echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №43038/11 "Литвинович против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
Дело «Литвинович против России»
(Жалоба №. 43038/11)
Решение
Страсбург
15 декабря 2020
Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке.
В деле «Литвинович против России» Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве комитета, состоящего из:
Georgios A. Serghides, Председатель,
Georges Ravarani,
María Elósegui, судьи,
и Olga Chernishova, Заместитель секретаря секции,
Принимая во внимание:
Жалобу (№43038/11) поданную против Российской Федерации, в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее-Конвенция) гражданином Российской Федерации Виталием Андреевичем Литвиновичем (далее-заявитель) 16 июня 2011 года;
решение уведомить правительство Российской Федерации (далее-правительство) о жалобах на неисполнение судебных решений от 2 августа 2006 года и 27 мая 2010 года и отсутствие эффективного средства правовой защиты, а также признать неприемлемой остальную часть жалобы;
замечания сторон;
Обсудив дело в частном порядке 24 ноября 2020 года,
Выносит следующее решение, которое было принято в этот день:
Информация
1. Данное дело касается неисполнения органами исполнительной власти окончательных решений в пользу заявителя в части, касающейся индексации периодических компенсационных выплат.
Факты
2. Заявитель родился в 1958 году и проживает в Кимрах.
3. Российское правительство (далее-правительство) первоначально представлял г-н Г. Матюшкин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Гальперин.
4. Факты дела, представленные сторонами, могут быть обобщены следующим образом.
5. В 1986 году заявитель принимал участие в аварийных работах на месте аварии на Чернобыльской АЭС и подвергся обширному воздействию радиоактивных выбросов. В связи с этим он получил право на различные социальные льготы.
I. Решение суда от 2 августа 2006 года в пользу заявителя     
6. 2 августа 2006 года Кимрский городской суд Тверской области (далее — “городской суд”) обязал военную комиссию Тверской области (далее — “орган-должник”) выплатить заявителю просроченную сумму единовременно в отношении определенных компенсационных выплат и в дальнейшем производить ежемесячные и ежегодные выплаты. Суд установил размеры периодических выплат в размере 2089 российских рублей (рублей) в отношении ежемесячного продовольственного пособия, 10 124 рублей в отношении возмещения вреда здоровью и 2957 рублей в отношении ежегодного возмещения вреда здоровью и обязал орган-должник проиндексировать ежемесячные и годовые платежи. Суд не уточнил способ индексации.
7. Решение суда не было обжаловано и вступило в законную силу через десять дней. Вскоре после этого заявителю были выплачены единовременные и ежемесячные выплаты. Орган-должник отказался индексировать последующие платежи, утверждая, что он не правомочен увеличивать компенсационные выплаты, если они были присуждены судом.
II. Процедура индексации в 2007-2008 годах  
8. 13 июля 2007 года городской суд удовлетворил отдельное требование заявителя об индексации причитающихся ему периодических платежей по решению от 2 августа 2006 года за 2007 год. Ссылаясь на уровень инфляции в России за отчетный период, суд обязал орган-должник выплатить заявителю просроченную задолженность в размере 10 133,87 руб. и индексировать ежемесячные и годовые платежи на ежегодной основе в соответствии с национальным законодательством.
9. Орган-должник отказался индексировать ежемесячные платежи с августа 2007 года на том основании, что суд не указал суммы, причитающиеся заявителю. Ссылаясь на указания финансового подразделения своего военного округа, они утверждали, что не существует правового механизма, позволяющего военной комиссии индексировать суммы, присужденные судом, и превышать указанные в законе № 1244-1 от 15 мая 1991 года (“закон о Чернобыле”) в отношении ежемесячной компенсации за ущерб здоровью и продовольственного довольствия.
10. 8 февраля 2008 года городской суд по просьбе заявителя разъяснил свое решение от 13 июля 2007 года, установив конкретные суммы выплат (применимые на 1 августа 2007 года) в отношении соответствующих пособий.
11. По данным правительства, вскоре после вышеуказанного разъяснения орган-должник погасил задолженность и начал ежемесячно производить платежи в размерах, определенных городским судом.
II. Разъяснение решения суда от 2 августа 2006 года, вынесенного в 2009 году
12. 30 июня 2009 года городской суд по ходатайству заявителя разъяснил свое решение от 2 августа 2006 года, указав, что суммы компенсации в дальнейшем должны индексироваться в соответствии с коэффициентами индексации, установленными постановлениями правительства. Соответственно, суд пояснил, что последующие выплаты в отношении продовольственного довольствия и компенсации за ущерб здоровью должны были производиться в более высоких размерах, чем те, которые были определены в августе 2006 года, и должны были пересматриваться и ежегодно увеличиваться в соответствии с соответствующими коэффициентами. Это разъяснение не было обжаловано и вступило в законную силу 13 июля 2009 года.
II. Процедура индексации в ноябре 2009 года 
13. 18 ноября 2009 года городской суд удовлетворил иск заявителя об индексации ежемесячных платежей за период с 1 января 2008 года по 1 ноября 2009 года, увеличил периодические платежи в соответствии с инфляцией и обязал должника выплатить ему задолженность в размере 81 497 рублей. Как представляется, вскоре после этого орган-должник погасил задолженность.
14. Представляется, что с ноября 2009 года орган-должник осуществлял периодические платежи заявителю в размере, определенном судом, но не индексировал их.
II. Жалоба на незаконность действий органа-должника
15. 27 мая 2010 года городской суд удовлетворил жалобу заявителя, установив, что орган-должник действовал незаконно, поскольку с ноября 2009 года он представил “требования и реестры” («заявки и реестры») в отношении причитающихся заявителю платежей в размерах, меньших тех, которые установлены окончательными судебными решениями в его пользу. Суд обязал орган-должник “устранить выявленные недостатки “и представить” требования и реестры » в отношении причитающейся заявителю компенсации своевременно и во исполнение судебных решений от 2 августа 2006 года и 30 июня 2009 года. Решение суда обжаловано не было.
III. Отказ от индексации в 2010 году 
16. В конце 2010 года заявитель возбудил новое производство по делу об индексации ежемесячных платежей за период, начинающийся с ноября 2009 года. В окончательном решении от 23 декабря 2010 года городской суд прекратил рассмотрение его иска, установив, что он, по существу, добивался полного пересчета сумм, присужденных ему 2 августа 2006 года. По мнению суда, это должно было быть сделано в рамках отдельного гражданского иска.
IV. Новое ходатайство заявителя о разъяснении судебных решений 
17. Заявитель вновь обратился в городской суд с просьбой разъяснить судебные решения от 2 августа 2006 года, 30 июня 2009 года и 27 мая 2010 года в его пользу.
18. 9 марта 2011 года городской суд частично удовлетворил его просьбу и разъяснил, что в соответствии с решением от 27 мая 2010 года суммы, причитающиеся заявителю (а), должны были быть индексированы с использованием коэффициентов, установленных правительством; (Б) должны были увеличиваться на ежегодной основе; и (в) должны были быть выше, чем те, которые были установлены в августе 2006 года. Суд отказался предписать выплату каких-либо конкретных сумм, чтобы не изменять существа первоначального решения. В тот же день городской суд в отдельном постановлении обратил внимание должника на его обязанность выполнить окончательные судебные решения от 2 августа 2006 года, 30 июня 2009 года и 27 мая 2010 года и обязал его положить конец нарушению прав заявителя.
19. 3 мая 2011 года Тверской областной суд (далее-областной суд) удовлетворил апелляционную жалобу органа-должника на вышеуказанное определение, отменил разъяснение от 9 марта 2011 года и полностью отклонил ходатайство заявителя, установив, что резолютивная часть решения от 27 мая 2010 года была достаточно ясной и не требовала дальнейших разъяснений.
IV. Последующие события
20. В декабре 2011 года орган-должник запросил разъяснение решения суда от 13 июля 2007 года, утверждая, что в соответствии с внутренними инструкциями Министерства обороны он не может индексировать суммы, присужденные судом, если они превышают суммы, указанные в соответствующих постановлениях правительства. Заявитель утверждал в ответ, что решение суда было достаточно ясным и что, вопреки утверждению органа-должника, оно касалось не каких-либо конкретных “сумм”, содержащихся в некоторых правительственных постановлениях, а коэффициентов инфляции, определяемых правительством на ежегодной основе.
21. 22 декабря 2011 года городской суд отклонил ходатайство, согласившись с доводами заявителя. Суд постановил, что его право на получение ежегодной компенсации за ущерб здоровью предусмотрено национальным законодательством, а это означает, что он не обязан повторно обращаться за ней каждый год.
22. В феврале 2013 года, когда состоялся последний обмен замечаниями сторон, решения от 2 августа 2006 года и 27 мая 2010 года остались неисполненными в части, касающейся индексации ежемесячных и ежегодных социальных пособий.
Соответствующая нормативно-правовая база   
23. Статья 208 Гражданского процессуального кодекса предусматривает индексацию в судебных решениях: суд, вынесший решение, может скорректировать его по требованию стороны в соответствии с увеличением официального индекса розничных цен до даты фактической выплаты.
Закон
I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1 в связи с неисполнением    
24. Заявитель жаловался в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 о неисполнении судебных решений от 2 августа 2006 года и 27 мая 2010 года в его пользу. Соответствующие части этих положений гласят следующее:
Статья 6 § 1
«При определении своих гражданских прав и обязанностей … каждый имеет право на справедливый … слышащий… по [] … Суд …”
Статья 1 Протокола № 1
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на мирное пользование своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в общественных интересах и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Однако предшествующие положения никоим образом не ущемляют права государства применять такие законы, которые оно считает необходимыми для контроля за использованием имущества в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других взносов или штрафов.”
A. Приемлемость
1. Представления сторон
25. Правительство заявило, что судебные решения были полностью исполнены в том, что касается единовременных выплат. Однако они утверждали, что в соответствующих судебных решениях не был указан метод индексации. Они отметили, что суммы компенсации, определенные национальными судами 2 августа 2006 года и 13 июля 2007 года (как это было уточнено 30 июня 2009 года и 8 февраля 2008 года соответственно), значительно превысили суммы, указанные в Законе о Чернобыле. В тех случаях, когда российские суды присуждали истцам компенсацию в размерах, превышающих указанные в законодательстве, такие компенсации могли быть индексированы только судами. Ссылаясь на некоторые указания финансового подразделения Московского военного округа, обязательные для органа-должника, они утверждали, что установленные правительством коэффициенты индексации неприменимы и что поэтому орган-должник не имел оснований для индексации решения от 2 августа 2006 года. Они также утверждали, что заявитель не подал иск об индексации после 8 февраля 2008 года. Соответственно, правительство утверждало, что жалоба была явно необоснованная, поскольку власти приняли все необходимые меры для приведения в исполнение судебных решений.
26. В ответ заявитель сообщил, что он неоднократно обращался с жалобами в различные органы власти и, в частности, с 2008 года подал несколько исков об индексации, но безрезультатно. Он утверждал, что разъяснение от 30 июня 2009 года предоставило органу-должнику достаточно точные указания относительно метода расчета и что, вопреки представлениям правительства, орган-должник явно смог индексировать платежи с использованием ежегодных коэффициентов, установленных правительством.
2. Оценка суда
27. Суд с самого начала отмечает, что право заявителя на индексацию его пособий не оспаривается, поскольку индексация была предписана городским судом в первоначальном решении от 2 августа 2006 года и неоднократно оставалась в силе национальными судами (см. 6, 8, 10, 13, 15, 19 и 21 выше, и в отличие от Начкебия в России (декабрь). [Комитет], № 6351/13, 12 мая 2020 года).
28. Поскольку правительство может быть понято как утверждающее, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты, то есть не подал новое требование об индексации после февраля 2008 года, суд отмечает, что он регулярно возбуждал дело об индексации сумм, присужденных ему 2 августа 2006 года (см. пункты 8 и 13 выше), в том числе за период с ноября 2009 года, но что в последнем раунде разбирательства суды отклонили его требование (см. пункт 16 выше). Соответственно, возражение о не исчерпании должно быть отклонено.
29. Кроме того, суд отмечает, что заявитель обращался в городской суд с просьбой разъяснить метод индексации по крайней мере три раза (см. пункты 10, 12 и 17 выше), и его последняя просьба была отклонена в 2011 году, поскольку не было необходимости в дальнейших разъяснениях (см. пункт 19 выше). В противном случае неясно, какие дальнейшие шаги он должен был предпринять либо для получения принудительного исполнения, либо для получения дальнейших разъяснений относительно метода индексации. Поэтому нельзя сказать, что он не выполнил минимальное требование о сотрудничестве с властями (контраст Гаджиханов и Сауков против России, № 10511/08 и 5866/09, § § 25-31, 31 января 2012 г.).
30. Наконец, можно понимать, что правительство выдвигает возражение, ссылаясь на отсутствие каких-либо оснований для требования заявителя во внутреннем законодательстве и на то, что национальные суды не указали метод индексации. Действительно, в постановлениях от 2 августа 2006 года и 27 мая 2010 года не был указан метод индексации (см. пункты 6 и 15 выше). В некоторых случаях суд был готов признать, что требование не было достаточно обоснованным для того, чтобы квалифицироваться в качестве “актива” по смыслу статьи 1 Протокола № 1. 1, где в соответствующем национальном решении не была указана сумма иска или порядок выплаты какой-либо причитающейся суммы, и где, кроме того, суд не располагал информацией, позволяющей ему произвести какие-либо расчеты в отношении суммы, причитающейся заявителю (см. Наговицын против России, № 6859/02, § 38, 24 января 2008 года). Однако данный случай отличается по следующим причинам.
31. Во-первых, что касается метода индексации, то национальные суды в решениях об индексации и разъяснении последовательно ссылались на коэффициенты инфляции, ежегодно публикуемые правительством. В задачу суда не входит решение вопроса о том, был ли метод, на который ссылается городской суд, правильным с точки зрения внутреннего права. Суду достаточно отметить, что требуемый расчет может быть эффективно выполнен с использованием этих коэффициенты, и что суды не испытывали никаких трудностей в применении их в период между первоначальным решением суда и ноябрем 2009 года (см. пункты 10 и 13 выше; см. Далее, о принятии судами метода расчета заявителя в 2011 году, пункты 20-21 выше).
32. Во-вторых, начиная с 2009 года национальные суды последовательно отклоняли просьбы сторон о дальнейшем разъяснении судебных решений именно на том основании, что эти решения были достаточно ясны в своих терминах, чтобы их можно было привести в исполнение (см. пункты 19 и 21 выше). Суд не видит причин отступать от этих выводов. Поэтому он считает, что решение от 2 августа 2006 года, как впоследствии было разъяснено, содержало информацию, необходимую для расчета сумм, причитающихся заявителю в результате индексации (см. mutatis mutandis, Bulgakova V.Russia, no. 69524/01, § 29, 18 января 2007 года, и Шахирзянов против России, № 39888/02, § 23, 20 ноября 2008 года). По мнению суда и как следует из представлений органа-должника национальным судам (см. пункты 7, 9 и 20 выше), исполнению судебного решения препятствовало не отсутствие ясности в постановляющих частях соответствующих судебных решений, а скорее отсутствие соответствующего финансового механизма на уровне должника. Суд далее отмечает, что, несмотря на явное несогласие с выводами городского суда, орган-должник по неизвестным причинам решил не обжаловать ни решения от 2 августа 2006 года и 27 мая 2010 года, ни разъяснения от 30 июня 2009 года в вышестоящий суд (см. пункты 7, 12 и 15 выше), а предпочел высказать свои возражения против приведения в исполнение судебных решений на стадии приведения в исполнение.
33. Принимая во внимание вышеизложенное, суд приходит к выводу, что иск заявителя, установленный первоначальным решением в его пользу от 2 августа 2006 года, уточненным 30 июня 2009 года и оставленным в силе 27 мая 2010 года, был достаточно ясным и конкретным, чтобы подлежать исполнению (см., mutatis mutandis, Bulgakova, цитируемый выше, § § 29-31). Соответственно, рассматриваемое производство установило особое материальное обязательство государства по отношению к заявителю. Суд далее считает, что существовал “подлинный и серьезный спор” по поводу “гражданского права”, о котором можно было бы сказать, по крайней мере на спорных основаниях, что оно было признано в соответствии с внутренним законодательством, и что исход был решающим для заявителя, как это требуется для применимости гражданской части статьи 6 Конвенции (см. Denisov V. Ukraine [GC], no.76639/11, § 44, 25 сентября 2018 года). Поэтому возражение должно быть отклонено.
34. Суд далее отмечает, что данная жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть признана приемлемой.
А. По существу дела
35. Стороны соглашаются с тем, что единовременные суммы, присужденные городским судом 2 августа 2006 года, были выплачены заявителю без неоправданной задержки (см. пункт 7 выше). Далее представляется, что долги, накопленные в результате не индексации первоначальных премий в период с 2007 года по ноябрь 2009 года, каждый раз выплачивались заявителю в сроки, не превышающие одного года (см. пункты 11 и 13 выше), что представляется разумным.
36. Однако стороны далее соглашаются с тем, что, несмотря на постановление суда, индексация периодических платежей не производилась в период с ноября 2009 года по крайней мере до февраля 2013 года (см. пункты 14 и 22 выше), то есть более трех лет. Этот период несовместим с требованиями Конвенции.
37. Принимая во внимание свои вышеприведенные выводы (см. пункты 28-29 и 31 32 выше), суд приходит к выводу, что задержка в приведении в исполнение не может быть отнесена на счет заявителя. С другой стороны, что касается ссылки властей на отсутствие финансового механизма, позволяющего провести необходимую индексацию, то суд вновь заявляет, что сложность внутренней процедуры исполнения или государственной бюджетной системы не может освободить государство от его обязательства гарантировать каждому право на обязательное и подлежащее исполнению судебное решение, приведенное в исполнение в разумные сроки (см., Среди многих других органов, Burdov (no. 2), no. 33509/04, § 70, ECHR 2009). С учетом своей прецедентной практики (см. Герасимов и другие против России, №. 29920/05 и 10 других, 1 июля 2014 года), суд приходит к выводу, что, не исполняя в течение многих лет вступившие в законную силу решения в пользу заявителя, национальные власти ущемляли суть его права на обращение в суд, и что это неисполнение также представляло собой необоснованное вмешательство в его право на мирное пользование имуществом.
38. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в связи с неисполнением судебных решений от 2 августа 2006 года (как было разъяснено 30 июня 2009 года) и 27 мая 2010 года.
I. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции
39. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 13 Конвенции на отсутствие эффективного средства правовой защиты в отношении его жалобы о неисполнении. Статья 13 гласит следующее:
«Каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, имеет эффективное средство правовой защиты в Национальном органе, независимо от того, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве.”
40. Суд уже отметил существование нового внутреннего средства правовой защиты от неисполнения внутренних судебных решений, налагающих обязательства материального и нематериального характера на российские власти, введенного вслед за пилотным решением Герасимова и других (цитируемым выше) федеральным законом № 450-ФЗ О внесении изменений в закон о компенсации 2010 года (более подробную информацию и оценку судом этого средства правовой защиты см. В деле Штольц и другие против России, № 77056/14 и 2 других, §§ 30-78, 87-116 и § 123, 30 января 2018 года). В свете принятия нового внутреннего средства правовой защиты и в соответствии со своими предыдущими решениями суд считает, что нет необходимости отдельно рассматривать приемлемость и существо жалобы в соответствии со статьей 13 (см. mutatis mutandis, Tkhyegepso and Others v. Russia, nos.44387/04 и 11 others, §§ 21-24, 25 октября 2011 г.).
I. Применение статьи 41 Конвенции
41. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее право соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
A. Ущерб
42. Заявитель требовал 180 000 российских рублей ((RUB) – приблизительно 4 425 евро (EUR)) в качестве компенсации материального ущерба и 250 000 рублей (приблизительно 6 145 евро) в качестве компенсации морального вреда.
43. Правительство оспорило эти требования, утверждая, что права заявителя не были нарушены и что в любом случае требование в отношении материального ущерба было необоснованным, а сумма, требуемая в отношении морального ущерба, была чрезмерной.
44. Что касается материального ущерба, то при отсутствии детализированного расчета или документов, подтверждающих иск, суд не в состоянии оценить правильность заявленной суммы и, соответственно, отклоняет иск в том виде, в каком он был представлен заявителем. Однако суд далее отмечает, что он установил, что периодические платежи в пользу заявителя не были индексированы в период с ноября 2009 года по крайней мере до февраля 2013 года (см. пункт 37 выше). Таким образом, заявителю было отказано в получении сумм, которые он законно ожидал получить в соответствии с обязательными и подлежащими исполнению судебными решениями. Соответственно, по мнению суда, государство имеет непогашенное обязательство исполнять надлежащими средствами национальные судебные решения, которые остаются неисполненными в отношении задолженности по индексным периодическим платежам за оспариваемый период (см., В частности, дело Придатченко и другие против России, № 2191/03 и 3 других, § 68, 21 июня 2007 года). Суд также присуждает заявителю 3900 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан, и отклоняет остальную часть его иска по этой статье.
B. Расходы и издержки
45. Заявитель не предъявил претензии в отношении расходов и издержек. Соответственно, нет необходимости компенсировать.
C. Процентная ставка
46. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по дефолту была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
По этим причинам суд, единогласно, 
1. Объявляет жалобу в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 о неисполнении судебных решений от 2 августа 2006 года и от 27 мая 2010 года приемлемой;
2. постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в связи с неисполнением судебных решений от 2 августа 2006 года и от 27 мая 2010 года в пользу заявителя;
3. постановляет, что нет необходимости рассматривать приемлемость и существо жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции.;
4. постановляет, что государство-ответчик обеспечивает надлежащими средствами в течение трех месяцев исполнение внутренних судебных решений в пользу заявителя, которые остаются неисполненными в отношении задолженности по индексным периодическим платежам;
5. постановляет
а) государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев 3900 евро (три тысячи девятьсот евро) плюс любой налог, который может взиматься в связи с моральным ущербом;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента урегулирования простые проценты выплачиваются на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;
6. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 15 декабря 2020 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
|| Смотреть другие дела по Статье 6 ||
|| Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1 ||
Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:
Пишите
Звоните
Пишите на сайте
echr@cpk42.com
+7 495 123 3447
Форма
Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:
Дело №43038/11 "Литвинович против России"
Дело №43038/11 "Литвинович против России"
Дело №43038/11 "Литвинович против России"
Дело №43038/11 "Литвинович против России"

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить