echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Обзор решений Европейского Суда за октябрь 2018 года

ДЕЛО ЦАКОЕВЫ ПРОТИВ РОССИИ
CASE OF TSAKOYEVY v. RUSSIA
(Жалоба № 16397/07)
Решение от 02/10/2018
Жалоба (№ 16397/07) против Российской Федерации подана двумя гражданами России, Джамалом Цакоевым и Зухрой Цакоевой («заявители»), 9 апреля 2007 года.
Дело связано с похищением сына заявителей Расула Цакоева в сентябре 2014 года государственными агентами в Кабардино-Балкарии. Заявители утверждали, что их сын был незаконно задержан и подвергнут жестокому обращению во время содержания под стражей, впоследствии умер в результате этого жестокого обращения, и что властям не удалось эффективно расследовать этот вопрос.
Расул Цакоев подозревался в принадлежности к незаконной вооруженной группе «Ярмук» и находился под наблюдением Управления по борьбе с организованной преступностью МВД КБР, Нальчик. 4 мая и 8 сентября 2003 года и 18 августа 2004 года — он был незаконно задержан, избит и допрошен сотрудниками штата, но затем был освобожден без предъявления обвинений.
27 и 28 сентября 2004 года в городе Нальчик была проведена специальная антитеррористическая операция против членов «Ярмук».
С 27 по 29 сентября Расул Цакоев подвергался пыткам со стороны сотрудников Управления по борьбе с организованной преступностью. Около 20 часов 29 сентября Расул был отпущен домой в крайне тяжелом состоянии. Его тело было покрыто синяками и ссадинами, на шее были ожоги от сигарет, были видны проколы под ногтями, раны его плечах, следы от наручников и проводов на запястьях и следы инъекций на левом предплечье и пальцах. Сотрудники били его резиновыми дубинками, прижигали сигареты о его тело, вырывали ногти и применяли электрошок. Его родственники немедленно обратились в скорую помощь, и он был доставлен в больницу с диагнозом множественные серьезные повреждения. 4 октября 2004 года он умер в больнице.
Заявители жаловались в соответствии со статьей 2 Конвенции, что их сын Расул Цакоев умер в результате похищения и пыток со стороны государственных агентов и что национальные власти не смогли эффективно расследовать этот вопрос. Заявители также жаловались, опираясь на статью 3 Конвенции, что их сын подвергся жестокому обращению со стороны государственных агентов, в результате которого он умер, и что национальные власти не смогли эффективно расследовать обстоятельства его смерти. Заявители жаловались, что их сын незаконно был задержан государственными агентами в период с 27 по 29 сентября 2004 года в нарушение статьи 5 Конвенции. Заявители жаловались, что не было эффективных средств правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений статей 2, 3 и 5 Конвенции.
Суд постановил: что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика, за исключением оплаты издержек и расходов по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 5 000 евро каждому заявителю плюс любые налоги, которые могут быть начислены, в отношении материального ущерба;
(ii) совместно с заявителями 60 000 плюс любые налоги, которые могут быть начислены, в отношении морального вреда;
(iii) 4 500 евро плюс любые налоги, которые могут быть начислены заявителям в отношении издержек и расходов.
ДЕЛО ФЕДЧЕНКО ПРОТИВ РОССИИ
CASE OF FEDCHENKO v. RUSSIA
(Жалоба № 17221/13)
Решение от 04/09/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 17221/13) против Российской Федерации, поданной гражданином России, Олегом Дмитриевичем Федченко («заявитель»),4 февраля 2013 года.
Заявитель указывал на нарушение его права на свободу выражения мнения, связанное с клеветой в его адрес.
Заявитель был редактором еженедельной газеты «Брянские будни» с самого начала ее основания в 1999 году. 9 августа 2012 года заявитель опубликовал статью в «Брянских буднях», обсудив в ней уголовное дело, которое рассматривалось в отношении двух мужчин по имени Максим Косенков и Руслан Погуляев, обвиняемых в получении земли путем мошенничества. Кроме того, в статье фигурировали некоторые региональные чиновники, в том числе заместитель губернатора Брянской области Николай Симоненко. В отношении г-на Симоненко было возбуждено уголовное дело, но оно было прекращено, и 23 апреля 2012 года Брянский районный суд присудил ему компенсацию за моральный вред за противоправное преследование.
В связи с этим, упомянутые в статье лица подали иск против Заявителя за клевету. Заявитель утверждал, что статья основывалась на свидетельских показаниях, сделанных в ходе уголовного разбирательства по незаконному присвоению земельных участков против г-жи Стрегелевой, бывшего руководителя регионального отдела Федерального агентства по управлению государственным имуществом, который в конечном итоге был осужден. В статье четко указано, что уголовное дело в отношении г-на Симоненко было прекращено и не вводило в заблуждение читателей в этом отношении. Однако, по мнению заявителя, тот факт, что уголовное судопроизводство был прекращено, не означает, что ни основной вопрос, ни результаты уголовного расследования не могут быть обсуждены более подробно.
Заявитель жаловался, что решение Брянского областного суда от 27 ноября 2012 года нарушило его право высказать свое мнение и распространить информацию и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес, гарантированных статьей 10 Конвенции.
Суд установил, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции и постановил:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 130 евро (сто тридцать евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены, в отношении материального ущерба;
(ii) 7 500 евро (семь тысяч пятьсот евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены, в качестве компенсации морального вреда;
(iii) 1 680 евро (одна тысяча шестьсот восемьдесят евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены заявителю в отношении расходов и издержек.
ДЕЛО ГИРЛЯН ПРОТИВ РОССИИ
CASE OF GYRLYAN v. RUSSIA
(Жалоба № 35943/15)
Решение от 09/11/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 35943/15) против Российской Федерации, поданной гражданином России, Сергеем Константиновичем Гирлян («Заявитель»), 14 июля 2015 года.
Заявитель жаловался, что конфискация его законно приобретенных денег была чрезмерной и непропорциональной мерой.
31 января 2014 года заявитель продал земельный участок и дачу в Московской области на сумму 4 600 000 рублей (руб.). 20 февраля 2014 года он обменял 3 605 000 рублей на 100 000 долларов США (USD).
19 марта 2014 года заявитель отправился в Одессу из аэропорта Домодедово в Москве. Он держал в сумке 100 000 долларов США. При проверке безопасности его ручной багаж был просвечен сканером. Один из офицеров спросил, есть ли у него наличные деньги. Заявитель признал, что у него есть деньги в сумочке и показал их офицеру. После этого заявитель был опрошен сотрудником полиции и следователем по подозрению в контрабанде иностранной валюты. Он настаивал на законном происхождении денег и утверждал, что он ошибочно полагал, что таможенный контроль будет иметь место после проверки безопасности.
6 июня 2014 года Федеральная таможенная служба подготовила отчет о нарушении нормативных правовых норм в соответствии со статьей 16.4 КоАП. Заявителю было предъявлено обвинение в том, что он не сделал письменного заявления в отношении 100 000 долларов США, которые он носил с собой.
Суд постановил, что таможенный отчет и заявления, предоставленные заявителем полиции, являются достаточным доказательством правонарушения. Было юридически неуместно выяснять, намеренно ли он пытался обходить таможенные правила или по неосторожности не соблюдал применимые требования декларации. Суд выдал распоряжение о конфискации за 90 000 долларов США.
Заявитель жаловался, что решение местных властей о проведении административно-правового разбирательства о конфискации 90 000 долларов США за то, что сумма в размере 100 000 долларов США не была задекларирована на таможне, было чрезмерным и несоразмерным преследуемой законной цели. Он опирался на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции.
В данном случае Суд присудил заявителю 73 000 евро (евро) в качестве материального ущерба — эквивалент 90 000 долларов США на дату подачи иска — и 1500 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть начислены.
ДЕЛО МАХЛОЕВ ПРОТИВ РОССИИ
CASE OF MAKHLOYEV v. RUSSIA
(Жалоба № 66320/09)
Решение от 16/10/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 66320/09) против Российской Федерации, поданной в Суд гражданином России, г-ном Хамутханом Макайловичем Махлоевым («заявитель»), 17 декабря 2009 года.
26 февраля 2010 года было решено предоставить приоритет этому делу в соответствии с правилом 41 Регламента Суда.
Заявитель родился в 1947 году и проживает в Сунже, Ингушетия. Заявитель является отцом Масхуда Махлоева, 1982 года рождения.
26 декабря 2006 года Масхуд Махлоев был арестован и задержан по подозрению в причастности к нападению на местных полицейских. В тот же день прокуратура Сунженского района приказала провести обыск в семейном доме заявителя. Во время обыска был изъят паспорт Масхуда Махлоева вместе с несколькими другими предметами.
Заявитель утверждал, что после ареста у него не было никаких сведений о его сыне. Только через четыре дня он узнал, что его сын содержался в следственном изоляторе Сунженского района.
26 апреля 2007 года уголовное дело против Масхуда Махлоева было прекращено из-за отсутствия доказательств его вины, и он был освобожден из-под стражи.
В ночь на 29 октября 2009 года семь-восемь вооруженных людей в камуфляжной форме, в масках и с оружием (Калашников) и пуленепробиваемых щитах ворвались во двор заявителя.
Услышав шум, заявитель и его жена выбежали из своего дома во двор. Вооруженные люди навели на них оружие и приказали встать у стены. Они не идентифицировали себя; по словам заявителя, они говорили по-русски без акцента. Затем вооруженные люди ворвались в дом, в котором спали дочери заявителя. Они забрали двух дочерей заявителя во двор и посадили их рядом с родителями. Затем они вынудили всех войти в одну комнату своего дома и приказали остаться там. Тем временем мужчины поднялись наверх в комнату, разделяемую сыновьями заявителя, Ибрагимом и Масхудом. В течение этого времени его третий сын, А.М., оставался в своей комнате. Примерно через десять минут ушли мужчины. Заявитель, его жена и дочери поднялись по лестнице и нашли своего сына Ибрагима на полу, привязанного клейкой лентой, рубашку натянула его голову, а его рот был покрыт клейкой лентой. Он сказал им, что в комнату ворвались семь-восемь человек, избили его и Масхуда, а затем увезли Масхуда.
Заявитель не имел никаких сведений о Масхуде Махлоеве с момента его похищения.
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 2 Конвенции, что его сын Масхуд Махлоев исчез после задержания государственными агентами и что национальные власти не провели эффективного расследования этого вопроса. Заявитель далее утверждал, опираясь на статью 13 Конвенции, что у него нет эффективных внутренних средств правовой защиты. Заявитель также жаловался на нарушение статей 3 и 5 Конвенции в связи с психическими страданиями, причиненными ему исчезновением его сына и незаконностью его задержания.
Суд признал жалобу приемлемой и постановил:
Определяет
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены в отношении морального вреда;
(ii) 3 000 евро (три тысячи евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены заявителю в отношении расходов и издержек.
ДЕЛО ОСМАНЯН И АМИРАХЯН ПРОТИВ АРМЕНИИ
CASE OF OSMANYAN AND AMIRAGHYAN v. ARMENIA
(жалоба №70288/13)
Решение от 11/10/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 71306/11) против Армении, поданной в Суд пятью гражданами Армении, Суреном Османян, Серобом Османян, Бакуром Османян, Мане Османян и Донарой Амирахян («заявители»), 11 ноября 2011 года.
Заявители, в частности, утверждали, что лишение их имущества нарушают их права по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.
Заявители — это семья из пяти человек, зарабатывающих на жизнь сельским хозяйством. Они совместно владели участком пахотных земель в деревне площадью 0,383 га.
В 1970-х годах в Лорийской области было обнаружено медно-молибденовое месторождение («Техут») в 4 и 6 км от сел Техут и Шног. В 2001 году частной компании, ЗАО «Армянская медная программа», была выдана лицензия на добычу для разработки Техутского медно-молибденового месторождения сроком на двадцать пять лет.
В неуказанную дату ЗАО «Техут» направило письмо заявителям, содержащим предложение о покупке земельного участка за 188 000 драмов, плюс дополнительные 15% в соответствии с требованиями закона, в результате чего окончательное предложение составляет 216 200 драмов (приблизительно 470 евро).
Заявители не ответили на предложение, не удовлетворившись суммой компенсации.
12 мая 2008 года ЗАО «Техут» подал иск в Лорийский областной суд («Областной суд») против заявителей, стремясь заставить их подписать соглашение о взятии их имущества для государственных нужд.
6 октября 2008 года областной суд удовлетворил иск ЗАО «Техут», присудив Л. и заявителям в общей сложности 223 100 драмов. 7 июля 2011 года Гражданский апелляционный суд оставил в силе решение областного суда о том, что размер компенсации был правильно определен на основе существующих доказательств.
Заявители жаловались, что они лишены своего имущества в нарушение требований статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Заявители утверждали, что их экспроприированная земля является их основным источником дохода. Они утверждали, что лишение их имущества не удовлетворяет требованию законности, не преследовало каких-либо общественных интересов и что сумма присужденной компенсации была неадекватной. Что касается требования законности, они утверждали, что закон недостаточно предсказуем в том смысле, что он не указывает критерии определения рыночной стоимости имущества, которое должно быть принято для государственных нужд. Заявители отрицали, что экспроприация их земли была осуществлена на основании «общественных интересов».
Суд постановляет, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, и присуждает:
(i) 10 000 евро (десять тысяч евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены в отношении материального и морального ущерба;
(ii) 2 000 евро (две тысячи евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены заявителю в отношении издержек и расходов.
ДЕЛО «ФОКС ПРОТИВ РОССИИ»
FOKS V. RUSSIA
(Жалоба № 5582/12)
Решение от 16/10/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 5582/12), поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека гражданином Израиля, г-ном Давидом Фоксом (далее-заявитель), 13 января 2012 года.
Заявитель обратился с жалобой на то, что он был лишен своей квартиры в нарушение Статьи 1 Протокола №1 к Конвенции.
S. являлся собственником однокомнатной квартиры, расположенной по адресу г. Москва, ул. Смоленская 6-60. 7 февраля 2008 S. скончался.
Неустановленное лицо, предъявившее паспорт на имя М. и утверждавшее, что она была сестрой и наследником С., обратилось к G., нотариусу, добиваясь признание ее прав в отношении квартиры. В обоснование своей претензии она представила копию своего свидетельства о рождении.
18 марта 2009 г. G. выдал свидетельство, подтверждающее, в том числе, право М. на квартиру. Городские власти зарегистрировали право М. на квартиру в государственном реестре земель.
19 мая 2009 года неустановленное лицо, выдававшее себя за М., продало квартиру заявителю. Согласно документам, представленным заявителем, стоимость покупки составила 6,499,999 российских рублей (руб.). Городские власти зарегистрировали продажу квартиры и право собственности заявителя на нее в государственном реестре земель.
В неуказанный день полиция начала уголовное расследование по факту мошеннического приобретения квартиры. Было установлено, что документ, предъявленный нотариусу в качестве свидетельства о рождении М., был поддельным.
Суд отметил, что Государство признало заявителя законным собственником квартиры (см. пункт 8 выше). Соответственно, Суд признает, что квартира представляет собой «собственность» заявителя для целей Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд отмечает, что именно органы государственной регистрации были ответственны за то, чтобы убедиться, что передача права собственности на недвижимое имущество осуществляется в соответствии с законом. Представления Властей не затрагивали вопрос о том, почему городские власти после смерти S. не предприняли ничего для того, чтобы урегулировать вопрос о статусе рассматриваемой недвижимости. Власти также не представили никаких объяснений относительно того, как и когда факт мошенничества был обнаружен и почему власти не обратились за передачей имущества Городу, а поспособствовали его перепродаже.
Суд считает, что на заявителе не лежала обязанность оценивать риск аннулирования права собственности на квартиру ввиду существования указанных упущений, допущенных властями, в отношении процедур, которые специально предназначены для предотвращения мошенничества при сделках с недвижимостью. С учетом вышеизложенного Суд делает вывод о том, что лишение заявителя права собственности на квартиру и переход этого права к Городу, при описанных выше обстоятельствах и в отсутствие какой-либо компенсации, подлежащей выплате заявителю, наложило несоразмерное и чрезмерное бремя на заявителя. Таким образом имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.
Суд присудил в пользу Заявителя:
(i) 144 977 евро, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму, в качестве компенсации материального вреда;
(ii) 5 000 евро, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда.
ДЕЛО «МАНАННИКОВ ПРОТИВ РОССИИ»
MANANNIKOV V. RUSSIA
(Жалоба № 74253/17)
Решение от 23/10/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 74253/17), поданной против России гражданином РФ, г-ном Алексеем Петровичем Мананниковым (заявитель), 17 апреля 2009 года.
Заявителю было предъявлено обвинение в словесном оскорблении сотрудников дорожной полиции, нарушении, которое наказывалось штрафом или исправительными работами сроком до одного года (“первое уголовное дело”). 2 июля 2009 года мировой судья Центрального округа Новосибирска признал его виновным и наложил на него штраф. Заявитель подал апелляционную жалобу, которая была отклонена Центральным районным судом Новосибирска 27 сентября 2010 года. 6 декабря 2010 года Новосибирский областной суд отклонил его кассационную жалобу.
8 октября 2010 года заявителю было предъявлено обвинение в неуважении к суду и преступной клевете в отношении судьи, председательствовавшего в апелляционном производстве по первому уголовному делу («второе уголовное дело»). В своей речи в суде первой инстанции и в посте в блоге он обвинил судью в злоупотреблении служебным положением в политических целях. 11 октября 2012 года заявитель был признан виновным в неуважении к суду и приговорен к уплате штрафа.
На следующий день в квартире заявителя был проведен обыск в рамках второго уголовного дела якобы с целью выявления доказательств, свидетельствующих о том, что Заявитель написал пост в блоге. Следователь обнаружил и изъял настольный компьютер и ноутбук Заявителя, флешку, два CD-диска и один DVD-диск. Следователь осмотрел устройства, скопировал соответствующее содержимое на диск, опечатал и отправил их в хранилище.
Заявитель нанял адвоката М. для представления его интересов по первому и второму уголовным делам. Следователь принял решение допросить M. в качестве свидетеля преступления- выражения неуважения к суду, в котором обвинялся заявитель. М. отказалась давать показания на том основании, что она была адвокатом заявителя. Следователь вынес решение об отстранении M. от должности адвоката заявителя, опираясь на законодательные положение, не позволяющее свидетелям представлять обвиняемых по тому же уголовному делу.
После того, как дело было передано в суд для судебного разбирательства, заявитель пожаловался суду первой инстанции на нарушение его права на защиту адвокатом по своему выбору. Во время предварительного слушания от 1 июля 2011 года Новосибирский областной суд признал, что права защиты были ущемлены по причине того, что следователь не удовлетворил возражения заявителя в отношении участие адвоката.
23 декабря 2010 года заявитель явился в районный суд, чтобы заслушать решение по своей жалобе об удержании электронных устройств. Под конец судебного заседания заявителю сообщили, что он будет доставлен к другому судье того же суда, который примет решение по ходатайству следователя о его направлении на стационарное психиатрическое обследование в рамках второго уголовного дела.
Заявитель настаивал на присутствии своего адвоката М. Вместо этого его представлял адвокат по оказанию правовой помощи S.. Заявитель отказался от услуг адвоката S., однако суд не принял решения по его отводу.
Заявитель был доставлен в больницу, где он объявил голодовку в знак протеста против его принудительного размещения. Он также подал жалобы, жалуясь, в частности, на нарушение его права защищать себя посредством выбранного им самими защитника. 30 декабря 2010 года заявитель был освобожден, медицинские эксперты выразили удовлетворение его вменяемостью.
Заявитель жаловался, что его принудительное помещение в больницу для проведения психиатрической экспертизы нарушило требования статьи 5 Конвенции. Заявитель жаловался на то, что отстранение адвоката М. подорвало справедливость уголовного судопроизводства в отношении него и его право на защиту, гарантированное статьей 6 Конвенции. Заявитель жаловался на то, что следователь изъял у него его электронные устройства и отказал в просьбе сделать копии с его документов. Заявитель жаловался на то, что Власти запретили ему покидать г. Новосибирск на весь срок уголовного производства в нарушение Статьи 2 Протокола № 4.
Суд единогласно: объявляет жалобы приемлемой, усмотрев нарушение п.1 ст.5, ст.1 Протокола №1 к Конвенции, ст.2 Протокола №4 Конвенции, однако постановляет, что нарушение п.1 и 3 (с) ст. 6 Конвенции отсутствует.
Суд присуждает Заявителю:
i. 10 000 евро (десять тысяч евро), а также любой налог, который может быть начислен, в качестве компенсации морального вреда.
ii. 2 400 евро (две тысячи четыреста евро), а также любой налог, который может быть взыскан с заявителя, в качестве возмещения судебных расходов и издержек, подлежащий уплате на банковский счет представителя.
ДЕЛО С.С. ПРОТИВ СЛОВЕНИИ
CASE OF S.S. v. SLOVENIA
(Жалоба № 40938/16)
Решение от 30/10/2018
Дело было инициировано жалобой (№ 40938/16) против Словении, поданной в Суд гражданином Словении, г-жой С.С. («Заявитель»), 11 июля 2016 года. Председатель Секции присоединился к просьбе заявителя о том, чтобы ее имя не было раскрыто (Правило 47 § 4 Регламента Суда).
Заявитель является биологической матерью четырех детей. Вместе с мужем Г., гражданином Франции, у нее есть сын П., который родился 13 ноября 2001 года. В декабре 2005 года он был определен в приемную семью на родину в Словению и оставался там, имея редкие контакты с заявителем. Заявитель не посещает назначенные встречи с работниками социального обеспечения и приемными родителями, и не оплачивает содержание ребенка. 19 ноября 2007 года заявитель родила своего второго ребенка, М. В апреле 2008 года компетентные французские власти поместили М. в приемную семью во Францию и направили заявителя на психологическое консультирование. М. позднее был принят во Франции и не имеет контакта с заявителем.В январе 2010 года заявитель родила своего третьего ребенка, А. Больница сообщила центру социальной работы о рождении А., который затем организовал транспортировку заявителя и ее размещение в доме матери. Центр социальной работы Cerknica («Центр Церкки») предоставил заявителю услуги по уходу и ведению домашнего хозяйства три раза в неделю. Ассоциация T. также помогла заявителю ухаживать за A. Тем не менее было отмечено, что заявитель не смог позаботиться о А., часто путешествовал и оставил А. дома, и то, что мать-заявитель не справилась с этим. С декабря 2010 года А. живет со своим отцом, Г., во Франции.
Настоящая жалоба касается отзыва родительских прав заявителя в отношении ее четвертого ребенка Е., который родился 31 декабря 2010 года.
Заявительница, страдавшая от параноидальной шизофрении, родила девочку в декабре 2010 года. Ее дочь была помещена в государственную службу через месяц, так как заявитель, который уехал во Францию, чтобы увидеть своего мужа или других близких родственников, был не в состоянии заботиться о ней. Родительские права заявителя были отозваны в октябре 2014 года. Ребенок был усыновлен приемными родителями в мае 2016 года. В то же время заявитель инициировал судебное разбирательство, требующее регулирования контакта с дочерью. Ее иск был отклонен национальными судами, поскольку он не считался находящимся в наилучших интересах ребенка.
По сути, заявитель жаловался, что лишение ее родительских прав и, как следствие, изъятие Е. нарушило ее право на уважение ее семейной жизни, как это предусмотрено в статье 8 Конвенции.
В данном деле Суд усмотрел исключительные обстоятельства, которые оправдывали отзыв родительских прав заявителя, и эта мера была обусловлена главным требованием, касающимся наилучших интересов ребенка. Принимая во внимание позитивные шаги, которые были предприняты государством для оказания помощи заявителю, а также по соответствующим и достаточным причинам, приведенным в поддержку решения об лишении заявителя ее родительских прав, не было нарушения статьи 8 Конвенции в настоящем дело.

Leave a Reply