echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Нарушение свободы выражения мнений посредством снятия парламентской неприкосновенности.

Дело Керестеджиоглу против Турции (Kerestecioğlu Demir v. Turkey, no. 68136/16, 4 May 2021)

Дело касалось снятия депутатской неприкосновенности с заявительницы – члена Национального собрания Турции решением, которое, по ее мнению, было вызвано несогласием с ее политическими убеждениями.

События данного дела связаны с обстоятельствами аналогичной жалобы Селахаттина Демирташа против Турции. Европейский суд по правам человека ранее вынес решение в пользу турецкого оппозиционного политика, находящегося в предварительном заключении по обвинению в терроризме. Под терроризмом власти Турции понимали протестные акции, которые повлеки вспышки насилия в Турции в 2014 и 2015 годах после провала переговоров по урегулированию курдского вопроса.

В 2015 году заявительница был избрана в парламент.

28 июля 2015 года Президент Республики выступил с заявлением о том, что лидерам Народно-демократической партии (НДП) придется «расплачиваться» за террористические акты.

29 июля 2015 года все депутаты группы НДП, включая заявительницу, подали петицию в Бюро Великого Национального собрания Турции («Национальное собрание») с просьбой об отказе от иммунитета членов их парламентской группы. Однако Бюро Национального собрания проинформировало председателя группы ПНД о том, что в соответствии с Правилом 134 Правил процедуры простого факта, что депутат просит о лишении его или ее депутатской неприкосновенности, недостаточно для приведения в исполнение этой меры.

Несколько месяцев спустя государственный обвинитель обратился к Национальному собранию с просьбой снять с заявительницы депутатскую неприкосновенность в контексте уголовного преследования против нее. По словам заявительницы, эта просьба была вызвана ее участием в заявлении для прессы по вопросу акций протеста курдского населения.

В мае 2016 года Ассамблея приняла конституционную поправку, в соответствии с которой иммунитет автоматически снимался со всех депутатов, заинтересованных в таком запросе, если он был получен до даты принятия соответствующей поправки. Конституционная поправка касалась в общей сложности 154 депутатов.

Семьдесят депутатов оспорили эту меру в Конституционном суде в порядке, применимом к решениям о снятии иммунитета. Однако Конституционный суд счел, что в отношении поправки к Конституции заявление об аннулировании является приемлемым только в том случае, если оно было подано по крайней мере одной пятой из 550 членов Национального собрания, и этот порог не был достигнут. Таким образом, эта мера вступила в силу, и заявительница лишилась иммунитета в отношении вышеупомянутого уголовного расследования. На парламентских выборах 2018 года она была переизбрана.

Заявительница обратилось с жалобой на то, что снятие с нее иммунитета было основано на ее политических взглядах, нарушило ее права, гарантированные ст. 10 Европейской Конвенции.

Анализируя данное дело Суд обратил внимание на принципы своей судебной практики, касающиеся свободы выражения мнений парламентариев, изложенные в деле Селахаттина Демирташа (№ 2). В этом деле Суд указал, что цель конституционной поправки состояла в том, чтобы ограничить политические выступления членов парламента, о которых идет речь.

Кроме того, Европейский Суд подтвердил выводы Венецианской Комиссии, на которые ссылалась заявительница, о том, что эта поправка была внесена с использованием «неправомерной процедуры». Суд, как и Комиссия счел, что в данном случае речь шла о специальной, разовой и ad hominem поправке, беспрецедентной в конституционной традиции Турции. Мотивы внесения изменений в Конституцию свидетельствуют о том, что они касались конкретных заявлений депутатов, прежде всего оппозиционных. По мнению суда, с учетом парламентской практики и традиций Турции депутат не мог разумно ожидать, что во время его парламентского срока будет введена такая процедура, которая тем самым ослабит свободу выражения мнений членов Национального Собрания.

В свете этих соображений Суд пришел к выводу, что лишение заявительницы депутатской неприкосновенности в соответствии с конституционной поправкой само по себе представляет собой вмешательство в ее право, предусмотренное статьей 10 Конвенции. Подтверждая анализ Большой палаты по делу Селахаттина Демирташа (№ 2), вынесенный 22 декабря 2020 года, Суд установил, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

Также Суд отметил, что в ходатайстве от 29 июля 2015 года все депутаты НДП, включая заявительницу, просили об отказе от их депутатской неприкосновенности. Однако 3 августа 2015 года Бюро Национального собрания указало, что сам факт того, что депутат обратился с просьбой об отказе от своей депутатской неприкосновенности, является недостаточным для приведения этой меры в исполнение. Основываясь на данных обстоятельствах, Суд пришел к выводу, что ходатайство не повлияло на его вывод об отмене депутатского иммунитета заявителя после внесения конституционной поправки от 20 мая 2016 года.

Таким образом, Суд конституировал нарушение ст. 10 Европейской Конвенции и присудил заявительнице 5000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить