+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело № 29389/19 "Епихин против России"

07 июля 2022 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал постановление по делу Yepikhin v. Russia (№ 29389/19, от 07 июля 2022 года).

Жалоба касалась ненадлежащего лечения Заявителя (он страдает от рака) во время его содержания в исправительном учреждении, а также в воспрепятствовании при попытках обратиться за помощью в Европейский Суд в рамках механизма обеспечительных мер.

Представителем Заявителя по настоящему делу является специалист нашего центра – Н.В. Корчуганова.

Европейский Суд по правам человека установил нарушение статей 3, 13 и 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (ЕКПЧ).

Предлагаем ознакомиться с переводом постановления ЕСПЧ по делу Yepikhin v. Russia (№ 29389/19, от 07 июля 2022 года). Оригинал решения можно посмотреть здесь.

 Yepikhin v. Russia

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом в составе:
Darian Pavli, Председатель,
Andreas Zünd,
Mikhail Lobov, судьи,
и Viktoriya Maradudina, Секретарь,

16 июня 2022 года в закрытом заседании,

Вынес следующее постановление, вступившее в силу в указанный день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было возбуждено в связи с жалобой против России, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) 3 июня 2019 года.

2. Интересы заявителя представляла г-жа Н.В. Корчуганова, адвокат, практикующий в Москве.

3. Уведомление о подаче заявления было направлено Властям Российской Федерации (“Власти”).

ФАКТЫ

4. Данные заявителя и информация, относящаяся к жалобе, приведены в прилагаемой таблице.

5. Заявитель утверждал, что он не получал надлежащей медицинской помощи в заключении и что в этом отношении не было эффективного средства правовой защиты. Он также подал другие жалобы в соответствии с положениями Конвенции.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

6. Заявитель жаловался главным образом на то, что ему не была предоставлена надлежащая медицинская помощь во время содержания под стражей. Он ссылался на статью 3 Конвенции, которая гласит следующее:

Статья 3

“Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”

7. Суд отмечает, что заявитель страдал от серьезных заболеваний, как указано в прилагаемой таблице, которые повлияли на его повседневную деятельность. Следовательно, он мог испытывать значительное беспокойство по поводу того, была ли оказанная ему медицинская помощь адекватной.

8. Суд повторяет, что “адекватность” медицинской помощи остается наиболее сложным элементом для определения (см. Блохин против России [ГК], № 47152/06, § 137, ЕСПЧ 2016). В этом контексте он разъяснил, что власти должны обеспечить оперативность и точность диагностики и лечения (см., например, дело Горбуля против России, № 31535/09, § 62, 6 марта 2014 г., с дополнительными ссылками и дело Похлебин против Украины — № 35581/06, § 62, 20 мая 2010 г., с дополнительными ссылками) и что ‒ там, где это необходимо в силу характера заболевания ‒ наблюдение является регулярным и систематическим и включает комплексную терапевтическую стратегию, направленную на успешное лечение проблем со здоровьем заключенного или предотвращение их обострения (см., в частности, дело Ухан против Украины, № 30628/02, § 74, 18 декабря 2008 года, с дополнительными ссылками, и Колесникович против России, № 44694/13, § 70, 22 марта 2016 года, с дополнительными ссылками). Суд подчеркивает, что медицинское обслуживание в пенитенциарных учреждениях должно быть надлежащим и сопоставимым с качеством лечения, которое государственные власти обязались предоставлять всему населению. Тем не менее, это не означает, что каждому заключенному должен быть гарантирован тот же уровень медицинского обслуживания, который доступен в лучших медицинских учреждениях за пределами тюремных учреждений (см., например, дело Садретдинов против России, № 17564/06, § 67, 24 мая 2016 г., с дополнительными ссылками, и Коновальчук против Украины — № 31928/15, § 52, 13 октября 2016 года, с дополнительными ссылками)

9. Изучив все представленные ему материалы, Суд выявил недостатки в лечении заявителя, которые перечислены в прилагаемой таблице. Суд уже установил нарушение в отношении вопросов, аналогичных тем, которые рассматриваются в настоящем деле (см. Блохин, упомянутое выше, §§ 120-50, Решетняк против России, № 56027/10, §§ 49-101, 8 января 2013 г. и Коряк против России, № 24677/10, §§ 70-110, 13 ноября 2012 г.). Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Европейский Суд считает, что в настоящем деле заявитель не получал всесторонней и адекватной медицинской помощи во время содержания под стражей.

10. Таким образом, эта часть жалобы является приемлемой и свидетельствует о нарушении статьи 3 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

11. Заявитель также жаловался на то, что ему не были доступны эффективные внутренние средства правовой защиты в отношении качества медицинской помощи в заключении. Его жалоба подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 13 Конвенции, которая гласит следующее:

Статья 13

“Каждый, чьи права и свободы, изложенные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет эффективное средство правовой защиты в национальном органе власти…”

12. Суд неоднократно устанавливал, что в местах содержания под стражей отсутствуют эффективные внутренние средства правовой защиты для жалобы на качество медицинской помощи (см., среди многих других постановлений, Решетняк, цитируемый выше, §§ 49-101, и Коряк, цитируемый выше, §§ 70-110). В вышеупомянутых делах Суд установил, что ни одно из правовых средств, предложенных Властями, не представляло собой эффективного средства правовой защиты для предотвращения предполагаемых нарушений или прекращения их продолжения, или для предоставления заявителю адекватного и достаточного возмещения по его жалобам в соответствии со статьей 3 Конвенции.

13. Суд не видит причин, которые оправдывали бы отход от его устоявшейся прецедентной практики по данному вопросу. Он считает, что заявитель не имел в своем распоряжении эффективного внутреннего средства правовой защиты для удовлетворения своих жалоб в нарушение статьи 13 Конвенции.

III. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

14. Заявитель также утверждал, что российские власти не приняли обеспечительную меру, указанную в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, в нарушение статьи 34 Конвенции (см. прилагаемую таблицу). Изучив все имеющиеся в его распоряжении материалы и приняв во внимание свою устоявшуюся прецедентную практику, Суд приходит к выводу, что государство-ответчик не выполнило свои обязательства по статье 34 Конвенции (см. Климов против России, §§ 45-50, № 54436/14, 4 октября 2016 г.).

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

15. Статья 41 Конвенции предусматривает:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

16. Принимая во внимание документы, находящиеся в его распоряжении, и его прецедентное право (см., в частности, упомянутое выше дело Колесниковича, §§ 82-92, Целовальник против Россия, № 28333/13, §§ 70-77, 8 октября 2015 г. и Буданов против России, № 66583/11, §§ 77-83, 9 января 2014 г.), Суд считает разумным присудить сумму, указанную в прилагаемой таблице.

17. Суд далее считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что жалоба раскрывает нарушение статьи 3 Конвенции в связи с оказанием ненадлежащей медицинской помощи в местах содержания под стражей;

3. Постановляет, что жалоба раскрывает нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении жалоб на качество медицинской помощи в местах содержания под стражей;

4. Постановляет, что государство-ответчик не выполнило свои обязательства по статье 34 Конвенции (см. прилагаемую таблицу);

5. Постановляет:

(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев сумму, указанную в прилагаемой таблице, которая должна быть конвертирована в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета;

(б) что по истечении вышеуказанных трех месяцев до погашения на вышеуказанные суммы будут выплачиваться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Жалоба на нарушение статей 3 и 13 Конвенции

(ненадлежащая медицинская помощь в заключении и отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты во внутреннем законодательстве)

Жалоба №, дата подачи

ФИО заявителя, дата рождения ФИО представителя, местонахождение Основной диагноз Недостатки в медицинском лечении

Даты

Другие жалобы в соответствии с устоявшейся прецедентной практикой Сумма, присужденная за материальный и моральный ущерб, а также расходы и издержки на одного заявителя (в евро)
29389/19

03/06/2019

Дмитрий Олегович Епихин

1988

Корчуганова Наталья Владимировна, Москва

 

Рак Отсутствие медикаментозной терапии, отсутствие какого-либо лечебного лечения в ИК-1 и ИК-3 Тамбовской области

 

06/02/2019 – по настоящее время

Больше 3 лет и 6 дней

Статья 34 — препятствие в осуществлении права на индивидуальную жалобу — непредоставление противоопухолевого лечения в специализированном онкологическом учреждении в нарушение временной меры, указанной в Правиле 39 Регламента Суда от 07.02.2019 следующим образом: “немедленно предоставить заявителю необходимое противоопухолевое лечение в специализированном онкологическом медицинском учреждении”. 15,000

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 13 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:

Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

Дело № 29389/19 "Епихин против России"

Дело № 29389/19 "Епихин против России"

Дело № 29389/19 "Епихин против России"

Дело № 29389/19 "Епихин против России"

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить