echr@cpk42.com
8 800 302 1447

Дело № 29063/05 «Кардашин и другие против России»

В данном деле  «KARDASHIN AND OTHERS v. RUSSIA», интересы всех трёх заявителей представлял кандидат юридических наук адвокат Александр Викторович Косс, с которым сотрудничает наш Центр. Рассмотрение дела завершилось 23.10.2008 года вынесением положительного решения ЕСПЧ, которым установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1;
Дом заявителей обветшал из-за строительства, предпринятого неподалеку от воинской части 53110. 19 сентября 2001г. городской суд г. Балтийска обязал воинскую часть предоставить заявителем достойное жилье. Это решение вступило в силу 1 октября 2001г.
30 января 2002г. городской суд направили исполнительные документы судебным приставам, однако 18 февраля 2002 г. судебные приставы вернули документы ввиду их формальных недочетов.
В период с 25 марта по 30 марта 2002 г. исполнительное производство было отложено, так как воинская часть оспорила свою ответственность по долгу, определенному решением суда.
31 июля 2004г. судебные приставы вернули заявителям исполнительные документы ввиду их неясности.
13 августа 2004г. заявители подали ходатайство с просьбой разъяснить решение суда, и 26 августа 2007г. городской суд выдал разъяснение. Заявители, будучи несогласными с этим разъяснением, обжаловали его. После повторного рассмотрения дела 26 ноября 2004г. городской суд обязал воинскую часть:
«предоставить [заявителям] до 1 февраля 2005г. достойную (по меркам г. Балтийска) квартиру, площадью как минимум 47.2 м ², соответствующую санитарным и техническим требованиям».
Заявители подали апелляционную жалобу, но 12 января 2005г. Калининградский областной суд отклонил ее.
28 февраля 2006г. первый и второй заявители получили квартиру площадью 52.82 м ², третий заявитель получил квартиру площадью 34.1 м ².
На основании статьи 6 и статьи 8 Конвенции заявители жаловались на неисполнение судебного решения. Суд рассмотрит данную жалобу в отношении пункта 1 статьи 6 и статьи 1 Протокола №1.
В соответствующих случаях эти статьи предусматривают следующее:
Пункт 1 Статья 6
«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях…,имеет право на справедливое…разбирательство…судом»
Статья 1 Протокола №1
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества.
Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов, или штрафов»
Приемлемость жалобы
Власти Российской Федерации утверждали, что данная жалоба являлась неприемлемой.
Государство несло ответственность только за задержку в один год, любой ущерб
вызванный этой задержкой, был возмещен, так как в конце концов заявители
получили квартиры лучшего качества, чем было установлено судом. Остальная часть задержки должна была быть вменена заявителям. Исполнительные документы, выданные судом, имели формальные дефекты, которые должны были быть исправлены. Исполнительное производство было отложено на два месяца, потому что военная часть оспаривала свою ответственность за установленную судом задолженность.  Решение суда было неясным и должно было быть уточнено. Заявители заявили ходатайство о разъяснении слишком поздно, а также отложили весь процесс своими апелляциями.
Кроме того, заявители не исчерпали внутригосударственных средств правовой защиту, как того требует пункт 1 статьи 35 Конвенции.
Заявители утверждали, что их жалоба является приемлемой. Судебные приставы были ответственны за разъяснения судебного решения и за верное определение надлежащего должника. Заявители исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты. Заявители получили свои квартиры только благодаря их жалобам в Суд, а не в рамках обычного исполнительного производства.
Что касается внутренних средств правовой защиты, Суд не может согласиться с тем, что заявители имели в своем распоряжении средства правовой защиты, удовлетворяющие требованиям пункта 1 статьи 35 Конвенции. Жалоба на халатность судебных приставов не была бы эффективной (см. Jasiūnienė v. Lithuania (dec.), № 41510/98, 24 октября 2000 года; Plotnikovy v. Russia, №. 43883/02, § 16, 24 февраля 2005 года). Требование о возмещении материального ущерба не доказало своей состоятельности на практике с тем, чтобы предоставить Заявителям разумных перспектив на успешный исход, как того требует Конвенция. Из этого следует, что данная жалоба не может быть отклонена в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.
Что касается прочих аргументов, Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть признана приемлемой.
Существо жалобы
Суд повторяет, что неоправданно долгая задержка в исполнении обязательного судебного решения может нарушать Конвенцию (см. Burdov v. Russia, № 59498/00, ECHR 2002-III). Чтобы решить, являлась ли задержка разумной, Суд рассмотрит, насколько сложными было исполнительное производство, как вели себя заявитель и власти и каков был характер присужденного судом (см. Raylyan v. Russia, № 22000/03, § 31, 15 февраля 2007 г.).
В настоящем деле принудительное исполнение длилось четыре года и четыре месяца. По окончании этого срока власти признали их ответственность за задержку в один год. Так как эта задержка сама по себе несовместима с требованиями Конвенции, ответственность властей распространяется и дальше. Власти объясняют основную часть задержки неспособностью заявителей незамедлительно обратиться с просьбой о разъяснении судебного решения. Тем не менее качество квартир, которые заявители получили в итоге, превысило указанное у судебного решения. Если ответчик пользовался такой свободой действий, Суд не может в данных обстоятельствах признать, что разъяснения были необходимым условием для исполнения судебного решения.
Вышеизложенные соображения являются достаточными для того, чтобы позволить Суду сделать вывод о том, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1.
ПРЕДПОЛАГАТЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ
Полагаясь на статью 13 Конвенции, заявители жалуются на отсутствие у них эффективных внутригосударственных средств правовой защиты от задержки исполнения судебного решения.
Суд отмечает, что эта жалоба связана с рассмотренной выше, и потому она также должна быть признана приемлемой.
Тем не менее, принимая во внимание выводы, касающиеся пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1, Суд считает, что нет необходимости рассматривать вопрос о том, имелось ли в данном деле нарушение статьи 13.
ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
Каждый заявитель требовал 5 000 евро в качестве компенсации нематериального вреда.
Власти Российской Федерации заявили, что данное требование чрезмерно.
Суд согласен с тем, что заявители должны были быть встревожены задержками исполнения судебного решения. Осуществляя свою оценку на справедливой основе, данным пунктом Суд присуждает каждому заявителю 3 500 евро.

||   Смотреть другие дела по Статье 6   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 1 Протокола №1  ||

Leave a Reply