+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Защита в ЕСПЧ права на экологию

Изучение глобальных экологических проблем – общемировой тренд последних лет. Вопросы глобального потепления, сокращения озонового слоя, загрязнения Мирового океана и повышения его уровня, исчезновения редких видов животных, опустывания и многих других проблем регулярно поднимаются не только на экологических, но и экономических, а также политических форумах.
Это проблемы всего человечества, но волнуют они, преимущественно, специалистов. Для простого человека, будь то городской или сельский житель, актуальны, в первую очередь, те вопросы экологии, с которыми ему приходится сталкиваться чуть ли не каждый день.
Это и повсеместные свалки мусора, и опасные выбросы расположенных поблизости заводов, и постоянно возрастающий уровень загрязнения местных рек, озер и других водоемов. Таких проблем очень много, и все они касаются буквально каждого, потому что каждый рискует заболеть и даже умереть из-за откровенно плохого состояния окружающей среды, в которой приходится жить.
Статья 42 Конституции РФ закрепляет право каждого человека «на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».
Аналогичный подход используется и в законодательстве других европейских стран – разница, по сути, только в терминах и формулировках. Но одно дело – декларирование прав, и совершенно другое – их обеспечение и защита. И вот с этим – серьезные проблемы. Особенно в России, где многие экологические вопросы либо замалчиваются, либо скрываются от широких масс населения, либо просто констатируются, но никак не решаются.
Как нарушаются наши права на благоприятную окружающую среду: основные проблемы с экологией в российских городах и селах.
Проблем с экологией в России очень много. Как правило, их концентрация наблюдается в промышленных регионах и городах. Но есть три проблемы, характерные сегодня для всей России и каждого ее жителя:
• промышленные выбросы (сбросы) – загрязнение воздуха, почвы и воды;
• мусорная проблема – несанкционированные свалки и мусорные полигоны рядом или непосредственно в жилом секторе;
• вырубки лесов, лесные пожары, сокращение зеленых зон.
Промышленные загрязнения
Ключевая проблема – промышленное загрязнение воздуха и водоемов. Практически любой населенный пункт, где есть какое-либо производство, небезопасен с точки зрения экологии. Тот факт, что уровень выбросов (сбросов) соответствует установленным нормативам, еще не очень не говорит. Это не более чем некий допустимый предел загрязнения, который все равно и сейчас, и со временем сказывается на окружающей среде и здоровье каждого жителя.
Но есть и еще один риск – нельзя на 100% застраховаться от того, что однажды допустимый уровень выбросов (сбросов) не будет превышен. Технический сбой, авария, природное явление или человеческий фактор – что угодно может привести к этому. И приводит, причем намного чаще, чем кажется. Просто общеизвестными становятся, как правило, только такие случаи, которые невозможно скрыть:
В середине августа 2018 года в Якутии на алмазном месторождении «Иреляхская россыпь» произошел прорыв 4 дамб дражных котлованов с технической водой. Были загрязнены реки Ирелях, Вилюй и Малая Ботуобуя: допустимый уровень содержания взвесей, ионов меди и железа оказался превышен в сотни раз, ртути, марганца, свинца, кадмия – в десятки раз. Наиболее сильно пострадала река Вилюй, из которой велся забор питьевой воды для четырех районов Якутии. Пострадали и другие водоемы республики. Из-за плохой информационной работы с населением началась паника. Ее подогревали слухи и воспоминания из советского прошлого, когда информация об авариях и загрязнениях рек засекречивалась, люди пили отравленную воду и умирали. Ситуация дошла до скандала после того, как Роспотребнадзор через некоторое время признал воду соответствующей требованиям, а независимые экспертизы показали обратное. В результате государственные ведомства и экологи остались каждый при своем мнении.
Есть города и регионы, где проблемы с экологией считаются уже чуть ли не нормой. Яркий пример – Кузбасс. Но даже здесь рано или поздно возникают ситуации, когда терпению приходит конец:
В феврале 2019 года в интернете появились фотографии «угольного ада». Города Прокопьевск, Ленинск-Кузнецкий и Киселевск оказались покрыты сугробами черного снега. Угольная пыль проникала даже в квартиры и скапливалась на подоконниках. Понятно, что всем этим приходилось дышать. Причина – многократное превышение допустимых параметров промышленных выбросов, которые попали в воздух, а затем выпали в виде таких осадков. Проверки выявили (или «назначили») виновных – две кузбасские обогатительные фабрики. Но ответственность никак особо не повлияла на работу предприятий. Да, случилось. Но учитывая масштабы экологических проблем на Кузбассе в целом, произошедшее – скорее «небольшой инцидент». И горожане, публикуя фото и комментарии в соцсетях, уже даже не интересовались, когда экологическое безобразие прекратится. Реакция властей ограничилась только проверками и наложением на юридических лиц штрафных санкций, то есть, по сути, констатацией факта.
В последнее время ежегодно в СМИ освещается тема запаха сероводорода в Москве. Особо остро проблема встала в 2017 году, когда датчики фиксировали 30-50-кратное превышение допустимой концентрации токсичного смога на юго-востоке столицы. Проблема то возникла, то исчезала, но периодически наблюдалась в течение всего года. Среди причин назывались выбросы Московского нефтеперерабатывающего завода и асфальтобетонного завода в Балашихе, а также последствия сжигания мусора на полигонах и прямо в промзонах.
Есть и примеры, когда власти вообще «не фиксируют» проблему. О них можно узнать разве что из интернета:
В феврале 2019 года стали появляться сообщения от местных жителей зауральского села Уксянское Курганской области, по словам которых, год назад на урановом руднике «Далура» произошел прорыв продуктопровода с выбросом тонн радиоактивного вещества. Активисты-экологи выезжали на место и, действительно, зафиксировали деформацию труб и следы вещества желтого цвета на их поверхности. Более явных следов аварии уже не было, но, по всей видимости, ЧП все-таки имело место, и о нем решили умолчать. Вместе с тем, не исключается, что выброс был не радиоактивного вещества, а выщелачивающего раствора, который, впрочем, тоже опасен для окружающей среды. Если посмотреть сообщения СМИ на эту тему, то в них в основном фигурируют «могло» и «возможно». В пресс-службе уранового холдинга «АРМЗ» факт аварии отрицают. Природоохранная прокуратура также отметила, что сведениями о ЧП не располагает.
Мусорная тема
Еще одна больная тема, а для многих городов главная – мусорный вопрос. Здесь «хороши» все, начиная с обычных граждан, которые выбрасывают и оставляют мусор где попало, и заканчивая властями, которые десятилетиями не могут решить проблему мусорных полигонов и организации переработки ТКО/ТБО.
Период 2018-2019 года уже называют «Мусорным кризисом в России». И это действительно так, учитывая и сами проблемы, и массовые протесты граждан, прокатившиеся по многим российским городам: от Москвы и Московской области до Нижегородской и Челябинской областей:
В феврале-мае 2018 года проблема мусорного полигона «Ядрово» обернулась массовым отравлением детей и взрослых, за которым последовали митинги, одиночные пикеты и перекрытия дорог в Подмосковье. Причина – удушливые ядовитые газы с мусорного полигона. По некоторым данным, содержание вредных химикатов в десятки раз было превышено не только в воздухе, но и в водопроводной воде. Максимум, что предложили местные власти – дегазацию, что, по сути, решало только задачу устранения последствий. Активисты же выступали за полное закрытие подмосковных свалок. Однако митинги и протесты регулярно подавлялись полицией и ОМОНом, наиболее активные граждане – задерживались за неповиновение. Жители, которые обращались в суд за защитой своих прав (более 50 человек), практически ничего не добились. Суд посчитал недоказанными факты отравления свалочными газами. Полугодовые протесты к зиме 2018-2019 года сошли на «нет». Полигон оставили и, ориентировочно, планируют закрыть только к 2020 году. По заявлениям властей, ситуация под контролем, что, понятно, далеко от действительности: пока есть полигон – продолжаются и выбросы, и загрязнения грунтовых вод.
«Мусорные протесты» в Подмосковье широко освещались в СМИ, в том числе федеральных. А вот аналогичные скандалы регионального уровня менее известны общественности, правда, касались они, преимущественно, двух проблем: строительство мусорных полигонов и возросший размер платы за вывоз ТКО/ТБО в связи с началом работы региональных операторов. Протесты коснулись Ярославской, Тамбовской, Тульской, Ленинградской, Челябинской, Архангельской и Нижегородской областей. Проведённые проверки везде выявляли серьезные нарушения санитарного контроля на мусорных полигонах. Проблема всей России – несанкционированные свалки. К сожалению, запуск в 2019 году «мусорной реформы» обернулся скорее усугублением ситуации, чем ее решением. Во многих регионах наладить работу регионального оператора не удается по сей день. При этом граждане продолжают жаловаться и на полигоны, и на несанкционированные свалки, и, еще больше, на необоснованно завышенные тарифы на вывоз ТКО/ТБО.
Вырубка растительности и сокращение зеленых зон
Экологические проблемы имеют не только техногенный характер. Многие провоцируются вырубкой парков и зеленых зон под застройку, создание мусорных полигонов, прокладку коммуникаций или для обеспечения подъездов к участкам ремонта и реконструкции дорог и дорожно-транспортной инфраструктуры. Власти любят рапортовать об открытии новых парков, пешеходных зон и зон отдыха, но на самом деле они – капля в море по сравнению с тем, что было уничтожено и о чем принято умалчивать. Наглядный пример этому – Москва:
Осенью 2017 года москвичи активно протестовали против частичной вырубки в Филевском парке, которая была инициирована в связи с дорожно-транспортными строительными работами.
В том же 2017 году чиновниками было проигнорировано недовольство москвичей работами по благоустройству Воробьевых гор. Да, вроде бы, все делалось во благо отдыхающих и гостей столицы. Но, по словам активистов, проложенные для десятков прожекторов кабели нарушили корневую систему деревьев, а мощный свет и шум создали угрозу для животных и птиц. Обращалось внимание и в целом на варварское отношение к природе при проведении работ, а также на отсутствие экологической экспертизы проекта.
Текущая московская реновация также вызывает опасение экологов. По их заявлениям, снос старых и строительство новых домов уничтожат более 2,5 га растительности, а некоторые столичные районы (Кузьминки, Царицыно, Перово, Северное Измайлово, Алтуфьевский и другие) лишатся 25% своих зеленых насаждений. Да, скорее всего, будут проведены работы по озеленению, но чтобы заменить одно дерево, нужны десятки лет для роста нового до аналогичных размеров.
Вырубка зеленых насаждений провоцирует другие проблемы. В частности, она сокращает площади естественного обитания животных и птиц. Поэтому уже не стоит особенно удивляться, когда прямо по городским площадям и улицам гуляют лоси, медведи и другая лесная живность. Усугубляют ситуацию незаконные вырубки лесов, палы травы и лесные пожары, уничтожающие все живое.
Защита прав на благоприятную окружающую среду
Конституция РФ закрепляет не только право на благоприятную окружающую среду. Кроме того, основной закон защищает право на достоверную информацию о ее состоянии и право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением.
Несмотря на то, что Конституция имеет прямое действие и нарушение закрепленных в ней прав – достаточное условие для обращения за юридической защитой, в том числе судебной, на практике все не так просто:
1. С позиции российского законодательства (ФЗ №52 от 30.03.1999 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»), благоприятная для человека окружающая среда – такая среда обитания, где какие бы то ни было факторы не оказывают вредного воздействия на человека. Что на практике? Даже если какое-то производство или, например, мусорный полигон, функционирует в пределах допустимых параметров выбросов (сбросов), то нарушения права на благоприятную окружающую среду формально нет. И неважно, что идет накопление вредных веществ в воздухе или в воде, как и то обстоятельство, что все в совокупности производства, полигоны, транспорт и прочие источники вредных веществ могут создавать в определенной местности невыносимые условия для жизни и здоровья человека. Таких примеров масса. И единственное фактическое средство защиты права на благоприятную окружающую среду в этих случаях – смена места жительства и переезд в более экологически благоприятную местность. Понятно, что позволить себе это могут далеко не все граждане. Бороться со всеми сразу предприятиями города или мусорными полигона с помощью правовых средств – просто нереально. Кому предъявлять требования? Местной администрации или, быть может, федеральным властям? Эти вопросы остаются открытыми. Жители митингуют, перекрывают дороги, устраивают пикеты, но это все разовые акции, которые со временем сходят на «нет» и проблемы не решают.
2. Право на достоверную информацию имеет две составляющих: право на доступ к информации и ее получение, а также право на своевременную и достоверную информацию. С информированием населения также наблюдаются проблемы. Зачастую официальная информация предоставляется по факту – после того, как она озвучена в СМИ или соцсетях. Предупреждать граждан об экологических угрозах заранее – редкость для России. Считается, что это может спровоцировать панику, создать экономические и политические проблемы. Да, многие сведения можно найти на сайтах государственных органов, но это обязательный минимум информации, в том числе данные постоянных мониторингов Ростехнадзора, Роспотребназдора, Минприроды или МЧС. Своевременное получение достоверной информации – еще более сложная проблема. На запросы могут не ответить или сделать вид, что он не поступал. Могут сослаться на конфиденциальность информации, государственную, служебную или коммерческую тайну. Но чаще всего поступают отписки – формальные ответы, из которых трудно понять и оценить экологическую ситуацию. Правдивость сведений вообще практически невозможно проверить, особенно если всей полнотой информации располагает только государство. Часто данные экологов и независимых экспертиз расходятся с официальными данными, но производство экспертиз – дорогое удовольствие. Многие проблемы отчасти замалчиваются, дабы «не создавать паники». Многие факты скрываются от населения, и если оно само не обратит внимания на проблему, то о ней и не станет известно широкой общественности. Вызывает нарекания и своевременность информирования, особенно о потенциальных угрозах для жизни и здоровья.
3. Право на возмещение ущерба здоровью и имуществу – это возможность получения денежной выплаты. Но, во-первых, только если имело место экологическое правонарушение и, во-вторых, если будет доказана причинно-следственная связь между таким нарушением и вредом. Эффективный способ получения компенсации – судебная защита. Однако из-за слабой юридической грамотности населения и сложности доказывания, многие процессы заканчивают ничем. Впрочем, большинство граждан в суд даже не обращаются. Еще один аспект – суммы присуждаемых выплат. Их заявленный размер тоже нужно доказывать, но даже если удастся – суды идут по пути снижения выплаты. Практика такова, что суд, скорее всего, присудит ту сумму, которая обычно фигурирует в подобных делах. О том, чтобы получить многотысячные, не говоря о миллионных компенсациях, как за рубежом, и речи не идет, даже если реальный ущерб позволяет это сделать. Оставляет желать лучшего и исполняемость судебных решений, в том числе работа судебных приставов.
В целях защиты экологических прав каждый человек может:
• создавать общественные объединения экологической направленности и участвовать в них;
• обращаться с запросами в органы власти для получения сведений о состоянии окружающей среды в целом и по конкретным фактам, а также получать запрошенную информацию;
• участвовать в публичных мероприятиях (митинги, шествия, собрания и т.д.), касающихся охраны окружающей среды и защиты своих прав;
• вносить предложения в органы власти о проведении экологических исследований (экспертиз), принимать участие в обсуждении проектов, которые потенциально способны оказать негативное воздействие на окружающую среду;
• подавать жалобы в органы власти в случае нарушения своих прав на благоприятную окружающую среду;
• требовать в судебном порядке компенсации вреда жизни, здоровью и имуществу в результате экологического вреда;
• обжаловать в судебном порядке незаконные и необоснованные решения, действия и бездействие органов власти, если они отрицательно влияют на состояние окружающей среды.
Все это доступно, применяется, но, к сожалению, малоэффективно. Чтобы просто привлечь внимание властей в проблеме, как правило, люди вынуждены объединяться и выходить на митинги, зачастую стихийные и несанкционированные. Решение проблемы в большинстве случаев заключается в даче обещаний и по срокам растягивается на несколько лет. Так уж сложилось, что пока к решению проблемы не подключаться федеральные власти, причем уровня Правительства или Президента, она никак не решается. А лучший способ обратить на себя внимание – выйти на протест.
Неспособность органов власти, должностных лиц и судов решить экологические проблемы оставляет только один вариант – обращение в международные инстанции, в том числе Европейский суд по правам человека. Правда, здесь есть свои нюансы и сложности.
Защита экологических прав в ЕСПЧ
Формально Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) не закрепляет права на благоприятную окружающую среду. Из-за этого многие потерпевшие даже не пытаются обращаться в ЕСПЧ по этому поводу, что является ошибочным подходом.
Да, действительно, нарушение права на благоприятную окружающую среду само по себе не может являться основанием для обращения в ЕСПЧ. Но может стать первопричиной и быть трансформировано в нарушение других прав, непосредственно закрепленных в Конвенции:
1. Статья 2 Конвенции защищает право на жизнь. Согласно современному пониманию ЕСЧП положений этой статьи, право на жизнь подразумевает, среди прочего, обязанность государства делать все возможное для предотвращения экологического вреда, который угрожает жизни и здоровью каждого человека. Если меры не принимаются, окружающая среда несет опасность для жизни или уже причинила угрожающий жизни вред, то право на жизнь, охраняемое статьей 2 Конвенции, нарушается, и это может быть основанием для обращения в ЕСПЧ. Нарушение Статьи 2 может заключаться и в отсутствии должного информирования граждан или отказе в предоставлении информации об экологических проблемах, которые несут угрозу жизни и здоровью. Как правило, со ссылкой на Статью 2 Конвенции в ЕСПЧ поступают жалобы на такие действия или бездействие властей, которые повлекли экологическую проблему и та, в свою очередь, привела к гибели людей.
2. Нарушение Статьи 2 в части экологических прав зачастую субсидиарно влечет нарушение Статьи 8 и (или) Статьи 6 Конвенции. Но эти статьи применяются самостоятельно. Более того, основной массив «экологических дел», которые рассматриваются ЕСПЧ, касается именно Статьи 8. Нарушение неприкосновенности частной жизни в контексте нарушения экологических прав, по мнению ЕСПЧ, заключается в причинении государством экологического вреда конкретному человеку и в конкретной местности его проживания непосредственно или косвенно, как в форме действий, так и в форме бездействия, например, в виде отсутствия государственных мер для защиты граждан от неблагоприятного воздействия. Нарушение Статьи 6 – права на справедливое судебное разбирательство – заключается в отсутствии в государстве действенного (эффективного) механизма досудебной и (или) судебной защиты нарушенных экологических прав. Эта норма охватывает и случаи неисполнения судебных решений.
3. Статья 10 защищает свободу выражения мнения. Любые вмешательства государства в распространение информации об экологических проблемах, например, запреты постов или комментариев в соцсетях, публикаций в СМИ, публичных заявлений, разгон митингов, собраний и других мероприятий, могут расцениваться как нарушение свободы выражения мнения. Статья 10 может нарушаться и вместе с нарушением Статьи 11 (свобода собраний и объединений).
На сегодняшний день практика ЕСПЧ такова, что, несмотря на формальное отсутствие в Конвенции экологических прав, они фактически защищаются. Это позволяют сделать другие положения Конвенции – нужно только правильно их применить к конкретной ситуации и соблюсти другие критерии приемлемости жалобы. Вместе с тем, на уровне ЕСПЧ уже не раз поднимался вопрос о необходимости разработки и принятия еще одного Протокола к Конвенции, который бы обеспечивал защиту прав человека, связанных именно с окружающей средой и экологической обстановкой.
Практика ЕСПЧ в сфере защиты экологических прав человека
Одним из первых «экологических дел» против России стала жалоба № 55723/00 – дело «Фадеева против Российской Федерации» (Постановление ЕСПЧ от 9 июня 2005 года). Заявительница сослалась на нарушение неприкосновенности ее частной жизни посредством отсутствия со стороны государства должных мер влияния на экологически неблагоприятную ситуацию в районе ее постоянного проживания в г. Череповце и отказ властей в предоставлении другого жилья в благоприятной местности. Из-за длительного проживания в экологически опасном районе, рядом с производством ОАО «Северсталь», потерпевшей был причинен вред здоровью, и она вынуждена была проходить медицинское лечение. Рассмотрев жалобу, ЕСПЧ отметил, что государство не может быть прямым нарушителем неприкосновенности частной жизни, поскольку собственником вредного производства не является. Однако этот факт не исключает ответственности РФ за неспособность регулировать частную промышленность и обеспечивать экологически благоприятную среду. Власти были в состоянии оценить вред и принять меры для его уменьшения или устранения, но этого не сделали. ЕСЧП усмотрел нарушение Статьи 8 Конвенции и присудил в пользу заявительницы компенсацию морального вреда. Однако требование по возмещению материального ущерба в размере стоимости нового жилья в экологически благоприятном районе города ЕСПЧ отклонил. Суд мотивировал свою позицию тем, что заявительница не смогла доказать наличие материального вреда. Кроме того, было отмечено, что предоставление нового жилья или выплата компенсации – лишь одни из вариантов решения вопроса, но не единственные, и государство может, но не обязано решать проблему именно так.
Экологические проблемы г. Череповца стали предметом судебного разбирательства и по делу «Ледяева и другие против Российской Федерации» (жалобы №№ 53157/99, 53247/99, 53695/00 и 56850/00, Постановление ЕСЧП от 26 октября 2006 года). Местные жительницы обратились в ЕСПЧ, сославшись на бездействие государственных органов в связи с деятельностью завода «Северсталь», расположенного вблизи жилого сектора и создающего вредными выбросами крайне неблагоприятную экологическую обстановку, в том числе постоянную угрозу для жизни и здоровья. ЕСЧП усмотрел нарушение Статьи 8 Конвенции и присудил всем заявительницам денежные компенсации морального вреда. Как и в деле Фадеевой против России, ЕСЧП отметил, что не может присудить выплату возмещения материального ущерба или обязать государство переселить граждан.
Применение ЕСЧП Статьи 2 Конвенции можно рассмотреть на примере дела «Будаева и другие против России» (жалоба № 15339/02, Постановление ЕСПЧ от 20 марта 2008 года).
Заявители в части нарушения экологических прав сослались на отсутствие со стороны государства мер по предотвращению угрозы селевых потоков, которые в результате стихийного бедствия привели к гибели людей в г. Тырныауз. ЕСЧП признал бездействие властей по предотвращению ЧС нарушением Статьи 2 Конвенции и также указал на халатное проведение расследования, что, среди прочего, не позволило получить судебной защиты и компенсации ущерба в российском суде.
Нарушение Статьи 6 Конвенции было установлено ЕСПЧ в деле «Бурдов против России» (Постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 года, жалоба № 59498/00). Заявитель являлся ликвидатором Чернобыльской аварии, его здоровье пострадало, что подтверждалось экспертным заключением. Однако назначенная компенсация выплачена не была, в том числе после судебных решений. Власти ссылались на отсутствие денежных средств. ЕСПЧ удовлетворил жалобу и указал на фактическое отсутствие в России гарантий исполнимости судебных решений, хотя это должны быть обязательной составляющей эффективного правосудия.
Актуальная для российских городов проблема была затронута в деле Натальи Гримковской против Украины (жалоба № 38182/03, Постановление ЕСПЧ от 21 июля 2011 года). Этот процесс создал значимый прецедент, который может быть использован и российскими гражданами. Заявительница, ссылаясь на нарушение Статьи 8 Конвенции, указала в жалобе на шум, вибрации и загрязнения окружающей среды, создаваемые транспортом при движении по пролегающей рядом с ее домом автостраде. По свидетельству потерпевшей, что было подтверждено и результатами проверок, уровни вредного воздействия в несколько раз превышали допустимые нормы. Появились проблемы со здоровьем. Вибрации разрушали ее дом. Принимая решение в пользу заявительницы, ЕСЧП отметил отсутствие со стороны государственных органов достаточных мер по контролю уровня загрязнения и для его снижения. Также было обращено внимание на отсутствие должного информирования граждан в преддверии строительства автодороги и отсутствие допуска и участия граждан в процессе принятия решения о реализации проекта. ЕСПЧ удовлетворил жалобу, присудив компенсацию морального ущерба, но, вместе с тем, указал на то, что акцент в судебном решении, преимущественно, был сделан на нарушениях при принятии решения о строительстве автострады и в процессе реализации проекта, а не на последствиях и их устранении. Поэтому тот факт, что государство не обеспечило заявительницу новым жильем, не возместило материальный ущерб, нельзя считать нарушением Статьи 8.
Исходя из современной практики ЕСЧП, можно сделать следующие выводы:
1. Право на благоприятную окружающую среду, право на получение информации о ее состоянии и экологических проблемах, право на получение компенсации в случае причинения вреда могут быть объектами защиты в ЕСПЧ, а нарушения этих прав – предметом жалобы.
2. Статья 8 Конвенции – основная норма, на нарушение которой ссылаются заявители и которую применяет ЕСПЧ в «экологических делах». Несмотря на то, что государство не всегда несет прямую ответственность за конкретное нарушение, оно все равно может быть ответчиком. Для этого достаточно бездействия со стороны государственных органов и непринятия всех возможных (не только обязательных) мер для устранения или предотвращения экологической угрозы, которая является вмешательством в частную жизнь. Однако, что ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, государство не может быть обязанным и нести ответственность за отказ в переселении граждан в экологически благополучную местность или в денежной выплате для этой цели. Экологические проблемы могут возникать из-за реализации государством инфраструктурных проектов, но такие проекты несут в себе общественный интерес, который, по общему правилу, превыше частного. Однако важно стремиться к балансу интересов, информировать и привлекать граждан к обсуждению проектов, участию в них, стараться минимизировать возможный вред.
3. Дела о нарушении экологических прав – сложные с точки зрения подготовки жалобы и рассмотрения в ЕСПЧ. Большую часть доказательств можно получить только из государственных органов, а такие сведения и документы не всегда предоставляются или оставляют сомнения в достоверности. Причиненный вред жизни или здоровью несложно доказать, но сложно это сделать в отношении причинно-следственной связи между действиями (бездействием) государственных органов, нарушением экологических прав и наступившими последствиями.
Поскольку в Конвенции экологические права прямо не закреплены, каждая конкретная ситуация и ее обстоятельства требуют сугубо индивидуального подхода к рассмотрению и квалификации. Проще – когда уже были прецеденты. В основном на них и опираются при подготовке жалоб. И очень сложны дела, обстоятельства которых не имеют сходства с делами, которые уже рассматривались ЕСПЧ.
Если Ваши права на благоприятную окружающую среду были нарушены, юристы нашего Центра готовы оказать помощь по защите Ваших прав.
За содействием обращайтесь сюда.
Нажмите, чтобы позвонить