echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Ответственность государства за наводнения в свете практики Европейского суда

19 октября 2019 года произошло очередное наводнение в Красноярском крае, повлекшее значительные человеческие жертвы. Хлынувшая в результате прорыва дамбы вода затопила два общежития в рабочем поселке. В результате разрушения дамбы погибло 15 человек, более десяти пропало без вести, 19 человек получили повреждения
Наводнения, сели, оползни, лесные пожары, землетрясения — силы природы, от которых фактически никто не застрахован. Однако, довольно часто причиной человеческих жертв и повреждения имущества, является ненадлежащее исполнения государственными и муниципальными властями своих обязанностей и халатное отношение к обеспечению безопасности гидросооружений (и иных защитных сооружений) и обеспечению мониторинга и контроля.
На территории России встречается более 30 опасных природных явлений и процессов, среди которых наиболее разрушительными являются наводнения, штормовые ветры, ливни, ураганы, смерчи, землетрясения, лесные пожары, оползни, сели, снежные лавины. Большая часть социальных и экономических потерь связана гибелью людей и с разрушениями зданий и сооружений из-за недостаточной надежности и защищенности от опасных природных воздействий. На первом месте в Российской Федерации находятся природные катастрофические явления атмосферного характера — бури, ураганы, смерчи, шквалы (28%), далее идут землетрясения (24%), наводнения (19%) находятся на третьем месте. Опасные геологические процессы, такие, как оползни и обвалы составляют 4%. Оставшиеся природные катастрофы, среди которых наибольшую частоту имеют лесные пожары, в сумме равны 25%. Суммарный ежегодный экономический ущерб от развития 19 наиболее опасных процессов на городских территориях в России составляет 10-12 млрд. руб. в год.
При этом в России ежегодно происходит от 40 до 68 кризисных наводнений. По данным Росгидромета, этим стихийным бедствиям подвержены около 500 тысяч кв. километров, наводнениям с катастрофическими последствиями — 150 тысяч кв. километров, где расположены порядка 300 городов, десятки тысяч населенных пунктов.
В таких случаях ответственность за причиненный стихией вред возлагается на государство, а пострадавшие могут обратиться в ЕСПЧ за получением компенсации?
Вообще все компенсации за ущерб, причиненный в результате стихии, можно разделить на три категории:
Первая — страховые возмещения, в той части, в которой жизнь и имущество пострадавших было застраховано ими или собственниками потенциально опасных объектов.
Вторая — социальные компенсации, которые выплачиваются в установленном размере, определенным категориям пострадавших, в качестве выполнения государством своих социальных обязательств.
Третья — возмещение вреда, причиненного органами государственной власти.
Чиновники очень не любят нести ответственность за свою халатность, поэтому, когда происходит очередная катастрофа, обычно всё сводиться к выплатам второй и первой категории, когда «доброе» государство выплачивает компенсации на похороны и приобретение нового жилья. В таких случаях, пострадавших даже обеспечивают юридической помощью по заказу властей, что бы людям помогали обращаться именно за социальными компенсациями, а не возмещением ущерба к Казне, в порядке ст. 1069 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации или казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Рассмотрим, как работает ЕСПЧ в этих случаях, если в результате наводнения, оползня, пожара, землетрясения, погибли люди (ст. 2 Конвенции) либо причинен ущерб имуществу (ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции).
Исходя из практики ЕСПЧ государство несет ответственность по ст. 2 Конвенции за находящиеся под его контролем учреждения: «Знали или должны были знать».
Позитивные обязательства властей по статье 2 Конвенции не являются безоговорочными: не всякая предполагаемая угроза жизни обязывает власти принимать конкретные меры, чтобы избежать риска. Обязанность принимать конкретные меры возникает только в том случае, если власти знали или должны были знать во время существования реального и непосредственного риска для жизни и если власти сохранили определенный контроль над ситуацией (см. Mutatismutandis, Осман против Соединенного Королевства, 28 октября 1998 года, § 116).
Для того, чтобы Европейский Суд установил нарушение позитивного обязательства по защите жизни, должно быть установлено, что власти знали или должны были знать в тот период о наличии реальной и непосредственной угрозы для жизни конкретного лица со стороны преступных действий третьего лица и что они уклонились от принятия мер в пределах своих полномочий, которых при разумной оценке можно было ожидать для устранения этой угрозы (см. Постановление Европейского Суда по делу «Осман против Соединенного Королевства» § 116, Постановление Европейского Суда по делу «Пол и Одри Эдвардс против Соединенного Королевства» § 55, Постановление Европейского Суда по делу «Медова против Российской Федерации» (Medova v. Russia) от 15 января 2009 г., § 96, и Постановление Европейского Суда по делу «Цечоев против Российской Федерации».
Примеры из практики ЕСПЧ:
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 февраля 2012 г. Дело «Коляденко и другие (Kolyadenko and Others) против Российской Федерации» (жалобы NN 17423/05, 20534/05, 20678/05, 23263/05, 24283/05 и 35673/05).
Позиция заявителей:
132. Заявители подчеркивали, что о неудовлетворительном состоянии русла реки Пионерской и о повышенной угрозе крупномасштабного наводнения в районе в случае сброса воды из Пионерского водохранилища власти знали за два года до событий 7 августа 2001 г. Они утверждали, что власти различного уровня — районного, городского и краевого — последовательно игнорировали предупреждения, заявления и жалобы со стороны жителей данного района и должностных лиц. Они ссылались на результаты инспекции русла реки Пионерской, проведенной незадолго до наводнения 7 августа 2001 г. (см. § 22 настоящего Постановления), которая указала на то, что русло реки продолжало оставаться в неудовлетворительном состоянии, несмотря на решения различных органов о необходимости проведения работ по очистке.
Позиция ЕСПЧ:
Действительно, из предоставленных материалов следует, что в течение нескольких лет, предшествовавших наводнению, власти знали, что возможно потребуется сброс воды из водохранилища. В частности, в письме от 7 июня 1999 г. директор водопроводного предприятия информировал администрацию Владивостока о необходимости срочного сброса воды из водохранилища в случае обильных осадков (см. § 15 настоящего Постановления). В письме от 29 мая 2000 г. администрация Владивостока признавала, что уровень воды в водохранилище был близок к критическому и некоторая ее часть могла быть сброшена (см. § 19 настоящего Постановления). На этом фоне, даже если он готов согласиться, что осадки 7 августа 2001 г. были исключительно обильными, Европейский Суд не убежден, что власти могут жаловаться на то, что обильные осадки застали их врасплох, насколько это касалось эксплуатации Пионерского водохранилища. Он полагает, что вне зависимости от погодных условий власти должны были предвидеть вероятность, а также потенциальные последствия сброса воды из водохранилища.
176. Европейский Суд далее отмечает, что по крайней мере за два года до наводнения 7 августа 2001 г. властям было известно о неудовлетворительном состоянии реки Пионерской и об угрозе наводнения в районе Пионерского водохранилища в случае экстренного сброса воды из него, а также о ее уровне и последствиях. Так, письмом от 7 июня 1999 г., направленным в администрацию Владивостока директором водопроводного предприятия, сообщалось, что с учетом неблагоприятного прогноза погоды на лето/осень 1999 года и, в частности, в случае обильных осадков водопроводное предприятие должно будет произвести сброс воды из водохранилища, что может вызвать наводнение на большой территории с учетом неудовлетворительного состояния русла реки (см. § 15 настоящего Постановления).
177. Кроме того, как следует из решения Комиссии по чрезвычайным ситуациям Владивостока от 6 сентября 1999 г., внимание властей было обращено на проблему содержания реки Пионерской в порядке даже до 1999 года…Также предписывалось надлежащим образом информировать местное население о том, что пойма реки Пионерской может быть затоплена в случае экстренного сброса воды из Пионерского водохранилища. Вместе с тем в решении предлагалось восстановить местную систему раннего оповещения в случае угрозы наводнения (см. § 16 настоящего Постановления).
180. Из этого с очевидностью следует, что в течение многих лет власти не предпринимали значимых попыток для обеспечения того, чтобы пропускная способность реки Пионерской была достаточной с учетом технических характеристик Пионерского водохранилища (см. § 73 настоящего Постановления) или, по крайней мере, для содержания русла реки очищенным в целях смягчения, если не предотвращения угрозы и последствий наводнения в случае срочного сброса воды из водохранилища.
2. Дело «Будаева и другие против РФ» — дело о сходе грязевой сели.
Доказательства об осведомленности:
Суд отмечает, что в год, непосредственно предшествующий оползню августа 2000 года, власти КБР получили ряд предупреждений, которые должны были уведомить их об увеличении рисков. Первое предупреждение, опубликованное 30 августа 1999 года компетентным органом по надзору, Горным институтом, сообщило министру по оказанию помощи в случае стихийных бедствий КБР о необходимости ремонта грязезащитной плотины, поврежденной сильным оползнем, и призывая к установлению — система раннего предупреждения, которая позволила бы своевременно эвакуировать гражданских лиц в случае оползня. Второе предупреждение от того же агентства было отправлено 17 января 2000 года премьер-министру КБР. Он заявил, что даже если восстановление плотины не представляется возможным, было необходимо создать наблюдательные пункты для обеспечения функционирования системы предупреждения летом 2000 года. Следующее предупреждение было направлено главой администрации Эльбрусского района Премьер-министром КБР 7 марта 2000 года. Это предупреждение повторило предыдущие и, более того, сослалось на возможные потери записи и потери в случае неспособности принять указанные меры. Наконец, 7 июля 2000 года Горный институт направил еще одно предупреждение министру по оказанию помощи в случае стихийных бедствий КБР, требующему срочной установки наблюдательных пунктов.
Из этого следует, что власти КБР на различных уровнях знали, что любой оползень, независимо от его масштаба, способен причинить разрушительные последствия в Тырнаузе из-за состояния неготовности.
3. «Енырдыз против Турции» – дело о взрыве метана на свалке.
Доказательства осведомленности властей:
Согласно докладу экспертов, составленному 7 мая 1991 года, совет по мусору не соответствовал техническим требованиям, изложенным, в частности, в положениях 24-27, 30 и 38 Положений от 14 марта 1991 года и, соответственно, представил ряд опасностей, которые могут привести к серьезному риску для здоровья жителей долины.
Вместе с тем Управление по охране окружающей среды, о котором было сообщено в докладе от 18 июня 1991 года, вынесло рекомендацию (№ 09513), в которой содержится настоятельный призыв к канцелярии губернатора Стамбула, городского совета и Умранийского районного совета об устранении проблем, выявленных в настоящем деле.
101. Соответственно, Большая Палата согласна с Палатой (см. Пункт 79 решения Палаты) о том, что административные и муниципальные департаменты, ответственные за надзор и управление кончиками, не могут знать о рисках, связанных с метаногенезом, или о необходимости превентивные меры, в частности, поскольку существуют конкретные положения по этому вопросу. Кроме того, Суд также считает установленным, что различные органы также были осведомлены об этих рисках, по крайней мере, к 27 мая 1991 года, когда они были уведомлены о докладе от 7 мая 1991 года.
Европейский Суд напоминает, что позитивное обязательство принять все необходимые меры для защиты жизни в целях статьи 2 Конвенции (см. § 151 настоящего Постановления) влечет за собой первичную обязанность государства создать законодательные исполнительные механизмы для обеспечения эффективного уменьшения угрозы праву на жизнь.
В отношении имущества пострадавшего в результате наводнений, если среди причин усугубивших последствия природного или техногенного катаклизма, есть доля ответственности властей, применяется ст. 1 Протокола 1 к Конвенции (право на уважение имущества), что позволяет обратиться в ЕСПЧ за компенсацией ущерба.
Наиболее крупные наводнения за последние годы:
в 2001 году произошло наводнение в Приморском крае РФ, в результате которого погибли 11 человек, более 80 тысяч пострадали. Были затоплены 625 кв километров территории. В зоне бедствия оказались 7 городов и 7 районов края, были разрушены 260 км автомобильных дорог и 40 мостов. Ущерб составил 1,2 млрд рублей;
в 2002 году в результате сильного наводнения в Южном федеральном округе РФ погибли 114 человек, из них 59 — на Ставрополье, 8 — в Карачаево-Черкесии, 36 — в Краснодарском крае. Всего пострадали более 330 тысяч человек. В зоне затопления оказались 377 населенных пункта. Были разрушены 8 тысяч жилых домов, повреждены 45 тысяч зданий, 350 км газопровода, 406 мостов, 1,7 тысяч км автодорог, около 6 км железнодорожных путей, свыше 1 тысяч. км линий электропередач, более 520 км водопровода и 154 водозабора. Ущерб составил 16 млрд рублей;
в 2002 году на Черноморское побережье Краснодарского края обрушились смерч и ливневые дожди. Были подтоплены 15 населенных пунктов, в том числе Крымск, Абрау-Дюрсо, Туапсе. Наибольшему разрушению подверглись Новороссийск и поселок Широкая Балка. Стихия унесла жизни 62 человек. Было повреждено почти 8 тысяч жилых домов. Ущерб составил 1,7 млрд рублей;
в 2004 году в результате половодья в южных районах Хакасии затопило 24 населенных пункта /всего 1077 домов/. Погибло 9 человек. Ущерб превысил 29 млн рублей;
в 2010 году в Краснодарском крае произошло крупное наводнение, вызванное мощными проливными дождями. Были подтоплены 30 населенных пунктов в Туапсинском, Апшеронском районах и в районе Сочи. Погибли 17 человек, пострадали 7,5 тысяч человек. В результате стихийного бедствия разрушены почти 1,5 тысяч домовладений, из них полностью — 250. Сумма ущерба составила около 2,5 млрд рублей;
в 2012 году сильнейшие ливни привели к самому разрушительному наводнению за всю историю Краснодарского края. Пострадали 10 населенных пунктов, в том числе города Геленджик, Новороссийск, Крымск, поселки Дивноморское, Нижнебаканская, Неберджаевская и Кабардинка. Основной удар стихии пришелся на Крымский район и непосредственно на Крымск. В результате наводнения погибли 168 человек, из них 153 человек — в Крымске, трое — в Новороссийске, 12 — в Геленджике. Пострадавшими от стихии признаны 53 тысяч человек, из них 29 тысяч полностью утратили имущество. Были подтоплены 7,2 тысяч. жилых домов, из них полностью разрушены свыше 1,65 тысяч домовладений. Общий ущерб от стихии составил порядка 20 млрд рублей.
Осень 2016-го в Приморском крае прошел тайфун «Лайонрок», который вызвал сильный паводок и затопил около 4 тыс. домов. Под водой оказались несколько деревень и поселков. Ликвидацией последствий занимались свыше 5 тыс. сотрудников МЧС, а также несколько сотен единиц техники, среди которых были 25 воздушных судов и пять беспилотников.
Наводнения на Дальнем Востоке случались и прежде. Мощнейший паводок обрушился на регион летом 2013 года: он привел к самому масштабному наводнению за последний век. Общая площадь затопленных территорий превысила 8 млн кв. км. Ликвидацией последствий стихии занимались свыше 300 тыс. человек, в том числе военные. Общий объем ущерба оценивался в 527 млрд рублей, а пострадавшими были признаны около 190 тыс. человек. В качестве компенсации выплачивалось по 10 тыс. рублей, по 100 тыс. давали людям, потерявшим из-за стихии имущество. После наводнения в отношении ряда чиновников были возбуждены уголовные дела: одно из них — в связи с разрушением дамбы Шиманского водохранилища, а второе — по факту халатности.
В мае 2017-го в Ставропольском крае произошло крупнейшее за последние полвека наводнение. Причиной стали сильные дожди и не расчищенные вовремя русла рек. Из-за угрозы переполнения Отказненского водохранилища было эвакуировано более 40 тыс. человек. По информации МЧС, пострадало порядка 5 тыс. жителей, из них около 1 тыс. детей.
Сильнее всего пострадали жители Минеральных Вод, где уровень воды достиг отметки 5,5 м. Ущерб от паводка превысил 2,3 млрд рублей. Вскоре после бедствия жители начали получать единовременные компенсации — 20 тыс. рублей на каждого члена семьи.
Лето 2019 года Иркутская область. Две волны наводнений. В Иркутской области вышли из берегов крупные притоки Ангары — реки Уда, Бирюса, Ия, Чуна и Ока. Уровень воды превысил все критические отметки. В зону наводнения попали 96 населенных пунктов в шести районах — это более десяти тысяч жилых домов.В зону подтопления попали десятки населённых пунктов. Подтоплено более 6700 жилых домов.Из зон подтопления эвакуировали почти 2600 человек. По данным на 11 июля 2019, погибло 25 человек.В течение двух наводнений в Иркутской области были подтоплены 10890 жилых домов, из которых более 5,4 тыс. было снесено полностью. В первую волну наводнения в июне было подтоплено 109 населённых пунктов, в которых проживает 42,76 тыс. чел., в конце июля—августе во время второй волны наводнения были подтоплены 58 населённых пунктов, в которых проживали почти 5,5 тыс. человек. Больше всех досталось Тулунскому району: 28 июня там прорвало дамбу на реке Ия. За каких-то два часа город Тулун погрузился в воду на несколько метров. Деревянные дома буквально уплыли, многоэтажные дома затопило до третьего этажа.
Приняты решения о помощи пострадавшим:
• организовать разовые выплаты пострадавшим. При полной потере всего имущества полагается компенсация 100 тыс. руб. на человека, при частичной — 50 тыс. руб., кроме того, 10 тыс. руб. всем пострадавшим[36]
• направить детей в летние лагеря
• подготовить план действий по восстановлению жилья в кратчайшие сроки.
Причиной бедствия считаются погодные условия. Однако многие местные жители убеждены, что причина бедствия — вовсе не дожди или глобальное потепление, а халатность чиновников. Все несчастья связывают с дамбой на реке Ия, которую построили после наводнения в 2006-м. Тогда от стихии пострадали 267 домов и приусадебных участков, а также шесть мостов. Тулун вошел в федеральную программу «Защита населения от паводков и укрепление береговой линии». На тот момент мэр Тулуна Николай Пивень в 2008 году заверял на камеру, что дамба простоит 100 лет. Однако уже в 2019 году её просто смыло. Один из жителей города высказал мнение, что конструкцию возводили с нарушениями, вот она и не выдержала, в результате чего выбило шлюз.
Ставился также вопрос о прямой ответственности энергетиков в наводнении. Вопрос представляется весьма спорным в части причин наводнения. Расходы Братской ГЭС сейчас на уровне 2600−2700 кубометров в секунду, боковой приток в Братское водохранилище — 6400-11000 кубометров в секунду. А на этих реках летние среднемноголетние расходы от силы 300−500 кубометров в секунду. При этом в Тулуне всего за два дня 25−26 июня выпало 78 мм при месячной норме для июня в 59 мм, в Усть-Каде — 52 мм, в Нижнеудинске — 50 мм. В итоге 28−29 июня уровень воды в Тулуне (река Ия) поднялся на 10 — 14 метров, превысив печальный исторический рекорд 3 августа 1980 года (10 метров), в Нижнеудинске (река Уда) — на 2,5−3 метра, в Усть-Каде (река Ока) — на 4−5,5 метров, в селе Ухтуй (река Ока) — на 10 метров, в Мишелевке (река Белая) — на 2,5 метра, а в Китое (река Китой) — на 0,6 метров. Налицо — действительно крайне неблагоприятные объемы осадков, которые в это время и в этом районе выпали, да еще в сочетании с не завершившемся таянием в верховьях Саян.
Но одновременно, всю ответственность за произошедшее с властей снимать тоже нельзя. Качество мониторинга гидрологических процессов и, особенно природных аномалий, весьма низкое. Постов у Росгидромета недостаточно, целые участки рек в одной только Иркутской области вообще не подвержены контролю. Что говорить о притоках, когда на основном русле у нас ниже Усть-Илимска гидропостов практически нет. И все прогнозы сегодня выдаются по статистическим и косвенным данным. Технически организовать мониторинг возможно, но власти не выделяют на это денежных средств, поэтому метеорологи не могли заранее дать прогноз паводка. На сайте мэрии каждые два часа обновлялась информация об уровне воды в реках: «Вода поднялась до 800 сантиметров, все под контролем, причин для паники нет», — примерно такие сообщения были на сайте. Вечером приехала депутат гордумы и предложила покинуть опасную зону, а вскоре на сайте горадминистрации объявили добровольную эвакуацию в связи с наводнением. Опять же, о масштабе наводнения никто жителей не предупреждал.
Напомним: Ранее ЕСПЧ обращал внимание на необходимость обеспечения превентивных мер в таких ситуациях:среди этих превентивных мер особое место должно занимать право общественности на получение информации, как установлено в конвенционной прецедентной практике. Применимые правила должны также предусматривать соответствующие процедуры, учитывающие технические аспекты данной деятельности, для выявления недостатков в этой деятельности и любых ошибок, совершенных лицами, несущими ответственность на различных уровнях.
Ситуации связанные с установлением ответственности власти (в уголовном аспекте) за аварии на гидротехнических сооружениях (дамбах) и последствия этих аварий — наводнения.
1. Пионерское водохранилище:
Европейский Суд принимает к сведению технические требования, которые предусматривают, что район вблизи Пионерского водохранилища не должен заселяться, пока не будут приняты конкретные защитные меры. В частности, как указывалось в заключении экспертизы от 24 января 2003 г., которая является единственной экспертизой, предоставленной Европейскому Суду (см. § 70 ), инструкция по эксплуатации Пионерского водохранилища прямо запрещает любое строительство в районе сброса водохранилища в отсутствие мер по защите от наводнений (см. § 79 ). Власти, таким образом, могли бы применить градостроительные ограничения и не допускать застройки данного района жилыми домами или принять эффективные меры для защиты территории от наводнения до разрешения строительства здесь.
Европейский Суд отмечает, что на практике ничего из этого не было выполнено. Действительно, как следует из заключения экспертизы от 24 января 2004 г., жилая застройка района сброса из Пионерского водохранилища осуществлялась, несмотря на соответствующие технические требования и в отсутствие каких-либо мер, направленных на защиту территорий от наводнения. Кроме того, как следует из постановления от 20 июля 2004 г., которым уголовное расследование в отношении должностных лиц администрации Владивостока и Приморского края в связи с предполагаемым нарушением ограничений в генеральном плане развития города было прекращено, жилая застройка в данном районе была признана законной, с учетом отсутствия законодательных ограничений строительства в этом районе (см. § 58 ).
Иными словами, власти пренебрегли требованиями по технике безопасности и, следовательно, потенциальными угрозами, включая угрозу человеческим жизням, не отразив их в законодательных актах и нормах и разрешив строительство в районе сброса из Пионерского водохранилища.
С учетом вышеизложенного Европейский Суд находит, что власти Российской Федерации несут ответственность по следующим причинам. Во-первых, власти не создали четкую законодательную и административную базу для обеспечения эффективной оценки угроз при обслуживании Пионерского водохранилища и применения норм градостроительной политики вблизи водохранилища в соответствии с применимыми техническим требованиями.
Итог: были технические требования и экспертиза, которая указывала на опасность, поэтому разумно было бы применить административные и законодательные меры, но этого не было сделано, поэтому допущено нарушение Конвенции.
2. Прорыв дамбы, расположенной на территории МО «Шовгеновский район» Республика Адыгея в мае 2017 года.
Авария не привела к человеческим жертвам, но ряд домов были приведены в негодность. В результате игнорирования должностными лицами требований о безопасности гидротехнических сооружений, неудовлетворительных условий эксплуатации, технического оснащения гидротехнических сооружений, а также неудовлетворительной организации контроля за их безопасностью – произошла авария, а именно: прорыв дамбы, расположенной на территории МО «Шовгеновский район». Владельцем указанной дамбы является ГБУ Республики Адыгея «Центр по эксплуатации гидротехнических сооружений». Этим же Актом подтверждена авария вследствие прорыва дамбы (плотины) от 26.05.2017, что явилось причиной затопления. прокуратура РеспубликиАдыгея провела проверку деятельности ГБУ РА «Центр по эксплуатации гидротехнических сооружений» в связи с прорывом дамбы в а. Хакуринохабль Шовгеновского района 26.05.2017 года.
В ходе проверки установлено, что директор учреждения, проявляя халатность, не исполнил свои должностные обязанности и проигнорировал требования о безопасности гидротехнических сооружений при неудовлетворительных условиях эксплуатации, технического оснащения гидротехнических сооружений и организации контроля за их безопасностью. В результате 26 мая 2017 года в условиях обильных дождей и подъема уровня воды в реке Фарс в а. Хакуринохабль прорвало защитную дамбу.
Жителям, не имевшим другого жилья в собственности, были выплачены компенсации. Остальным жителям по заказу властей была оказана «специфическая» юридическая помощь, цель которой было направить пострадавших по пути обжалования отказа в предоставлении компенсации, а не по пути возмещения ущерба за счет казны в порядке ст. 1069 ГК РФ, ввиду чего люди остались без возмещения и без возможности получения компенсации через решение Европейского суда по правам человека.
Уголовное дело также было замято, информацию о ходе расследования из общего доступа удалили.
Вывод:
Очевидно, что природные и техногенные катастрофы происходили и будут происходить. И в значительной части этих катастроф будет лежать доля ответственности властей. А именно если власти знали или должны были знать в о наличии реальной и непосредственной угрозы для жизни либо имущества конкретных лиц, но уклонились от принятия мер в пределах своих полномочий, которых можно было ожидать для устранения этой угрозы, то это образует ответственность государства за нарушение Европейской Конвенции. В таких случаях важно изначально правильно ставить вопрос о возмещении ущерба, не только через компенсацию или социальные выплаты, а четко и определенно, через ст. 1069 ГК РФ. При этом, учитывая способности и возможности чиновников уходить от ответственности, свою позицию сразу следует формировать с прицелом на дальнейшее рассмотрение дела в Европейском Суде, что может потребовать привлечении соответствующих специалистов по ЕСПЧ уже на уровне первой инстанции в национальном судебном процессе.
Об ответственности Властей за жизни людей при пожаре, читайте в статье «ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу по «Зимней вишне»

Leave a Reply