echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №53048/10 "Исайкин против России"

Нарушения статьи 3 Конвенции.
Дело Исайкина против России, CASE OF ISAYKIN v. RUSSIA.
27 февраля 2018 года Европейским судом по правам человека было рассмотрена жалоба, в которой были приведены доказательства нарушения статьи 3 Конвенции. ЕСПЧ удовлетворил данную жалобу и обязал выплатить государство ответчика компенсацию в размере 6 250 (Евро.)
Заявитель жаловался на плохие условия содержания под стражей, предусмотренные статьей 3 Конвенции. ЕСПЧ рассмотрел данную жалобу и вынес следующие решение, что в данном деле имеются нарушения статьи 3 Конвенции. Также суд обязал государство ответчика выплатить денежные сумму, которая составила 6 250 (Евро.)
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
Дело Исайкина против России, CASE OF ISAYKIN v. RUSSIA
(Приложение №. 53048/10)
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
27 февраля 2018 года
Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу Исайкин против России,
Европейский Суд по правам человека (третья секция), заседая Комитетом в составе:
 Луис Лопес Герра, Президент,
 Дмитрий Дедов,
 JolienSchukking, судьи,
и Fatoş Aracı, заместитель секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 6 февраля 2018 года,
Суд выносит следующее решение, которое было принято в тот же день:
ПОРЯДОК
1.  Была подана жалоба (№. 53048/10) против Российской Федерации 6 июля 2010 года г-н Игорь Викторович Исайкин (“заявитель”) подал в суд заявление в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”).
2.  Заявитель был представлен г-ном Е. Марковым, адвокатом, практикующим в Будапеште. Российское правительство (“правительство”) представлял г-н Г. Матюшкин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Гальперин.
3.  20 ноября 2012 года заявление было доведено до сведения Правительства.
ФАКТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
I. Обстоятельства дела
4.  Заявитель родился в 1972 году и содержится под стражей в городе Белово кемеровской области.
A. Условия содержания под стражей
1.  Счет заявителя
5.  После заявителя арестоли по подозрению в незаконном обороте наркотиков, на 14 ноября 2008 года он был помещен в изолятор временного содержания №. 70/1 в Томске. Он оставался в этом учреждении до 20 апреля 2010 года. Он был находился в камерах №. 91, 1, 7, 55, 4, 56, 51. Каждая камера размером примерно в двадцать метров в каждой камере находилось 10 и 14 заключенных. В большинстве камер туалет был просто дырой в полу. Туалетная раковина была установлена в трех камерах, в углу, и отделена от жилой зоны 1,5-метровым перегородкой. Заявителю ежедневно предоставлялась часовая прогулка по двору отдыха.
2.  Счет Правительства
6.  По данным Правительства, заявителю было предоставлено индивидуальное спальное место, за исключением периода содержания под стражей с 18 ноября по 2 декабря 2008 года. В камерах было искусственное освещение, естественная и искусственная вентиляция, камеры отапливались.
В. Равенство возможностей при рассмотрении апелляций
7.  30 декабря 2009 года Ленинский районный суд Томска признал заявителя виновным  в незаконном обороте наркотиков и приговорил его к девяти годам и шести месяцам лишения свободы.
8.  Адвокат заявителя подал апелляцию и попросил обеспечить присутствие заявителя на слушании апелляции.
9.  17 мая 2010 года Томский областной суд оставил приговор в силе, заслушав прокурора и адвоката заявителя. Заявитель не был доставлен на слушания.
10.  13 февраля 2013 года Президиум Томского областного суда отменил решение от 17 мая 2010 года и передал дело на новое рассмотрение.
11.  25 марта 2013 года Томский областной суд оставил без изменений приговор в отношении заявителя. Заявитель и его адвокат присутствовали на слушании.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
12.  Внутренние положения, касающиеся условий содержания под стражей, описаны в деле Ананьев и другие против России (№. 42525/07 и 60800/08, §§ 25-54, 10 января 2012 г.).
13.  Если осужденное лицо желает принять участие в апелляционном слушании, оно должно указать об этом в своем апелляционном заявлении (статья 375 § 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).
14.  Отказ стороны, которая была должным образом уведомлена о дате, времени и месте рассмотрения апелляции, присутствовать на слушании, не должен мешать суду приступить к рассмотрению дела (статья 376 § 4 Уголовно-процессуального кодекса).
15.  Если суд не может приступить к разбирательству из-за отсутствия стороны, вызванной в суд, он должен отложить слушание (Уголовно-процессуальный кодекс, статья 253 § 1).
ЗАКОН
I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции
16.  Заявитель жаловался на плохие условия содержания под стражей, предусмотренные статьей 3 Конвенции, которая гласит:
“Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”
17.  Правительство оспорило этот аргумент.
18.  Заявитель подтвердил свою жалобу.
А. Приемлемость
19.  Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 а) Конвенции. Суд далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
В. Достоинства
20.  В контексте лишения свободы суд неоднократно подчеркивал, что для того, чтобы подпадать под действие статьи 3, страдания и унижения в любом случае должны выходить за рамки этого неизбежного элемента страдания и унижения, связанного с содержанием под стражей. Государство должно гарантировать, что лицо содержится под стражей в условиях, совместимых с уважением человеческого достоинства, чтобы способы и методы исполнения этой меры не были бы привышены. (см. Kudła в. Польша [ГК], нет. 30210/96, §§ 92-94, ЕСПЧ 2000 XI, и Попов против России, нет. 26853/04, § 208, 13 июля 2006 года).
21.  При оценке условий содержания под стражей необходимо учитывать совокупные последствия этих условий, а также конкретные утверждения заявителя (см. 40907/98, § 46, ЕСПЧ 2001-II). Необходимо также учитывать продолжительность периода, в течение которого лицо содержится под стражей в конкретных условиях (см., в частности, дело Алвер против Эстонии, нет. 64812/01, 8 ноября 2005 года).
22.  Суд отмечает, что в данном случае заявитель провел 1 год, 5 месяцев и 5 дней в переполненных камерах площадью около 20 квадратных метров. Ему было предоставлено 1,4-2 квадратных метра личного пространства.
23.  Кроме того, туалет был отделен от остальной камеры только низким забором. Во многих случаях суд отмечал, что такая тесная близость унитаза и помещения не только вызывает возражения с точки зрения гигиены, но и лишает задержанного, пользующегося туалетом, какой-либо личной жизни (см. Ананьев и другие, упомянутые выше, § 157, с дополнительными ссылками).
24.  Заявителю был разрешен одночасовой период ежедневных упражнений на свежем воздухе. Суд часто отмечал, что кратковременная продолжительность занятий на открытом воздухе, ограниченная одним часом в день, была фактором, еще более усугубляющим положение заявителей, которые были помещены в свою камеру до конца времени без какой-либо свободы передвижения (Сеананьев и другие, упомянутые выше, § 151, с дополнительными ссылками).
25.  Вышеизложенные соображения достаточны, чтобы позволить суду прийти к выводу, что в данном случае условия содержания заявителя под стражей были неадекватными. Таким образом, имело место нарушение статьи 3 Конвенции.
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ
26.  Заявитель подал жалобу в соответствии со статьей 6 § 1 и § 3  Конвенции о том, что власти не обеспечили его присутствие на слушании апелляции, в то время как прокурор присутствовал и сделал устные представления. Соответствующие части статьи 6 Конвенции гласят:
“1. В определении … любое уголовное обвинение против него, каждый имеет право на справедливое … слушание. .. [a]… суд…
3. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет следующие минимальные права:
(с) защищать себя лично или через выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда этого требуют интересы правосудия…”
27.  Правительство утверждало, что заявитель утратил статус жертвы.
28.  Заявитель подтвердил свою жалобу.
29.  Суд повторяет, что в случаях, когда предполагаемое нарушение уже имело место, последующие события могут привести к потере статуса “жертвы”, если национальные власти признали, прямо или по существу, а потом предоставили возмещение за, нарушение Конвенции (видеть, среди других органов власти, Amuur против Франции, 25 июня 1996 г., § 36, отчеты о постановлениях и решениях 1996-III) по.
30.  Суд далее вновь заявляет, что возобновление разбирательства само по себе не может автоматически рассматриваться как достаточное возмещение, способное лишить заявителя статуса жертвы. Для выяснения того, сохранил ли заявитель статус потерпевшего, суд рассмотрит разбирательство в целом, включая разбирательство, последовавшее за его возобновлением (см. Сахновский против России [ГК], нет. 21272/03, § 83, 2 ноября 2010, и Тимошин против России (реш.), нет. 17279/05, 17 мая 2011).
31.  В данном случае суд по надзору отменил апелляционное решение на том основании, что нижестоящий суд не обеспечил присутствие заявителя на слушании апелляционной жалобы. Таким образом, они открыто признал нарушение права заявителя на защиту лично в апелляции и отправил на новое кассационное слушанье.
32.  Заявитель и его адвокат присутствовали на новом апелляционном слушании и смогли сделать устные заявления. Нет никаких признаков того, что эти новые процедуры имели какие-либо недостатки. Поэтому принятые властями меры обеспечили заявителю адекватное возмещение в связи с нарушением его права на участие в апелляционном слушании.
33.  В этих обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что недостатки в первоначальном апелляционном производстве были устранены с помощью последующей процедуры в апелляционном суде. Тот факт, что заявитель присутствовал на новом слушанье , представляет собой адекватное возмещение за нарушение его права на справедливое судебное разбирательство.
34.  Поэтому, принимая во внимание содержание решения суда по надзору и пересмотру и последующее повторное рассмотрение дела заявителя, в ходе которого ему была предоставлена эффективная возможность присутствовать, суд приходит к выводу о том, что национальные власти признали и затем обеспечили возмещение за предполагаемое нарушение Конвенции, которое произошло в результате явки заявителя на слушание (см. Тимошин, упомянутый выше; Ложкин против России (реш.), нет. 16384/08, §§ 14 22, 22 октября 2013 года; и Хисматуллин в. России, нет. 33469/06, § § 61-67, 11 декабря 2014 г.).
35.  Следует, что заявитель не может претендовать на звание “жертвы” предполагаемого нарушения статьи 6 §§ 1 и 3 (C) Конвенции в значении статьи 34 Конвенции, и что эта часть жалобы должна быть отклонена в соответствии со статьями 34 и 35 §§ 3 (A) и 4 Конвенции.
III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
36.  Заявитель также подал другие жалобы, в частности жалобы, касающиеся условий содержания в исправительной колонии.
37.  Однако с учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов и в той мере, в какой эти жалобы относятся к его компетенции, суд приходит к выводу об отсутствии каких-либо признаков нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции. Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.
IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
38.  Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного возмещения, суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”
Повреждения А.
39.  Заявитель потребовал 15 000 евро в отношении морального ущерба.
40.  Правительство заявило, что заявленная заявителем сумма является чрезмерной.
41.  Суд присуждает заявителю 6 250 евро в отношении морального ущерба.
B. Затраты и расходы
42.  Заявитель также потребовал 2250 евро на покрытие расходов.
43.  Правительство заявило, что заявитель не представил документов, подтверждающих его требования.
44.  Суд отмечает, что заявитель не представил никаких документов в поддержку своего требования. Таким образом, его претензия необоснованна.
Проценты по умолчанию
45.  Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО,
1.  Объявляет жалобу относительно условий содержания заявителя под стражей на основании статьи 3 приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;
2.  Что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;
3.  Зацепки
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 6 250 евро (шесть тысяч двести пятьдесят евро) плюс любой налог, который может взиматься в отношении морального ущерба, для пересчета в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату урегулирования;
(б) что по истечении выше-упомянутые три месяца до урегулирования простые проценты подлежат уплате на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;
4.  Отклонить оставшуюся часть иска заявителя о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и сообщено в письменном виде 27 февраля 2018 года, в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента суда.
 Fatoş Aracı Луис Лопес Герра
 Заместитель Председателя Секретаря

 

|| Все дела по Статье 3 Конвенции ||

 

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить