echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Нарушения в сфере экологии Подмосковья в совокупности с отсутствием объективной информации - являются нарушением ст.8 Европейской Конвенции

На прошлой неделе сотрудниками нашего Центра european-court-help.ru была завершена работа над жалобой по вопросам нарушений в сфере экологии и права на благоприятную окружающую среду в Раменском районе Московской области в отношении действии АО «Раменский  водоканал». Жалоба отправлена в Европейский суд по правам человека в г. Страсбурге.
Суть дела:
В июле 2017 года в городе Раменском, АО «Раменский водоканал» стали производиться выбросы вредных веществ в реку Чернавку, впадающую в реку Москва, указанное привело к экологическому бедствию, практически полному уничтожению животного и растительного мира поймы реки, а так же сопровождалось сильнейшим, тошнотворным запахом от которого пострадали многие жители города Раменского.
Не смотря на многочисленные жалобы и обращения, органы власти не способствовали выявлению виновных (хотя и заявляли, что взяли ситуацию на контроль), не предоставляли достоверной информации о причинах и последствиях экологического бедствия. Более того не приняли эффективных мер к устранению причин загрязнения окружающей среды. В ввиду чего, уничтожающие природу и причиняющие вред людям выбросы вредных веществ, продолжались в течении многих месяцев, и продолжаются (реже и в меньшей степени) до настоящего времени.  Поданные заявления о совершении экологического преступления по существу не рассмотрены, эффективного расследования причин экологического бедствия не установлено, виновные к уголовной ответственности не привлечены.
Ситуация в свете практики ЕСПЧ:
Положения ст.8 Конвенции закрепляют право на доступ к экологической информации. Что касается окружающей среды, то ЕСПЧ придает особое значение праву общественности на доступ к информации, позволяющей ей оценивать опасности, которым она может подвергаться (Guerra and Others v. Italy, § 60; Taşkin and Others v. Turkey, no. 46117/99, § 119; Giacomelli v. Italy, no. 59909/00, § 83;). Иногда ЕСПЧ описывал это как «процессуальный аспект» ст. 8 Конвенции (Airey v. Ireland, § 32; Tysiąc v. Poland, no. 5410/03, §§ 107–113; A.M.M. v. Romania, no. 2151/10, § 40).
Таким образом, материальные права, содержащиеся в ст. 8, включают имплицитное процессуальное право на экологическую информацию. При этом нарушение ст. 8 Конвенции может иметь место даже тогда, когда  заявители не смогли напрямую доказать негативное воздействие состояния окружающей среды на их собственное здоровье (Di Sarno and Others v. Italy, no. 30765/08, §§ 104–108 — дело о загрязнении мусорными отходами местности, где жили заявители, которые не доказали прямого негативного воздействия на их здоровье). Исходя из  Guerra and Others v. Italy следует, что заявители не смогли доказать того, что вследствие непредставление информации о деятельности завода, их здоровью и частной жизни был причинен ущерб, однако нарушение ст. 8 Конвенции было найдено. Из дела Tătar v. Romania, § 96 следует, что заявитель не смог  предоставить  документ от  властей, удостоверяющий опасность в связи с неблагоприятной окружающей средой, не обязательно делает его заявление неприемлемым. При этом в § 96 дела Tătar v. Romania также было отмечено, что заявители не смогли получить от внутренних органов власти какой-либо официальный документ, подтверждающий, что деятельность предприятия представляло опасность для их здоровья.
Кроме того, по мнению заявителя, защита здоровья и физической неприкосновенности так же тесно связана с “правом на жизнь», как и с правом на уважение частной и семейной жизни. Можно провести аналогию с практикой ЕСПЧ по статье 3, касающейся наличия «предсказуемых последствий”; в делах когда могут быть доказаны существенные основания полагать, что лицо столкнется  с реальной опасностью подвергнуться обстоятельствам, которые угрожают его здоровью и физической неприкосновенности и тем самым подвергают серьезному риску его права на жизнь. Если власти скрывают информацию об обстоятельствах, которые обоснованы и представляют реальную опасность для здоровья, то такая ситуация также может быть защищена только статьей 2 Конвенции. Отказ в предоставлении информации создает невозможность доказывания, однако так как Конвенция гарантирует права эффективные, жалоба Заявителя может считаться обоснованной.
Хронология действий, предшествующая обращению в ЕСПЧ:
25 июля 2017 г. Заявитель от своего имени подал заявление о совершении экологического  преступления.
Процессуального решения по жалобе заявителя принята не было, в установленный законом срок какого либо ответа Заявитель не получил.
Заявитель обжаловал незаконное бездействие СО по г. Раменское ГСУ СК РФ по Московской области в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.
Постановлением судьи Раменского городского суда от 25 сентября 2017 г.,  производство по жалобе было прекращено.
11 октября 2017 г. Заявитель обжаловал постановление Раменского городского суда от 25 сентября 2017 г.  в апелляционном порядке в Московский областной суд.
11 января 2018 г. Московским областным судом было вынесено апелляционное постановление по жалобе Заявителя на Постановление Раменского городского суда от 25 сентября 2017 г., дело № 22к-102/2018. Заявителю было отказано в удовлетворении его требований.
Апелляционное постановление Московского областного суда от 11.01.2018 года является окончательным решением по делу. Иными эффективными средствами правовой защиты заявитель не располагает.
Критерии приемлемости жалобы соблюдены, требование шестимесячного срока для обращения в Европейский суд по правам человека выполнены.
Таким образом в данной жалобе были подняты вопросы нарушения статьи 2, статьи 8 и ст. 13 Европейской Конвенции.

||   Смотреть другие дела по Статье 8   ||

Leave a Reply