+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело № 6142/18 Котов и другие против России

14 октября Европейский суд по правам человека опубликовал постановление по делу Котов и другие против России (№ 6142/18, от 14 октября 2022 года). Постановление касалось жалоб жителей Клинского городского округа, страдающих от вредных выбросов с Алексинского карьера, в котором была организована свалка отходов.

Дело является классическим экологическим кейсом для ЕСПЧ – основным вопросом по делу стало выяснение того, приняло ли государство достаточные меры для минимизации или устранения последствий загрязнения окружающей среды.

ЕСПЧ подтвердил свою позицию, указанную ранее в его правоприменительной практике – статья 8 Конвенции включает в себя право на нормальные экологические условия, поскольку они напрямую влияют на жизнь человека. Аналогичную позицию подтверждает один из судей в особом мнении.

В постановлении Суд также обратил внимание на деталь, свойственную многим процессам по защите прав на чистую окружающую среду – несмотря на то что государство устанавливало нарушения на полигоне, оно не предоставляло заявителям эффективной возможности обжаловать нарушение их прав. Иными словами, выполняло свое обязательство лишь наполовину.

Однако наибольший интерес вызывает затрагивание вопроса более широкого толкования статьи 8 Конвенции: по мнению судей, она должна включать в себя не только процессуальные права (такими, как право на информацию, участие в принятии экологических решений и доступ к правосудию), но и осуществлением права на мирные демонстрации, предусмотренного статьей 11. Следовательно, несмотря на эволюционирующую прецедентную практику Суда, существует необходимость включения материального права на здоровую, чистую, безопасную и устойчивую окружающую среду в Конвенцию посредством нового протокола.

В постановлении Суда также приведено национальное законодательство, применимое к данному вопросу (которое Суд счет эффективным для защиты экологических прав).

Предлагаем ознакомиться с переводом постановления ЕСПЧ (ECHR) от 14 октября 2022 года Котов и другие против России (№ 6142/18, от 14 октября 2022 года).

По делу Котов и другие против России,

Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседающий палатой, состоящей из:
Georges Ravarani, Председатель,
Georgios A. Serghides,
María Elósegui,
Anja Seibert-Fohr,
Peeter Roosma,
Frédéric Krenc,
Mikhail Lobov, судьи,
and Olga Chernishova, Секретарь,

Принимая во внимание:
— жалобы (№ 6142/18 и другие, см. Приложение I) против Российской Федерации, поданные в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) десятью гражданами России (“заявители”, см. Приложение I), в различные даты, указанные в прилагаемой таблице;
— решение уведомить Власти Российской Федерации (“Власти”) о жалобах, касающихся права заявителей на уважение их частной жизни, существования эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении этого жалобы и их права на свободу собраний, и объявить неприемлемыми остальные жалобы;
— замечания сторон;
Обсудив это при закрытых дверях 6 сентября 2022 года,

Выносит следующее решение, которое было принято в эту дату:

ВВЕДЕНИЕ

1. Основными вопросами в настоящем деле являются (i) приняли ли власти защитные меры для минимизации или устранения последствий загрязнения, предположительно вызванного продолжающейся эксплуатацией свалки вблизи домов заявителей в городе Клин Московской области, в нарушение прав заявителей в соответствии с Статьи 8 Конвенции и (ii) располагали ли заявители эффективным внутренним средством правовой защиты в отношении этой жалобы. В некоторых заявлениях также поднимается вопрос, касающийся права на свободу мирных собраний в связи с их протестами против свалки.

ФАКТЫ

2. Соответствующие личные данные заявителей приведены в Приложении I. Заявителей представлял г-н К. Коротеев, адвокат, практикующий в Москве.

3. Правительство первоначально представлял г-н М. Гальперин, бывший представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а в последнее время г-н М. Виноградов, его преемник на этом посту.

4. Факты по делу могут быть обобщены следующим образом.

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявители проживают в городе Клин Московской области, который расположен примерно в 7 км от Алексинского карьера. Деревни Новоцапово, Большое Чапово, Голиково и Опритово расположены недалеко друг от друга в Клинском районе и на расстоянии от 5,8 до 13 км от карьера. С 1993 года карьер используется в качестве полигона твердых бытовых отходов, собранных в Клинском районе. В настоящее время он эксплуатируется компанией по обращению с отходами ООО «Комбинат» (ООО Комбинат) в соответствии с договором аренды от 12 ноября 2009 года с администрацией муниципального образования Клин.

6. Заявители утверждали, что большое количество твердых отходов ежедневно вывозилось в карьер в нарушение применимых экологических норм. Предположительно незаконная эксплуатация полигона привела к ряду экологических проблем в Клину и близлежащих районах, таких как: сильный неприятный запах, загрязнение воздуха, загрязнение грунтовых вод и циркуляция частиц отходов в воздухе. Более того, большое количество птиц-падальщиков на свалке угрожало безопасности полетов в этом районе из-за того, что военная авиабаза (“Клин-5”) была расположена в пределах 3 км от свалки и в непосредственной близости от домов заявителей.

7. Крупномасштабный многоуровневый завод по переработке твердых отходов был создан и начал функционировать в конце 2019 года на площадке Алексинского карьера (комбинат по переработке отходов (КПО) «Алексинский карьер» — «завод по переработке отходов») (см. пункты 51 и 69 ниже). Проект его строительства обсуждался на общественных слушаниях, и он получил положительное заключение властей относительно оценки его воздействия на окружающую среду.

II. ВНУТРИНАЦИОНАЛЬНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

A. Гражданский иск, поданный господином Котовым (жалоба 6142/18)

8. 11 мая 2017 года Клинский городской суд Московской области (“Клинский городской суд”) рассмотрел иск о возмещении вреда здоровью и морального вреда, поданный г-ном Котовым (“первый заявитель”) к ООО «Комбинат», Московскому региональному управлению Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды и администрацией муниципального образования Клин, в связи с использованием и эксплуатацией полигона на Алексинском карьере. Г-н Котов просил суд обязать ответчиков воздерживаться от действий или бездействия, нарушающих его право на безопасную окружающую среду или создающих риск такого вмешательства.

9. Первый заявитель объяснил на слушании, что (i) он владел участком земли в деревне Большое Чапово Клинского района Московской области и обрабатывал его; (ii) с 2015 года каждый день, особенно в жаркие дни или вечером, происходил сильный неприятный запах, из-за которого он чувствовал себя расстроенным, физически и психически нездоровым, вызывал у него перепады настроения, из-за чего он потерял желание работать и не мог спать; он также испытывал головные боли и тошноту настолько сильные, что не мог даже есть; и (iii) свалка в Алексинском карьере была источником неприятного запаха отходов, что было подтверждено многочисленными жалобами местных жителей и главы регионального органа административного и технического надзора в пресс-релизе от 20 июля 2016 года.

10. Свидетели А., Ч., Е.Ю. и А.Н., которые жили в деревнях, расположенных недалеко от карьера, показали на слушании, что с 2015 года из карьера регулярно исходил сильный неприятный запах.

11. Клинский городской суд, опираясь на соответствующие правовые нормы (см. пункты 77 и 78 ниже), установил, что первый заявитель не подтвердил документальными доказательствами вред, предположительно причиненный его здоровью, и моральный ущерб, который он предположительно понес в результате эксплуатации полигона. В частности, суд постановил, что (i) не было представлено никаких документальных доказательств, таких как медицинские справки, подтверждающие инвалидность или допуск к лечению в амбулаторных учреждениях или больнице, рецепты на лекарства или фармацевтические или медицинские квитанции, подтверждающие причинение вреда его здоровью; и (ii) показания четырех свидетелей, вызванных от имени первого заявителя, относительно неприятного запаха, исходящего со свалки, были их субъективными оценками запаха и не были доказательством того, что первый заявитель действительно испытал какие-либо страдания лично и что он фактически понес моральный ущерб вызвано запахом из карьера.

12. Клинский городской суд далее постановил, что тот факт, что ООО «Комбинат» было привлечено к административной ответственности 7 апреля 2015 года и 15 июля 2015 года за отказ зарегистрироваться в качестве компании по управлению отходами в Государственном реестре свалок и за отказ получить лицензию на выброс вредных веществ, не был юридически обязательным в первом случае. дело заявителя, поскольку он не был стороной ни в одном из этих разбирательств. Суд также постановил, что ни эти административные постановления, ни решение Арбитражного суда Московской области (о привлечении ООО «Комбинат» к ответственности за ведение хозяйственной деятельности без разрешения) не показали, что компания вызвала какое-либо загрязнение воздуха.

13. Наконец, суд установил, что согласно отчету о проверке, проведенной Московским региональным управлением Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды от 30 марта 2017 года, уровень допустимого загрязнения воздуха во время эксплуатации полигона ООО «Комбинат» не был превышен. Этот отчет о проверке не был предоставлен Суду.

14. 12 июля 2017 года решение было оставлено в силе в апелляционном порядке Московским областным судом. 12 октября и 27 ноября 2017 года, соответственно, решение было также оставлено в силе Московским областным судом и Верховным судом Российской Федерации в кассационном порядке.

B. Административные иски, поданные в отношении ООО Комбинат различными государственными органами

15. Несколько административных разбирательств в отношении ООО «Комбинат» можно резюмировать следующим образом:

 

No. Дата Государственный орган Административное нарушение Наказание
1.  

7 апреля 2015

Клинский городской суд  

отсутствие регистрации в Государственном реестре свалок

150 000 российских рублей (около 1700 евро)
2.  

15 июля 2015

 

Клинский городской суд  

отсутствие регистрации в Государственном реестре свалок

3.  

15 июля 2015

 

Клинский городской суд деятельность без лицензии на выброс определенных вредных веществ в атмосферный воздух и без установленных пределов выбросов
4.  

3 марта 2017

Клинский городской суд незаконное размещение отходов за пределами установленных границ карьера 150 000 российских рублей ((RUB) (около 1700 евро (EUR))
5.  

4 августа 2017

 

Орган по защите прав потребителей См. пункты 18-22 и 25 ниже
6.  

13 октября 2017

 

Клинский городской суд См. пункты 19-20 ниже
7.  

15 декабря 2017

 

Клинский городской суд выделение токсичных элементов выше ПДК (зарегистрировано 6 сентября 2017 года):

— аммиак (3 ПДК),

— оксид азота (53 ПДК)

— фенол (93.8 ПДК)

— сажа (1.3 ПДК)

— ксилол (2.3 ПДК)

90 000 рублей (около 1000 евро)
8. 19 декабря 2017 Клинский городской суд См. пункт 22 ниже
9.  

24 апреля 2018

Commercial Court of Moscow Region неспособность построить защитный барьер вокруг карьера для предотвращения распространения фрагментов отходов, тем самым подвергая опасности жизни и здоровье людей и создавая различные экологические опасности штраф в размере 100 000 рублей (около 1000 евро)
10.  

7 мая 2018

Клинский городской суд выбросы токсичных элементов выше ПДК (зарегистрированы 8 февраля 2018 года):

диоксид азота 2,2-12,8 ПДК

100000 рублей
11.  

7 мая 2018

Клинский городской суд не упомянув в своем отчете о выбросах дегазационную печь, которая выделяет монооксид углерода и оксид азота штраф (сумма оставлена незаполненной в опубликованной копии судебного решения)
12. 7 мая 2018

 

Клинский городской суд неспособность очистить прилегающую к карьеру территорию от неубранных фрагментов отходов;

размещение несанкционированных видов отходов

штраф в размере 140 000 рублей (около 1600 евро)
13. 15 мая 2018 Министерство природных ресурсов и экологии выбросы аммиака в 3,9-17 раз превышают ПДК (как было обнаружено во время проверки 27 апреля 2018 года на постах мониторинга воздуха в деревнях вблизи карьера) требование обеспечения соблюдения разрешения на выбросы к 26 января 2019 года
14. 17 мая 2018 размещение 833 186,20 тонн отходов в 2017 году, что превышает разрешенный лимит в 270 000 тонн отходов в год Требование соблюдения соответствующих экологических норм
15. 19 июня 2018 Клинский городской суд хранение несанкционированных отходов II типа опасности штраф в размере 120 000 рублей (около 1400 евро)
16. 13 декабря 2018 Клинский городской суд действие без положительной оценки воздействия своей деятельности на окружающую среду и в отсутствие установленной санитарно-защитной зоны

 

 

 

16. Чтобы предоставить более подробную информацию о некоторых из вышеуказанных разбирательств, на слушании 7 апреля 2015 года (серия разбирательств № 1 в приведенной выше таблице) представитель ООО «Комбинат» объяснил, что компания предпринимала шаги для внесения себя в Государственный реестр свалок, но власти еще не принято решение по этому вопросу.

17. На слушании от 15 июля 2015 года (протокол № 3) представитель ООО «Комбинат» заявил, что никаких измерений выбросов из карьера не проводилось, что карьер является единственным местом захоронения бытовых отходов в Клинском районе и что приостановка деятельности ООО «Комбинат» нанесет большой ущерб местной окружающей среде. Они также объяснили, что власти еще не зарегистрировали ООО «Комбинат» в реестре свалок.

18. Перед разбирательством от 13 октября 2017 года (серия разбирательств № 6) 4 августа 2017 года Управление по защите прав потребителей Московской области (“региональное CPA”), действуя по жалобам неустановленного числа лиц, предположительно пострадавших от деятельности ООО «Комбинат», провело проверку на Алексинском карьере. Региональная прокуратура пришла к выводу, что в ходе своей деятельности по переработке отходов ООО «Комбинат» нарушило шестнадцать экологических, санитарно-эпидемиологических правил. Региональное CPA обязало ООО «Комбинат» приостановить свою деятельность и принять меры по исправлению положения к 1 мая 2018 года. 11 августа 2017 года Клинский городской суд прекратил административное производство в отношении ООО «Комбинат», признав результаты проверки необоснованными. Инспектор регионального УВД подал апелляцию, и 7 сентября 2017 года Московский областной суд вернул дело в Клинский городской суд для нового рассмотрения.

19. 13 октября 2017 года (серия судебных разбирательств № 6) Клинский городской суд подтвердил выводы проверки от 4 августа 2017 года и признал ООО «Комбинат» ответственным за нарушение шестнадцати соответствующих санитарно-эпидемиологических и экологических норм, которые включали:

(i) неполучение одобрения главного специалиста по охране окружающей среды (Главный санитарный врач) на создание санитарно-защитной зоны вокруг карьера;

(ii) недостаточное количество почвы для промежуточных и заключительных стадий разделения отходов (непокрытые и видимые остатки отходов);

(iii) остатки отходов (в основном пластиковые мешки для мусора) на границе карьера, прилегающего к деревням Напругово и Новоцапово;

(iv) отсутствие систем газорегулирования (что приводит к увеличению загрязнения воздуха и оказывает неблагоприятное воздействие на близлежащие жилые районы);

(v) отсутствие системы сбора фильтратов (жидкости из гнилых отходов, которая ставит под угрозу качество почвы, подземных и поверхностных вод);

(vi) отсутствие регулярного мониторинга (раз в десять дней) неубранных фрагментов отходов (например, пластиковых пакетов и обрывков бумаги) и непринятие соответствующих мер по очистке;

(vii) неспособность проводить регулярные клеточные морфологические и химические испытания компонентов отходов;

(viii) неспособность обеспечить доступность средств контроля за водой для транспортных средств инспекторов.

20. Клинский городской суд обязал ООО «Комбинат» немедленно приостановить свою деятельность на девяносто дней. В резолютивной части своего решения суд прямо указал, что подача апелляционной жалобы не помешает исполнению административного взыскания, наложенного на ответчика судом.

21. В тот же день Клинский городской суд удовлетворил ходатайство ООО «Комбинат» о приостановлении исполнения административного взыскания до рассмотрения апелляционного заявления рассказ Московским областным судом.

22. 19 декабря 2017 года (протокол № 8) Клинский городской суд повторно рассмотрел дело, которое было передано ему Московским областным судом. Суд подтвердил свои предыдущие выводы от 13 октября 2017 года и наложил административный штраф в размере 250 000 рублей (около 3000 евро) на ООО «Комбинат», который был выплачен в полном объеме.

23. Одна из заявительниц, г-жа Котова (заявление № 106/19), подала жалобу на решение о приостановлении исполнения административного взыскания (см. пункт 21 выше). 8 февраля 2018 года Московский областной суд удовлетворил ее жалобу и отменил решение Клинского городского суда о приостановлении исполнения. Никакой дополнительной информации в отношении этих разбирательств Суду предоставлено не было, и они не перечислены в приведенной выше таблице.

24. 15 мая 2018 года (серия судебных разбирательств № 13) ООО «Комбинат» было выдано еще одно уведомление о нарушении (см. пункт 15 выше). В дополнение к содержащейся в нем информации о чрезмерном содержании аммиака, в нем также указывалось, что (i) основным источником загрязнения воздуха на Алексинском карьере была территория полигона и (ii) были выброшены сероводород, аммиак, метан, бензол, диоксид азота, формальдегид и другие токсичные вещества в атмосферный воздух в результате утилизации отходов.

25. 7 июня 2018 года региональная прокуратура провела необъявленную проверку в карьере и установила, что все нарушения, выявленные 4 августа 2017 года (протокол № 5) были исправлены ООО «Комбинат», за исключением неполучения разрешения главного специалиста по охране окружающей среды на создание санитарно-защитной зоны вокруг карьера.

C. Гражданские иски, поданные против ООО Комбинат жителями Клина

26. 8 ноября 2019 года Клинский городской суд рассмотрел жалобу, поданную группой жителей Клина, включая заявителей (за исключением первого, четвертого и седьмого заявителей – см. Приложение I), против ООО «Комбинат». Они просили суд, в частности, прекратить деятельность компании и навсегда закрыть Алексинский карьер.

27. Клинский городской суд установил, что ООО «Комбинат» получило (i) государственную лицензию на сбор и переработку твердых отходов, выданную в 2007 году; (ii) лицензию на выброс вредных веществ в допустимых пределах, выданную в 2015 году; (iii) две положительные оценки воздействия на окружающую среду его деятельность и положительная оценка его проекта создания санитарно-защитной зоны, выданные в 2014, 2015 и 2016 годах соответственно (см. пункты 116 и 117 ниже); и (iv) сертификат, подтверждающий регистрацию карьера в реестре загрязняющих субъектов, выданный в 2017 году.

28. Клинский городской суд также рассмотрел отчет г-на П., назначенного судом эксперта-эколога, который показал, что ООО «Комбинат» совершило необратимые экологические нарушения и что утилизация отходов в карьере должна быть немедленно прекращена (подробные выводы эксперта см. в пункте 50 ниже).

29. На слушании г-н П. подтвердил выводы, сделанные в его отчете, объяснив, что он не проверял качество воздуха в карьере, и что соответствующие должностные лица должны проводить такие тесты регулярно в течение года. По словам г-на П., не удалось установить прямую связь между воздействием окружающей среды и показателями заболеваемости. Не существовало технологии для сбора фильтрата, который уже загрязнил почву. В 1993 году в карьере была проложена защитная пластиковая облицовка от загрязнения фильтратом, но не было никаких данных о ее техническом обслуживании.

30. Клинский городской суд счел заключение эксперта неубедительным, поскольку установил, что г-н П. (i) не ознакомился с соответствующей проектной документацией; (ii) не проверял качество воздуха, воды и почвы; (iii) не отметил никаких измерений вредных веществ для карьера или Клина; и (iv) не измерил количество отходов, которые были отложены в карьере.

31. Клинский городской суд далее постановил, что ООО «Комбинат» предоставило [неустановленное количество] отчетов об испытаниях качества воздуха, воды и почвы в карьере и за его пределами, проведенных в период с марта 2018 года по июнь 2019 года частной лабораторией (ООО «Промэнерго»), согласно которым ПДК для диоксида азота, аммиака, окись углерода, фенол, формальдегид, сероводород, бензол, метан, ксилол и толуол не были превышены (см. Выдержки из этих отчетов (по крайней мере, восемь из которых за 2018 год также были предоставлены Суду) в Приложении III, Таблицы 1, 2 и 4 (измерения ООО «Промэнерго», свидетельствующие, на первый взгляд, о превышении ПДК некоторых веществ).

32. Кроме того, Клинский городской суд установил, что в июне 2019 года директор ООО «Комбинат» утвердил программу регулярного тестирования качества воздуха, воды и почвы. В суд были представлены отчеты о соответствующих тестах, проведенных в сентябре 2019 года.

33. 22 августа 2019 года CPA одобрило проектную документацию по созданию санитарно-защитной зоны вокруг карьера как соответствующую соответствующим экологическим стандартам, в том числе стандартам качества воздуха. 23 сентября 2019 года проектная документация по созданию мусороперерабатывающего завода на карьере была одобрена государственными органами. Главнокомандующий военной базой, расположенной в Клинском районе, проинформировал ООО «Комбинат» о том, что строительство мусороперерабатывающего завода было одобрено как безопасное для полетов.

34. Клинский городской суд пришел к выводу на основании доказательств, представленных сторонами, и ссылаясь на соответствующие положения национального законодательства (см. пункты 76-79 ниже), что заявители не представили веских и убедительных доказательств риска причинения ООО «Комбинат» вреда в будущем в результате его деятельности, что такой риск действительно может материализоваться и что его деятельность должна быть прекращена. Суд не принял во внимание отчеты о проверке качества воздуха на том основании, что они были подготовлены самими заявителями, в то время как ООО «Комбинат» представило доказательства соответствия своей деятельности применимым стандартам и правилам.

35. Наконец, суд также постановил, что тот факт, что суды и административные органы восемь раз в прошлом применяли санкции к ООО «Комбинат» за различные нарушения санитарных и экологических норм, не может служить оправданием прекращения его деятельности, поскольку не было доказано, что эти нарушения нанесли необратимый ущерб окружающей среде.

36. 2 марта 2020 года Московский областной суд отклонил апелляцию заявителей. Они не предоставили Суду копию этого решения.

37. Заявители также утверждали, что они пытались подать дополнительные кассационные жалобы в вышестоящие суды, но они были возвращены им по “надуманным” процедурным причинам. Из соответствующих внутригосударственных решений, представленных заявителями, следует, что они не соблюдали процессуальные требования для подачи кассационных жалоб.

38. 28 июля 2021 года Клинский городской суд отклонил ходатайство заявителей о повторном рассмотрении дела, поскольку они требовали повторной оценки доказательств, которые уже были исследованы (на слушании 8 ноября 2019 года), что не было сочтено уважительной причиной для возобновления производства.

D. Административное разбирательство по поводу строительства Алексинского полигона

39. Некоторые из заявителей вместе с другими жителями Клина возбудили административное производство в связи со строительством мусороперерабатывающего завода на Алексинском карьере. В частности, они утверждали, что публичные слушания и процедура утверждения проекта его строительства были запятнаны определенными дефектами. Национальные суды отклонили их жалобы. В частности, они рассмотрели процессуальные недостатки, о которых заявляли заявители, и установили на основе рассмотренных доказательств, что все процессуальные требования были соблюдены соответствующими органами, которые действовали в пределах своих полномочий, и что ничто не указывало на то, что права заявителей были нарушены в ходе процесса.

III. ПРОТЕСТНЫЕ АКЦИИ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

40. В марте 2018 года заявители начали организовывать акции протеста против свалки.

41. Всем заявителям (за исключением г-жи Котовой (заявление № 106/19)) были предъявлены обвинения в различных административных правонарушениях в связи с их протестами. Подробная информация, касающаяся предъявленных им обвинений, их ареста и наложенных на них административных санкций, изложена в Приложении I.

42. В ноябре 2017 года и мае 2018 года, соответственно, г-н Котов подал в муниципальную администрацию Клина три уведомления о проведении публичного мероприятия (митинга) и одно уведомление об автопробеге в знак экологического протеста. Ни одно из его ходатайств не было удовлетворено, и он подал жалобу на муниципальные власти в суд. Подробности этих разбирательств изложены в Приложении I (жалоба № 56764/18)..

IV. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, НА КОТОРЫЕ ССЫЛАЛИСЬ ЗАЯВИТЕЛИ

43. Заявители представили ряд документов, содержание которых можно резюмировать следующим образом.

44. В письме от 10 апреля 2013 года на имя Президента Российской Федерации губернатор региона подчеркнул ухудшение экологической ситуации в Московской области и необходимость внедрения современных технологий переработки отходов и просил Президента распорядиться о закрытии двадцати четырех полигонов в регионе из-за их избыточной вместимости и устаревших технических характеристики.

45. В 2017 и 2018 годах Государственные лаборатории Министерства природных ресурсов и экологии Московской области, Государственной пожарно-спасательной службы и Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды провели испытания качества воздуха в окрестностях Алексинского карьера и в Клину. С декабря 2018 по ноябрь 2019 года группа общественных интересов проводила измерения качества воздуха с использованием специального испытательного оборудования. Выдержки из отчетов об испытаниях воздуха, подготовленных, в частности, государственными лабораториями, указывают на ряд случаев превышения ПДК в атмосферном воздухе Клина и его районов. В другие даты измерения не показали такого превышения (см. Приложение II, Таблица I, столбцы 2-4).

46. В отчете государственной лаборатории от 15 марта 2018 года об отборе проб воздуха в некоторых деревнях вблизи Алексинского карьера (см. Приложение II, таблица 1, колонка 3), в частности, говорилось, что в деревне Новоцапово ощущался неприятный запах, характерный для свалок, и что ее жители должны жаловаться в соответствующие органы.

47. В уведомлении о нарушении, выданном ООО «Комбинат» Московским региональным управлением Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды 17 мая 2018 года (см. пункт 15 выше, строка 14), указывалось, что Алексинский карьер превысил свои возможности по хранению в три раза (833 186,20 тонн отходов было размещено в 2017 вместо ожидаемых 270 000 тонн).

48. Согласно письму Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды от 16 июля 2018 года, уровень загрязнения в Клину был классифицирован как “высокий”, главным образом из-за чрезмерной концентрации формальдегида в атмосферном воздухе (см. Приложение II, Таблица 1, колонка 4). В письме также говорилось, что высокая концентрация формальдегида в июне 2018 года в Клину могла быть объяснена определенным видом ремонтных работ, проводившихся в то время, солнечной радиацией или определенными химическими реакциями.

49. Согласно экспертному заключению от 22 августа 2019 года, касающемуся проекта создания санитарно-защитной зоны вокруг мусороперерабатывающего завода в Алексинском карьере (см. пункт 53 ниже), в период с середины 2017 по середину 2019 года в карьере было накоплено 1 662 625 тонн отходов, количество которых, по мнению заявителя представление, было почти в три раза выше разрешенного предела для удаления отходов.

50. В отчете от 31 июля 2019 года, представленном судебно-медицинским экспертом г-ном П. в ответ на вопросы Клинского городского суда (см. пункты 28 и 30 выше), содержится ряд выводов. Таким образом, эксперт пришел к выводу, что источником “неприятного запаха свалки” мог быть только сам полигон; что свалка в Алексинском карьере была единственным местом в окрестностях Клина, которое привлекало большое количество птиц; что нарушение ООО «Комбинат» санитарно-эпидемиологических и экологических норм привело к заметным последствиям для окружающей среды и здоровья населения, и что некоторые из них было трудно оценить, например, массовую неконтролируемую утечку токсичных органических отходов (фильтрата), которые было практически невозможно устранить и это представляло реальную опасность для жизни и здоровья населения, серьезно угрожало окружающей среде, ухудшило качество пресной воды и грунтовых вод и могло загрязнять почву и водные источники в течение десятилетий; что ООО «Комбинат» разместило отходы за пределами установленных границ полигона и превысило разрешенную мощность полигона для удаления отходов. По мнению эксперта, ООО «Комбинат» следовало обязать принять меры по предотвращению дальнейших нарушений и возмещению причиненного ущерба.

IV. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, НА КОТОРЫЕ ССЫЛАЛИСЬ ВЛАСТИ

A. Проект строительства завода по переработке твердых бытовых отходов на Алексинском карьере

51. Правительство сообщило, что в рамках общероссийского проекта ”Экология» 2018 года (см. пункт 67 ниже) были разработаны планы строительства крупномасштабного многоуровневого завода по переработке твердых бытовых отходов. Планировалось провести сортировку и последующую переработку твердых отходов, чтобы помочь улучшить экологическую ситуацию в этом районе. Мощность завода по переработке оценивалась в 150-300 тысяч тонн твердых отходов в год, и он был спроектирован с использованием наилучших доступных национальных и международных технологий, направленных на сокращение количества свалок, снижение рисков газообразования и неприятных запахов и создание вторичного топлива.

52. Проект ООО «Комбинат» по строительству мусороперерабатывающего завода на Алексинском карьере был рассмотрен на общественных слушаниях и представлен на государственную оценку воздействия на окружающую среду (см. пункт 63 ниже). 23 сентября 2019 года проект был одобрен к реализации Министерством природных ресурсов и окружающей среды.

53. 22 августа 2019 года проект разграничения санитарно-защитной зоны протяженностью 1,5 км вокруг мусороперерабатывающего завода был изучен соответствующей Государственной экспертной комиссией, и 23 октября 2019 года он был одобрен CPA России как соответствующий соответствующим нормативным актам.

B. Рекультивация и обеззараживание Алексинского карьера

54. Власти сообщили, что в 2019 году региональные власти утвердили инвестиционную программу по рекультивации и обеззараживанию Алексинского карьера на 2019-2027 годы. Программа, которая действовала с 1 июля 2019 года, предусматривала меры, которые необходимо было принять, такие как (i) строительство систем для сбора и переработки свалочного газа, сбора фильтратов и очистки фильтров; (ii) строительство многоуровневого комплекса по сортировке и переработке твердых отходов; (iii) герметизация свалочного газа. тело полигона и его границы для предотвращения утечки; и (iv) сбор дождевой воды и отвод дренажа.

C. C. Меры, принятые ООО «Комбинат» для улучшения воздействия на окружающую среду

55. ООО «Комбинат» приняло определенные меры для снижения негативного воздействия своей деятельности на окружающую среду, которые включали внедрение технологий для (i) дренажа и очистки дождевой воды; (ii) акустической защиты от птиц; (iii) электронного контроля количества отходов, вывозимых в карьер грузовиками; и (iv) сбор, обеззараживание и утилизация свалочного газа. ООО «Комбинат» также приступило к строительству системы обратного осмоса для очистки фильтрата в карьере. Компания регулярно (каждые три месяца) проводила мониторинг выбросов в атмосферу, воду и почву и публиковала результаты своих проверок на веб-сайте карьера. Выдержки из его отчетов за 2018-2019 годы кратко изложены в Приложении III.

56. Оно выполнило решение Клинского городского суда от 13 октября 2017 года, выплатив наложенный на него штраф в полном объеме и приняв соответствующие меры по исправлению нарушений соответствующих санитарных правил, которые были подтверждены надзорными государственными органами (см. пункт 25 выше) и, следовательно, в в соответствии с внутренним законодательством приостановление его деятельности не было абсолютно необходимым.

D. D. Санитарно-эпидемиологические проверки на Алексинском карьере

57. Правительство заявило, что согласно отчетам об испытаниях качества атмосферного воздуха, сточных вод и грунтовых вод, проведенных в период с 21 марта 2018 года по 10 июня 2019 года в пределах и за пределами Алексинского карьера, максимально допустимые уровни (ПДК) диоксида азота, аммиака, монооксида углерода, фенола, ксилола и толуола не были превышены. превышен (см. Приложение III).

58. Они также сообщили, что в 2018-2019 годах проводился еженедельный мониторинг качества воздуха в муниципальных районах, прилегающих к карьеру, в пределах от 500 метров до 2 км, и что было протестировано 1170 из 1206 проб воздуха. Испытания показали, что концентрации сероводорода, аммиака, метана, метантиола, диоксида серы и фенола находились в пределах соответствующих ПДК. Мониторинг качества воды не выявил чрезмерных концентраций вредных веществ. Тестирование грунтовых вод из колодцев и буровых установок, а также почвы не выявило отклонений от соответствующих санитарных норм (см. Приложение III, таблица 3).

59. 31 января 2018 года во время необъявленной инспекции властей на постах мониторинга воздуха в карьере были обнаружены концентрации аммиака, превышающие соответствующие ПДК. В результате ООО «Комбинат» было предписано принять меры по исправлению положения в целях соблюдения соответствующего ПДК, что оно и сделало, согласно своему письму от 31 января 2019 года и подтверждающим документам.

E. E. Рассмотрение запросов общественности, касающихся Алексинского карьера и доступа к информации, касающейся окружающей среды

60. Правительство заявило, что в 2018-2019 годах власти Московской области получили семьдесят три запроса (обращения), касающихся эксплуатации карьера, включая просьбы о его закрытии. Никаких жалоб (жалобы) от властей или региональных медицинских организаций по поводу негативного воздействия карьера на здоровье людей получено не было.

61. Представители Министерства обороны обратились к региональному правительству с просьбой закрыть карьер, поскольку его использование поставило под угрозу безопасность военных самолетов с авиабазы Клин-5 во время их полетов из-за циркуляции птиц над ним. Власти заявили в ответ, что нет оснований для закрытия карьера, поскольку к 2021 году будет установлен современный завод по переработке отходов, и карьер больше не будет представлять опасности для воздушных судов.

62. Кроме того, в период с 18 марта 2016 года по 29 апреля 2019 года региональные и муниципальные власти, включая представителей Комитета по охране окружающей среды законодательной власти Московской области, провели восемнадцать публичных встреч в форме слушаний, судебных заседаний и обсуждений в отношении работ на Алексинском карьере и его модернизации.

63. 29 апреля 2019 года были проведены общественные слушания по проекту строительства мусороперерабатывающего завода на Алексинском карьере с целью получения мнений жителей, в том числе заявителя, которые представили свои замечания и возражения по данному вопросу. Проектная документация, рассмотренная на общественных слушаниях, затем была направлена на государственную оценку воздействия на окружающую среду.

64. Кроме того, информация о загрязнении воздуха и воды, а также радиации в российских регионах регулярно публиковалась на веб-сайте Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды и была доступна заявителям. Информация об условиях окружающей среды на Алексинском карьере также была опубликована и обновлена ООО «Комбинат» на своем веб-сайте.

V. ИНАЯ СОПУТСТВУЮЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

65. Представленная ниже информация взята из открытых источников и представляет собой справочную информацию и последующие меры в связи с информацией, представленной правительством в связи с недавними событиями, касающимися Алексинского карьера (см. пункты 51-54 выше).

66. Согласно информации на официальном сайте Московского регионального управления Министерства природных ресурсов, 28 января 2016 года региональный министр природных ресурсов и охраны окружающей среды во время встречи с жителями Клина и официальными представителями ООО «Комбинат» заявил, что основной жалобой жителей был запах, исходящий от в карьере, что операции по удалению отходов проводились с нарушением применимых правил и что строительство завода по переработке отходов в карьере, по-видимому, было единственным решением.

67. Согласно веб-сайту, посвященному национальному проекту “Экология”, проект включает девять экологических программ, включая программу по управлению отходами и инфраструктуре переработки отходов в России на 2019-2024 годы, бюджет которой составляет 450 миллиардов рублей и включает внедрение схем утилизации и строительство более 200 мусороперерабатывающих заводов. перерабатывающие заводы в России.

68. Согласно информации, опубликованной на официальном сайте правительства Московской области, в 2019 году в Московской области была запущена система вторичной переработки, чтобы увеличить повторное использование материалов и уменьшить количество отходов, оседающих на свалках. Средства на рекультивацию свалок были выделены на 2020- 2022 годы в областном бюджете.

69. В Московской области активно ведется строительство современных крупномасштабных многоуровневых заводов по переработке твердых бытовых отходов. Один из таких заводов открылся в конце 2019 года на площадке Алексинского карьера. В конце 2020 года он начал функционировать на полную мощность. В начале 2021 года половина собранных твердых отходов была переработана. В частности, было извлечено 20% материалов, пригодных для вторичной переработки (стекло, бумага, сталь и пластик), а 30% твердых отходов было компостировано. В общей сложности на мусороперерабатывающем заводе Алексинского карьера было переработано более 100 000 тонн твердых отходов, что вдвое сократило объем захоронения отходов на полигоне.

70. На веб-сайте также упоминалось, что (i) Алексинский карьер был закрыт в 2020 году и активно проводится дегазация (сжигание биогаза на свалках в специальной высокотемпературной печи) для предотвращения распространения неприятных запахов в Клинском районе; (ii) ведется строительство очистных сооружений; и (iii) в ближайшем будущем будут созданы еще три скважины для добычи свалочного газа.

71. Кроме того, с 2019 года в Московской области ведется строительство комплексной инфраструктуры по переработке твердых бытовых отходов. Тридцать девять свалок были закрыты в 2020 году. Запущено десять современных мусороперерабатывающих заводов, на которых переработано 2,6 миллиона тонн твердых отходов. На 2022-2023 годы запланировано строительство еще четырех заводов по термическому удалению твердых бытовых отходов. Предполагаемый целевой показатель этих заводов — всего 7% твердых отходов, оседающих на свалках, — значительно превышает целевой показатель национального проекта “Экология”.

72. В 2015 и 2016 годах Клинский район был назван в числе районов, для которых была зарегистрирована самая высокая доля неудовлетворительных проб воды. В 2016 и 2020 годах сообщалось о доле неудовлетворительных проб воды из нецентрализованных источников по сравнению со средним региональным показателем. В 2015-2019 годах в питьевой воде Клинского района были обнаружены превышения концентраций различных химических элементов. В докладе говорилось, что чрезмерное количество железа и марганца в воде привело к повышенному риску развития заболеваний, связанных с кровью и иммунитетом.

73. Согласно отчету за 2018 год, более высокая доля неудовлетворительных анализов атмосферного воздуха в городах и селах Московской области может быть связана с загрязнением от свалок, где накапливались твердые бытовые отходы. В 2018 году на этих полигонах регулярно проводились проверки качества воздуха, в том числе на Алексинском карьере, где концентрации вредных веществ в тот год находились в допустимых пределах.

74. В 2019 году в Московской области активно внедрялись схемы утилизации отходов, что позволило размещать на свалках меньшие объемы отходов. Как и прогнозировалось, мусороперерабатывающий завод на Алексинском карьере начал свою работу в 2019 году, где в 2019 и 2020 годах продолжались регулярные проверки качества воздуха.

75. В 2019 году в Клину в рамках национального проекта “Чистая вода” была создана техническая станция по удалению железа из воды.

ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

76. Положения, касающиеся права на безопасную окружающую среду, права на возбуждение гражданских или административных разбирательств частными лицами или государственными органами в связи с ущербом окружающей среде и обязанности физических или юридических лиц соблюдать соответствующие экологические нормы, содержатся в соответствующих положениях Конституции Российской Федерации (статья 42), Гражданского кодекса (Статьи 1064 и 1065), Кодекс об административных правонарушениях (статья 23.1), Административно-процессуальный кодекс (статьи 39 и 218) и Земельный кодекс (статья 42).

77. Статьи 56 и 57 Гражданского процессуального кодекса регулируют вопросы представления и сбора доказательств в гражданском судопроизводстве.

78. Постановления Верховного суда Российской Федерации № 1 от 26 января 2010 года и № 49 от 30 ноября 2017 года содержат подробные положения, касающиеся возмещения вреда жизни или здоровью физических лиц и компенсации за ущерб окружающей среде.

79. Другие соответствующие национальные законы и нормативные акты, касающиеся охраны окружающей среды, можно резюмировать следующим образом:

 

 

No.

Название Что регулирует
1. Федеральный закон № 174-ФЗ от 23 ноября 1995 г. оценки воздействия на окружающую среду различных промышленных проектов, проводимые государственными органами или организациями, представляющими общественный интерес
2. Федеральный закон № 89-ФЗ от 24 июня 1998 г. вопросы, связанные с промышленными и бытовыми отходами (регистрация свалок в Государственном реестре свалок)
3. Федеральный закон № 52-ФЗ от 12 марта 1999 г. санитарно-эпидемиологическое благополучие населения
4. Федеральный закон № 96-ФЗ от 4 мая 1999 г. загрязнение воздуха (требование промышленного самоконтроля)
5. Федеральный закон № 7-ФЗ от 10 января 2002 г. защита окружающей среды (типы загрязняющих объектов, требование производственного самоконтроля, право на информацию, право на протест, право на компенсацию, право подавать жалобы)
6. Федеральный закон от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ лицензирование деятельности операторов по переработке отходов
7. Указ № 322 от 30 июня 2004 года

 

Государственный указ № 476 от 5 июня 2013 года – действует до 30 июня 2021 года

Федеральное управление по защите прав потребителей (надзорные и профилактические функции в сфере охраны окружающей среды, рассмотрение жалоб на неблагоприятные условия окружающей среды)
8. Санитарные Правила 2.2.1/2.1.1.1200-03 от 25 сентября 2007 года зоны охраны окружающей среды вокруг предприятий-загрязнителей

 

 

 

 

 

ПРАВО

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

80. Принимая во внимание схожий предмет жалоб, Суд считает целесообразным рассмотреть их совместно в рамках одного судебного решения.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 8 И 13 КОНВЕНЦИИ

81. Заявители жаловались на то, что власти не приняли защитных мер для минимизации или устранения последствий загрязнения, предположительно вызванного продолжающейся эксплуатацией свалки вблизи их домов, в нарушение статьи 8 Конвенции, которая гласит следующее:

“1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц..”

82. Они также жаловались на то, что у них не было эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении их жалобы на загрязнение окружающей среды, предположительно вызванное эксплуатацией Алексинского карьера. Они ссылались на статью 13, которая предусматривает следующее:

“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.”

A. A. Приемлемость жалоб заявителей в соответствии со статьями 8 и 13 Конвенции

1. Возражение Властей относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты

83. Правительство утверждало, что ни один из заявителей (за исключением первого заявителя) не исчерпал внутренние средства правовой защиты в отношении их жалобы по статье 8 о загрязнении окружающей среды, предположительно вызванном эксплуатацией Алексинского карьера, даже несмотря на то, что им были доступны средства правовой защиты. Правительство утверждало, что суды Московской области и других регионов России должным образом рассмотрели многочисленные жалобы на загрязнение окружающей среды в результате неэффективного сбора, переработки и удаления твердых бытовых отходов. Они заявили, в частности, что жалоба первого заявителя была рассмотрена национальными судами в рамках гражданского судопроизводства. Они также представили копии пятидесяти пяти национальных судебных решений по делам, касающимся охраны окружающей среды, рассмотренных судами из разных регионов России в соответствии с положениями Гражданского кодекса и Административно-процессуального кодекса. Большинство из этих судебных решений (пятьдесят три) были вынесены по делам, возбужденным государственными органами в общественных интересах, в то время как разбирательства по двум из них были возбуждены частными сторонами, утверждающими о нарушении их прав в результате ненадлежащего обращения с отходами частными компаниями.

84. Заявители утверждали, что у них не было эффективных внутренних средств правовой защиты, которые они могли бы исчерпать в отношении своей жалобы по статье 8, и что, в любом случае, они были освобождены от обязанности сначала обратиться в национальные суды, поскольку они были частью группы лиц, пострадавших от деятельности загрязнителя, и административное разбирательство в отношении загрязнителя было напрямую связано с их ситуацией. Заявители далее утверждали, что Правительство не доказало, что экологические проблемы, рассмотренные в различных национальных решениях, представленных ими с их замечаниями, были решены положительно, тем самым показывая, что судебные средства правовой защиты в отношении жалоб, связанных с окружающей средой, были неэффективными.

85. В свете этих доводов Европейский Суд считает, что вопрос об исчерпании внутренних средств правовой защиты в соответствии со статьей 8 тесно связан с жалобой заявителей в соответствии со статьей 13 о том, что в их распоряжении не было эффективного средства правовой защиты по их жалобе. Таким образом, он считает необходимым присоединить возражение правительства о неисчерпании заявителями внутренних средств правовой защиты в соответствии со статьей 8 к своему анализу жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции, и он рассмотрит обе жалобы вместе.

86. Суд отмечает, что правительство предложило два средства правовой защиты, доступные во внутренней правовой системе, которые, по их мнению, были эффективными и могли бы предложить либо превентивную, либо компенсационную помощь физическому лицу в связи с жалобой на неэффективное обращение с твердыми отходами и неблагоприятные условия окружающей среды. В частности, они указали, что такая жалоба может быть подана (i) соответствующим государственным органом, действующим в общественных интересах, в рамках гражданского или административного разбирательства (см. пункты 76 и 79 выше) или (ii) потерпевшей частной стороной в рамках гражданского разбирательства. Поэтому Суд рассмотрит эти два средства правовой защиты в контексте настоящего дела.

(a) гражданское или административное разбирательство, возбужденное государственными органами

87. Суд рассмотрел пятьдесят три решения национальных судов из разных регионов России, представленные Властями в качестве доказательства существования эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении жалоб, касающихся окружающей среды (см. пункт 83 выше). Он отмечает, что в этих случаях гражданский или административный процесс был возбужден в интересах общества либо государственным прокурором, либо Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды против частных или муниципальных компаний, ответственных за управление свалками и/или переработку и удаление твердых бытовых отходов. Суд отмечает, что суды в ходе этих разбирательств скрупулезно рассмотрели жалобы на нарушения экологических норм загрязнителями и халатное бездействие со стороны муниципальных властей и удовлетворили соответствующие иски.

88. Суд отмечает, что, действительно, в дополнение к гражданскому разбирательству, которое может быть возбуждено частными сторонами, судебное разбирательство в интересах общественности по делам, связанным с окружающей средой, соответствующими государственными органами в России предусмотрено национальным законодательством в качестве другого средства защиты прав лиц, пострадавших от загрязнения окружающей среды (см. пункты 76 и 79 выше). Таким образом, в настоящем деле Управление по защите прав потребителей Московской области по просьбе неустановленного числа лиц, пострадавших от загрязнения Алексинского карьера, провело инспекцию карьера и, после неудовлетворительных результатов этой инспекции и выявления элементов административных правонарушений в сфере охраны окружающей среды, возбудил административное производство в отношении ООО «Комбинат» (см. пункт 18 выше). Суд отмечает, что заявители не были названы сторонами в этом административном разбирательстве. Тем не менее, Клинский городской суд, по сути, рассмотрел их основную жалобу в этом суде – о том, что ООО «Комбинат» эксплуатировало Алексинский карьер с нарушением соответствующих экологических норм и что его предпринимательская деятельность должна быть приостановлена – и удовлетворил соответствующий запрос регионального CPA. Заявители, соответственно, утверждали в Суде, что от них не требовалось возбуждать отдельное гражданское разбирательство, поскольку, в любом случае, административное разбирательство против ООО «Комбинат», возбужденное государственным органом, непосредственно повлияло на их ситуацию (см. пункт 84 выше).

89. Однако Суд отмечает, что в соответствии с национальным законодательством возбуждение судебного разбирательства соответствующими должностными лицами регионального CPA зависело от того, что они установили prima facie нарушение ООО «Комбинат» соответствующих нормативных актов и приняли полностью дискреционное решение о начале административного разбирательства (см. пункты 76 и 79 выше). Следовательно, поскольку эти разбирательства полностью зависели от административной воли должностных лиц регионального CPA, они не были доступны заявителям напрямую и могли, согласно прецедентному праву Суда, считаться неэффективными для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции (см. Tănase v. Moldova [ГК], № 7/08, § 122, ЕСПЧ 2010). Соответственно, Суд считает, что в настоящем деле заявители не были освобождены в силу разбирательства, возбужденного региональным CPA, от их обязательства исчерпать доступные внутренние средства правовой защиты в отношении их жалобы. Поэтому он рассмотрит второе средство правовой защиты, на которое ссылается правительство, – разбирательство в соответствии с Гражданским кодексом.

(b) Гражданское разбирательство, возбужденное частной стороной

90. Суд отмечает, во-первых, что, хотя заявители утверждали, что гражданское разбирательство было неэффективным средством правовой защиты по их жалобе на операции по переработке отходов в Алексинском карьере, они фактически инициировали это разбирательство (см. пункты 26-36 выше). Однако они не довели их до конца (см. пункт 37 выше), не выполнив процедурные требования для подачи кассационных жалоб и, таким образом, не выполнив требование об исчерпании (см. Вучкович и другие против Сербии, № 17153/11 и 29 других, § 72, 25 Март 2014 года). Также, по-видимому, не было никаких препятствий, мешающих заявителям подать свою жалобу в вышестоящие суды (см. Аксой против Турция, 18 декабря 1996 года, § 52, Отчеты о судебных решениях 1996-VI). Кроме того, четвертый и седьмой заявители вообще не участвовали в этих разбирательствах (см. пункт 26 выше).

91. Кроме того, Суд также принимает к сведению национальные судебные решения по двум гражданским делам, представленные правительством (см. пункт 83 выше) в качестве примеров эффективного средства правовой защиты при рассмотрении жалоб на неэффективное обращение с твердыми отходами. Национальные суды в этих делах удовлетворили иски после того, как потерпевшие стороны успешно доказали, что им был причинен моральный ущерб в результате небрежного бездействия местных властей в отношении переработки твердых отходов (в отличие от дела Дубецка и другие против Украины, no. 30499/03, § 85, 10 февраля 2011 года, где Правительство не представило никаких примеров национальной судебной практики, в соответствии с которыми требование физического лица о компенсации за промышленный загрязнитель было удовлетворено в ситуации, аналогичной ситуации заявителей в этом деле).

92. Наконец, Европейский суд считает, что при рассмотрении гражданского иска первого заявителя Клинский городской суд в полной мере использовал свои полномочия для установления обстоятельств дела заявителя, таких как заслушивание заявителя и свидетелей, изучение других соответствующих доказательств (см. пункты 8-11 выше). Городской суд отклонил его иск, поскольку первый заявитель не предоставил никаких медицинских документов или других соответствующих доказательств в поддержку своего требования, как того требовало национальное законодательство (см. пункты 77 и 78 выше). Также представляется, что он не представил других документов (например, копии запросов в соответствующие органы о проведении измерений загрязнения воздуха и/или воды в окрестностях Алексинского карьера или экспертных заключений), чтобы доказать, что имело место вмешательство в его право на безопасную окружающую среду, и не просил суд оказать содействие в сборе доказательств (см. пункт 77 выше). Таким образом, по мнению национального суда, он не выполнил бремя доказывания в отношении заявленных им фактов (см. пункт 11 выше). В этих обстоятельствах и с учетом принципа, согласно которому эффективность средства правовой защиты по смыслу статьи 13 не зависит от уверенности в благоприятном исходе для заявителя (см. Ананьев и другие против России, № 42525/07 и 60800/08, § 96, 10 января 2012 г.), нельзя сказать, что судебный пересмотр рассмотрение жалобы заявителя было неэффективным для целей статьи 13 Конвенции.

93. В свете вышеизложенного Суд приходит к выводу, что гражданские иски, возбужденные лицами, на благополучии которых предположительно негативно сказались неблагоприятные условия окружающей среды, способны обеспечить адекватный судебный ответ на их жалобы. Кроме того, Суд считает, что заявители, которые не возбудили гражданское разбирательство от своего имени в настоящем деле, не могут быть освобождены от обязанности исчерпать внутренние средства правовой защиты в силу разбирательства, возбужденного первым заявителем (см., например, дело Юксель Эрдоган и другие против Турции, no. 57049/00, §§ 74-75, 15 февраля 2007 г., и Бильбия и Блажевич против Хорватии, № 62870/13, § 94, 12 января 2016 г.), поскольку окружной суд рассмотрел индивидуальные обстоятельства дела первого заявителя, и его выводы не касались положения других заявителей, которые могли воспользоваться другим оценка и другой результат, если бы они подали свою конкретную жалобу в окружной суд и подкрепили ее своими собственными доказательствами и аргументами.

94. Принимая во внимание вышеуказанные факторы, Суд приходит к выводу, что (i) заявители имели в своем распоряжении эффективное внутреннее средство правовой защиты (гражданское разбирательство частной стороной); (ii) они должны были использовать это средство правовой защиты для своей жалобы до ее подачи в Суд; и (iii) существовали никаких особых обстоятельств в настоящем деле, освобождающих их от обязанности исчерпать имеющиеся в их распоряжении эффективные внутренние средства правовой защиты.

95. Следовательно, из этого следует, что жалобы всех заявителей, за исключением первого заявителя, по статье 8, рассматриваемой в совокупности со статьей 13, должны быть отклонены, поскольку им было доступно эффективное внутреннее средство правовой защиты, но они либо не воспользовались этим средством правовой защиты (четвертый и седьмой заявители, см. пункт 26 выше), либо не воспользовались им. не доводить дело до конца (см. пункт 37 выше). Соответственно, Суд дополнительно рассмотрит только жалобу первого заявителя в соответствии со статьями 8 и 13 Конвенции (заявление № 6142/18).

2. Применимость статьи 8 (жалоба № 6142/18)

(a) Доводы сторон

96. Правительство утверждало, что ООО «Комбинат» осуществляло свою деятельность в соответствии с соответствующими нормативными актами и что не было причинено серьезного ущерба окружающей среде (см. пункт 122 ниже).

97. Первый заявитель указал, что Власти не сделали никаких конкретных заявлений относительно применимости статьи 8 в настоящем деле. Первый заявитель утверждал, что загрязнение воздуха, воды и почвы, вызванное эксплуатацией Алексинского карьера в нарушение экологических норм, серьезно повлияло на его частную жизнь и пользование своим домом, чтобы привлечь защиту статьи 8.

98. В частности, он утверждал, что испытывал тошноту, головные боли и першение в горле из-за неприятного запаха, исходящего со свалки в Алексинском карьере. В те дни, когда ветер дул со стороны карьера, ему и его семье приходилось покидать свой дом, чтобы спастись от запаха.

99. Он указал, что измерения загрязнения окружающей среды в Клину всегда превышали максимально допустимые уровни (ПДК), о чем свидетельствуют судебные решения, правительственные источники, на которые ссылались в ходе внутренних разбирательств, и отчеты о мониторинге воздуха, подготовленные ассоциацией общественных интересов. Чрезмерный уровень загрязнения из карьера оказал негативное влияние на его здоровье. Что касается загрязнения воздуха в карьере и жилых районах вокруг него, первый заявитель представил отчеты, содержание которых кратко изложено в Приложении II.

(b) Оценка Суда

100. В той мере, в какой Власти утверждали, что никакого вмешательства в права первого заявителя в соответствии со статьей 8 не имело места, Европейский Суд отмечает следующее.

101. Европейский суд напоминает, что для того, чтобы подпадать под действие статьи 8 Конвенции, жалобы, касающиеся экологических нарушений, должны показать, во-первых, что имело место фактическое вмешательство в частную сферу заявителя, и, во-вторых, что был достигнут определенный уровень серьезности; другими словами, было ли предполагаемое загрязнение достаточно серьезным, чтобы в достаточной степени негативно повлиять на семейную и частную жизнь заявителей и их пользование своим жильем (см. Фадеева против России, № 55723/00, § 70, ЕСПЧ 2005-IV (с дополнительными ссылками), и Чичек и другие против Турция (декабрь), № 44837/07, §§ 29-30, 4 февраля 2020 года). Оценка этого минимального уровня является относительной и зависит от всех обстоятельств дела, таких как интенсивность и продолжительность неприятности и ее физическое или психическое воздействие на здоровье или качество жизни индивида (см. Дубецка и другие, цитируемое выше, § 105, с дополнительными ссылками). Хотя нет никаких сомнений в том, что промышленное загрязнение может негативно сказаться на здоровье населения в целом и ухудшить качество жизни отдельного человека, часто невозможно количественно оценить его последствия в каждом отдельном случае. Что касается ухудшения здоровья, например, трудно отличить воздействие опасных факторов окружающей среды от влияния других соответствующих факторов, таких как возраст, профессия или личный образ жизни. “Качество жизни”, в свою очередь, является субъективной характеристикой, которая вряд ли поддается точному определению (там же, § 106).

102. Принимая во внимание трудности с доказательствами, которые обычно возникают в делах, касающихся окружающей среды, Суд уделил особое, хотя и не исключительное внимание выводам национальных судов и других компетентных органов при установлении фактических обстоятельств дела, анализе положений внутреннего законодательства, определяющих небезопасные уровни загрязнения, и заказанных экологических исследований властями (там же, § 107). Суд также постановил, что он не может слепо полагаться на решения национальных властей, особенно когда они явно непоследовательны или противоречат друг другу. В такой ситуации он должен оценить доказательства во всей их полноте. Дополнительные источники доказательств для рассмотрения в дополнение к личным отчетам заявителя о событиях будут включать, например, его медицинские справки, а также соответствующие отчеты, заявления или исследования, сделанные частными организациями (там же).

103. Обращаясь к фактам настоящего дела, Суд с самого начала отмечает, что, за исключением операций, которые ООО «Комбинат» осуществляло на Алексинском карьере, никакие другие предприятия или промышленные субъекты не были указаны правительством в качестве возможных альтернативных источников городского и/или промышленного загрязнения в Клинском районе. Таким образом, Суд сосредоточит свой анализ на операциях ООО «Комбинат» по переработке отходов на Алексинском карьере.

104. Суд отмечает, во-первых, что, хотя ООО «Комбинат» было юридически обязано проводить измерения своих выбросов в рамках производственного самоконтроля, требуемого по крайней мере двумя федеральными законами (см. пункт 79 выше (строки 4 и 5)), из материалов дела следует, что оно только начал делать это в 2018 или 2019 году, примерно через десять лет после того, как в 2009 году начал складировать отходы в карьере (см. пункты 5, 32 и 55 выше). 6 сентября 2017 года и 15 мая 2018 года государственные органы обнаружили, что ООО «Комбинат» выделило токсичные вещества, превышающие соответствующие ПДК, в ходе операций по переработке отходов. Например, 6 сентября 2017 года выбросы аммиака в 3 раза превышали ПДК, оксида азота в 53 раза превышали ПДК, фенола в 93,8 раза превышали ПДК, сажи в 1,3 раза превышали ПДК и ксилола в 2,3 раза превышали ПДК (см. пункт 15 выше, строка 7). Более того, согласно отчетам о проверке качества воздуха, составленным государственными лабораториями, в июне 2017 года концентрации сероводорода и хлористого водорода были, соответственно, в 25 и 1,5 раза выше их ПДК в деревне Голиково, расположенной недалеко от деревни первого заявителя и карьера; уровень содержание хлоридов в марте 2018 года в районе деревни Новоцапово превышало ПДК в 3-7 раз (см. Приложение II), а также в этой деревне был обнаружен запах свалки (см. пункт 46 выше).; концентрация формальдегида, в 1,8 раза превышающая ПДК, была обнаружена в Клину в июне 2018 года; уровень загрязнения воздуха был классифицирован как высокий, в частности, в июле 2018 года, а более высокие уровни загрязнения в 2018 году в городе были отнесены к свалкам (см., соответственно, пункты 48 и 73 выше)..

105. Правительство представило отчеты об испытаниях качества воздуха, почвы и воды на Алексинском карьере и в окрестностях за период с марта 2018 года по сентябрь 2019 года и утверждало, что все результаты испытаний соответствовали экологическим стандартам. Однако, как указал первый заявитель (см. пункт 114 ниже), эти отчеты показывают, что концентрации некоторых химических элементов, превышающие соответствующие ПДК, были обнаружены в разное время в воде и атмосферном воздухе на Алексинском карьере или в близлежащих районах Клинского района (см. Приложение III, основные моменты)., данные, которые также совместимы с выводами, сделанными в отчетах, составленных государственными органами за этот период (см. пункты 72-73 выше).

106. Российское законодательство определяет ПДК как безопасную концентрацию токсичных элементов (см. пункт 79 выше, строка 8). Следовательно, при превышении ПДК загрязнение становится потенциально вредным для здоровья и благополучия тех, кто подвергается его воздействию. Это, однако, презумпция, которая может не соответствовать действительности в конкретном случае, и вполне возможно, что первому заявителю не был причинен какой-либо особый и экстраординарный ущерб (см. Фадеева, цитируемое выше, § 87). Суд отмечает, что ООО «Комбинат» было классифицировано властями как предприятие категории I, что означает, что оно принадлежало к группе предприятий, которые оказывали наибольшее негативное воздействие на окружающую среду (см. пункты 79 (строка 5) и 116 (iv) ниже) и, как установлено измерениями, выделяло токсичные вещества в концентрации выше ПДК в воздухе и водных источниках, расположенных на Алексинском карьере или в непосредственной близости от него. Первый заявитель живет в городе, расположенном очень близко к карьеру, и он также обрабатывает землю в деревне в непосредственной близости. Следовательно, на него могло повлиять чрезмерное загрязнение из карьера.

107. Суд отмечает, что первый заявитель действительно жаловался на то, что загрязнение воздуха оказало неблагоприятное воздействие на его общее состояние здоровья, такое как головные боли, тошнота и затрудненное дыхание. Однако он не представил никаких медицинских доказательств каких-либо состояний, которые, как утверждается, развились у него в результате загрязнения, исходящего из карьера, и которые могли бы четко установить прямую причинно-следственную связь между любыми из его конкретных проблем со здоровьем и высоким уровнем загрязнения. Фактически, первый заявитель не представил никаких медицинских документов, подтверждающих состояние его здоровья; он также не ссылался на какие-либо препятствия, мешающие ему получить такие документы. Суд, тем не менее, считает, что, хотя из-за отсутствия медицинских доказательств нельзя утверждать, что загрязнение из карьера обязательно нанесло ущерб здоровью заявителя, можно установить, принимая во внимание официальные отчеты и имеющиеся доказательства, что проживание в районе, отмеченном загрязнением в явное превышение применимых стандартов безопасности сделало его более уязвимым к различным заболеваниям (см. аналогичные рассуждения Фадеевой, процитированные выше, § 88, и Дубецкой и другими, процитированные выше, § 111; см. также пункт 72 выше).

108. Кроме того, Суд также напоминает, что сильное загрязнение окружающей среды может повлиять на благосостояние отдельных лиц таким образом, чтобы негативно повлиять на их частную и семейную жизнь, не подвергая, однако, серьезной опасности их здоровье (см. Лопес Остра против Испании, 9 декабря 1994 г., § 51, Серия А № 303 C; Татар против Румынии, № 67021/01, §§ 96-97, 27 января 2009 года; и Брандуше против Румынии, № 6586/03, § 67, 7 апреля 2009 года). Например, в прошлом Суд постановил, что имело место вмешательство в права заявителей по статье 8 не только из-за чрезмерных выбросов, но и из-за предполагаемого отталкивающего запаха, исходящего от источника загрязнения (см., например, Лопес Остра и Брандуше, оба упомянутые выше, и также Джакомелли В. Италия, № 59909/00, ЕСПЧ 2006 XII). В настоящем деле рассказ первого заявителя о том, что он испытывал неудобства в результате эксплуатации Алексинского карьера, согласуется с тем, что национальные власти признали ООО «Комбинат» ответственным в многочисленных административных разбирательствах за нарушение соответствующих правил (см. пункты 15-24 выше), с сообщениями других жителей Клина, жалующихся на запах (см. пункты 10 и 66 выше) или с просьбой закрыть карьер (см. пункт 60 выше) и с замечаниями, сделанными назначенным судом экспертом в его отчете (см. пункт 50 выше)..

3. 3. Заключение о приемлемости жалобы заявителей по статье 8, принятое в совокупности со статьей 13

110. Суд признал неприемлемыми жалобы по статьям 8 и 13 в отношении всех заявителей, за исключением первого (см. пункт 95 выше). Жалоба первого заявителя в соответствии со статьями 8 и 13 Конвенции не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Таким образом, Суд объявляет ее приемлемой.

B. Предполагаемое нарушение статей 8 и 13 (заявление № 6142/18)

1. Доводы сторон

(a) Доводы первого заявителя

111. Первый заявитель указал, что правительство не доказало, что ООО «Комбинат» выполнило три уведомления о нарушении санитарных и экологических норм, выданные ему 4 августа 2017 года и 15 и 17 мая 2018 года (см. пункт 15 выше, строки 5, 13 и 14).

112. Он далее утверждал, что:

(i) лицензия на эксплуатацию ООО «Комбинат», представленная правительством в качестве доказательства его законной деятельности, была простым разрешением на коммерческую деятельность, а не документом, устанавливающим условия эксплуатации, направленные на сохранение окружающей среды и защиту прав тех, кто пострадал от загрязнения;

(ii) власти не смогли строго обеспечить соблюдение экологических норм, что привело к тому, что ООО «Комбинат» работало без лицензии на выбросы до 2015 года, а санитарно-защитная зона вокруг карьера была разграничена только в декабре 2019 года, без консультаций с общественностью и после направления жалобы Судом;

(iii) санкции, предусмотренные национальным законодательством, и штрафы, наложенные на загрязнителя, были мягкими и способствовали его продолжающемуся несоблюдению экологических требований; в частности, первый заявитель утверждал, что штрафы были слишком низкими для ООО «Комбинат», которое было крупной компанией по обращению с отходами, и что приостановление его операций было маловероятно, учитывая общий экономический интерес;

(iv) информация о загрязнении окружающей среды (в том числе об измерениях конкретных токсичных веществ в атмосферном воздухе) в районе была недостаточной или отсутствовала; и

(v) участие общественности в принятии решений, касающихся, в частности, расширения деятельности на Алексинском карьере (строительство завода по переработке отходов), в значительной степени игнорировалось властями.

113. Первый заявитель далее утверждал, что, несмотря на то, что власти ссылались на внутреннее законодательство, нормативные акты, социальные программы и исследования, они не смогли доказать, что все эти меры улучшили экологическую ситуацию в Клину.

114. Он далее утверждал, что в отчетах о качестве воды в Алексинском карьере и в окрестностях, представленных правительством, указано, что некоторые параметры превысили безопасные концентрации.

115. В обоснование своей жалобы первый заявитель сослался на документальные доказательства, содержание которых кратко изложено в пунктах 43-50 выше.

(b) Доводы Властей

116. Правительство утверждало, что в 1987 году муниципальные власти разрешили использование Алексинского карьера для захоронения твердых бытовых отходов. Он эксплуатировался ООО «Комбинат», которому была выдана (i) лицензия от 20 февраля 2017 года, выданная на неопределенный срок, на сбор и захоронение твердых отходов IV класса опасности вблизи деревни Ясенево Клинского района Московской области.; (ii) две положительные оценки воздействия деятельности ООО «Комбинат» на окружающую среду, выданные в 2014 и 2015 годах (iii) лицензия от 7 октября 2015 года на выбросы определенных загрязняющих веществ в атмосферный воздух в соответствии с действующими экологическими стандартами в 2015-2020 годах; (iv) свидетельство о регистрации Алексинского карьера как категории I субъекта в Государственном реестре субъектов, загрязняющих окружающую среду, выданный 6 февраля 2017 года; и (v) свидетельство о регистрации Алексинского карьера в Государственном реестре свалок, выданное 31 июля 2015 года. ООО «Комбинат» также было частью региональной схемы обращения с отходами.

117. Они также представили документ, подтверждающий, что проект санитарно-защитной зоны протяженностью 500 метров вокруг Алексинского карьера был утвержден властями 26 сентября 2016 года, и указали, что первый заявитель не проживал в его границах.

118. Правительство также заявило, что Алексинский карьер не был включен в список шести свалок, которые Президент России распорядился закрыть в 2016 году, поскольку, по оценкам, он достигнет своей мощности только в 2018 году. Более того, закрытие карьера или приостановка его деятельности противоречили бы общим общественным интересам из-за нехватки объектов по переработке отходов в регионе. Это также увеличило бы стоимость коммунальных услуг и вызвало бы общественную напряженность.

119. Они также заявили, что ООО «Комбинат» выполнило уведомление о нарушении от 15 мая 2018 года (см. пункты 15 и 111 выше), что было подтверждено ООО «Комбинат» в письме от 31 января 2019 года, в котором указано, что в системы сжигания газа были внесены определенные технические изменения; Правительство также указало, что уведомление о нарушении от 17 мая 2018 года, на которое ссылался первый заявитель, было отозвано государственным органом, который его выдал.

120. Результаты мониторинга атмосферного воздуха (за период с декабря 2018 года по ноябрь 2019 года), представленные заявителями, не могут считаться достоверными доказательствами, поскольку тестирование проводилось самими заявителями без участия аккредитованной лаборатории.

121. Правительство также заявило, что г-н П. не посещал свалку в Алексинском карьере и что поэтому его сообщения не могут быть приняты во внимание.

122. Правительство также заявило, что переработка отходов на Алексинском карьере осуществлялась законно и не нанесла ущерба окружающей среде, и представило подробную информацию о своей деятельности, которая кратко изложена в пунктах 51-64 выше.

2. Оценка Суда

123. Настоящая жалоба касается предполагаемого непринятия государственными органами мер по обеспечению надлежащего функционирования службы сбора, обработки и удаления отходов частной третьей стороной (см. Морено Гомес против Испании, № 4143/02, § 57, ЕСПЧ 2004-X, и Гуэрра и другие, упомянутые выше, § 58). Тот факт, что национальные власти передали управление государственной службой третьим лицам, не освобождает их от обязанности проявлять заботу, возложенной на них в соответствии со статьей 8 Конвенции (см. Ди Сарно и другие против Италии, № 30765/08, § 110, 10 января 2012 года). Власти Российской Федерации не оспаривали, что в настоящем деле они были обязаны первому заявителю в соответствии со статьей 8 Конвенции решить экологические проблемы, связанные с операциями по переработке отходов ООО «Комбинат» на Алексинском карьере, и обеспечить его права в соответствии с Конвенцией. В их замечаниях подробно описывались меры, которые они принимали в этом отношении, которые, по их мнению, были достаточными для защиты права, на которое ссылался первый заявитель, от нарушений со стороны государства-участника. Суд считает, что была установлена достаточная связь между выбросами загрязняющих веществ и государством, чтобы поднять вопрос об ответственности государства в соответствии со статьей 8 Конвенции (см. Фадеева, цитируемое выше, §§ 89-92). Это тем более важно, что полигон был передан в аренду компании по обращению с отходами администрацией муниципального образования Клин (см. пункт 5 выше). Соответственно, Суд рассмотрит жалобу первого заявителя с точки зрения обязанности государства принимать разумные и надлежащие меры для обеспечения его прав в соответствии со статьей 8 Конвенции (там же, § 89).

124. Еще предстоит определить, обеспечило ли государство, обеспечивая права первого заявителя, в пределах своей свободы усмотрения справедливый баланс между конкурирующими интересами первого заявителя и сообщества в целом, как того требует пункт 2 статьи 8 Конвенции.

125. Суд отмечает, что регулярный сбор и эффективная переработка твердых бытовых отходов, без сомнения, имеет решающее значение для защиты общественного здоровья, социально-экономических интересов и общего нормального функционирования жизни людей в жилых и нежилых районах.

126. Суд также постановил, что сбор, обработка и удаление отходов, без сомнения, являются опасными видами деятельности, которые требуют наличия специальных правил, учитывающих особенности рассматриваемой деятельности, особенно в отношении уровня потенциального риска для человеческих жизней (см. Ди Сарно и другие, цитируемый выше, § 110 (с дальнейшими ссылками)).

127. Обращаясь к фактам настоящего дела, Суд отмечает, что в соответствии с российским законодательством деятельность ООО «Комбинат» подвергалась строгому регулированию со стороны государства (см. пункты 76 и 79 выше). Суд, однако, отмечает из материалов дела, что, несмотря на наличие жестких и подробных правил, ООО «Комбинат» размещало отходы на Алексинском карьере практически без надзора со стороны властей в период с 2009 года, когда оно начало свою деятельность, и 2015 года, когда на него были наложены первые санкции за загрязнение окружающей среды (см., соответственно, пункты 5 и 15 выше). Суд отмечает, в частности, что следующие юридические требования, по-видимому, не были выполнены ООО «Комбинат» или применены властями своевременно и добросовестно:

 

 

Требование Действует с момента… Вступило в силу…

 

Регистрация Алексинского карьера в Государственном реестре свалок 1998

 

2015

 

Регистрация Алексинского карьера в Государственном реестре субъектов, загрязняющих окружающую среду 2002 2017
Создание санитарно-защитной зоны вокруг полигона 2007 2014

 

Получение государственной оценки воздействия на окружающую среду для полигона 1995 2014
Самоконтроль промышленной среды, включая регулярное измерение и контроль выбросов 2002

2019

 

 

 

 

 

 

128. Суд отмечает, что Правительство не предоставило никаких объяснений относительно того, почему имели место длительные задержки в обеспечении соблюдения ООО «Комбинат» применимых законов и можно ли их было избежать. В отсутствие разумного обоснования в этом отношении Суд не может не прийти к выводу, что, по крайней мере, в течение некоторого времени и, по крайней мере, в некоторой степени, ООО «Комбинат», вероятно, осуществляло свою деятельность с нарушением соответствующих нормативных актов с 2009 года, когда оно начало свою деятельность на Алексинском карьере, и что это было бы невозможно без некоторых упущений со стороны властей. При этом Суд, тем не менее, повторяет, что даже в тех случаях, когда, как в настоящем деле и в отличие от случаев прямого вмешательства государства, национальные власти не соблюдали некоторые аспекты внутреннего правового режима, внутренняя законность является одним, но не основным фактором, который следует принимать во внимание при оценке того, действительно ли Государство выполнило обязательство обеспечить “уважение частной жизни”, и Суд постановил, что государство может выбрать другие средства, которые они считают подходящими для обеспечения “уважения частной жизни” (см. Фадеева, цитируемое выше, §§ 96-98). Хотя выбор средств, рассчитанных на обеспечение соблюдения статьи 8 в сфере отношений физических лиц между собой, в принципе является вопросом, который подпадает под сферу усмотрения Договаривающихся государств, Суд проводит окончательное и дополнительное рассмотрение того, является ли обоснование, предоставленное государством, уместным и достаточным (там же, § 124). Таким образом, Суд также рассмотрит конкретные действия властей, касающиеся деятельности ООО «Комбинат», с целью улучшения экологической ситуации в Клинском районе.

129. Суд отмечает, что власти заняли более активную позицию в контроле за деятельностью ООО «Комбинат» и обеспечении соблюдения соответствующих нормативных актов в период с 2015 по 2018 год. В течение этого периода ООО «Комбинат» было признано ответственным за нарушение соответствующих санитарно-эпидемиологических и экологических норм в шестнадцати отдельных раундах административного разбирательства (см. пункт 15 выше). Суд принимает утверждение Правительства о том, что ООО «Комбинат» устранило нарушения, выявленные надзорными органами 4 августа 2017 года и 15 мая 2018 года (см. пункты 25 и 119 выше). В нем также отмечается, что ООО «Комбинат» зарегистрировало Алексинский карьер в Государственном реестре свалок и получило лицензию на выброс загрязняющих веществ, тем самым исправив нарушения, выявленные в судебных решениях от 7 апреля и 15 июля 2015 года (см. соответственно пункты 116 и 15 (строки 1 и 2)).

130. Однако в отношении других разбирательств неясно, действительно ли ООО «Комбинат», помимо уплаты штрафов по некоторым судебным решениям, осуществляло меры по исправлению положения и дезактивации в связи с нарушениями, за которые оно было признано ответственным, особенно в отношении выбросов. Например, Суд отмечает, что, когда 6 сентября 2017 года в атмосферном воздухе карьера были обнаружены особенно высокие уровни оксида азота, фенола и сажи, ООО «Комбинат» по неустановленным причинам проводило только спорадические проверки качества воздуха на наличие этих конкретных загрязняющих веществ в воздухе, поэтому это невозможно определить, способствовали ли меры по очистке, если таковые были, принятые ООО «Комбинат», приведению выбросов в соответствие с их соответствующими ПДК или, по крайней мере, их снижению (см. пункт 15 выше, строка 7 и приложение III (основные моменты)). В этой связи Суд также отмечает, что в ходе внутригосударственного разбирательства было установлено, что программа регулярного мониторинга качества воздуха, воды и почвы в карьере была утверждена директором ООО «Комбинат» только в 2019 году (см. пункт 32 выше). Суд далее отмечает в отношении выбросов, что через шесть месяцев после повышенных уровней аммиака, обнаруженных 6 сентября 2017 года, еще более высокие уровни были обнаружены 24 апреля 2018 года во время необъявленной государственной инспекции (см. пункт 15 выше, строка 13). Правительство заявило, что еженедельный мониторинг качества воздуха проводился в муниципальных районах, прилегающих к карьеру в пределах 500 метров и 2 км в 2018-2019 годах, и что 1170 тестов качества воздуха на наличие определенных вредных веществ не выявили чрезмерных концентраций (см. пункт 58 выше). Тридцать два отчета об этих испытаниях были представлены Суду, и более пристальный взгляд на них фактически выявляет отклонения от соответствующих санитарных норм для определенных веществ (см. Приложение III (основные моменты)). Кроме того, стойкий сильный неприятный запах из карьера, впервые выявленный первым заявителем в 2015 году (см. пункт 9 выше), продолжал отмечаться в 2019 году (см. пункт 50 выше), что может свидетельствовать только о длительной неспособности ООО «Комбинат» надлежащим образом складировать отходы и проводить соответствующие меры по очистке. Наконец, Суд отмечает, что незаконное размещение отходов, в том числе за пределами карьера и за пределами его возможностей, по-видимому, было неоднократным нарушением со стороны ООО «Комбинат» (см. пункт 15 выше, строки 4, 9 и 10; см. также пункты 49 и 50 выше). Таким образом, Суд считает, в свете представленных ему материалов, что санкции, наложенные на ООО «Комбинат» в 2015-2018 годах, не оказали ожидаемого воздействия на компанию и не способствовали существенному улучшению условий окружающей среды на Алексинском карьере и в Клинском районе. Несоблюдение ООО «Комбинат» соответствующих нормативных актов, которое, по крайней мере частично, было вызвано и усугубилось снисходительностью властей к более строгому соблюдению нормативных актов, подвергло первого заявителя долгосрочным экологическим неприятностям, которые в конечном итоге стали основой его жалобы национальным властям и, совсем недавно — в Суд.

131. В то же время Суд отмечает, что с 2019 года властями были приняты более решительные и всеобъемлющие меры, направленные на устранение загрязнения из карьера (см. пункты 51, 54, 67, 68 и 71 выше). Завод по переработке отходов на Алексинском карьере начал функционировать на полную мощность в конце 2020 года (см. пункты 51, 54 и 69 выше). В настоящее время он используется для сортировки, утилизации и переработки твердых бытовых отходов из Клинского района, что позволило разместить на полигоне лишь ограниченные объемы отходов, не подлежащих вторичной переработке, и начать решать давние проблемы, вызванные наличием свалочного газа, неубранным фильтратом и превышением вместимости. На карьере установлено оборудование для сбора и переработки свалочного газа, внедрены технологии сбора фильтратов и очистки фильтров; и были приняты меры по герметизации территории полигона и его границ для предотвращения утечки (см. пункты 54 и 70 выше).

132. Суд отмечает, что планы, касающиеся этого строительства, и его проектная документация были заслушаны и рассмотрены в ходе восемнадцати публичных собраний, проведенных в 2016-2019 годах, в том числе на публичных дебатах 29 апреля 2019 года, в которых первый заявитель принимал участие вместе с другими жителями Клина (см. пункты 62-63 выше) и в связи с которыми он в полной мере воспользовался правом, предусмотренным национальным законодательством, подавать судебные жалобы для оспаривания решений властей, принятых в ходе процесса (см. пункты 39, 76 и 79 (строка 5) выше). Суд считает, в свете вышеуказанных факторов и вопреки утверждению заявителя (см. пункт 112 выше, подпункт “v”), что процесс принятия правительственного решения относительно строительства завода по переработке отходов в Алексинском карьере был прозрачным и сопровождался достаточными процессуальными гарантиями, включая право доступа к информации и права на обжалование предположительно неблагоприятных решений, и при принятии решения о продолжении проекта было уделено должное внимание интересам заявителя (см. Vilnes and Others v. Norway, nos. 52806/09 и 22703/10, § 235, 5 декабря 2013 года; и Джакомелли, цитируемый выше, §§ 82-84).

133. Кроме того, Суд отмечает другие меры, принятые властями, которые были направлены на содействие устойчивому развитию и защиту окружающей среды и здоровья жителей (см. пункты 53, 74 и 75 выше).

134. Несмотря на то, что влияние последних технологических усовершенствований на Алексинском карьере и других мер, которые могли оказать на экологическую ситуацию в Клинском районе, еще предстоит оценить, уже можно сказать, что эти меры указывают на важный сдвиг в политике обращения с отходами в сторону современных, эффективных и устойчивых схем переработки отходов и методы. Суд повторяет, что его задача не состоит в том, чтобы определить, что именно следовало сделать в нынешней ситуации, чтобы уменьшить загрязнение более эффективным способом. Однако, безусловно, в его компетенции оценить, подошло ли правительство к проблеме с должной осмотрительностью и учло ли все конкурирующие интересы (см. Фадеева, цитируемое выше, § 128). Суд также принимает во внимание тот факт, что невозможное или непропорциональное бремя не должно возлагаться на власти без учета, в частности, оперативного выбора, который они должны сделать с точки зрения приоритетов и ресурсов (см. Будаева и другие против России, № 15339/02 и 4 других, § 135, ЕСПЧ 2008 (выдержки), с дополнительными ссылками).

135. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы и свои предыдущие выводы (см. пункты 127-130 выше), Суд считает, что, несмотря на существование прочной нормативно-правовой базы, регулирующей операции по обращению с отходами, власти не следили строго за соблюдением этих правил в отношении ООО «Комбинат» в период с 2015 года, когда первый сообщается, что заявитель впервые начал испытывать неприятные запахи, вызванные работами на Алексинском карьере, и примерно в конце 2018 года, хотя точную дату в данном случае было бы трудно определить ввиду масштабов проблемы и комплекса принятых мер. Таким образом, они не выполнили свое позитивное обязательство по защите права заявителя на уважение его частной жизни в течение этого периода. Суд, однако, удовлетворен в свете подробных данных, касающихся внедрения, финансирования и активного осуществления национальных и местных экологических программ и запуска крупномасштабного многоуровневого завода по переработке твердых отходов на Алексинском карьере (см. пункты 131-133 выше)., что с 2019 года можно сказать, что правительству удалось установить справедливый баланс между общей социально-экономической заинтересованностью в проведении разумной политики обращения с отходами и внедрении эффективных методов обращения с отходами и индивидуальной заинтересованностью первого заявителя в проживании в благоприятных экологических условиях.

136. Соответственно, Суд приходит к выводу, что имело место нарушение права первого заявителя на уважение его частной жизни в 2015-2018 годах, но что в период с 2019 года по настоящее время не было нарушения его прав, предусмотренных статьей 8 Конвенции. Наконец, принимая во внимание свои выводы в пунктах 92-95 выше, Суд также считает, что не было нарушения статьи 13 Конвенции в отношении первого заявителя.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 11 КОНВЕНЦИИ

137. Заявители (за исключением г-жи Котовой, заявление № 106/19) жаловались на то, что против них были приняты непропорциональные меры как участников мирного общественного собрания против захоронения отходов в Алексинском карьере, поскольку они были арестованы, доставлены в полицейский участок и осуждены за административные правонарушения (подробности см. в Приложении I).. Г-н Котов также жаловался на то, что официальные отказы в утверждении уведомлений о публичных мероприятиях были произвольными. Они ссылались на статью 11 Конвенции, которая гласит следующее:

“1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов Государства.”

A. Приемлемость

138. Суд отмечает, что данная жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

B. По существу

139. Заявители утверждали, что в их деле поднимались вопросы, аналогичные тем, которые рассматривались Судом в деле «Лашманкин и другие против России» (№ 57818/09 и 14 других, 7 февраля 2017 года). В частности, они утверждали в отношении своего протеста на дороге, ведущей к Алексинскому карьеру, что власти не указали ни на одно транспортное средство, которому был заблокирован доступ в карьер, и какие другие операции ООО «Комбинат» были точно нарушены их протестом.

140. Власти Российской Федерации повторили в отношении всех заявителей выводы национальных судов (подробности см. в Приложении I) в качестве основы для обоснования их административных приговоров и отказов в утверждении уведомлений о публичных мероприятиях. Правительство далее заявило, что в 2017-2019 годах г-н Котов и г-н Мочалов получили разрешение на проведение пяти публичных собраний, касающихся окружающей среды, и фактически провели их.

141. Суд отмечает, что административное разбирательство по настоящему делу касалось (i) публичного собрания в Клинском ледовом дворце (ii) трех акций протеста на дороге, ведущей к свалке, и (iii) четырех уведомлений о публичных мероприятиях, представленных властям (подробности см. в Приложении I).

142. В настоящем деле не оспаривается, что имело место вмешательство в право заявителей на свободу собраний во всех соответствующих заявлениях, что это было предусмотрено законом и преследовало законную цель обеспечения безопасности граждан и поддержания общественного порядка. Однако стороны разошлись во мнениях, и еще предстоит выяснить, было ли вмешательство необходимым в демократическом обществе, то есть соответствовало ли оно “насущной социальной потребности”, было ли оно соразмерно преследуемой цели и были ли причины, приведенные национальными властями для его оправдания, достаточными. “уместным и достаточным” (см., среди многих других авторитетных источников, Татар и Фабер против Венгрии, nos. 26005/08 и 26160/08, §§ 33-34, 12 июня 2012 года, с дополнительными ссылками; Фрумкин против России, № 74568/12, § 94, 5 января 2016 года; и Кудревичюс и другие против Литвы [ГК], № 37553/05, § 143, ЕСПЧ 2015). Теперь Суд оценит это в отношении каждой группы эпизодов, упомянутых в пункте 141 выше.

1. Митинг 4 марта 2018 года у Клинского ледового дворца (жалоба № 51640/18)

143. В ходе внутригосударственного разбирательства было установлено, что заявитель “не обеспечил безопасность участников” во время встречи по вопросам окружающей среды, организованной им и санкционированной властями, которая состоялась в Ледовом дворце «Клин» (подробности см. в Приложении I (заявление № 51640/18)). Суд, однако, отмечает, что в материалах дела, включая решение национального суда, нет ничего, что указывало бы на то, что безопасность участников или других людей в этом месте была каким-либо образом поставлена под угрозу, или что кто-либо был ранен или в любое время рисковал получить травму. Заявитель не был признан виновным в каких-либо насильственных действиях. Также не было установлено, что среди большого скопления людей в месте проведения собрания возникли какие-либо беспорядки или что фактическое число участников превысило число, указанное в уведомлении о мероприятии. По мнению Суда, в свете этого, ни арест заявителя через шесть дней после собрания, ни его последующее осуждение за административное правонарушение не соответствовали “насущной социальной потребности” и не были соразмерны цели обеспечения общественной безопасности. Европейский суд далее отмечает, что национальные суды не установили точно, какие действия или бездействие заявителя поставили под угрозу безопасность участников или других людей, указав только, что “он позволил значительной группе участников собраться в коридоре, препятствуя доступу к помещениям Клинского Ледового дворца”. Кроме того, из материалов дела не следует, что полиция каким-либо образом помогала заявителю обеспечить его упорядоченное поведение (см. дело Фрумкина, упомянутое выше, § 96), и национальные суды в упрощенном порядке отклонили его доводы по этому поводу без какого-либо дальнейшего расследования. Следовательно, принимая во внимание довольно поверхностное изучение обстоятельств дела заявителя национальными судами, Европейский суд считает, что причины, приведенные в поддержку его осуждения за административное правонарушение, не были “релевантными и достаточными” для целей пункта 2 статьи 11 Конвенции. Соответственно, в свете вышеуказанных факторов его арест, судебное преследование и осуждение не были необходимыми в демократическом обществе.

2. Три протестных акции на дороге к Алексинскому карьеру (жалобы 51015/18, 51020/18, 51022/18, 51685/18, 51777/18, 52169/18, 14282/19, 21963/19 и 21972/19)

144. Суд отмечает, что заявители были арестованы, доставлены в отделение милиции и обвинены в административных правонарушениях, поскольку их собрание на дороге, ведущей к Алексинскому карьеру, и на самом карьере не было санкционировано и предположительно блокировало проезд транспорта.

145. Суд последовательно устанавливал нарушение статьи 11 Конвенции в ситуациях, когда участники публичного собрания были арестованы и осуждены за административные правонарушения по единственной причине, что государственные власти сочли их публичное собрание несанкционированным (см. Лашманкин и другие, упомянутые выше, §§ 459-63 и 475, и приведенные в нем случаи). Рассмотрев соразмерность вмешательства в этих делах, Суд пришел к выводу, что в отсутствие каких-либо актов насилия со стороны демонстрантов не существовало “острой социальной необходимости” в их аресте и осуждении за административное правонарушение. Суд отмечает, что в материалах настоящего дела нет ничего, указывающего на то, что акции протеста на дороге носили насильственный характер или что кто-либо из заявителей вел себя агрессивно.

146. Что касается блокирования дороги, Суд напоминает, что любая демонстрация в общественном месте неизбежно вызывает определенный уровень нарушения обычной жизни, включая нарушение движения, и что для государственных властей важно проявлять определенную степень терпимости к мирным собраниям, если свобода собраний гарантированное статьей 11 Конвенции не должно быть лишено всего содержания (см. Галстян против Армении, № 26986/03, §§ 116-17; 15 ноября 2007 г.; Букта и другие против Венгрии, № 25691/04, § 37, ЕСПЧ 2007 III; и Оя Атаман против Индейка — нет. 74552/01, §§ 38-42, ЕСПЧ 2006-XIV).

147. Изучив все представленные ему материалы и принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Суд считает, что в настоящем деле меры, примененные к заявителям как мирным участникам общественного собрания, не соответствовали насущной социальной потребности и, следовательно, не были необходимыми в демократическом обществе. Таким образом, эти жалобы свидетельствуют о нарушении статьи 11 Конвенции.

3. Отказ властей утвердить четыре уведомления о публичных мероприятиях (заявка № 56764/18)

148. Суд отмечает, что три уведомления о публичных мероприятиях, представленные заявителем, не были одобрены властями, поскольку другое публичное мероприятие уже планировалось провести в месте, выбранном организатором, и поэтому они предложили ему изменить место. Они также не одобрили его уведомление о намерении провести автопробег протеста, поскольку он был запланирован на дороге, которая имела только одну полосу движения в каждом направлении (см. Приложение I (заявка № 56764/18)).

149. В этой связи Суд отмечает, что он уже установил нарушение в отношении аналогичных вопросов, когда, как в настоящем деле, отказ в согласовании публичного мероприятия был вынесен в отсутствие доказательств, указывающих на то, что оба мероприятия, которые должны были проводиться одновременно, не могли надлежащим образом контролироваться полицейскими полномочия или что власти рассмотрели способы минимизации нарушений обычной жизни, например, путем организации временного переключения движения на альтернативные маршруты или принятия других аналогичных мер (см. Лашманкин и другие, цитируемые выше, §§ 421-24 и 427).

150. Изучив все представленные ему материалы и принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Суд считает, что в данном случае меры, примененные к заявителю, не были необходимыми в демократическом обществе и, в частности, не были соразмерны какой-либо преследуемой законной цели.

4. Заключение

151. В свете вышеизложенного, Суд соответственно считает, что имело место нарушение права заявителей (за исключением госпожи Котовой, жалоба № 106/19) на свободу мирных собраний в соответствии со статьей 11 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

152. Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Ущерб

153. Заявители, оштрафованные в ходе административного разбирательства, требовали 140 евро в качестве компенсации материального ущерба, а г-н Мочалов требовал дополнительно 640 евро. Все заявители подали иск о возмещении морального вреда, но оставили определение суммы на усмотрение Суда.

154. Правительство утверждало, что, поскольку штрафы были наложены на заявителей в качестве санкции за административные правонарушения, за которые они были осуждены, их жалоба в этом отношении была необоснованной. Правительство далее утверждало, что требование г-на Мочалова было совершенно необоснованным. Что касается морального вреда, правительство утверждало, что Суд не должен присуждать компенсацию по этой статье, поскольку заявители не требовали конкретной суммы и поскольку в любом случае не было нарушения их прав.

155. Суд считает, что существует прямая причинно-следственная связь между нарушением прав заявителей по статье 11, установленным Судом, и штрафами, которые заявители заплатили после их осуждения за административные правонарушения (см. Лашманкин и другие, упомянутое выше, § 515). Таким образом, суд присуждает заявителям, оштрафованным в ходе административного разбирательства, по 140 евро каждому (см. Приложение I, “Присужденный материальный ущерб”). В отношении дополнительного требования г-на Мочалова о возмещении материального ущерба (заявление № 14282/19), Суд отклоняет его в полном объеме, поскольку оно не было должным образом обосновано.

156. Кроме того, принимая во внимание характер выявленных нарушений и оценивая их на справедливой основе, Суд присуждает 9 800 евро г-ну Котову (заявления № 6142/18, 52169/18 и 56764/18) за нарушение статей 8 и 11 и 4000 евро другим заявителям, за исключением г-жи Котовой (заявление №. 106/19), за нарушение статьи 11, в отношении морального вреда, плюс любой налог, который может взиматься с этой суммы.

B. Расходы и издержки

157. Заявители также требовали 9 300 евро в качестве компенсации судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением их заявлений Судом. Они представили расчет общей суммы причитающихся им судебных издержек, основанный на почасовой ставке представителя. Они также сослались на счет и график гонораров своего представителя г-на Коротеева, но они не представили копии этих документов в Суд. Г-н Котов также потребовал 85,19 евро в качестве компенсации расходов, понесенных в ходе внутреннего разбирательства, и почтовых расходов.

158. Правительство утверждало, что заявители не представили никаких договоров о предоставлении юридических услуг или квитанций, подтверждающих, что судебные расходы действительно были понесены и были разумными в количественном отношении. Что касается требования г-на Котова о возмещении судебных издержек, правительство утверждало, что расходы, понесенные им в связи с гражданским разбирательством, были гонорарами за обработку, которые подлежали уплате независимо от исхода разбирательства.

159. Принимая во внимание материалы дела и прецедентное право Суда (см. Мерабишвили против Грузии [ГК], № 72508/13, §§ 371-72, 28 ноября 2017 г.), Суд не находит оснований для признания того, что заявленные заявителями издержки были фактически понесены ими или что они по закону обязаны их выплатить. Суд также присуждает г-ну Котову 85,19 евро в качестве компенсации расходов, понесенных им в ходе внутреннего разбирательства, и почтовых расходов, а также любых налогов, которые могут быть с него взысканы..

C. Процентная ставка

160. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО, СУД

1. Единогласно решает объединить жалобы;

2. Объявляет единогласно жалобу по статьям 8 и 13 приемлемой в отношении г-на Котова (заявление № 6142/18) и неприемлемой в отношении других заявителей;

3. Объявляет единогласно жалобу о вмешательстве в право заявителей на свободу собраний в соответствии со статьей 11 приемлемой в отношении всех заявителей, за исключением г-жи Котовой (заявление № 106/19);

4. Постановил единогласно, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции в отношении г–на Котова в 2015-2018 годах и не было нарушения этой статьи в 2019 году по настоящее время и что в отношении него не было нарушения статьи 13 Конвенции;

5. Постановил шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 11 в отношении всех заявителей, за исключением г-жи Котовой (заявление № 106/19).;

6. Принимает решение шестью голосами против одного,

(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев с даты вступления решения в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:

(i) 140 евро (сто сорок евро) плюс любой налог, который может взиматься в связи с материальным ущербом с каждого из заинтересованных заявителей, как указано в Приложении I (“Присужденный материальный ущерб”);

(ii) 9 800 евро (девять тысяч восемьсот евро) г-ну Котову (заявки № 6142/18, 52169/18 и 56764/18) и 4000 евро (четыре тысячи евро) каждому из других заявителей, за исключением г-жи Котовой (заявка № 106/19), в качестве компенсации морального вреда, плюс любой налог, который может взиматься плата,

(iii) 85,19 евро (восемьдесят пять евро девятнадцать центов) г-ну Котову, плюс любой налог, который может взиматься с него, в отношении издержек и издержек;

(b) что с истечения вышеупомянутых трех месяцев до момента погашения на вышеуказанные суммы будут выплачиваться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;

7. Отклоняет единогласно оставшуюся часть требования заявителей о справедливом удовлетворении.

СОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ СУДЬИ СЕРГИДЕСА.

Введение

1. Это дело касается жалобы заявителей на то, что власти не приняли защитных мер для минимизации или устранения последствий загрязнения, предположительно вызванного продолжающейся эксплуатацией свалки вблизи их домов в городе Клин Московской области, в нарушение их права на уважение их частной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции. Это также касается жалобы всех заявителей, кроме одного, на то, что власти приняли непропорциональные меры против них как участников мирного общественного собрания против захоронения отходов в Алексинском карьере, поскольку они были арестованы, доставлены в отделение милиции и осуждены за административные правонарушения в нарушение их права на свободу о мирных собраниях.

2. Хотя я полностью согласен с решением суда и его резолютивной частью в отношении установления нарушения статьи 8 (в отношении г-на Котова в 2015-2018 годах) и статьи 11 (в отношении всех заявителей, кроме г-жи Котовой) и в отношении отсутствия нарушения статьи 13 (в отношении г-на Котова в 2015-2018 годах). Котов), я решил написать это совпадающее мнение, чтобы глубже проникнуть в источник или основу охраны окружающей среды в соответствии со статьей 8 и объяснить взаимосвязь такой защиты с правом на уважение частной жизни в соответствии со статьей 8. В то же время я рассмотрю вопрос о том, существует ли право на здоровую, чистую, безопасную и устойчивую окружающую среду в соответствии со статьей 8. Кроме того, я рассмотрю вопрос о том, в какой степени право на свободу мирных собраний, предусмотренное статьей 11, может иметь отношение к защите окружающей среды.

3. Следует отметить, что я придерживаюсь того же юридического анализа в отношении права на уважение частной жизни в соответствии со статьей 8 и защиты окружающей среды, гарантируемой этим правом, что и в моем совпадающем мнении, приложенном к решению по делу Павлов и другие против России, № 31612/09, 11 октября 2022 года, вынесено в тот же день, что и настоящее судебное решение.

II. Взаимосвязь и взаимозависимость между правами человека и охраной окружающей среды

4. “В реальном смысле все права человека уязвимы перед ухудшением состояния окружающей среды, поскольку полное осуществление всех прав человека зависит от благоприятной окружающей среды”. Очевидно, что нездоровая или в целом деградировавшая окружающая среда не позволяет эффективно осуществлять право на уважение частной жизни. Частная жизнь не может быть эффективно защищена, если она не защищена от опасностей окружающей среды. Выражаясь еще точнее, здоровая окружающая среда является “предварительным условием” для полного осуществления права на уважение частной жизни, как и в случае практически любого другого материального права, охраняемого Конвенцией. Это сразу показывает тесную взаимосвязь между окружающей средой, которая является нездоровой, нежизнеспособной или неустойчивой, и правом, защищаемым в соответствии со статьей 8. Таким образом, защита окружающей среды и права человека тесно взаимосвязаны. В совсем недавней рекомендации, опубликованной вскоре после принятия настоящего решения, Комитет министров Совета Европы призвал государства-члены “задуматься о характере, содержании и последствиях права на чистую, здоровую и устойчивую окружающую среду и на этой основе активно рассмотреть вопрос о признании на национальном уровне это право как право человека, которое имеет важное значение для осуществления прав человека и связано с другими правами и существующим международным правом” и “принять надлежащие меры для защиты прав тех, кто наиболее уязвим или подвергается особому риску от, вред окружающей среде”.

Как заявил Совет по правам человека на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в 2018 году:

“Люди — это часть природы, и наши права человека тесно связаны с окружающей средой, в которой мы живем. Ущерб окружающей среде препятствует осуществлению прав человека, а осуществление прав человека помогает защищать окружающую среду и содействовать устойчивому развитию”.

В этой связи Джон Х. Нокс и Рамин Пейан отметили:

“Однако в последние два десятилетия становится все более очевидным, что права человека и защита окружающей среды имеют фундаментальную взаимозависимость: здоровая окружающая среда необходима для полного осуществления прав человека, и, наоборот, осуществление прав (включая права на информацию, участие и средства правовой защиты) имеет решающее значение к охране окружающей среды”.

5. В деле Фредин против Швеции (№ 1) (№ 12033/86, § 48, 18 февраля 1991 г.) было постановлено, что “Суд, со своей стороны, признает, что в современном обществе защита окружающей среды приобретает все большее значение”. Как справедливо заметила Кристина Фойгт, Суд “признал связь между защитой окружающей среды и правами человека, назвав «естественным» то, что право на частную и семейную жизнь в соответствии со статьей 8 может быть затронуто загрязнением окружающей среды…”. Она добавляет, что Суд “признает, что здоровая окружающая среда является необходимым условием для реализации других прав человека, без которых права ЕСПЧ не могут быть обеспечены”. То, что существует четкая и недвусмысленная растущая связь между здоровой окружающей средой и правами человека, также признано Европейским комитетом по социальным правам в деле «Фонд Марангопулоса по правам человека» (MFHR) против Греции (Жалоба № 30/2005, пункты 194 и 195, 6 декабря 2006 года), где Комитет также подчеркивает, что Европейский Социальная хартия — это живой инструмент.

III. Существует ли право на здоровую, чистую, безопасную и устойчивую окружающую среду в соответствии с Конвенцией

6. В отличие от Хартии основных прав Европейского союза 2000 года, в Конвенции нет четкого, независимого или автономного права на здоровую окружающую среду, текст которой на пятьдесят лет старше первого. Однако здоровая окружающая среда может и должна быть обеспечена за счет косвенной защиты права на частную жизнь и других прав, предусмотренных Конвенцией. Как заметил Оле В. Педерсен:

“…экологическая прецедентная практика Суда теперь устанавливает, что, когда акты физического загрязнения достигают определенного уровня серьезности, в той степени, в какой имеет место ”фактическое вмешательство в частную сферу заявителя», начинается применение Конвенции».

7. Хотя в Конвенции нет такого явного права, Ирмина Котюк, Адам Вайс и Уго Таддей утверждали, что Суд “де-факто признает право на безопасную и здоровую окружающую среду”. Аналогичным образом, Наталья Кобыларж отмечает, что, хотя Конвенция “не гарантирует основного права на здоровую окружающую среду и ни одно из ее положений не предназначено специально для обеспечения общей защиты или сохранения природы, … связь между окружающей средой и правами человека существует по сути”.

8. Действительно, Конвенция была истолкована Судом как живой инструмент, который должен быть адаптирован к современным условиям, таким образом, чтобы включать, помимо негативных обязательств, также позитивные обязательства, касающиеся защиты окружающей среды. Следовательно, как и ряд других положений Конвенции, статья 8 получила эволюционное толкование Суда, с тем чтобы охватить охрану окружающей среды.

IV. Возникновение субправа экологического характера в соответствии со статьей 8

9. Здесь я попытаюсь объяснить, что, по моему мнению, является происхождением, основанием и природой субправа экологического характера в соответствии со статьей 8, а также форму и место, которые оно занимает в рамках этого положения.

10. Я широко утверждал в других местах (в других отдельных мнениях и в академической литературе), что принцип эффективности или иначе принцип эффективной защиты прав человека, который является всеобъемлющим принципом Конвенции, лежащим в основе всех положений Конвенции, гарантирующих права человека, является не только методом или инструментом толкования, но также и норма международного права, воплощенная в каждом из этих положений.

11. Я также утверждаю, что основой охраны окружающей среды в Конвенции является норма эффективности, закрепленная в положении Конвенции. Именно указанная норма эффективности как фундаментальная матрица или источник, который питает, порождает и развивает право, в данном случае право по статье 8, принимая во внимание объект и цель Конвенции, в частности статьи 8, и это право также требует и влечет за собой подразумеваемое подправо к здоровой окружающей среде, которая необходима для осуществления права на уважение частной жизни. Это подправо статьи 8 является подразумеваемым, имплицитным или “возникающим правом человека” экологического характера. Это подразумеваемое право точно так же, как право на доступ к суду является подразумеваемым, вспомогательным или вторичным правом по отношению к праву на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6 Конвенции (см. Голдер против Соединенное Королевство, № 4451/70, 21 февраля 1975 года (пленарное заседание)). Возникновение рассматриваемого субправа в соответствии со статьей 8 из нормы эффективности может быть материализовано благодаря широкому, эволюционному и динамичному толкованию, данному Судом, чему способствует доктрина живого инструмента, адаптирующая Конвенцию к современным условиям и развитию международного права, а также доктрина позитивных обязательств в соответствии с к которому государства-члены должны предпринять необходимые шаги для обеспечения осуществления права на частную жизнь, свободную от экологических опасностей. Эти две доктрины, на мой взгляд, являются возможностями, функциями или аспектами принципа эффективности как нормы международного права, на которые возложена особая миссия по оказанию помощи в разработке нормы эффективности и обеспечению того, чтобы права, предусмотренные Конвенцией, всегда были практичными и эффективными. С другой стороны, принцип эффективности как метод толкования может помочь норме эффективности в ее прагматическом применении в конкретных обстоятельствах дела. Принцип эффективности в обоих его аспектах, а именно как норма международного права и как метод толкования, может способствовать процветанию “зеленого” и морального измерения соответствующего права.

12. Без расширения нормы эффективности и развития этого субправа один аспект права на уважение частной жизни отсутствовал бы, был бы полностью незащищен и подвергался бы опасности со стороны экологических рисков. Поэтому это субправо или косвенное право, вытекающее из нормы эффективности, чрезвычайно важно для защиты окружающей среды. Как проницательно утверждает Наталья Кобыларз,

“Страсбургская система косвенной защиты окружающей среды может обеспечить, с одной стороны, более адекватный ответ на требования современного общества в области прав человека, а с другой стороны, более значимую защиту природной среды”.

13. Необходимо пояснить, что, будучи расширенным с целью защиты рассматриваемого права от нынешних и будущих рисков, норма эффективности и соответствующее право остаются прежними. Расширение нормы эффективности для защиты права на свободу от загрязнения, шума и других экологических проблем также должно быть рассмотрено в свете международного права и может зависеть от развития экологического сознания в Европе и во всем мире, что является ценностью цивилизации, тесно связанной с уважением за человеческое достоинство. А достоинство лежит в основе всех прав человека, включая, конечно, статью 8.

14. Норма эффективности, лежащая в основе охраны окружающей среды в соответствии со статьей 8, должна быть найдена не только в рамках самого “права”, но и в рамках “жертвы” предполагаемого нарушения (см. статью 34 Конвенции, касающуюся индивидуальных заявлений). Согласно прецедентной практике Суда, термин “жертва” имеет автономное значение (Горрайз Лизаррага и другие против Испании, № 62543/00, § 35, 27 апреля 2004 г.), и, как и термин “право”, его следует толковать широко и эволюционно. Термин “жертва” следует читать в сочетании со словом “каждый” в пункте 1 статьи 8 Конвенции, чтобы включить без дискриминации каждое лицо, которое является жертвой нарушения экологического характера, как г-н Котов в настоящем деле. На мой взгляд, принцип эффективности как норма международного права и толкование, сделанное Судом, расширяют сферу применения как “права”, так и “жертвы”, чтобы защитить их от любых экологических опасностей.

15. С целью установления факта нарушения права на уважение частной жизни всегда должна существовать причинно-следственная связь между загрязнением окружающей среды или другой экологической опасностью и ее вредными последствиями для здоровья заявителя, подобными тем, которые затронули г-на Котова в настоящем деле (см. пункты 107 109 решения решение суда), или о благополучии заявителя или качестве его личной жизни и жилища. Следовательно, Суд справедливо установил нарушение статьи 8 в отношении г-на Котова за период 2015-2018 годов и отсутствие нарушений в последующие годы (см. пункт 136 решения и пункт 4 его постановляющей части).

16. Я полагаю, что норма эффективности, которая включена в статью 8, не только помещена в ее первый пункт, но и закреплена в указанной статье во всей ее полноте, в том смысле, что право на уважение частной жизни следует толковать не только широко, с тем чтобы включать в себя субправа экологического характера, но также: (а) любое вмешательство в право должно толковаться узко, и (б) в случае сомнений в проверке справедливого баланса между правом и вмешательством (хотя в данном случае такого сомнения не было), право должно превалировать над вмешательством: in dubio в пользу pro jure/libertate/persona. Аналогичным образом, когда дело анализируется с точки зрения позитивной обязанности или обязательства государства принять разумные и надлежащие меры для обеспечения прав заявителя в соответствии с пунктом 1 статьи 8, в случае сомнений в проверке справедливого баланса право должно превалировать над любыми другими конкурирующими интересами.

17. На мой взгляд, та часть нормы эффективности, которая касается охраны окружающей среды, а именно упомянутое субправо, еще не является нормой jus cogens, но пройдет не так много времени, прежде чем она будет разработана и станет такой нормой, учитывая негативные, иногда катастрофически негативные, прямые и косвенные последствия изменения климата – и, конечно же, других серьезных экологических опасностей, от которых страдает мир, – для эффективного осуществления всех прав человека.

V. Существует ли поднорма экологического характера в соответствии со статьей 11?

18. Статья 11 распространяется на любое мирное собрание. “Юридические принципы, касающиеся права на свободу мирных собраний, применяются довольно стандартным образом к демонстрациям защитников окружающей среды”. Субправо экологического характера, подразумеваемое в статье 8 и других положениях Конвенции, должно подкрепляться не только процессуальными правами (такими, как право на информацию, участие в принятии экологических решений и доступ к правосудию), но и осуществлением права на мирные демонстрации, предусмотренного статьей 11, демонстрация в настоящем деле была организована соответствующими заявителями против размещения отходов в месте, где они жили.

19. Власти, применив в данном случае меры, которые не были необходимы в демократическом обществе и, в частности, не были соразмерны какой-либо преследуемой законной цели, воспрепятствовали заявителям провести “зеленую” и мирную публичную демонстрацию и, таким образом, отстоять свое право на уважение их частную жизнь в соответствии со статьей 8 и их экологическое субправо в соответствии с этим положением. Следовательно, вывод в настоящем решении о нарушении статьи 11 (см. пункт 151 решения и пункт 5 его постановляющей части) был необходим. И этот вывод вместе с дополнительной компенсацией, присужденной Судом соответствующим заявителям в отношении морального вреда, показывают, что “зеленая” и мирная публичная демонстрация может быть признана Судом средством защиты экологических прав в демократическом обществе.

VI. Необходимость принятия нового Протокола

20. Однако следует подчеркнуть, что никакое новое право человека не может быть создано в соответствии с Конвенцией без принятия нового протокола, и юрисдикция Суда ограничивается толкованием и применением прав, гарантированных положениями Конвенции и Протоколов к ней (см. пункт 1 статьи 32 Конвенции). В этой связи, как заметила Наталья Кобыларж, “очевидно, что ЕСПЧ имеет свои пределы в том, что он не предусматривает материального права на здоровую окружающую среду и, таким образом, не предоставляет Суду бесконечной юрисдикции…”.

21. Следовательно, несмотря на эволюционирующую прецедентную практику Суда, существует необходимость включения материального права на здоровую, чистую, безопасную и устойчивую окружающую среду в Конвенцию посредством нового протокола.

22. В 2009 году Парламентская ассамблея Совета Европы рекомендовала своему Комитету министров разработать проект дополнительного протокола к Конвенции, в который было бы включено право на здоровую окружающую среду. Однако, к сожалению, Комитет не проголосовал за это, поскольку утверждалось, что система Конвенции уже косвенно способствовала защите окружающей среды благодаря развивающейся прецедентной практике Суда. К счастью, аналогичная резолюция была вновь принята Парламентской ассамблеей в конце сентября 2021 года. Однако никакого решения пока принято не было. Есть надежда, что Комитет министров на этот раз признает необходимость и срочность принятия такого дополнительного протокола, с тем чтобы обеспечить институционализацию охраны окружающей среды в рамках Конвенции.

23. Такое четкое положение в Конвенции стало бы стимулом для ужесточения внутреннего природоохранного законодательства и более ориентированного на защиту подхода национальных судов, но, что наиболее важно, оно обеспечило бы более широкую и полную конвенционную защиту потенциального права, обеспеченного Судом.

24. Так уж получилось, что настоящее дело могло бы получить защиту Конвенции без принятия нового протокола. Однако Наталья Кобыларз, ссылаясь на ряд дел, указала, что “отсутствие формальной правовой основы привело к тому, что Суд отклонил заявления, которые касались общей защиты окружающей среды или природы”. Таким образом, неспособность обеспечить такую защиту может быть решена только с помощью дополнительного протокола.

VII. Заключение

25. Я решил следовать настоящему решению суда, имея в виду не только изложенные в нем доводы, но и приведенный выше юридический анализ. Для обеспечения эффективного толкования, придания “зеленого” прочтения статье 8 и другим положениям Конвенции, необходимым условием является понимание взаимосвязи и взаимозависимости между правами человека и охраной окружающей среды, а также понимание источника этой защиты в статье 8, и о том, как он может быть разработан Судом в будущем. Это заключение скромно пытается внести свой вклад в достижение этих целей и, в то же время, стремится сделать еще один шаг в отношении правовой основы, фундамента и источника охраны окружающей среды в соответствии со статьей 8 Конвенции.

26. Наконец, в этом заключении подчеркивается, что мирная публичная демонстрация, защищенная статьей 11, может служить для заявителей средством отстаивания своих экологических прав в демократическом обществе.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Список дел:

No.

 

Жалоба №.

Дата подачи

Заявитель

Год рождения

Место жительства

Представлен

Административные разбирательства, связанное с жалобами по статье 11

 

Присужденная компенсация материального ущерба
1. 6142/18

10/01/2018

Алексей Николаевич КОТОВ

1983

Клин

 

— Отсутствуют —

 

— Отсутствуют —
2. 51015/18

15/10/2018

Василий Леонидович СТАРОСТИН

1977

Клин

 

10 марта 2018 – участвовал в акции протеста возле полигона против его эксплуатации, арестован по административным обвинениям в “участии в несанкционированном публичном мероприятии и блокировании движения”.;

 

16 марта 2018 года Московский городской суд признал заявителя виновным в “участии в несанкционированном общественном собрании и препятствовании движению транспорта” и наложил на него штраф в размере 10 000 рублей (около 140 евро на тот момент).;

 

17 апреля 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе в полном объеме.

140 евро
3. 51020/18

15/10/2018

Игорь Анатольевич МОЧАЛОВ

1969

Клин

 

Аналогично жалобе № 51015/18

 

140 евро
4. 51022/18

15/10/2018

Евгений Александрович ГОЛУБЕВ

1982

Коноплино, Клинский округ

 

Аналогично жалобе № 51015/18

 

 

140 евро
5. 51640/18

15/10/2018

Игорь Анатольевич МОЧАЛОВ

1969

Клин

4 марта 2018 года – организовано публичное и санкционированное мероприятие по защите окружающей среды от загрязнения, вызванного свалкой;

 

10 марта 2018 г. – арестован и обвинен в “нарушении организатором правил проведения публичных собраний [4 марта 2018 г.], что привело к затруднению движения пешеходов и доступа к инфраструктуре”.;

 

23 марта 2018 г. – городской суд Чебоксар переквалифицировал административное правонарушение на менее тяжкое и признал заявителя виновным в “нарушении организатором публичных собраний правил, касающихся безопасности людей”. Было установлено, что около 150 участников собрались в коридоре Ледового дворца на совещание по вопросам окружающей среды, организованное заявителем. Свидетели показали, что он призывал участников через мегафон обеспечить беспрепятственный вход в Ледовый дворец. Заявитель также утверждал, что представители правоохранительных органов также были обязаны обеспечить мирное поведение и безопасность граждан во время собрания. Национальный суд отклонил этот довод.

 

24 апреля 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе.

6. 51685/18

15/10/2018

Александр Владимирович КЛИМОВ

1980

Клин

 

10 марта 2018 – участвовал в акции протеста возле полигона против его эксплуатации, арестован по административным обвинениям в “участии в несанкционированном публичном мероприятии и блокировании движения”.;

 

20 марта 2018 г. – Мосгорсуд признал заявителя виновным в “участии в несанкционированном общественном собрании и препятствовании движению транспорта” и наложил на него штраф в размере 10 000 рублей.;

 

15 мая 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе.

140 евро
7. 51777/18

21/10/2018

Алексей Николаевич СТУДЕНОВ

1973

Клин

 

10 марта 2018 – участвовал в акции протеста возле полигона против его эксплуатации, арестован по административным обвинениям в “участии в несанкционированном публичном мероприятии и блокировании движения”.;

 

26 марта 2018 г. – Городской суд Тулы признал заявителя виновным в “участии в несанкционированном общественном собрании и препятствовании движению транспорта” и наложил на него штраф в размере 10 000 рублей (около 140 евро).;

 

24 апреля 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе.

140 евро
8. 52169/18

23/10/2018

Алексей Николаевич Котов

1983

Клин

10 марта 2018 – участвовал в акции протеста возле полигона против его эксплуатации, арестован по административным обвинениям в “участии в несанкционированном публичном мероприятии и блокировании движения”.;

 

28 марта 2018 г. – Мосгорсуд признал заявителя виновным в “участии в несанкционированном общественном собрании и препятствовании движению транспорта” и наложил на него штраф в размере 10 000 рублей.;

 

15 мая 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе.

140 евро
9. 56764/18

14/11/2018

Алексей Николаевич КОТОВ

18/06/1983

Клин

1) Судебное разбирательство против муниципальных властей за отказ утвердить уведомления заявителя о проведении публичного мероприятия 19, 25 и 26 ноября 2017 года в городском парке

 

23 ноября 2017 г. – городской суд г. Клина отклонил иск заявителя и постановил, в частности, что:

“…ответы [муниципальной администрации], предлагающие заявителю изменить место проведения мероприятия, хорошо аргументированы и не нарушают права [заявителя] на мирные собрания … Предложение изменить место проведения не является произвольным, поскольку …. другое публичное мероприятие уже запланировано на то же место и время, указанные [заявителем] в его уведомлении…”

24 ноября 2017 года – Московский областной суд оставил решение в силе в апелляционном порядке;

 

22 февраля 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе в кассационном порядке.;

 

27 июня 2018 г. – Верховный суд Российской Федерации оставил решение в силе в кассационном порядке.

 

2) Судебное разбирательство против муниципальных властей за отказ утвердить уведомление заявителя о проведении автопробега протеста 5 мая 2018 года

 

3 мая 2018 г. – городской суд г. Клин отклонил иск заявителя и постановил, в частности, что:

“было установлено, что маршрут [митинга], заявленный [заявителем], будет проходить по двухполосной дороге… [муниципальная администрация] не одобрила уведомление заявителя о публичном мероприятии, поскольку в соответствии с [применимым законодательством] транспортные средства, используемые во время публичного мероприятия, не могут использоваться на дорогах с односторонним движением или с двумя полосами движения… суд приходит к выводу, что нет оснований для удовлетворения иска [заявителя], поскольку не было установлено, что решение [муниципальной администрации] было незаконным или что оно нарушало права [заявителя]…”

4 мая 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе в апелляционном порядке;

 

25 июля 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе в кассационном порядке.;

 

10 октября 2018 года – Верховный суд Российской Федерации оставил решение в силе в кассационном порядке.

— Отсутствует —
10. 106/19

13/12/2018

Надежда Николаевна КОТОВА

1955

Клин

8 февраля 2018 года Московский областной суд удовлетворил ходатайство заявителя об отмене решения Московского городского суда от 13 октября 2017 года о приостановлении исполнения административного взыскания, наложенного на ООО «Комбинат». — Отсутствует —
11. 14282/19

04/03/2019

Игорь Анатольевич МОЧАЛОВ

1969

Клин

 

29 июля 2018 г. – заявитель участвовал в публичной акции протеста против эксплуатации полигона вместе примерно с двадцатью другими людьми;

 

2 августа 2018 г. – городской суд г. Бишкек признал заявителя виновным в “препятствовании движению транспорта” и приговорил его к шестидесяти четырем часам общественных работ.;

 

06 сентября 2018 года – Московский областной суд оставил решение в силе.

— Отсутствует —
12. 21963/19

10/04/2019

Александр Николаевич БАХМЕТЬЕВ

1982

Клин

25 August 2018 – the applicant participated in a public protest against the operation of the landfill site;

 

11 September 2018 – the Клин Town Court found the applicant guilty of “obstructing traffic” and imposed on him a fine of RUB 10,000;

 

11 September 2018 – the Клин Town Court terminated the administrative proceedings in respect of the applicant on charges of “disobeying the lawful order of a police officer”;

 

16 October 2018 – the Moscow Regional Court upheld the judgment of 5 September 2018.

140 евро
13. 21972/19

10/04/2019

Артем Михайлович ДАВЫДОВИЧ

1965

Клин

25 августа 2018 г. — заявитель участвовал в общественной акции протеста против эксплуатации полигона;

 

5 сентября 2018 г. – Мосгорсуд признал заявителя виновным в “создании препятствий дорожному движению” и наложил на него штраф в размере 10 000 рублей.;

 

11 сентября 2018 г. – городской суд г. Бишкек прекратил административное производство в отношении заявителя по обвинению в “неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции”.;

 

16 октября 2018 года – Московский областной суд оставил в силе решение от 5 сентября 2018 года.

140 евро
14. 21976/19

10/04/2019

Андрей Владимирович ВАСИЛЕВСКИЙ

1976

Клин

Аналогично жалобе № 21972/19 (см. выше) 140 евро

Приложение II

Выписки из документов, представленных заявителем

Максимальные разовые концентрации вредных веществ в атмосферном воздухе города Клин или его районов

Название организации, проводившей исследование Министерство природных ресурсов и экологии Московской области  

Государственная пожарно-спасательная служба

 

(в деревнях Голиково и Новоцапово)

 

Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды

Группа общественных активистов
  Дата

Вещество

Сентябрь 2017 Июнь 2017 Март 2018 Июнь

2018

Дек 2018 Фев 2019 Мар 2019 Июн 2019 Июл 2019 Авг 2019 Окт

2019

Нояб 2019
Сероводород 25 ПДК
Хлористый водород 1.5

ПДК

0.5 ПДК <1 ПДК <1 ПДК <1 ПДК 2 ПДК 6.5 ПДК 3.5 ПДК <0.5 ПДК 4.5 ПДК
Формальдегид 1,8 ПДК 17-40 ПДК 3-5.6 ПДК <1 ПДК <1 ПДК <1 ПДК 9 ПДК <1 ПДК <1 ПДК
Аммиак 3 ПДК 1 ПДК <0.5 ПДК <0.5 ПДК <0.5 ПДК <0.5 ПДК <0.5 ПДК <0.5 ПДК 1 ПДК
Хлорид 3-7 ПДК 1ПДК
Диоксид серы 0.6 ПДК 0.2 ПДК 0.01ПДК
Диоксид азота 53 ПДК 1 ПДК 0.3ПДК < 0.5 ПДК < 0.5 ПДК < 0.5 ПДК 1.35 ПДК < 0.5 ПДК < 0.5 ПДК 1.65 ПДК < 0.5 ПДК
Тиолы 0.8 ПДК <0.8

ПДК

23 ПДК 24 ПДК < 0.8 ПДК < 0.8 ПДК 2.5 ПДК 19.1 ПДК
Фенол 93.8 ПДК
Сажа 1.3 ПДК
Ксилол 2.3 ПДК

 

 

 

Приложение III

 

Выдержки из документов, представленных Властями

Таблица 1. Выдержки из отчетов о проверке качества воздуха в жилых районах вблизи Алексинского карьера

[обозначены концентрации выше ПДК]

Toxic substance Сероводород Аммиак Метан Метилмеркаптан Окись углерода Диоксид азота Оксид азота Фенол Ксилол Диоксид серы Неорганическая пыль Этилбензол Толуол Формальдегид
 ПДК

 

Дата тестирования

ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК mg/

m3

ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3
0.008 0.2 50 0.006 5.0 0.2 0.4 0.5 0.2 0.5 0.15 0.02 0.6 0.05
24/03/2018

(данные от ООО «Промэнерго»)

0.006 0.018 7.9 2.02 0.05 0.019
18/04/2018 <0.0048 <0.024 <30 <0.003 2.0 <0.1
27/04/2018 3.9-17 ПДК
01/10/2018 <0.004 <0.02 26.8 <1.5 <0.02 <0.03 0.01 <0.05 0.052 <0.05 <0.005
01/10/2018 <0.004 <0.02 27.5 <1.5 <0.02 <0.03 0.013 <0.05 0.055 <0.05 <0.005
07/11/2018 <0.0048 <0.024 2.14 2.18 <0.05 <0.03
13/11/2018 <0.0048 <0.024 2.12 2.15 <0.05 <0.03
13/11/2018 <0.0048 <0.024 2.14 2.18 <0.05 <0.03
22/01/2019 <0.0048 <0.024 <25 <0.003 <0.0018 <0.03 – 0.05
28/01/2019 <0.048 <0.024 33+/-8 <0.003 <0.0018 <0.03
29/01/2019 0.004 <0.01 0.36 0.025 0.007 <0.05 0.04 <0.05 <0.01
Вредное вещество Сероводород Аммиак Метан Метилмеркаптан Окись углерода Диоксид азота Оксид азота Фенол Ксилол Диоксид серы Неорганическая пыль Этилбензол Толуол Формальдегид
 ПДК

 

Дата тестирования

ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3
0.008 0.2 50 0.006 5.0 0.2 0.4 0.5 0.2 0.5 0.15 0.02 0.6 0.05
29/01/2019 0.004 <0.01 0.39 0.021 0.009 <0.05 0.03 <0.05 <0.01
29/01/2019 0.004 <0.01 0.34 0.022 0.006 <0.05 0.04 <0.05 <0.01
20/03/2019 <0.004 <0.2 <30 2.0 <0.05 <0.1
20/03/2019 <0.004 <0.2 <30 2.40 <0.05 <0.1
20/03/2019 <0.004 <0.2 <30 2.20 <0.05 <0.1
22/05/2019 <0.004 <0.2 <30 2.20 <0.05 <0.05
22/05/2019 <0.004 <0.2 <30 2.10 <0.05 <0.05
22/05/2019 <0.004 <0.2 <30 2.0 <0.05 <0.05
04/09/2019 <0.004 <0.2 <30 1.90 <0.05 <0.05
06/09/2019 <0.004 <0.2 <30 2.0 <0.05 <0.05
09/09/2019 <0.004 <0.2 <30 1.90 <0.05 <0.05

 

 

Таблица 2. Выдержки из отчетов об исследованиях качества воздуха на Алексинском карьере (воздух в промышленной/рабочей зоне)

[обозначены концентрации выше ПДК]

 

 

 

Токсичное вещество Сероводород Аммиак Метан Окись углерода Диоксид азота Оксид азота Фенол Сажа Ксилол Диоксид серы Неорганическая пыль Этилбензол Толуол Формальдегид
 ПДК

 

Дата тестирования

ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3
10 20 7000 20 2 5 1/0.3 150 10 2 50 4 0.5
24/03/2018

(данные от ООО «Промэнерго»)

0.032 0.24 396.0 3.79 0.18 0.06 0.10 0.28 0.04 0.04 0.012
0.031 0.25 396.1 3.85 0.18 0.06 0.04 0.12
07/11/2018 0.027 0.025 64.6 4.84 0.059 0.026 0.028 0.15 0.020 0.022 0.018
13/11/2018 0.027 0.017 64.6 2.42 0.026 0.019 0.022 0.018
13/11/2018 0.027 0.025 50.6 4.84 0.059 0.026 0.028 0.15 0.020 0.023 0.017
20/03/2019 0.010 <0.2 <30 3.0 0.10 <0.05 <0.05 <0.5
20/03/2019 0.008 <0.2 <30 4.0 <0.05 <0.05/0.10 0.11 0.16 <0.05 <0.05
22/05/2019 0.013 <0.2 <30 3.30 0.08 <0.05 <0.05 <0.5
22/05/2019 0.011 <0.2 <30 2.90 0.09 <0.05 <0.05 <0.5
04/09/2019 0.009 <0.2 <30 2.50 0.10 <0.05 <0.05 <0.5
04/09/2019 0.008 <0.2 <30 2.40 0.06 <0.05 <0.05 <0.5
04/09/2019 0.011 <0.2 <30 20.0 74.0 33.0 <0.3 <0.05 90.0 <0.05 <0.05 <0.5
04/09/2019 1,800 61.0 330,000 90.00 <0.1 1.60 2.0 0.20/0.05 44.00 <0.01 1 2.0
Вредное вещество Сероводород Аммиак Метан Окись углерода Диоксид азота Оксид азота Фенол Сажа Ксилол Диоксид серы Неорганическая пыль Этилбензол Толуол Формальдегид
 ПДК*

 

Дата тестирования

ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3 ПДК мг/м3
10 20 7000 20 2 5 1/0.3 150 10 2 50 4 0.5
04/09/2019 1,500 60 360,000 100.00 <0.1 2.10 2.0 0.30/<0.05 50.00 0.09 2.80 6.50

 

 

 

 

 

Таблица 3. Выдержки из отчетов о проверке качества воды в источниках на Алексинском карьере в 2019 году

[обозначены концентрации выше ПДК]

 

Вещество ПДК

(мг/л, если не указано иное)

Источник пресной воды в 0,3 км от границы карьера Пруд

0,5 км от карьера

Вода в реке выше по течению от карьера Вода в реке ниже по течению от карьера Контрольная скважина C4 (подземные воды) Контрольная скважина C9 (подземные воды) Источник воды на высоте 100 м над уровнем сброса сточных вод Источник воды на 100 м ниже сброса сточных вод
Май 2019 Май 2019 Сен. 2019 Мая

2019

Сен.

2019

Май 2019 Сен. 2019 Май 2019 Сен. 2019 Сен.

2019

Сен.

2019

Нефть 0.05 0.03 0.19 0.19 0.28 0.30 0.80 0.86 0.71 0.75 0.093 0.099
Водород 6.5-8.5

 

10.3 7.6 7.8 8.0 8.0 7.2 7.1 7.3 7.2 6.5 6.4
Сухой остаток 1000 171 248 189 204 209 191 202 198 195 645 655
Аммиак 0.5 0.34 0.31 0.30 0.35 0.37 7.6 6.9 0.17 0.54 1.7 1.8
Нитриты 0.08 <0.02 <0.02 <0/02 <0.02 <0.02 <0.02 <0.02 0.25 0.30 0.070 0.077
Нитраты 40 0.24 7.6 3.0 3.8 4.0 0.36 0.21 0.53 1.0 1.2 2.5
Сульфаты 100 <30 <30 <30 <30 <30 <30 <30 <30 <30 <30 <30
Хлорид 300 51 <10 21 43 46 <10 <10 <10 <10 <10 <10
Железо 0.10 0.7 2.4 0.29 0.4 0.43 0.4 0.48 0.7 0.60 2.9 3.0
Медь 0.001 0.005 0.006 0.001 0.006 0.006 0.011 0.013 0.017 0.016 0.001 0.001
Вести 0.006 0.013 0.029 0.005 0.019 0.021 0.039 0.030 0.039 0.041 0.005 0.005
Хром 0.07 0.059 0.063 0.048 0.060 0.065 0.066 0.059 0.057 0.054 <0.01 0.01
Никель 0.01 0.010 0.002 0.006 0.009 0.010 0.009 0.003 <0.0002 0.010 0.006 0.007
Кадмий 0.005 0.002 0.004 0.001 0.003 0.004 0.006 0.009 0.002 0.005 0.004 0.004
Марганец 0.01 0.035 0.056 0.017 0.030 0.035 0.10 0.12 0.041 0.056 0.010 0.010

 

Таблица 4. Выдержки из отчетов о проверке качества воды в источниках на Алексинском карьере/вблизи него в июне 2018 года, осуществленных ООО «Промэнерго»

указаны концентрации выше ПДК

Вещество ПДК

(мг/л, если не указано иного)

Источник пресной воды B1 Река под карьером Река над карьером Скважина № 4 Скважина № 9
Непрозрачность 1.5 6.51 6.40 16.6 45.9 11.3
Взвешенные частицы 10.75 3.50 3.50 7.78 29.2 6.32
Сухой остаток 1000.0 362.0 412.0 407.0 378.0 575.0
Хлориды 350.0 55.4 14.2 14.0 15.2 15.6
Сульфаты 500.0 <10.0 13.2 27.1 13.6 <10.0
Ионы аммиака 1.5 <0.10 <0.10 0.269 0.149 0.219
Нитрит-ион 3.3 <0.003 <0.003 0.038 0.033 0.619
Нитрат-ион 45.0 <0.10 <0.10 <0.10 <0.10 6.45
Фосфаты 3.50 0.277 0.386 1.35 <0.05 3.86
Нефть 0.30 <0.04 0.096 0.060 0.045 <0.04
Железо 0.30 0.908 0.735 2.71 10.1 4.04
Вести 0.01 <0.002 <0.002 <0.002 <0.002 <0.002
Медь 1.0 0.014 0.021 0.026 0.154 0.034
Никель 0.02 0.029 0.05 0.034 0.043 0.024
Кадмий 0.001 <0.002 <0.002 <0.002 <0.002 <0.002
Марганец 0.1 0.105 <0.005 0.451 0.983 <0.005
Хром 0.5 <0.01 0.01 <0.01 <0.01 <0.01

 

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить