному управляющему. Однако в соответствии с российским законодательством после признания юридического лица неплатежеспособным и возбуждения конкурсного производства судебные приставы должны прекратить исполнительное производство и передать исполнительные акты управляющему (см. пункт 13 выше). В рассматриваемом случае, Заявитель представил исполнительные листы в службу судебных приставов, и исполнительное производство началось 11 сентября 2003 года (см. пункт 6 выше). Конкурсное производство в отношении предприятия началось 30 мая 2008 года (см. пункт 11 выше). Соответственно, судебный пристав обязан был удостовериться в том, что исполнительный лист в отношении Заявителя в надлежащее время дошел до конкурсного управляющего. Суд считает, что представленный исполнительный лист в соответствующий орган, Заявитель исчерпал соответствующие внутренние средства правовой защиты.
22. В свете вышеизложенного Суд считает, что возражение правительства должно быть отклонено
Вывод
23. Суд далее отмечает, что жалобы Заявителя по статьям 6 и 13 Конвенции и статьи 1 протокола № 1 Конвенции не являются необоснованными в соответствии со значением статьи 35 § 3 (а) Конвенции и не являются неприемлемыми по другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.
C. Существо
24. Суд отмечает, что решение суда в пользу Заявителя не исполнено до настоящего времени.
25. Суд установил, что государство несет ответственность согласно Конвенции за долги компании-ответчика (см. пункт 20 выше). Вследствие невыполнения судебного решения национальные органы не позволили Заявителю получить деньги, которые ему полагались. Суд установил нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 протокола № 1 к Конвенции в отношении вопросов по аналогичным делам (см. Лисейцева и Маслов, упомянутые выше, §§ 208-24).
26. Что касается эффективных средств правовой защиты, Суд уже вынес решение, в подобном деле Лисейцевой и Маслова (упоминавшееся выше, §§ 165 72) отсутствовали эффективные средства правовой защиты, Заявители хотели добиться исполнения решений, вынесенных в отношении муниципальных унитарных предприятий или возмещения предполагаемых убытков.
27. Соответственно имело место нарушение статьи 6 § 1 и статьи 13 Конвенции и статьи 1 протокола № 1 к Конвенции по причине неисполнения окончательного и обязательного решения в пользу Заявителя и отсутствия эффективных средств правовой защиты.
IIПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
28. Статья 41 Конвенции гласит:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
A. Ущерб
29. Заявитель потребовал 32,530,70 российских рублей (RUB) в качестве компенсации материального ущерба и 14,000 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда.
30. Правительство считало, что суммы компенсаций необоснованны и завышены.
31. С учетом изложенных выше выводов Суд считает целесообразным присудить Заявителю в полном объеме сумму, первоначально вынесенную ему национальными судами (328 евро) в отношении материального ущерба. Суд также считает целесообразным и справедливым присудить заявителю 2 000 евро, а также любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму, в качестве компенсации морального вреда (Воронков против России, № no.39678/03, §§ 68‑69, 30 июля 2015 года).
B. Расходы и издержки
32. Заявитель не потребовал возмещения расходов и судебных издержек. В соответствии с этим Суд считает, что нет необходимости присуждать Заявителю возмещение.
C. Выплата процентов
33. Суд считает, что сумма процентов должна рассчитываться на основе предельной процентной ставки Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,
  1. Объявляет жалобу Заявителя приемлемой;
  1. Постановляет, что имеют место нарушения статьи6 § 1 и статьи 13, а также статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;
  1. Постановляет:
(a)  что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с момента вступления решения в силу следующие суммы, конвертированные в валюту государства-ответчика по курсу на момент урегулирования:
(i)  EUR 348 (триста сорок восемь евро) в качестве компенсации материального ущерба;
(ii)  EUR 2,000 (две тысячи евро), а также любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму, в качестве компенсации морального вреда;
(b)  что по истечении вышеупомянутых трех месяцев с момента вступления решения в силу проценты подлежат уплате на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;
  1. Отклоняет оставшуюся часть требований Заявителя о справедливой компенсации.
Написано на английском, заверено 14 марта 2017, в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Правилами Суда.
     Fatoş Aracı                                                                     Luis López Guerra
Deputy Registrar                                                                       President
Перевод Мария Лисиченкова, https://european-court-help.ru/

||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 13   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола 1   ||

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить