+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело №52325/15 "Цечоева и другие против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.

С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке

 

Третья Секция
Дело «Цечоева и другие против России»
(Жалоба №. 52325/15)

Решение

Страсбург
5 октября 2021

 

 

Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке.

В деле «Цечоева и другие против России», Европейский суд по правам человека (третья секция), заседающий в качестве Комитета, состоящего из:

Peeter Roosma, Председатель,
Dmitry Dedov,
Andreas Zünd, судьи,
и Olga Chernishova, заместитель секретаря секции,

Принимая во внимание:

жалобу (№ 52325/15) поданную против Российской Федерации, в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) четырьмя гражданами России, перечисленными ниже (“заявители”), 16 октября 2015 года;

решение уведомить Правительство Российской Федерации (“Правительство”) о жалобе, касающейся статьи 2, и объявить

неприемлемой остальную часть жалобы;

замечания сторон;

Обсудив дело в частном порядке 14 сентября 2021 года, выносит следующее решение, которое было принято в тот же день:

Введение

1. Дело касается утверждения заявителей о неспособности властей провести эффективное расследование обстоятельств убийства их родственника в Ингушетии в 2010 году.

Факты

Заявителями являются:

1) Г-жа Залихан Цечоева, родившаяся в 1976 году,

2) Г-жа Жанна Дудургова, родившаяся в 1980 году,

3) Г-жа Шарифа Цечоева, родившаяся в 1945 году и

4) Г-жа Зухра Цечоева, родившаяся в 2001 году.

Заявители проживают в городе Сунжа (бывшая Орджоникидзевская), Ингушетия. Их интересы в Суде представляют юристы из Российской судебной инициативы “Стичтинг” в сотрудничестве с НПО “Астрея” (SRJI/Астрея).

3. Российское правительство (“Правительство”) первоначально представляли г-н Г. Матюшкин и г-н М. Гальперин, бывшие Уполномоченные Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а в последнее время г-н М. Виноградов, их преемник на этом посту.

4. Заявителями являются сестра, жена, мать и дочь покойного г-на Гилани Цечоева.

5. Факты по делу, представленные сторонами, могут быть кратко изложены следующим образом.

I. Убийство г-на Цечоева

6. В неустановленную дату в начале апреля 2010 года г-н Гилани Цечоев ехал рядом с контрольно-пропускным пунктом в селе Галашки Сунженского района Ингушетии, когда его остановила группа сотрудников правоохранительных органов, которые проводили специальную операцию против членов незаконных вооруженных формирований. Офицеры, находившиеся в колонне бронетранспортеров и военных грузовиков, приказали, чтобы г-н Цечоев показал им свои документы, удостоверяющие личность. После его отказа немедленно выполнить приказ, они попытались силой затащить его в одну из своих бронированных машин. В этот момент подъехала машина Сунженского районного отделения милиции с сотрудником полиции С.Х., который попросил оставить господина Цечоева в покое. Офицеры сказали, что они перепутали Гилани Цечоева с кем-то другим и отпустили его.

7. Вечером 24 июня 2010 года г-н Цечоев и его друзья г-н Б. и г-н Х. работали на пасеке примерно в 15 км от Орджоникидзевской (позже переименованной в Сунжу) в Ингушетии, в районе, граничащем с Чечней. Их ульи находились на пасеке вместе с ульями ряда других местных жителей, которые работали над ними в тот вечер. Около 7.40 вечера двое мужчин в специальных камуфляжных плащах и балаклавах прибыли на пасеку на черном автомобиле “Лада Приора” с затемненными стеклами и без номерного знака. Один из них был вооружен специальной бесшумной снайперской винтовкой, а другой – пулеметом. Тот, что со снайперской винтовкой, крикнул: “Не двигайтесь, проверьте личность, покажите свои документы, удостоверяющие личность. Мы будем стрелять на поражение!” После этого г-н Цечоев сказал им, что его документы, удостоверяющие личность, находятся в его машине. Человек со снайперской винтовкой сказал ему, что отведет его к машине, и когда они оказались рядом с ней, он открыл огонь по господину Цечоеву и убил его. Тем временем другой мужчина держал г-на Б. и г-на Х. под прицелом, а затем, после того как г-н Цечоев был застрелен, открыл огонь по их автомобилям, припаркованным неподалеку.

8. Сразу после стрельбы преступники уехали в направлении Орджоникидзевской. Судя по всему, по пути они беспрепятственно проехали через расположенный неподалеку пункт пропуска Керчь-57. Г-н Б. и г-н Х. немедленно позвонили в полицию и сообщили об инциденте. Несколько местных жителей с соседних пасек, в дополнение к г-ну Б. и г-ну Х., стали свидетелями инцидента. Расследование убийства и соответствующие разбирательства.

9. 24 июня 2010 года следователи следственного комитета Сунженского района (следователи) осмотрели место преступления и собрали гильзы от пуль.

10. На следующий день, 25 июня 2010 года, следователи возбудили уголовное дело № 10600068 по факту убийства г-на Цечоева.

11. 26 июня 2010 года следователи допросили г-на Б., чье заявление относительно инцидента было аналогично заявлению заявителей в Суде. Кроме того, он заявил, что во время инцидента многие местные жители работали на прилегающих участках с ульями.

12. 29 июня 2010 года следователи допросили г-на Х., заявление которого было похоже на заявление заявителей в Суде и на заявление, данное г-ном Б. Кроме того, он заявил, что двумя свидетелями, которые были свидетелями инцидента с соседнего участка на пасеке, были г-н Ч. из деревни Алкун, а другой мужчина был из Орджоникидзевской.

13. 30 июня 2010 года следователи допросили брата Гилани Цечоева г-на А.Ц., который заявил, что сотрудники полиции, пытавшиеся похитить его брата в апреле 2010 года, были причастны к инциденту на пасеке, и потребовали, чтобы следователи установили их личности.

14. 5 июля 2010 года следователи признали вторую заявительницу потерпевшей и допросили ее. Она заявила, что у ее мужа Гелани Цечоева не было врагов, неоплаченных долгов и он не был замешан в кровной вражде.

15. 22 июля 2020 года следователи допросили трех полицейских, которые дежурили на контрольно-пропускном пункте Керчь-57 в день инцидента. Согласно их заявлениям, в тот день они начали свою смену вечером, после получения информации об убийстве, и они не видели, чтобы какие-либо черные автомобили Priora проезжали мимо.

16. 25 октября 2010 года следователи признали первую заявительницу потерпевшей и допросили ее. Она заявила, что у ее брата Гелани Цечоева не было врагов, неоплаченных долгов и он не был замешан в кровной вражде.

17. 25 ноября 2010 года следователи приостановили расследование в связи с не установлением виновных. Затем, 6 декабря 2010 года, они возобновили разбирательство по приказу своего начальства, а 5 января 2011 года они снова приостановили его. Заявители не были проинформированы об этих решениях.

18. В неустановленную дату в 2011 году первый заявитель подал жалобу на приостановление от 25 ноября 2010 года в Сунженский районный суд Ингушетии (Районный суд). Она заявила, что приостановление было преждевременным, и попросила, чтобы следователи предоставили ей доступ к материалам дела. Ссылаясь на попытку похищения г-на Цечоева в апреле 2010 года, она утверждала, в частности, что следователи не предприняли шагов для проверки причастности этих сотрудников правоохранительных органов к убийству ее брата, и просила допросить персонал, который обслуживал близлежащий контрольно-пропускной пункт Керчь-57.

19. 14 ноября 2011 года районный суд отклонил жалобу, установив, что были предприняты все необходимые следственные действия. В то же время он удовлетворил просьбу заявителя о доступе к материалам дела. 2 декабря 2011 года следователи разрешили первому заявителю получить доступ к досье.

20. 24 января 2012 года или ранее заявители просили следователей возобновить расследование и предпринять ряд шагов для раскрытия преступления, но безрезультатно. Поэтому 31 января 2012 года первый заявитель подал еще одну жалобу в районный суд, но отозвал ее 5 марта 2012 года, поскольку расследование было возобновлено (см. пункт ниже). По словам заявителей, их последующая просьба о доступе к материалам уголовного дела была отклонена, и они пожаловались на это начальнику следственного отдела.

21. 28 февраля 2012 года начальник следственного отдела распорядился возобновить расследование, поскольку оно было приостановлено преждевременно. В соответствии с этим постановлением 5 марта 2012 года разбирательство было возобновлено, и заявители были проинформированы об этом. Однако 5 апреля 2012 года расследование было вновь приостановлено, и заявители не были проинформированы об этом.

22. 22 мая 2012 года начальник следственного отдела распорядился возобновить разбирательство, и следователи предприняли ряд шагов, включая “установление личности сотрудников правоохранительных органов, которые пытались похитить г-на Цечоева в апреле 2010 года”, допрос лиц, которые находились вблизи пасеки в день убийства, и изучение регистрационного журнала транспортных средств, пересекавших контрольно-пропускной пункт Керчь-57 24 июня 2010 года.

23. 22 мая 2012 года следователи вновь допросили г-на Б., который не предоставил никакой новой информации. В тот же день они также обратились в полицию с просьбой оказать им помощь в выполнении вышеуказанных приказов. 29 мая 2012 года полиция ответила, что они не смогли идентифицировать ни сотрудников правоохранительных органов, ни каких-либо других свидетелей убийства на пасеке.

24. В неустановленную дату в июне 2012 года следователь изучил журнал регистрации транспортных средств, которые пересекли контрольно-пропускной пункт 24 июня 2010 года. В нем не было зарегистрировано ни одного автомобиля Lada Priora.

25. 22 июня 2012 года следователи вновь приостановили расследование. Заявители были проинформированы об этом 16 ноября 2012 года. Вскоре после этого первый заявитель подал жалобу на это приостановление в районный суд. 1 декабря 2012 года ее апелляция была отклонена, поскольку тем временем 27 ноября 2012 года следователи вновь возобновили разбирательство, не проинформировав об этом заявителей.

26. 28 октября 2013 года первая заявительница подала жалобу в районный суд на то, что следователи не смогли установить государственных служащих, которые могли быть причастны к убийству, и попросила предоставить ей доступ ко всему содержимому материалов дела для оценки хода расследования. 1 ноября 2013 года суд отклонил ее просьбу, отметив, что ей был предоставлен доступ к материалам дела в декабре 2011 года (см. пункт 19 выше).

27. 4 апреля 2014 года первая заявительница обратилась к следователям с просьбой предоставить ей доступ к материалам дела. Ответа не последовало. 10 ноября 2014 года она повторила свою просьбу о доступе к материалам дела. В ответ 3 декабря 2014 года следователи сообщили ей, что расследование было приостановлено.

28. 10 марта 2015 года первый заявитель подал жалобу в районный суд на вышеуказанное приостановление. 18 марта 2015 года суд вновь отклонил жалобу, поскольку в тот же день следователи возобновили расследование. 16 апреля 2015 года это решение было оставлено в силе Верховным судом Ингушетии.

29. Похоже, что расследование уголовного дела продолжается до настоящего времени, и виновные в убийстве г-на Цечоева не установлены.

Соответствующая правовая база

30. Краткое изложение соответствующих внутренних нормативных актов см. в деле Турлуева против России, № 63638/09, §§ 56-64, 20 июня 2013 года.

Закон

I. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции

31. Заявители жаловались на то, что расследование убийства их родственника г-на Гилани Цечоева было неэффективным, что противоречит статье 2 Конвенции, которая гласит следующее:
“1. Право каждого человека на жизнь должно быть защищено законом…”

A. Приемлемость

1. Доводы сторон

32. Правительство заявило, что заявление должно быть отклонено как поданное несвоевременно. В частности, они заявили, что заявители не смогли обосновать пятилетнюю задержку с подачей их заявления в Суд и что ввиду затишья в уголовном производстве они должны были понять, что расследование было неэффективным задолго до подачи их заявления в Суд.

33. Заявители утверждали, что не было никаких неоправданных или необъяснимых задержек в подаче их заявления. В частности, они заявили, что поддерживали регулярные контакты с властями, несмотря на отсутствие с их стороны информации о расследовании, и что они предприняли все возможные шаги, чтобы побудить власти провести эффективное расследование обстоятельств убийства члена их семьи. Например, их надежды на то, что расследование даст результаты, были подкреплены решением от 22 мая 2012 года, когда по их просьбам следователям было поручено предпринять ряд шагов, включая установление личности военнослужащих, которые пытались похитить г-на Цечоева. Они обратились в Суд, как только поняли неэффективность расследования и потеряли надежду на то, что оно прояснит обстоятельства убийства их родственника.

2. Оценка Суда

34. Краткое изложение принципов, касающихся соблюдения шестимесячных критериев в случаях предполагаемых убийств государственными агентами, см. Хаджимурадов и другие против России, № 21194/09 и 16 других, §§ 61 67, 10 октября 2017 года.

35. Жалоба была подана в Суд примерно через пять лет и три месяца после убийства г-на Цечоева и возбуждения уголовного дела по факту его убийства. Расследование все еще официально продолжается и не выявило никаких подозреваемых или не достигло каких-либо других ощутимых результатов.

36. Из документов, представленных сторонами, видно, что, вопреки заявлению правительства, заявители предприняли активные шаги, чтобы быть проинформированными о ходе разбирательства (см. пункты 17, 19, 20, 25, 26, 26 27 выше). Более того, их настойчивые просьбы подстегнули разбирательство и побудили власти предпринять шаги по расследованию смерти г-на Цечоева (см. пункты 18 и 22 выше). В таких обстоятельствах не исключено, что заявители ожидали, что расследование даст результаты.

37. Суд отмечает, что в общении между заявителями и властями не было существенных пробелов, которые могли бы свидетельствовать об отсутствии должной осмотрительности со стороны первых (см., напротив, Дошуева и Юсупов против России (декабрь), № 58055/10, 31 мая 2016 года, и Гисаев и другие против России (декабрь), № 27240/09, 29 августа 2017 года). Заявители заняли активную позицию в разбирательстве и приложили реальные усилия для сотрудничества с властями (сравните с делом Шамсудинова и другие против России [Комитет], № 4635/08, §§ 162-65, 5 февраля 2019 года, и Дагалаева против Россия [Комитет], № 19650/11, §§ 67-69, 12 марта 2019 года). Таким образом, Суд считает, что расследование, хотя и проводилось в течение рассматриваемого периода, и что заявители объяснили задержку в своем заявлении в Суд. В свете вышеизложенного Суд приходит к выводу, что они соблюли шестимесячный срок.

38. Суд отмечает, что данная жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

B. По существу дела

39. Заявители утверждали, что власти, несмотря на их постоянные жалобы и доказательства, представленные ими и свидетелями инцидента, не предприняли ряд важных шагов для раскрытия преступления. Разбирательство несколько раз приостанавливалось и возобновлялось, и заявители не были проинформированы об этом.

40. Правительство не прокомментировало существо жалобы.

41. Краткое изложение общих принципов, отражающих подход Суда к рассмотрению утверждений о нарушении процессуального аспекта статьи 2 Конвенции, см. Мустафа Тунч и Фечире Тунч против Турции [ГК], № 24014/05, §§ 169-82, 14 апреля 2015 г., и Мазепа и другие против России, № 15086/07, §§ 69-70 и 74, 17 июля 2018 г.

42. Суд отмечает, что в самом начале расследования очевидцы предоставили подробные показания относительно инцидента и заявили, что несколько местных жителей работали поблизости на пасеке во время совершения убийства; эти очевидцы даже сообщили следователям имена двух из этих местных жителей (см. пункты 11 и 12 выше). Однако следователи проверили эту информацию только два года спустя, в июне 2012 года, и только по прямому приказу начальства (см. пункт 23 выше). Кроме того, информация, предоставленная братом жертвы в самом начале расследования относительно возможных личностей преступников (см. пункт 13 выше), так и не была проверена, несмотря на последующие запросы заявителей (см. пункты 18 и 26 выше) и прямой приказ руководства следователей с этой целью (см. пункт 22 выше). Несмотря на прямые приказы своего начальства, следователи не допросили офицеров, которые дежурили на контрольно-пропускном пункте во время инцидента, в то время как допросили офицеров, которые дежурили на нем после рассматриваемых событий (см. пункт 15 выше). Кроме того, несмотря на постоянные просьбы заявителей, следователи не допросили местных сотрудников правоохранительных органов, в том числе офицера С.Х., который был причастен к инциденту с г-ном Цечоевым в апреле 2010 года (см. пункт 6 выше). Материалы, имеющиеся в распоряжении Суда, свидетельствуют о том, что решающие шаги, которые должны были быть предприняты, как только была получена соответствующая информация, так и не были предприняты. Неоднократные приостановления разбирательства, в то время как необходимые меры не были приняты, усугубили ненужные задержки и потерю времени.

43. Суд далее отмечает, что первому и второму заявителям был предоставлен статус потерпевших по уголовному делу (см. пункты 14 и 16 выше). Однако они не могли эффективно отстаивать свои законные интересы в ходе этих разбирательств, поскольку они не были проинформированы об основных процессуальных решениях, принятых следователями, или им не был предоставлен своевременный доступ к материалам расследования (см. пункты 18, 20 и 26 выше).

44. Учитывая недостатки расследований, указанных выше, и отсутствие комментариев Правительства по данному вопросу, Суд считает, что власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств, связанных с убийством г-на Гелани Цечоева, в нарушение статьи 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

II. Применение статьи 41 Конвенции

45. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение ущерба, Суд, при необходимости, предоставит справедливое удовлетворение потерпевшей стороне”.

C. Ущерб

46. Заявители не требовали возмещения материального ущерба. Что касается морального вреда, то они оставили определение суммы на усмотрение суда.

47. Правительство заявило, что решение должно быть вынесено в соответствии с прецедентной практикой Суда по данному вопросу.

48. Суд присуждает заявителям 20 000 евро (евро) совместно в качестве компенсации морального вреда, плюс любой налог, который может взиматься.

D. Расходы и издержки

49. Заявители также потребовали 4 797 евро в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных в Суде.

50. Правительство не сделало никаких комментариев по этому разделу.

51. Учитывая имеющиеся в его распоряжении документы и вышеуказанные критерии, Суд считает разумным присудить заявителям сумму в размере 2000 евро плюс любой налог, который может взиматься с заявителей.

E. Проценты по умолчанию

52. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

1. По этим причинам суд единогласно,

2. Объявляет жалобу приемлемой;

3. Постановил, что имело место нарушение процедурного аспекта статьи 2 Конвенции;

4. Постановляет

(а) что государство-ответчик должно совместно выплатить заявителям в течение трех месяцев следующие суммы:

(i) 20 000 евро (двадцать тысяч евро) плюс любой налог, который может взиматься в связи с моральным ущербом, подлежащий конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета;

(ii) 2000 евро (две тысячи евро) плюс любой налог, который может взиматься с заявителей в отношении расходов и издержек, на счет, уплаченный представителям заявителей, как указано заявителями;

(b) что с истечения вышеупомянутых трех месяцев до погашения простые проценты должны выплачиваться на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;

5. Отклоняет остальную часть требования заявителей о справедливом удовлетворении.

Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 5 октября 2021 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.Olga Chernishova Peeter Roosma

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:
Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить