echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 50271/06 "Рябинина и другие против России"

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке 
Третья секция
THIRD SECTION
Дело «Рябинина и другие против России»
CASE OF RYABININA AND OTHERS v. RUSSIA
(Жалоба №. 50271/06 и 8 других – смотреть таблицу ниже)
Решение
Страсбург
2 Jиюля 2019
Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке
В деле «Рябинина и другие против России,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседавший Комитетом, состоящего из:
Paulo Pinto de Albuquerque, Председатель,
Helen Keller,
María Elósegui, судьи,
и Fatoş Aracı, Заместитель секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 11 июня 2019,
Выносит решение принятое в этот день
Процедура
1. Дело было инициировано девятью жалобами (№ 50271/06, 4718/07, 24121/07, 7624/08, 53088/08, 64311/10, 6737/11, 74971/11 и 64746/13) поданной против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») одиннадцатью гражданами Российской Федерации в разные даты, чьи имена и даты рождения указаны в Приложении.
2. Правительство Российской Федерации («Правительство») представляли г-н Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Гальперин. Некоторые из заявителей были представлены адвокатами, имена которых указаны в Приложении.
3. Заявители жаловались, в частности, на нарушение их прав на свободу выражения мнений и свободу собраний, и на незаконный арест. Некоторые из заявителей также утверждали, что в этом отношении не было эффективных средств правовой защиты.
4. В период с 11 марта 2010 г. по 8 июля 2014 г. Правительству было направлено уведомление о вышеупомянутых жалобах. 6737/11, 74971/11 и 64746/13 были объявлены неприемлемыми в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.
Факты
I. Обстоятельства дела
5. Список заявителей и соответствующие сведения о жалобах приведены в прилагаемой таблице.
6. Заявители жаловались на различные ограничения, введенные властями в отношении места, времени или способа проведения публичных мероприятий. Некоторые заявители также утверждали об отсутствии эффективных средств правовой защиты в этом отношении или незаконном аресте.
Закон
I. Объединение жалоб
7. С учетом аналогичного предмета жалоб, суд считает целесообразным рассмотреть их совместно в одном постановлении.
II. Подсудность
8. Суд отмечает, что одна из заявительниц, Елена Зусьевна Рябинина (жалоба № 50271/06), умерла, и что ее дочь, Ольга Михайловна Рябинина, выразила желание продолжить рассмотрение жалобы.
9. Власти Российской Федерации утверждали, что дочь заявителя не может претендовать на то, чтобы стать жертвой нарушения прав ее матери, предусмотренных статьями 10 и 11 Конвенции, поскольку эти права не подлежат передаче.
10. Европейский Суд напоминает, что, если заявитель умирает во время рассмотрения дела, его или ее наследники могут в принципе подать жалобу от своего имени (см. Jėčius против Литвы, № 34578/97, § 41, ECHR 2000 IX ). В ряде случаев, когда заявитель умер в ходе разбирательства, Суд принял во внимание показания наследников заявителя или близких членов семьи, выражавшие желание продолжить разбирательство в Суде (см., Например, Далбан). против Румынии [GC], № 28114/95, § 39, ECHR 1999 VI; Hanbayat против Турции, № 18378/02, §§ 19-21, 17 июля 2007 г. и Janowiec and Others против России [GC ], № 55508/07 и 29520/09, §§ 97-101, ECHR 2013). Кроме того, Суд признал право родственников умершего заявителя подать жалобу в отношении осуществления права на свободу собраний (см. Szerdahelyi v. Hungary, № 30385/07, §§ 19-22, 17 января 2012 г. и Nosov and Others против России, № 9117/04 и 10441/04, §§ 28 30, 20 февраля 2014 г.).
11. В настоящем деле правопреемник представил документы, подтверждающие, что она была близким родственником и наследником заявителя. При таких обстоятельствах Суд считает, что дочь заявителя имеет законный интерес в рассмотрении жалобы вместо ее покойного родственника.
III. Предполагаемое нарушение статей 10 и 11 Конвенции
12. Заявители жаловались на ограничения, наложенные властями на место, время или способ проведения публичных мероприятий. Они ссылались, прямо или по существу, на статью
11 Конвенции. Некоторые заявители также ссылались на статью 10, однако эта жалоба должна быть рассмотрена в соответствии со статьей 11 (см. Лашманкин и другие против России, № 57818/09 и 14 других, §§ 363-365, 7 февраля 2017 г.). Статья 11 гласит следующее:
«1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в них для защиты своих интересов.
2. На осуществление этих прав не налагаются никакие ограничения, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественной безопасности, для предотвращения беспорядков или преступлений, для защиты здоровье или морали или для защиты прав и свобод других людей. Настоящая статья не препятствует наложению законных ограничений на осуществление этих прав военнослужащими, полицией или администрацией государства».
А. Приемлемость
13. В своих дополнительных замечаниях в жалобе №. 24121/07, Правительство впервые утверждало, что заявители не исчерпали внутренние средства правовой защиты, поскольку они не подали гражданский иск о компенсации после того, как их судебная жалоба на отказ в утверждении публичного мероприятия была разрешена, и отказ был объявлен незаконным.
14. Суд отмечает, что власти Российской Федерации не выдвинули это возражение в своих первоначальных замечаниях относительно приемлемости и существа жалобы, и вопрос о том, что заявители не подали гражданский иск о компенсации, был поднят только в их дополнительных замечаниях и объяснениях о справедливой компенсации. Власти Российской Федерации не указали каких-либо препятствий, с помощью которых они были лишены возможности ссылаться в своих первоначальных замечаниях о приемлемости и по существу дела на то, что заявители не подали гражданский иск. Отсюда следует, что правительство перестало полагаться на неисчерпанные внутренних средств правовой защиты (см. Хлайфия и другие против Италии [GC], № 16483/12, §§ 51-54, 15 декабря 2016 г.).
15. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что это не является неприемлемым по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
B. Оценка суда
16. Заявители настаивали на своих претензиях.
17. Правительство оспорило их доводы.
18. Суд ссылается на принципы, установленные в его правовом праве в отношении свободы собраний (см. Кудревичюс и другие против Литвы (ГК), No 37553/05, ЕСПЧ 2015, с дополнительными ссылками).
19. В деле Лашманкина и других лиц (цитата по вышеупомянутой статье No 402 78) Суд счел нарушением в отношении вопросов, аналогичных тем, которые были в данном случае.
20. Изучив все представленные ему материалы, Суд не нашел ни одного факта или аргумента, способного убедить его сделать иной вывод по данному делу. Что касается его судебного права по этому вопросу, Суд считает, что в данном случае вмешательство в свободу собраний заявителей было основано на правовых положениях, которые не соответствовали требованиям Конвенции о «качестве права» и, кроме того, не соответствовали » необходимо в демократическом обществе».
21. В связи с этим в отношении каждого заявителя было выявлено нарушение статьи 11 Конвенции.
IV. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции
22. Заявители в заявлениях No 24121/07, 6737/11, 74971/11 и 64746/13 жаловались в соответствии со статьей 13 Конвенции в связи со статьей 11 Конвенции о том, что они не имеют эффективного средства правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений их свободы. Статья 13 Конвенции гласит:
«Каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушаются, должен иметь эффективное средство правовой защиты перед национальным органом, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве».
23. Правительство оспорило этот аргумент.
A. Приемлемость
24. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 и 3, Конвенции. Евросуд далее отмечает, что это не является недопустимым ни по каким другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
B. Оценка суда
25. В недавнем деле Лашманкина и других лиц (упомянутых выше, № 342-61) Суд пришел к выводу о том, что заявители не имели в своем распоряжении эффективного средства правовой защиты для оспаривания отказов в утверждении места или времени проведения публичного мероприятия или способа проведения.
26. Суд не видит оснований для того, чтобы прийти к иному выводу по данному делу. Поэтому он считает, что заявители не имели в своем распоряжении эффективного средства правовой защиты в отношении их жалобы в соответствии со статьей 11 Конвенции.
27. Соответственно, было выявлено нарушение статьи 13 в приложениях № 24121/07, 6737/11, 74971/11 и 64746/13.
V. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции
28. Заявители в жалобах № 6737/11 и 74971/11 жаловались на то, что их арест был произвольным и незаконным. Они опирались на статью 5 Конвеции, которая гласит:
1. Каждый имеет право на свободу и безопасность человека. Никто не может быть лишен свободы, кроме как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, установленной законом:
a) законное содержание под стражей лица после вынесения обвинительного приговора компетентным судом;
b) законный арест или содержание под стражей лица за невыполнение законного распоряжения суда или в целях обеспечения выполнения любых обязательств, предусмотренных законом;
c) законный арест или задержание лица, совершенное с целью предать его компетентному юридическому органу по разумному подозрению в совершении преступления или когда это обоснованно считается необходимым для предотвращения его совершения преступления или спасаясь после того, как сделали это;
d) задержание несовершеннолетнего законным приказом с целью надзора за образованием или его законное содержание под стражей с целью его передача его в компетентный юридический орган;
e) законное содержание под стражей лиц для предотвращения распространения инфекционных заболеваний, лиц с нездоровым сознанием, алкоголиков или наркоманов или бродяг;
f) законный арест или задержание лица в целях предотвращения его несанкционированного въезда в страну или лица, в отношении которого принимаются меры в целях депортации или экстрадиции».
A. Приемлемость
29. Правительство заявило, что г-н Костырин (приложение № 74971/11) утратил статус потерпевшего, поскольку национальные суды признали нарушение его прав и присудили ему компенсацию. Они утверждали, что сумма компенсации сопоставима с суммами, присужденными Судом по делам, касающимся коротких сроков содержания под стражей (они касались Сергея Соловьева против России, No 22152/05, 25 сентября 2012 года и Тараканов против России, No 20403/05, 28 ноябрь 2013 года).
30. Суд отмечает, что г-н Костырин содержался под стражей с 21 ч. 00 м. 18 марта 2010 года до 17 ч. 30 м. 19 марта 2010 года, т.е. чуть менее чем на 19 часов. Тогда национальные суды признали его задержание незаконным и присудили ему 20 000 российских рублей (около 500 евро). Учитывая короткий срок содержания г-на Костирина под стражей, суд считает, что присужденная ему сумма не была явно необоснованной по сравнению с тем, что суд присудил бы по аналогичному делу (см. Форталнов и другие против России, no 7077/06 и 12 других, 26 июня 2018 г.). В обстоятельствах дела Суд считает, что такое возмещение было достаточным и адекватным, что сделало решение о том, что заявитель «больше не является жертвой» предполагаемого нарушения.
31. Из этого следует, что жалоба г-на Костирина должна быть отклонена в соответствии со статьей 35 §§ 3 (a) и 4 Конвенции.
32. Что касается г-на Хайруллина, то Суд отмечает, что его жалоба явно не является обоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (a) Конвенции. Он далее отмечает, что это не является недопустимым ни по каким другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.
B. Оценка суда
33. Правительство заявило, что г-н Хайруллин был сопровожден в полицейский участок в соответствии со статьей 27.2 Кодекса об административном правонарушении, поскольку у него не было при себе никаких документов, удостоверяющих личность, и поэтому составить протокол об административном правонарушение на месте невозможно.
34. Заявитель настаивал на своей претензии.
35. Не оспаривается тот факт, что 20 марта 2010 года г-н Хайруллин был лишен свободы по смыслу статьи 5 § 1 Конвенции с 10 ч. 30 м. до 17 ч. 30 м. В протоколе об административном правонарушении указано, что он был сопровожден в полицейский участок с целью составления протокола об административном правонарушении. Статья 27.2 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает, что подозреваемого правонарушителя можно сопровождать в полицейский участок с целью составления протокола об административном правонарушении только в том случае, если такой протокол не может быть составлен на месте совершения преступления. Суд не убежден в утверждении правительства о том, что в деле заявителя это было невозможно, поскольку у него не было документов, удостоверяющих личность, поскольку это утверждение опровергается документами, обнаруженными в материалах дела. Действительно, ни в одном из официальных документов не упоминается о якобы отсутствии документов, удостоверяющих личность, или объясняется, почему не удалось составить административный протокол на месте. В полицейском отчете говорится, что заявитель был доставлен в полицейский участок после проверки документов, удостоверяющих личность; в протоколе об административном правонарушении указаны паспортные данные заявителя; и в свидетельстве об освобождении упоминается, что после освобождения ему было возвращено водительское удостоверение заявителя. Поэтому из документов, освещаемых в материалах дела, не могут быть обнаружены никакие препятствия для составления протокола на месте.
36. Из этого следует, что факты по данному делу аналогичны фактам по делу Навального и Яшина против России (№ 76204/11, No 68 и 93, 4 декабря 2014 года) и Лашманкину и другим (цитата, выше приведенный выше, No 486-92), где было выявлено нарушение статьи 5 § 1. Правительство не выдвинуло никаких фактов или аргументов, способных убедить его в том, что в данном случае он должен прийти к иному выводу.
37. Суд считает, что сопровождение заявителя в полицейский участок не соответствовало российскому законодательству и поэтому не было «законным» по смыслу статьи 5 § 1.
38. Таким образом, в применении № 6737/11 было внесено нарушение статьи 5 § 1Конвенции.
VI. Другие предполагаемые нарушения Конвенции
39. Наконец, Европейский Суд рассмотрел другие жалобы, поданные заявителями в жалобах №. 24121/07 и 53088/08, учитывая все имеющиеся у него материалы и поскольку жалобы относятся к компетенции Суда, он считает, что они не раскрывают каких-либо нарушений прав и свобод, изложенных в Конвенция или протоколы к ней. Следовательно, эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 (а) и 4 статьи 35 Конвенции.
VII. Применение статьи 41 Конвенции
40. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и, если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, Суд, в случае необходимости, предоставляет справедливую компенсацию пострадавшая сторона».
A. Ущерб
41. 41. Заявители требовали различные суммы в качестве компенсации морального вреда. Некоторые заявители также требовали материального ущерба в размере уплаченных ими штрафов.
42. Правительство утверждало, что требования о компенсации морального вреда были чрезмерными. Что касается требования о возмещении материального ущерба, они утверждали, что штрафы были на законных основаниях на заявителей за административные правонарушения.
43. Суд считает, что существует прямая причинно-следственная связь между установленным нарушением статьи 11 и штрафами, которые некоторые заявители уплатили после вынесения приговора за административное правонарушение (см. Аналогичные доводы Лашманкина и других, приведенные выше, § 515). Что касается документов, имеющихся в его распоряжении, Суд считает целесообразным присудить суммы, указанные в прилагаемой таблице, в качестве компенсации материального ущерба, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.
44. Кроме того, принимая во внимание характер нарушений, установленных в отношении каждого заявителя, принципа основное требование истца и его прецедентного права (см. Lashmankin and Others, упомянутое выше, § 516), Суд присуждает суммы указано в прилагаемой таблице в отношении морального вреда, плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму.
B. Затраты и расходы
45. Некоторые заявители также утверждали, что расходы и расходы, понесенные национальными судами и/или расходы, понесенные в Суде, в частности юридические и переводческие сборы и почтовые расходы.
46. Правительство оспорило эти претензии.
47. С учетом того, что они должны иметь имеющиеся в его распоряжении документы и его право, суд присуждает заявителям суммы, подробно изложенные в прилагаемой таблице, а также любые налоги, которые могут взиматься с них на эти суммы. Компенсации по жалобам № 4718/07, 24121/07 и 6737/11 должны быть выплачены на банковские счета представителей, как того требуют заявители.
C. Проценты по умолчанию
48. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
По этим причинам суд единогласно
1. Решает объединить жалобы;
2. Объявляет жалобы о предполагаемом нарушении прав заявителей на свободу собраний, об отсутствии эффективных средств правовой защиты в этом отношении и о предполагаемой незаконности доставки Хайруллина в отделение милиции приемлемой, а остальные жалобы неприемлемыми;
3. Считает, что во всех заявлениях было нарушение статьи 11 Конвенции;
4. Считает, что в жалобах № 24121/07, 6737/11, 74971/11 и 64746/13 были выявлены нарушения статьи 13 Конвенции;
5. Постановил, что это было нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в жалобе №. 6737/11;
6. Постановил
a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев суммы, указанные в прилагаемой таблице, а также любой налог, который может взиматься с заявителей, конвертировать в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату поселение;
b) о том, что награда в отношении Елены Зусьевны Рябининой должна быть присуждена ее наследнику Ольге Михайловне Рябининой. Компенсации в отношении расходов по жалобам № 4718/07, 24121/07 и 6737/11 должны быть выплачены на банковские счета представителей, как указано заявителями;
c) что с истечения вышеуказанных трех месяцев до урегулирования простые проценты выплачиваются по вышеуказанным суммам по ставке, равной предельной ставке кредитования Европейского центрального банка в период дефолта плюс три процентных пункта;
7. Отклоняет оставшуюся часть претензии заявителей на справедливое удовлетворение.
Сделано на английском языке и уведомлено в письменном виде 2 июля 2019 года в соответствии с правилом 77 № 2 и 3 Правил Суда.
Fatoş Aracı Paulo Pinto de Albuquerque
Deputy Registrar President

|| Смотреть другие дела по Статье 10 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 11 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 13 ||

Leave a Reply