echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело № 22463/07 и 8 других "Ботов и другие против России"

Перевод настоящего решения ЕСПЧ от 4 февраля 2020 года является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
Ботов и другие против России
(Дело № 22463/07 и 8 других-см. прилагаемый список)
CASE OF BOTOV AND OTHERS v. RUSSIA
РЕШЕНИЕ СУДА
СТРАСБУРГ
4 февраля 2020 года
Это решение является окончательным, но оно может подлежать редакционной правке.
В деле ботов и другие против России,
Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая Палатой в следующем составе:
Алена Поличкова, Председатель,
Дмитрий Дедов,
Жилберто Феличи, судьи,
и Стивен Филлипс, секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 14 января 2020 года,
Выносит решение, принятое в этот день:
1.ПРОЦЕДУРА
1. Это дело было инициировано по девяти заявлениям против Российской Федерации, поданным в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее-Конвенция) в различные сроки, указанные в прилагаемой таблице.
2. Российское правительство (“правительство”) первоначально было представлено г-ном г. Матюшкиным, представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем его преемником на этом посту г-ном М. Гальпериным.
3. Уведомление о подаче заявок было направлено в правительство. Правительство не возражает против рассмотрения этих заявлений Комитетом.
2.ФАКТЫ
а) обстоятельства данного дела
4. Заявителями являются граждане России. В период с 2005 по 2015 год они были задержаны по подозрению в совершении преступлений в различных регионах России. Они утверждали, в частности, что полиция обращалась с ними жестоко.
5. Соответствующие факты в отношении каждой жалобы приводятся ниже.
А. Ботов против России, № 22463/07
1.События 11-13 декабря 2005 года
6. 11 декабря 2005 года заявитель напал на г-на Г. на улице и в связи с этим его доставили в отделение внутренних дел района Южное Тушино города Москвы ( ОВД РАЙОНА ЮЖНОЕ ТУШИНО В Г . Москва).
7. По словам заявителя, сотрудники полиции избивали его и угрожали причинить телесные повреждения его родственникам.
8. На следующий день он был доставлен в больницу. Согласно медицинскому свидетельству от 12 декабря 2005 года, у него были царапины на лице, груди, левом предплечье, ушибы и травмы на обоих плечах.
9. 13 декабря 2005 года заявителю было предъявлено обвинение в жестоком нападении на Г-На Г.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
10. 30 января 2006 года заявитель пожаловался прокурору на жестокое обращение с ним.
11. 5 января 2007 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись в основном на объяснения сотрудников полиции. Он пришел к выводу, что заявителю были нанесены телесные повреждения во время его драки с г-ном Г.
12. 19 июля 2007 года Тушинский районный суд отклонил его жалобу на отказ, согласившись с доводами следователя.
3.Производство, связанное с его заключением под стражу
13. 13 декабря 2005 года суд постановил заключить заявителя под стражу под подписку о невыезде. Эта мера пресечения была продлена до даты его осуждения 31 октября 2006 года.
Б. Байрамкулов против России, № 6202/12
14. В 2010 году заявитель отбывал наказание в городе Владимире. В октябре он был переведен в следственный изолятор в Республике Карачаево-Черкесия (РКЦ).
1.События 1 ноября 2010 года
15. 1 ноября 2010 года заявитель был доставлен из следственного изолятора в отделение центра по борьбе с экстремизмом. (Центр по борьбе с экстремизмом). По словам заявителя, полицейские применили электрошок к его пальцам, ногам, шее, позвоночнику и голове. Они жестоко обращались с ним в течение пяти часов, заставляя признаться в убийстве.
16. Согласно медицинской карте изолятора временного содержания от 2 ноября 2010 года, заявитель имел ссадины на обеих руках и рану на виске.
2.События 23 марта 2011 года
17. По словам заявителя, 23 марта 2011 года его вновь доставили в отделение центра, где он был подвергнут электрошоку.
18. 7 апреля 2011 года заявитель прошел судебно-медицинскую экспертизу. Согласно сообщению № 575, у него не было никаких травм, которые могли бы возникнуть в результате удара электрическим током.
3.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
19. Заявитель пожаловался следователю на жестокое обращение с ним.
20. 1 января 2011 года следователь вынес первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, признав утверждения заявителя необоснованными. С января 2011 года по апрель 2013 года следователи вынесли не менее двадцати одного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Все решения были отменены вышестоящими инстанциями.
21. 27 сентября 2013 года прокурор доложил руководителю соответствующего следственного управления о неэффективности расследования и необоснованных задержках по делу заявителя.
22. 14 августа 2014 года следователь вынес еще одно постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в основном ссылаясь на объяснения сотрудников полиции о том, что в отношении заявителя не применялась физическая сила.
23. 15 сентября 2014 года Усть-Джегутинский районный суд отклонил жалобу заявителя на последний отказ как необоснованную. 29 декабря 2014 года Верховный суд республики оставил в силе решение суда апелляционной инстанции.
В. Распутин против России, № 4842/13
24. 26 мая 2009 года заявитель был задержан по подозрению в совершении преступления в Амурской области.
1.События 20 августа 2009 года
25. 20 августа 2009 года сотрудники полиции районного отдела внутренних дел Амурской области (УВД ПО АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ) посетили заявителя в изоляторе временного содержания г. Благовещенска. По словам заявителя, офицеры пинали и били его с целью получения признательных показаний.
26. Согласно медицинскому свидетельству скорой медицинской помощи № 44 от 21 августа 2009 года, у заявителя было сотрясение головного мозга, гематома на голове, ушибы на лице и нижней губе, ушиб вокруг правого глаза. 23 августа 2009 года судебно-медицинский эксперт осмотрел заявителя. Согласно отчету № 4661, зафиксированные бригадой скорой помощи телесные повреждения заявителя могли быть нанесены твердым тупым предметом в период от трех до шести дней до его осмотра. Как следует из судебно-медицинского заключения номер 4731 от 2 ноября 2009 года телесные повреждения лица и головы заявителя могли быть получены по меньшей мере в результате двух ударов твердым тупым предметом. По словам эксперта, в некоторых случаях они “могли возникнуть в результате падения с расстояния, равного его высоте, но в данном случае таких обстоятельств не было предусмотрено”.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
27. 27 августа 2009 года заявитель пожаловался прокурору на жестокое обращение с ним.
28. В период с сентября по декабрь 2009 года следователи вынесли три постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Два из них были отменены вышестоящим следователем как неполные.
29. 22 марта 2010 года следователь вынес последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись на объяснения сотрудников милиции о том, что они не избивали заявителя, а также объяснения заявителя, данные в ходе дознания, о том, что его травмы были получены в результате падения с кровати. Как следует из решения, заявитель в дальнейшем отказался от них из-за опасений жестокого обращения. Следователь установил, что жалобы заявителя были необоснованными, а его объяснения-противоречивыми.
30. 28 апреля 2012 года Центральный районный суд отклонил жалобу заявителя на последний отказ. 17 июля 2012 года Хабаровский краевой суд оставил решение суда в силе.
Г. Федоров против России, № 38614/13
1.События 10 апреля 2012 года
31. 10 апреля 2012 года сотрудники дорожно-патрульной службы ( ДПС ) Московской области остановили заявителя и доставили его в отделение полиции. По словам заявителя, сотрудники уголовного розыска (уголовный розыск) дважды ударили его ногами в грудь и тело, заставив признаться в содеянном.
32. Согласно справке скорой помощи от 10 апреля 2012 года, заявитель жаловался на боли в грудной клетке, у него был ушиб грудной клетки и перелом ребра. 11 апреля 2012 года заявитель прошел рентгенологическое обследование, которое подтвердило перелом восьмого, девятого и десятого правых ребер.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
33. 14 апреля 2012 года заявитель пожаловался прокурору на жестокое обращение с ним.
34. 18 июня 2012 года следователь вынес первый отказ, главным образом ссылаясь на объяснения сотрудников полиции о том, что в отношении заявителя не применялась никакая сила.
35. 30 июля 2012 года Королевский районный суд отказался рассматривать апелляционную жалобу заявителя на отказ от 18 июня 2012 года, поскольку она уже была отменена. 27 сентября 2012 года Мосгорсуд оставил это решение в силе в апелляционном порядке.
36. 16 августа 2012 года заявитель прошел судебно-медицинскую экспертизу. Дело содержит только две вступительные страницы доклада № 341.
37. 23 августа 2012 года и 19 февраля 2014 года следователи вынесли еще два отказа. Они пришли к выводу, что утверждения заявителя были необоснованными, также ссылаясь на объяснения сотрудников полиции и более ранние объяснения заявителя о том, что он упал на асфальт до ареста. 24 декабря 2013 года отказ от 23 августа 2012 года был отменен.
38. 27 мая 2014 года Королевский районный суд удовлетворил жалобу заявителя на отказ от 19 февраля 2014 года. Суд указал, что следователь не задал судмедэксперту вопроса о том, могли ли телесные повреждения заявителя быть вызваны падением с расстояния, равного его высоте. Кроме того, он указал, что власти не разъяснили причину ареста заявителя.
39. 18 июля 2014 года и 5 февраля 2015 года следователь вынес еще два отказа, которые впоследствии были отменены за неисполнение решения суда от 27 мая 2014 года.
40. 12 августа 2016 года Королевский районный суд отказался рассматривать апелляционную жалобу заявителя на отказ от 5 февраля 2015 года, поскольку она уже была отменена.
Д. Пушнин против России, № 59277/13
1.События 24-26 февраля 2009 года
41. 24 февраля 2009 года сотрудники уголовного розыска № 1 Главного управления внутренних дел Краснодарского края (уголовного розыска № 1 Главного управления внутренних дел по Красноярскому краю) задержали заявителя по подозрению в совершении преступления и доставили его в отделение полиции.
42. По словам заявителя, полицейские пинали и били его ногами, наносили удары током по ушам. Жестокое обращение продолжалось с 8 часов вечера до 6 часов утра следующего дня.
43. 25 февраля 2009 года заявитель прошел судебно-медицинскую экспертизу. Согласно отчету № 1641, у него были синяки на правой руке, вызванные твердым тупым предметом за день до осмотра.
44. По словам заявителя, жестокое обращение продолжалось 25 и 26 февраля 2009 года. Офицеры подвергли его электрошоку и били по голове из пистолета.
45. 26 февраля 2009 года около 7.20 вечера он был доставлен в больницу. Как следует из больничной медицинской справки № 1067 от 26 февраля 2009 года, у заявителя была контуженная рана лба.
2.События 27 августа 2009 года
46. 24 августа 2009 года в ходе судебного заседания заявитель пожаловался судье на жестокое обращение с ним.
47. По словам заявителя, 27 августа 2009 года, в связи с его жалобой, сотрудники изолятора временного содержания в Красноярске пинали и били его ногами, душили сумкой, подвешивали на руках к стальной решетке в течение часа.
48. Согласно больничной медицинской справке № 31 от 27 августа 2009 года, у него была контузия правого глаза и гематома век. Как следует из судебно-медицинского заключения № 7655 от 27 августа 2009 года, у него имелись ушибы и ссадины на лице, теле, правой руке, нанесенные в течение суток до проведения экспертизы. Согласно медицинской справке, выданной следственным изолятором в тот же день при поступлении, у заявителя был перелом седьмого ребра и гематома на правом глазу.
49. В тот же день следователь допросил заявителя по данному делу, и заявитель отказался от своих показаний, сделанных им в ходе судебного заседания.
3.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
50. 31 августа 2009 года заявитель пожаловался следователю на жестокое обращение, заявив, что он отозвал свою предыдущую жалобу из страха.
51. 1 октября 2009 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что заявитель ранее отказался от своей жалобы. Он установил, что утверждения заявителя не были подкреплены никакими доказательствами.
52. 25 февраля 2010 года следователь отказался возбудить уголовное дело по факту предполагаемого жестокого обращения в изоляторе временного содержания, установив, что он не подчинился законным приказам сотрудников и применил к ним физическую силу. Он пришел к выводу, что эти травмы были нанесены либо им самим, либо в результате его сопротивления.
53. 9 января 2013 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемого жестокого обращения 24-26 февраля 2009 года, сославшись на объяснения сотрудников полиции о том, что заявитель сам нанес себе телесные повреждения, ударившись о стол в полицейском участке. Он установил, что телесные повреждения заявителя были причинены “в обстоятельствах, не связанных с его содержанием под стражей в полиции”.
54. 26 апреля 2013 года Железнодорожный районный суд отклонил апелляционную жалобу заявителя на отказ от 9 января 2013 года как необоснованную. 30 июля 2013 года Красноярский краевой суд оставил это решение в силе.
55. 5 февраля 2015 года Центральный районный суд отклонил его апелляционную жалобу на отказ от 25 февраля 2010 года как необоснованную. 13 августа 2015 года Красноярский краевой суд оставил решение суда в силе.
Е. Кривоногов против России, № 52372/14
1. события 18 октября 2011 года
56. 18 октября 2011 года сотрудники отдела полиции № 4 по г. Перми провели обыск в квартире заявителя. После обыска, около 10 часов вечера, заявитель был доставлен в отделение полиции. По его словам, офицеры ударили его по голове, заставив признаться в преступлении.
57. 19 октября 2011 года заявитель был доставлен в больницу. Согласно медицинскому свидетельству № 9900, у него были синяки на лице и голове.
2. официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
58. 20 октября 2011 года заявитель был переведен из изолятора временного содержания в следственный изолятор Пермского края. В тот же день дежурный офицер следственного изолятора сообщил своему начальнику, что заявитель получил телесные повреждения.
59. 13 ноября 2011 года заместитель начальника отдела полиции № 4 вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, согласно которому 17 октября 2011 года заявитель, находясь в состоянии алкогольного опьянения у себя дома, упал и “ударился лицом об стол”.
60. 18 апреля 2012 года заявитель пожаловался следователю на жестокое обращение с ним.
61. 24 декабря 2012 года Мотовилихинский районный суд вернул жалобу заявителя на отказ от 13 ноября 2011 года за несоблюдение процессуальных требований.
62. В период с июня 2012 года по октябрь 2014 года следователи вынесли не менее пяти отказов в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на объяснения сотрудников полиции о том, что в отношении заявителя не применялась никакая сила и что у него была гематома на глазу, когда его арестовали. Все решения, за исключением последнего решения от 27 октября 2014 года, были отменены.
Ж. Богданов против России, № 68544/14
63. 21 октября 2011 года заявитель распивал спиртное со своими знакомыми, один из которых впоследствии был убит.
1.События 22 октября 2011 года
64. 22 октября 2011 года около 10 часов утра сотрудники отдела полиции № 3 г. Оренбурга задержали заявителя по подозрению в убийстве и доставили его в отделение полиции. По словам заявителя, полицейские пинали и били его ногами по телу, душили полиэтиленовым пакетом и угрожали изнасилованием.
65. 24 октября 2011 года заявитель прошел судебно-медицинскую экспертизу. Согласно судебно-медицинскому заключению № 8028, у него имелись гематомы на мягких тканях, ушибы на верхней губе, правом глазу и ухе, на верхних и нижних конечностях, которые могли возникнуть в результате удара твердым тупым предметом в течение “периода, соответствующего обстоятельствам дела”.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
66. 27 октября 2011 года заявитель пожаловался следователю на жестокое обращение с ним.
67. 28 ноября 2012 года Дзержинский районный суд вынес обвинительный приговор заявителю. Что касается его утверждений о жестоком обращении в полицейском участке, то он установил, что телесные повреждения заявителя были нанесены в ночь убийства и из-за их незначительной значимости свидетели, которые видели его после ареста, не заметили их.
68. С января 2012 года по ноябрь 2015 года следователи вынесли не менее шести постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователи ссылались на объяснения сотрудников полиции о том, что заявитель до задержания нанес себе телесные повреждения, находясь в состоянии алкогольного опьянения.
69. 12 мая 2014 года Дзержинский районный суд отказался рассматривать апелляционную жалобу заявителя на отказ от 23 января 2014 года, поскольку суд первой инстанции отклонил его утверждения о жестоком обращении как необоснованные.
70. 10 июля 2014 года Оренбургский областной суд отклонил апелляционную жалобу заявителя на решение суда.
З. Калинин против России, № 26299/15
1.События 2 марта 2012 года
71. 2 марта 2012 года около 9.30 вечера сотрудники уголовного розыска Краснодара задержали заявителя по подозрению в совершении преступления и доставили его в отделение полиции. По словам заявителя, полицейские пинали и били его ногами по ушам, голове, телу и в области паха, заставляя признаться в содеянном.
72. Согласно медицинскому свидетельству № 1015 от 3 марта 2012 года, выданному наркологическим диспансером г. Краснодара, у заявителя была опухшая левая щека. Как следует из медицинской справки отделения скорой медицинской помощи № 7 г. Краснодара, у него были ушибы на лице, конечностях и паху. Согласно судебно-медицинскому заключению № 1951/2012 от 25 апреля 2012 года, травмы были получены в результате удара твердым тупым предметом. Из-за отсутствия объективных морфологических признаков невозможно было определить их степень и время, когда они были нанесены.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
73. 28 марта 2012 года заявитель пожаловался следователю на жестокое обращение с ним.
74. 28 апреля 2012 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись в основном на объяснения сотрудников полиции, которые отрицали применение силы. Следователь пришел к выводу, что заявителю были причинены телесные повреждения либо до, либо во время задержания. Это решение было отменено вышестоящим следователем как преждевременное.
75. 2 января 2013 года следователь вынес новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В материалах дела отсутствует копия решения суда.
76. 23 января 2013 года следователь возбудил уголовное дело в отношении офицера Г. по факту злоупотребления должностными полномочиями в связи с тем, что 3 марта 2012 года он незаконно задержал заявителя на несколько часов в ОВД.
77. 6 мая 2014 года Ленинский районный суд отказался рассматривать апелляционную жалобу заявителя на отказ от 2 января 2013 года, поскольку уголовное дело в отношении офицера Г. уже было возбуждено.
78. 13 марта 2015 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции по факту предполагаемого жестокого обращения. В материалах дела отсутствует копия решения суда.
И. Онипенко против России, № 24719/17
79. Заявителями являются г-н В. В. Онипенко и его отец, г-н В. И. Онипенко.
1.События 25 сентября 2015 года
80. 25 сентября 2015 года сотрудники полиции Приволжского района Астраханской области задержали заявителей по подозрению в убийстве и доставили их в отделение полиции.
81. По словам заявителей, офицеры неоднократно били их кулаками по лбу, пинали ногами, наносили электрошоковые удары по мокрым головам и ушам, а также душили полиэтиленовыми пакетами. Они пригрозили В. В. Онипенко привезти его жену и изнасиловать ее на его глазах. После признания В. В. Онипенко, В. И. Онипенко был освобожден.
82. Согласно судебно-медицинскому заключению № 2682 от 26 сентября 2015 года, В. В. Онипенко имел ушибы на теле и верхних конечностях, нанесенные за один-три дня до проведения экспертизы твердым тупым предметом, а также ссадину на бедре, нанесенную за четыре-шесть дней до проведения экспертизы твердым тупым предметом.
83. Согласно судебно-медицинскому заключению № 1549 от 28 сентября 2015 года, у В. И. Онипенко имелись ушибы головы, туловища и левой нижней конечности, ссадины шеи и туловища, кровоизлияние в левый глаз. Согласно судебно-медицинскому заключению № 123 от 6 октября 2016 года, телесные повреждения заявителя были нанесены твердым тупым предметом, что исключало воздействие электрического удара.
2.Официальное расследование предполагаемого жестокого обращения
84. На неустановленную дату В. И. Онипенко пожаловался на жестокое обращение к следователю. 17 октября 2015 года следователь вынес первый отказ в возбуждении уголовного дела, признав утверждения заявителя необоснованными.
85. В марте и апреле 2016 года заявители пожаловались следователю на жестокое обращение с ними. В период с июня по октябрь 2016 года следователи вынесли не менее шести постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь исключительно на объяснения сотрудников полиции о том, что к ним не применялась никакая сила. Все решения, кроме последнего решения от 21 октября 2016 года, были отменены.
86. 18 ноября 2016 года Приволжский районный суд отклонил апелляционную жалобу заявителей на последний отказ как необоснованную. 12 января 2017 года Астраханский областной суд оставил решение суда в силе.
b) соответствующее внутреннее законодательство и практика
87. Соответствующие положения внутреннего законодательства, касающиеся запрещения пыток и других видов жестокого обращения, а также процедуры рассмотрения жалобы по уголовному делу см. Ляпин против России, № 46956/09, § § 96-102, 24 июля 2014 г., и Рябцев против России, no. 13642/06, § § 48 52, 14 ноября 2013 года.
88. Пункт 16 Инструкции о порядке исполнения сотрудниками полиции своих обязанностей и прав в отделах полиции Министерства внутренних дел Российской Федерации после задержания лиц (утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 30 апреля 2012 года № 389) предусматривает, что сотрудник полиции, находящийся на службе в отделе полиции, обязан информировать своего начальника обо всех случаях, когда лицо, задержанное и доставленное в отдел полиции, имеет видимые ранения, увечья или находится в состоянии, требующем срочного медицинского вмешательства.
3.ЗАКОН
а) объединение заявок
89. Учитывая сходный предмет заявлений, суд считает целесообразным рассмотреть их совместно в едином постановлении.
b) предварительные вопросы
90. Суд отмечает, что правительство представило предварительные возражения по четырем делам: Байрамкулов против России (№6202/12), Федоров против России (№38614/13), Кривоногов против России (№52372/14) и Калинин против России (№26299/15).
b. 1) дело Байрамкулов против России, № 6202/12
91. В качестве даты введения формы заявки правительство поставило под сомнение дату 23 ноября 2011 года.
92. Суд отмечает, что 23 ноября 2011 года заявитель направил свое первое письмо с утверждением о нарушении его прав, предусмотренных статьей 3 Конвенции. Заявитель подал заполненную форму заявки 21 марта 2012 года, то есть без неоправданной задержки. Поэтому суд принимает дату 23 ноября 2011 года в качестве даты представления его заявления и отклоняет возражение правительства.
b. 2) Федоров против России, № 38614/13, Кривоногов против России, № 52372/14 и Калинин против России, № 26299/15
93. Правительство утверждало, что заявители не выполнили шестимесячный предельный срок. Они утверждали, что г-н Федоров подал жалобу в суд более чем через год после предполагаемого жестокого обращения. Г-н Кривоногов и г-н Калинин жаловались соответственно через три и четыре года после соответствующих событий.
94. Они далее отметили, что окончательные судебные решения по их делам были приняты более чем за шесть месяцев до того, как они подали жалобу в суд. В отношении господина Федорова такое решение было вынесено 30 июля 2012 года. В деле господина Кривоногова датой вынесения решения стало 24 декабря 2012 года. А по делу господина Калинина суд прекратил производство 6 мая 2014 года.
95. Правительство считает, что этот шестимесячный период начался с даты вынесения судебных решений и что он истек до даты представления заявлений.
96. Суд отмечает, что, по мнению правительства, суды приняли окончательные решения в вышеуказанные сроки. Суд не согласен с правительством по следующим причинам.
97. Во-первых, даже после упомянутых судебных решений национальные власти приняли несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. По меньшей мере еще четыре отказа были приняты по делам г-на Федорова и г-на Кривоногова (см. пункты 37, 39 и 62 выше) и еще один отказ после вынесения судебного решения по делу г-на Калинина (пункт 78 выше).
98. Во-вторых, суд отмечает, что внутреннее разбирательство по жалобам заявителей на жестокое обращение длилось не более четырех лет и никаких явных неоправданных задержек в разбирательстве не было. Соответственно, у заявителей не было особых оснований сомневаться в эффективности проведенных расследований.
99. Наконец, суд отмечает, что по различным причинам судебные решения, на которые ссылается правительство, не затрагивают существа жалоб заявителей (см. пункты 35, 61 и 77 выше). В таких обстоятельствах соответствующие судебные решения не могут считаться окончательными в цепочке попыток заявителей возбудить уголовное расследование по их утверждениям о жестоком обращении.
100. Таким образом, суд приходит к выводу, что заявители выполнили шестимесячный срок и отклоняют возражения правительства.
с) предполагаемые нарушения статей 3 и 13 Конвенции
101. Заявители жаловались на то, что они подвергались жестокому обращению со стороны государственных должностных лиц и что государство не провело эффективного внутреннего расследования этих инцидентов. Г-н Распутин, г-н Богданов, г-н Калинин, г-н В. В. Онипенко и г-н В. И. Онипенко также жаловались в соответствии со статьей 13 Конвенции, что они не имеют эффективных средств правовой защиты в отношении своих жалоб на жестокое обращение. Соответствующие части положений Конвенции гласят следующее:
Статья 3
“Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению …”
Статья 13
“Каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушаются, должен иметь эффективное средство правовой защиты в Национальном органе …”
102. Правительство оспорило их утверждения, сохранив выводы внутренних расследований. Они заявили, что расследование утверждений заявителей о жестоком обращении было тщательным и всеобъемлющим.
103. В случае г-на Пушнина правительство заявило, что он сам нанес себе телесные повреждения, ударившись об угол стола в изоляторе временного содержания 24 февраля 2009 года. В случае г-на Богданова правительство утверждало, что его описание жестокого обращения не соответствует его телесным повреждениям, которые были нанесены до ареста. Что касается г-на В. И. Онипенко, то они утверждали, что он находился в состоянии алкогольного опьянения к моменту его ареста. Они сослались на заключение судебно-медицинской экспертизы № 123 о том, что утверждение о применении электрошока не подтвердилось. А что касается господина В. В. Онипенко они утверждали, что, как установлено судебно-медицинским заключением № 2682, телесные повреждения заявителю были причинены еще до задержания.
104. В делах г-на Федорова, г-на Квивоногова и г-на Калинина правительство не давало комментариев по существу.
c. 1) Приемлемость
105. Суд отмечает, что эти заявления не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что они не являются неприемлемыми ни по каким другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.
c. 2) Правовая оценка
1.Достоверность утверждений заявителей о жестоком обращении в условиях содержания под стражей в полиции и презумпция факта
106. Суд отмечает, что все заявители были арестованы полицией по подозрению в совершении ими различных преступлений. После проведения различных периодов времени под стражей в полиции заявители были признаны получившими травмы различной степени тяжести, зафиксированные судебно-медицинскими экспертами (см. пункты 18, 26, 36, 43, 48, 65, 72, 82 и пункт 83 выше), следственных изоляторов и медицинских учреждений (см. 8, 16, 26, 32, 45, 48, 57 и пункт 72 выше).
107. Рассмотрев материалы дела и представления сторон, суд считает, что телесные повреждения заявителей были хорошо задокументированы и, возможно, явились результатом насилия, которому они якобы подверглись со стороны сотрудников полиции. Вышеуказанные факторы являются достаточными для того, чтобы создать презумпцию в пользу изложения заявителями событий и убедить суд в том, что утверждения заявителей о жестоком обращении в условиях содержания под стражей в полиции были достоверными.
2.Было ли проведено эффективное расследование утверждений заявителей о жестоком обращении со стороны полиции
108. Суд отмечает, что достоверные утверждения заявителей о нанесении им телесных повреждений в результате полицейского насилия были отклонены следственными органами как необоснованные, основанные главным образом на заявлениях сотрудников полиции, отрицающих жестокое обращение с заявителями (см. пункты 11, 22, 29, 37, 53, 62, 68, 74 и пункт 85 выше).
109. В случае г-на Ботова, следователь пришел к выводу, что его травмы были нанесены до ареста во время предполагаемой драки с г-ном г. Суд отмечает, что заявитель был осужден за насильственное нападение на г-на Г. Это не следует из протоколов слушаний или обвинительного приговора, что г-н Г. ударил заявителя. Таким образом, выводы следователя относительно происхождения многочисленных царапин и ушибов на лице и теле заявителя неубедительны.
110. В отношении господина Байрамкулова суд отмечает, что следователи вынесли по меньшей мере 21 постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по достоверным утверждениям о жестоком обращении. В последнем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не было уделено никакого внимания сообщению прокурора о том, что дело было отложено и что расследование было неэффективным (см. пункт 21 выше).
111. Аналогичные соображения относятся и к делу господина Федорова, в котором следователи не смогли устранить недостатки, указанные Королевским районным судом (см. пункт 38 выше). Суд отмечает, что, пренебрегая указаниями суда, следователь вынес еще два отказа с теми же выводами, что и ранее.
112. Суд также считает, что выводы следователя о телесных повреждениях господина Распутина были неадекватными. Он отмечает, что судебно-медицинскому эксперту не были представлены соответствующие версии событий, с тем чтобы установить, могли ли такие травмы быть результатом такого падения (см. пункт 26 выше). Кроме того, весьма сомнительно, что сотрясение головного мозга, гематома на голове и многочисленные ушибы на лице могли быть вызваны одним падением с его кровати, учитывая, что они были вызваны по меньшей мере двумя ударами твердым тупым предметом (см. пункт 26 выше).
113. Что касается второго эпизода предполагаемого жестокого обращения с г-ном Пушниным 27 августа 2009 года, то следователь установил, что телесные повреждения заявителя были вызваны его неповиновением приказам должностных лиц (см. пункт 52 выше). Учитывая перелом ребер заявителя и многочисленные другие ушибы на его теле, предположительно вызванные сопротивлением, следователь не смог оценить соразмерность физической силы, примененной сотрудниками полиции. Кроме того, суд считает подозрительным, что через несколько дней после того, как он подал жалобу в ходе слушания по первому эпизоду жестокого обращения, заявитель отозвал свою жалобу после инцидента в изоляторе временного содержания (см. пункт 49 выше).
114. Суд отмечает, что в отношении г-на Ботова, г-на Федорова, г-на Кривоногова, г-на Богданова и г-на Калинина национальные власти пришли к выводу, что заявители уже имели телесные повреждения до их ареста. В этой связи суд отмечает, что в соответствии с национальным законодательством сотрудники полиции были особенно обязаны сообщать своему начальству о случаях, когда арестованное лицо имело видимые телесные повреждения (см. пункт 88 выше). Такое сообщение могло бы дать разъяснение относительно возможности того, что телесные повреждения заявителей были причинены до ареста (см. Türkan V. Turkey, no. 33086/04, § 41, 18 сентября 2008 года).
115. Что касается качества судебных экспертиз, то суд вновь заявляет, что надлежащее медицинское освидетельствование является важнейшей гарантией против жестокого обращения (см. Akkoç V. Turkey, № 22947/93 и 22948/93, § § 55 и 118, ЕСПЧ 2000 X). В некоторых случаях судебные экспертизы проводились со значительным опозданием после событий или после того, как заявители жаловались на жестокое обращение. Г-н Байрамкулов был осмотрен примерно через две недели после предполагаемого жестокого обращения с ним (см. пункт 18 выше). Г-н Федоров прошел обследование через четыре месяца после событий (см. пункт 36 выше). Г-н Калинин был допрошен примерно через два месяца после предполагаемого жестокого обращения (см. пункт 72 выше). К моменту осмотра заявителей было потеряно драгоценное время и невозможно было установить причину или происхождение их травм (Тангиев против России, № 27610/05, § 61, 11 декабря 2012 года). Кроме того, в случае г-на Калинина эксперту была представлена недостаточная информация для того, чтобы дать надлежащую оценку травмам (см. пункт 72 выше).
116. В этой связи суд считает, что значительные задержки , такие как в этих делах, а также отсутствие информации, предоставленной судебно-медицинским экспертам, не позволили экспертам дать адекватные ответы на вопросы, поставленные запрашивающим органом (см. Mogilat V. Russia, no.8461/03, § 64, 13 марта 2012 года).
117. Примечательно, что в отношении господина Байрамкулова по первому эпизоду предполагаемого жестокого обращения, а также в отношении господ Ботова и Кривоногова судебно-медицинская экспертиза вообще не проводилась.
118. Следователи и суды основывают свои выводы на результатах досудебного расследования, которое является начальной стадией рассмотрения жалобы по уголовному делу в соответствии с российским законодательством и обычно должно сопровождаться возбуждением уголовного дела и проведением расследования, если собранная информация раскрыла элементы уголовного преступления (см. Ляпин против России, № 46956/09, § 129, 24 июля 2014 года). Следователи вынесли несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, некоторые из которых, как следует из материалов дела, были отменены как неполные или преждевременные либо за неисполнение предписаний суда (см. 20, 28, 35, 39, 62, 74 и пункт 85 выше).
119. Суд вновь подтверждает свой вывод о том, что простое проведение предварительного расследования в соответствии со статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является недостаточным для соблюдения органами власти установленных статьей 3 Конвенции стандартов эффективного расследования достоверных утверждений о жестоком обращении в местах содержания под стражей в полиции. На органы государственной власти возлагается обязанность возбуждения уголовного дела и проведения надлежащего уголовного расследования, в рамках которого проводится весь комплекс следственных мероприятий.
120. У суда нет оснований полагать иначе в рассматриваемых делах, которые связаны с заслуживающими доверия утверждениями об обращении, запрещенном статьей 3 Конвенции. Он считает, что государство не провело эффективного расследования заявлений заявителей о применении насилия со стороны полиции.
3.Предоставило ли правительство разъяснения, способные поставить под сомнение версии заявителей о событиях
121. Суду остается рассмотреть вопрос о том, представило ли правительство какие-либо доказательства, устанавливающие факты, которые поставили бы под сомнение версии событий, изложенные заявителями (см. пункт 103 выше).
122. В случае с г-ном Пушниным правительство повторило версию следователя о том, что заявитель умышленно ударился об стол для нанесения телесных повреждений во время своего пребывания под стражей в полиции в период с 24 по 26 февраля 2009 года. Суд отмечает, что эта версия была поддержана только объяснениями сотрудников полиции, на которых жаловался заявитель. Никаких других свидетелей, в том числе следователя, который, как следует из материалов дела, присутствовал в помещении вместе с заявителем, допрошено не было. Поэтому суд считает объяснения правительства неубедительными.
123. Что касается г-на Богданова, то правительство прежде всего сослалось на выводы суда первой инстанции в отношении причиненного ущерба (см. пункт 67 выше). Что касается первого аргумента, то суд отмечает, что суд первой инстанции не проанализировал жалобу заявителя в какой-либо степени подробно. Он лишь установил, что утверждения заявителя не соответствовали обнаруженным у него травмам. Не были должным образом учтены выводы судебно-медицинского заключения или тот факт, что заявитель был впервые осмотрен врачом через два дня после его ареста. Что касается второго аргумента правительства, то суд уже установил, что с учетом видимых телесных повреждений заявителя на лице сотрудники полиции были обязаны сообщать о них, чего они не сделали (см. пункт 114 выше).
124. В заявлении № 24719/17 правительство сослалось на предполагаемое состояние алкогольного опьянения г-на В. И. Онипенко без дальнейших разъяснений. Суд не рассматривает это представление в качестве объяснения причиненного заявителю вреда. Что касается г-на В. В. Онипенко, то правительство правильно указало, что некоторые из телесных повреждений заявителя были причинены в период, предшествующий аресту, как это было установлено судебной экспертизой (см. пункт 82 выше). Вместе с тем суд отмечает, что в период нахождения заявителя под стражей в полиции были причинены и другие телесные повреждения (см. пункт 82 выше), которые правительство так и не объяснило.
125. Учитывая, что разъяснения правительства были представлены в результате поверхностных внутренних расследований, не отвечающих требованиям статьи 3 Конвенции, Суд считает, что они не могут считаться удовлетворительными или убедительными. Он считает, что правительство не выполнило свое бремя доказывания и не представило доказательств, способных поставить под сомнение изложение заявителями событий, которые оно в этой связи считает установленными (см. Олисов и другие против России, № 10825/09 и 2 других, § § 83-85, 2 мая 2017 года и Ксенз и другие против России, № 45044/06 и 5 других, § § 102 04, 12 декабря 2017 года).
4.Правовая классификация
126. Заявители утверждали, что они подвергались пыткам и бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.
Утверждения о жестоком обращении с помощью электрошоков
127. Суд отмечает, что г-н Байрамкулов, г-н Пушнин (в отношении первого эпизода жестокого обращения), г-н В. В. Онипенко и г-н В. И. Онипенко утверждали, что они подвергались жестокому обращению, в частности, посредством электрошоков (см. пункты 15, 17, 42 и 81 выше).
128. Суд уже признал достоверными утверждения заявителей о жестоком обращении. Однако он отмечает, что никаких следов поражения электрическим током в деле господина Пушнина зафиксировано не было. Судебно-медицинский эксперт, который осмотрел его на следующий день после жестокого обращения, зафиксировал только синяки на его правой руке. Как установил эксперт, они были нанесены твердым тупым предметом (см. пункт 43 выше). Позднее в больнице у заявителя был диагностирован ушиб лба, который соответствовал его заявлению о том, что сотрудники полиции ударили его пистолетом по голове (см. пункт 45 выше). Других травм зафиксировано не было. При таких обстоятельствах суд не может сделать вывод о том, что заявитель подвергся жестокому обращению с помощью электрошока.
129. Суд также считает, что в деле Г-на В. В. Онипенко и г-на В. И. Онипенко не было доказано, что они подвергались воздействию электрошока. Судебно-медицинская экспертиза, проведенная через один-три дня после предполагаемого жестокого обращения, показала, что их телесные повреждения были причинены твердыми тупыми предметами (см. пункты 82 и 83 выше).
130. Суд отмечает, что у г-на Байрамкулова, помимо других телесных повреждений, имелись ссадины на руках, происхождение которых не было установлено (см. пункт 16 выше). В данном случае процессуальные недостатки в ходе расследования, в частности то, что судебно-медицинская экспертиза была проведена через две недели после жестокого обращения (см. пункты 110 и 115 выше), затруднили доказательство его жестокого обращения с помощью электрошока.
131. Однако суд считает, что наличие физической боли и страданий г-на Байрамкулова подтверждается медицинскими записями изолятора временного содержания и заявлениями заявителя о жестоком обращении с ним в полицейском участке, в частности с применением электрошока, которые не были опровергнуты правительством. Последовательность событий также свидетельствует о том, что боль и страдания были причинены ему умышленно , а именно с целью получения признательных показаний в совершении преступления (см. Самойлов против России, № 64398/01, § 53, 2 октября 2008 года, и Лолаев против России, № 58040/08, § 79, 15 января 2015 года).
Другие утверждения о жестоком обращении
132. Что касается жестокого обращения с господином Федоровым и господином Пушниным (второй эпизод), то суд отмечает, среди прочих телесных повреждений, переломы их ребер. Он считает, что жестокое обращение было применено к заявителям с целью получения признательных показаний, причиняющих тяжкие физические и психические страдания (см. Дело Раззаков против России, № 57519/09, § 55, 5 февраля 2015 года).
Заключение
133. Что касается насилия, которому подверглись заявители со стороны сотрудников полиции, то суд считает, что в отношении г-на Байрамкулова, г-на Федорова и г-на Пушнина (второй эпизод жестокого обращения) такое обращение равносильно пыткам.
134. Принимая во внимание травмы заявителей, подтвержденные медицинскими показаниями, суд считает, что полиция подвергла г-на Ботова, г-на Распутина, г-на Пушнина (первый эпизод жестокого обращения), г-на Кривоногова, г-на Богданова, г-на Калинина, г-на В. В. Онипенко и г-на В. И. Онипенко бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.
Вывод
135. Соответственно, в отношении всех заявителей имело место нарушение статьи 3 Конвенции в рамках ее материально-правовых и процедурных аспектов. В свете этого заключения суд считает, что нет необходимости рассматривать вопрос о том, имело ли место также нарушение статьи 13 Конвенции в отношении г-на Распутина, г-на Богданова, г-на Калинина, г-на В. В. Онипенко и г-на В. И. Онипенко.
d) другие предполагаемые нарушения в соответствии с устоявшейся судебной практикой
136. Г-н Ботов далее пожаловался, что его содержание под стражей было чрезмерно длительным и не основывалось на соответствующих и достаточных причинах. Он сослался на статью 5 § 3 Конвенции, которая предусматривает::
“Каждый арестованный или задержанный в соответствии с положениями пункта 1 с) настоящей статьи является таковым … имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено гарантиями явки в суд.”
137. Правительство заявило, что содержание заявителя под стражей было оправдано.
138. Эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции и не является неприемлемой ни по какому другому основанию. Соответственно, он должен быть признан приемлемым.
139. Суд отмечает, что срок, подлежащий рассмотрению, продолжался с даты ареста заявителя 11 декабря 2005 года и до даты вынесения ему обвинительного приговора 31 октября 2006 года. Поэтому она продолжалась около одиннадцати месяцев.
140. В ведущем деле Дирдизов против России, № 41461/10 от 27 ноября 2012 года, суд уже установил нарушение в отношении вопросов, аналогичных тем, которые рассматривались в настоящем деле.
141. Рассмотрев все представленные ему материалы, суд не нашел ни одного факта или аргумента, способных убедить его прийти к иному выводу по существу данной жалобы. Учитывая свою прецедентную практику по этому вопросу, суд считает, что в данном конкретном случае продолжительность содержания заявителя под стражей была чрезмерной.
142. Соответственно, имело место нарушение статьи 5 § 3 Конвенции.
Применение статьи 41 Конвенции
143. Статья 41 Конвенции предусматривает::
“Если суд установит, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливое удовлетворение.”
Ущерб, издержки и расходы
144. Суммы, заявленные заявителями по статье «моральный вред» и «расходы и расходы», указаны в прилагаемой таблице.
145. Г-ну Байрамкулову и г-ну Пушнину была предоставлена юридическая помощь в размере 850 евро (EUR) каждому в качестве компенсации расходов и расходов. Они не представили никаких квитанций или договоров в обоснование остальной части своих требований в отношении расходов и расходов, понесенных в суде. Г-н Байрамкулов также потребовал компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе национального разбирательства, в размере 22 500 российских рублей (около 313 евро), на которые он представил документы и квитанции.
146. Г-н Распутин представил документы и квитанции в обоснование своего иска о возмещении расходов и расходов, понесенных в суде. Г-н В. В. Онипенко и г-н В. И. Онипенко представили документы и квитанции в подтверждение расходов и расходов, понесенных в суде на сумму 70 235,68 руб. (Около 976 евро).
147. Г-н Федоров представил заявление, в котором он взял на себя обязательство оплатить своим представителям расходы, понесенные в суде, и подробное разъяснение гонораров адвоката, времени, затраченного на подготовку дела, и почасовых ставок.
148. Г-н Ботов, г-н Кривоногов и г-н Калинин не претендовали на какую-либо компенсацию по статье расходов и расходов. Г-н Богданов не представил никаких квитанций или договоров в обоснование своего иска о возмещении расходов и расходов, понесенных в суде.
149. Что касается г-на Ботова, то правительство утверждало, что сумма, испрашиваемая в качестве компенсации за моральный ущерб, является чрезмерной.
150. Что касается г-на Федорова, то правительство заявило, что он не заключал договор о предоставлении юридических услуг со своим представителем.
151. В остальных случаях правительство указало, что статья 41 Конвенции должна применяться в соответствии с установленной прецедентной практикой.
Оценка суда
152. В тех случаях, когда суд признает нарушение Конвенции, он может признать, что заявители понесли нематериальный ущерб, который не может быть компенсирован исключительно на основании выводов о нарушениях, и вынести финансовое решение.
153. Что касается расходов и издержек, то суд должен установить , были ли они фактически понесены и были ли они необходимыми и разумными с точки зрения суммы (см. McCann and Others v. the United Kingdom, 27 сентября 1995 года, § 220, Series A no.324).
154. Что касается г-на Федорова, то с учетом представления правительства и представленных заявителем документов, сложности дела и вышеуказанных критериев суд считает целесообразным присудить заявителю 3000 евро плюс любой налог, который может взиматься с этой суммы, в отношении расходов и расходов.
155. С учетом изложенных выше выводов и принципов и представлений сторон суд присуждает заявителям суммы, указанные в прилагаемой таблице, а также любые налоги, которые могут взиматься с них на эти суммы.
Проценты по умолчанию
156. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка была основана на предельной ставке кредитования Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
4.ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ:,
5.Решает объединить жалобы;
6.Объявляет жалобы приемлемыми;
7. Постановляет, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции по ее существенной части в том, что г-н Байрамкулов, г-н Федоров и Г-Н Пушнин (второй эпизод жестокого обращения) были подвергнуты пыткам в полиции, что г-н ботов, г-н Распутин, г-н Пушнин (первый эпизод жестокого обращения), г-н Кривоногов, г-н Богданов, г-н Калинин, г-н В. В. Онипенко и г-н В. И. Онипенко были подвергнуты бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, а также нарушению статьи 3 Конвенции в рамках ее процессуального лимита в отношении всех заявителей, поскольку никакого эффективного расследования их жалоб со стороны властей не проводилось;
8. Постановляет, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с чрезмерной продолжительностью содержания под стражей в отношении г-на Ботова;
9. Постановляет, что нет необходимости рассматривать жалобу в соответствии со статьей 13 Конвенции;
10. Постановило
(a)что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев суммы, указанные в прилагаемой таблице, плюс любой налог, который может взиматься с заявителей, который должен быть конвертирован в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату осуществления расчетов;
(b)что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до осуществления расчетов простые проценты выплачиваются по суммам, указанным в прилагаемой таблице, по ставке, равной предельной ставке кредитования Европейского центрального банка в период дефолта плюс три процентных пункта;
Совершено на английском языке и уведомлено в письменной форме 4 февраля 2020 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Stephen Phillips Paul Lemmens
Registrar
Приложение смотрите здесь.

 

 

 

 

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

Leave a Reply