echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Подборка практики (прецеденты) ЕСПЧ по статье 3 Протокола 7

Статья 3 Протокола № 7. Компенсация в случае судебной ошибки.
Шиляев против Российской Федерации, жалоба N 9647/02 от 6 октября 2005 года.
Суть дела:
Заявитель был приговорен к 19 годам лишения свободны за убийство и изнасилование. Затем приговор был отменен по вновь открывшимся обстоятельствам и дело было передано в прокуратуру для проведения дополнительного расследования, после чего с заявителя были сняты все обвинения.
Заявитель подал иск к властям Российской Федерации о возмещении ущерба за незаконное осуждение и содержание под стражей в течение 20 месяцев. Заявителю была присуждено 70 тыс. руб.
В ЕСПЧ Заявитель жаловался на то, что присужденная 20 июля 2001 г. компенсация была недостаточной. Он ссылался на статью 5 Конвенции и статью 3 Протокола N 7 к Конвенции.
Позиция ЕСПЧ:
ЕСПЧ установил, что власти Российской Федерации признали судебную ошибку в уголовном деле заявителя. Приговор был отменен как незаконный и была присуждена сумма в размере 70 тысяч рублей. Данная компенсация не представляется произвольной или необоснованной, поскольку суды изучили все имеющие отношение к делу аспекты индивидуального положения заявителя и пришли к обоснованным заключениям в отношении размера компенсации. Заявитель имел возможность принимать участие в данном процессе, и размер компенсации не представляется несоответствующим даже во внутригосударственном понимании. Данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции
Матвеев (Matveyev) против Российской Федерации, жалоба N 26601/02 от 3 июля 2008 года
Суть дела:
11 августа 1981 года Ломоносовский районный суд Архангельской области признал Матвеева виновным в подделке почтового штампа и использовании его для бесплатной отправки личной корреспонденции и приговорил его к двум годам лишения свободы. 25 сентября 1981 года Архангельский областной суд оставил приговор без изменения. Заявитель отбыл срок лишения свободы и был уволен с работы на государственном предприятии.
6 октября 1999 года, рассмотрев дело в порядке надзора, президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный Матвееву в связи с подделкой штампа, установив, что он был вынесен ошибочно в отсутствие состава преступления.
В 2001 года Матвеев возбудил разбирательство о взыскании компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением, суд отклонил его требование, поскольку в момент осуждения в законодательстве страны отсутствовало положение, позволявшее требовать такой компенсации. Матвеев также возбудил разбирательство о взыскании компенсации материального ущерба, причиненного ошибочным осуждением, в порядке уголовного судопроизводства.
Заявитель жаловался на то, что его требование о компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением, было отклонено.
Позиция ЕСПЧ:
Дана общая оценка применения статьи 3 Протокола №7.
Европейский Суд отмечает, что цель этого положения заключается в наделении правом на компенсацию лиц, осужденных вследствие судебной ошибки, если вынесенные им приговоры были отменены национальными судами
Европейский Суд напоминает, что Пояснительный доклад к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции указывает:
«Статья применяется, только если вынесенный лицу обвинительный приговор был отменен или оно было помиловано в любом случае на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка — то есть некий серьезный дефект судопроизводства, причинивший существенный ущерб осужденному.
Европейский Суд также отмечает, что 6 октября 1999 года президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный заявителю, на том основании, что согласно прейскуранту почтовый штамп был в тот период уже недействителен и не мог быть использован для незаконного извлечения выгоды. Соответственно, приговор был отменен не на основании «нового или вновь открывшегося обстоятельства», но вследствие переоценки президиумом доказательства, использованного при рассмотрении уголовного дела против заявителя. Европейский Суд находит, что условия применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции не соблюдены.
Погосян и Багдасарян против Армении N 22999/06 от 12 июня 2012 г.
Суть дела:
В 1999 году первый заявитель был осужден за убийство и изнасилование и приговорен к пятнадцати годам лишения свободы. Тем не менее, он продолжал настаивать на своей невиновности, и в 2004 году приговор в его отношении был отменен и он был освобожден из тюрьмы. Два сотрудника полиции были осуждены за превышение полномочий после того, как областной суд установил, что они подвергли первого заявителя жестокому обращению с целью получения признания в совершении преступления. Его требование в отношении морального вреда было отклонено на основании того, что такой вид ущерба не был предусмотрен Гражданским кодексом.
Позиция ЕСПЧ:
Поскольку приговор в отношении первого заявителя был отменен, и он обратился за компенсаций. В то время как это положение гарантирует выплату компенсации на основании законодательства или практики соответствующего Государства, компенсация подлежит выплате даже в случае, когда национальное право или практика ее не предусматривают. Более того, целью статьи 3 Протокола N 7 является не просто возмещение любого материального ущерба, причиненного незаконным осуждением, но также предоставление гарантий лицу, осужденному вследствие судебной ошибки, на получение компенсации любого морального вреда, такого как страдания, тревога, неудобства и потеря радости от жизни. Такая компенсация не была доступна первому заявителю. Допущено нарушение статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции
Аллен (Allen) против Соединенного Королевства» (жалоба N 25424/09) от 12.07.2013
По делу обжалуется отказ в компенсации после отмены приговора, вынесенного заявительнице по уголовному делу. По делу требования статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были. Власти Соединенного Королевства не подписали и не ратифицировали данный протокол.
В сентябре 2000 года заявительница была осуждена за неумышленное убийство своего младенца на основании медицинских данных о том, что травмы мальчика напоминают «синдром встряхнутого ребенка» (также известный как «неслучайная травма головы», далее — NAHI). В своей жалобе она указала, что новые медицинские данные свидетельствуют о том, что травмы могут быть вызваны причиной, отличной от NAHI. В июле 2005 года уголовное отделение Апелляционного суда (далее — CACD) отменило приговор на основании его сомнительности, поскольку новые данные могли склонить присяжных к иному выводу. Сторона обвинения не требовала повторного судебного разбирательства в связи с тем, что заявительница отбыла свое наказание, и истек длительный срок. Заявительница обратилась к статс-секретарю на основании статьи 133 Закона о криминальной юстиции 1988 года (далее — Закон 1988 года), которая предусматривает выплату компенсации любому лицу, осужденному за преступление, в случае отмены приговора, если новые или вновь открывшиеся обстоятельства вне всякого разумного сомнения указывают на «судебную ошибку».
Ее требование было отклонено. Жалоба на это решение была отклонена Высоким судом, который заключил, что CACD установил только, что новые данные во взаимосвязи с доказательствами, рассмотренными в суде, «создавали возможность» того, что присяжные «надлежащим образом оправдают» заявительницу. Апелляционный суд впоследствии отклонил жалобу заявительницы, отметив, что решение об оправдании не породило вывод о том, что «основания для привлечения к ответственности отсутствовали», поэтому тест на судебную ошибку не дает положительного результата. В своей жалобе в Европейский Суд заявительница ссылалась на то, что мотивы отказа в компенсации по ее делу противоречили праву на презумпцию невиновности.
По поводу соблюдения пункта 2 статьи 6 Конвенции. (a) Пределы рассмотрения дела. Вопрос, рассматриваемый Европейским Судом, заключается не в том, нарушал ли сам по себе отказ в компенсации право заявительницы на презумпцию невиновности (пункт 2 статьи 6 Конвенции не гарантирует оправданному право на компенсацию за судебную ошибку), но в том, являлось ли индивидуальное решение об отказе в компенсации по делу заявительницы, включая мотивировку и использованные выражения, совместимым с презумпцией невиновности.
Обращаясь к рассмотрению характера и контекста разбирательства по делу заявительницы, Европейский Суд отметил, что оправдание заявительницы не являлось оправданием «по существу» в строгом смысле. Являясь оправданием формально, окончание уголовного разбирательства по ее делу имело много признаков прекращения уголовного дела. Что касается формулировок, примененных судами страны, Европейский Суд не нашел, что при рассмотрении в контексте действий, которые они должны были совершить в соответствии со статьей 133 Закона 1988 года, они умаляли оправдание заявительницы или применяли к ней подход, несовместимый с ее невиновностью. По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


|| Все дела по Статье 3 Протокола 7 Конвенции ||

Leave a Reply