echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Баланс интересов защиты общества от инфекции и право на свободу и личную неприкосновенность в свете эпидемии коронавируса 2019-nCoV

В каких случаях власти имеют право изолировать человека с подозрением на коронавирус? Как вести себя при этом? И где та грань за которой забота об общественной безопасности перерастает в произвол властей?
Европейский Суд ранее неоднократно рассматривал дела, связанные с вмешательством в право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированные ст. 5 Европейской Конвенции. Хотя согласно пункту 1.ст. 5 Европейской Конвенции «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом»…,  подпункт  «e» пункта 1 ст. 5 Конвенции допускает  «законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг». Тем не менее, даже в данных случаях предусмотрен ряд гарантий. Устоявшаяся практика Европейского суда накладывает существенные ограничения на применение подпункта «е» пункта 1 Конвенции:
1. Европейский Суд считает перечень обстоятельств, указанных в статье 5 Конвенции исчерпывающим и не подлежащим расширению (Постановление Европейского Суда по делу «Гуццарди против Италии» (Guzzardi v. Italy) от 6 ноября 1980 г., § 96, Series A, N 39, Постановление Европейского Суда по делу «Витольд Литва против Польши» (WitoldLitwa v. Poland), жалоба N 26629/95, § 49, ECHR 2000-III, и Постановление Большой Палаты по делу «Саади против Соединенного Королевства» (Saadi v. UnitedKingdom), жалоба N 13229/03, § 43, ECHR 2008-…).
2. В деле Энхорн против Швеции (Enhorn v.Sweden, № 56529/00) Европейский Суд четко обозначил критерии, при соблюдении которых допустимо лишение свободы в целях предотвращения распространения инфекционных заболеваний, даже если ограничение свободы предусмотрено национальным законодательством:
— распространение заболевания должно нести в себе угрозу для здоровья населения и для общественной безопасности;
— заключение под стражу должно являться последним средством в силу недостаточности других мер.
Из формулировки первого критерия следует, что человек может быть лишен свободы в случае, если установлено, что он способен распространять заболевание, несущее угрозу для общественной безопасности. Следовательно, у него должно быть диагностировано конкретное заболевание.
Из указанного можно сделать заключение, что человек должен представлять реальную, а не мнимую опасность, тогда, применительно к сегодняшним реалиям, с точки зрения ЕСПЧ, правомерным может считаться заключение под стражу лиц, являющихся носителем коронавируса, чье поведение несет угрозу общественной безопасности и вынуждает государство прибегнуть к крайним мерам ввиду неэффективности мер более мягких, таких как, к примеру, распоряжение о самоизоляции.
Что касается ограничения свободы лиц, у которых коронавирус не диагностирован, но существуют основания предполагать, что они являются носителями, едва ли в условиях нынешней эпидемиологической ситуации можно считать пропорциональным лишение свободы.
Вместе с тем, много вопросов остается к «режиму самоизоляции», который в течение 14 суток должны соблюдать все приехавшие в Москву из стран с «неблагополучной эпидемиологической ситуацией». На момент публикации, из указа мэра Москвы от 5 марта 2020 года № 12-УМ — это: Китай, Южная Корея, Иран, Франция, Италия, Испания, Германия; сейчас изолировано уже 2500 человек без признаков заболевания. Указ мэра Москвы подразумевает, что по прибытии из «коронавирусных» стран нужно позвонить по телефону специальной «горячей линии» +7 (495) 870-45-09 — сообщить о прибытии и оставить свои контакты. В том числе для того, чтобы потом получить больничный на 14 суток для соблюдения того самого режима самоизоляции. Предполагается, что во время самоизоляции — то есть домашнего карантина — выходить из дома в общественные места вообще нельзя. В том числе в магазины и в аптеки. Уголовная ответственность за нарушение режима самоизоляции предусмотрена ст. 236 УК РФ: «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил». Действительно, максимальная санкция по ней составляет 5 лет лишения свободы, однако, уголовному преследованию подлежит не любое нарушение санитарно-эпидемиологических правил, а лишь в случае если это повлекло по неосторожности массовое заболевание или отравление людей или смерть человека.
Также есть вопросы к принудительной госпитализации людей с обычным ОРВ. С одной стороны, вероятно, считать непропорциональными кратковременные меры, предпринимаемые для выявления вируса. Однако в  случае, если содержание в медицинском учреждении превышает разумные сроки необходимые для диагностирования коронавируса 2019-nCoV это вероятно уже будет являться нарушением статьи 5 Конвенции.
Остается наедятся, что меры применяемые властями будут разумными и адекватными, поскольку, применяя ограничительные меры, государство обязано соблюдать баланс между интересами общества, то есть, в данном случае, — замедлением распространения эпидемии, и интересами соблюдения прав и свобод отдельно взятого человека, как того требует ЕСПЧ.
Дополнительно к данной статье приводим график и таблицу распространения  коронавируса 2019-nCoV в мире.
Обобщенные данные по состоянию на 10.03.2020г. в % от общего числа всех подтвержденных случаев 2019-nCoV

Рис 1. Обобщенные данные по состоянию на 10.03.2020г. в % от общего числа всех подтвержденных случаев 2019-nCoV

Общие статистические данные по короновирусу 2019-nCoV

Рис. 2. Общие статистические данные по короновирусу 2019-nCoV

Рис. 3. Всего случаев 2019-nCoV посостоянию на 10.03.2019г., человек.

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply