echr@cpk42.com
8 800 302 1447 | +7 495 123 3447

Дело № 60708/13 "Константинова и другие против России"

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО КОНСТАНТИНОВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ
(Жалоба № 60708/13)
CASE OF KONSTANTINOVA AND OTHERS v. RUSSIA
(Application no. 60708/13)
РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
5 февраля 2019 года

 

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке

Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу «Константинова и другие против России»
Европейский Суд по Правам Человека (Третья Секция), заседая Комитетом, состоящим из:
Branko Lubarda, Председатель,
Pere Pastor Vilanova,
Georgios A. Serghides, судьи,
и Fatoş Aracı, заместитель секретаря,
Заседая 15 января 2019 г. за закрытыми дверями,
Выносит следующее решение, которое было принято в эту дату:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело возникло из жалобы (№ 60708/13) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») пятью гражданами России (« заявители »), 15 июля 2013 г.
2. Правительство Российской Федерации («Правительство») представляло сначала г-н Г. Матюшкин, Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Гальперин.
3. После вынесения пилотного решения по делу «Герасимов и другие против России» 24 ноября 2014 года заявление было передано правительству для урегулирования или разрешения (см. «Герасимов и другие против России», № 29920/05 и 10 других, §§ 230-31 и пункт 13 постановляющей части, 1 июля 2014 г.). Суд отложил на два года, то есть до 1 октября 2016 года, разбирательство по всем делам, касающимся неисполнения или несвоевременного исполнения внутренних решений, налагающих обязательства в натуральной форме на государственные органы (там же, § 232 и пункт 14 постановляющей части). ).
4. 29 сентября 2016 г. Правительство уведомило Суд о том, что они не смогли урегулировать жалобу в вышеуказанный срок, поскольку внутригосударственные решения в пользу заявителей оставались неисполненными.
5. Принимая во внимание истечение вышеуказанного периода отсрочки, Суд решил возобновить рассмотрение жалобы. Суд сообщил сторонам на этапе коммуникации, что дело, в соответствии с установленным прецедентным правом, будет передано на рассмотрение Комитета.
ФАКТЫ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
6. Заявителями являются пять граждан России. Их личные данные указаны в Приложении. Они являются членами одной семьи.
7. С 1981 года заявители проживали в квартире в многоквартирном доме, предоставленном им по договору социального найма Министерством обороны Российской Федерации. Арендодатель был обязан выполнить капитальный ремонт многоквартирного дома, и заявители должны были регулярно оплачивать капитальный ремонт. Они заплатили причитающиеся суммы. Капитальный ремонт никогда не проводился, предположительно с 1935 года.
8. В даты, указанные в Приложении, Оренбургский районный суд Оренбургской области удовлетворил их требования, отметив из экспертных заключений, что жилой дом «обветшал на 64%», а его состояние «неудовлетворительное», и что квартира была 64% -dilapidated. Суд установил, что жилые помещения заявителей, а также общая собственность многоквартирного дома нуждались в капитальном ремонте. Суд обязал Федеральное государственное учреждение Приволжско-Уральского военного округа произвести капитальный ремонт квартиры заявителей, а также общего имущества многоквартирного дома и устройств, расположенных в жилых помещениях и предназначенных для коммунальных услуг »в многоквартирном доме, и выплатить каждому заявителю 3000 российских рублей (руб.) в качестве компенсации морального вреда.
9. Согласно замечаниям заявителей, 9 ноября 2011 года Оренбургский районный суд присудил заявителям 490 155,43 рублей (приблизительно 11 681 евро) в качестве компенсации убытков. Они не приложили копию решения или более подробную информацию о подсудимом или точном списке истцов, объеме решения или его последующем оспаривании по апелляции какой-либо из сторон.
10. В 2012 году Федеральное государственное казначейство (Управление) Приволжско-Уральского военного округа стало правопреемником учреждения-должника.
11. В 2012 году заявители подали в суд на различные органы власти за штрафные санкции за несколько лет неисполнения. Окончательным решением от 5 февраля 2013 года Оренбургский областной суд полностью отклонил их требования, установив, что они основаны на неправильном толковании внутреннего законодательства и что заявители не представили расчет неустойки.
12. Согласно Правительству, в декабре 2013 года дом заявителя был включен в региональную программу помощи по капитальному ремонту жилья. Власти подготовили проект и бюджетную документацию, которые были утверждены экспертами.
13. 13 апреля 2015 года Константинова приватизировала квартиру и приобрела право собственности на нее.
14. Согласно последним замечаниям Правительства от 31 мая 2017 года, решения на тот момент оставались неисполненными.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
15. Статья 210 Гражданского кодекса Российской Федерации (Бремя содержания имущества) предусматривает, что владелец несет бремя содержания имущества в его собственности, если иное не предусмотрено законом или договором.
16. В статье 158 Жилищного кодекса Российской Федерации (Расходы владельцев жилых помещений в многоквартирных домах) определены формы участия владельцев квартир в капитальном ремонте многоквартирных домов.
17. Статья 16 Закона о приватизации жилья (Закон № 1541-I от 4 июля 1991 года, действовавший на тот момент) предусматривала, что приватизация жилых помещений, требующих капитального ремонта (требующих капитального ремонта), проводилась в соответствии с Закон. Бывший арендодатель остался обязан выполнить капитальный ремонт дома в соответствии с нормами по содержанию, эксплуатации и капитальному ремонту жилищного фонда.
18. Статья 30 Закона о приватизации жилья предусматривает, что бремя содержания жилых помещений лежит на его владельце.
19. В Обзоре законодательства и практики судов за II квартал 2007 года Верховный Суд России уточнил, что в соответствии с систематическим толкованием статьи 16 Закона о приватизации жилья, статьи 210 Гражданского кодекса и статьи 158 Жилищный кодекс России после того, как арендодатель (государственный или муниципальный орган) выполняет свое обязательство по капитальному ремонту жилых помещений и общего имущества в многоквартирном доме, владельцы квартир (включая граждан, которые приватизировали квартиры) несут ответственность за последующие капитальные ремонты.
20. Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел вопрос о конституционности статьи 16 Закона о приватизации жилья в своих решениях о неприемлемости № 1334-ОО от 19 октября 2010 года, № 886 ОО от 14 июля 2011 года и № 389-О-О от 1 марта 2012 года, и постановил, в частности, следующим образом. Чтобы предоставить дополнительные гарантии права на приватизацию гражданам, проживающим в жилье, требующем капитального ремонта, федеральный законодатель установил обязанность бывшего арендодателя провести капитальный ремонт дома в соответствии с нормами содержания, эксплуатации и капитального ремонта (статья 16). Закона). Это положение направлено на защиту имущественных и жилищных прав граждан. Оно распространялось на всех бывших арендаторов жилья, подлежащего приватизации и требующего капитального ремонта, без каких-либо исключений, независимо от того, какое государство или муниципалитеты ранее владели этим жильем.
ЗАКОН
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 № 1 ТЕРЕТО В ОТЧЕТЕ О НЕПРИНИМАНИИ
21. Заявители жаловались на неисполнение судебных решений в их пользу, ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1, которые гласят:
Статья 6
«При определении своих гражданских прав и обязанностей … каждый имеет право на справедливое … разбирательство дела … судом …»
Статья 1 Протокола № 1
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на мирное пользование своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в общественных интересах и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Однако предыдущие положения никоим образом не ущемляют право государства применять такие законы, которые оно считает необходимыми, для контроля за использованием имущества в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других взносов или штрафов. »
22. Правительство утверждало, что решения в пользу заявителей оставались неисполненными. Они признали свои обязательства в соответствии с пилотным решением Герасимова и других и заявили, что будут использовать все средства для обеспечения исполнения решений, оставшихся без исполнения, или для решения проблем любым подходящим способом. В своих дальнейших замечаниях они отметили, что с 13 апреля 2015 года г-жа Константинова была ответственна за капитальный ремонт квартиры как владелец квартиры (см. Пункт 18 выше), и что власти принимали все возможные меры для исполнения судебных решений в остальных частях (см. пункт 12 выше).
23. Заявители поддержали свои жалобы. В частности, они утверждали, что власти были обязаны провести капитальный ремонт в соответствии со статьей 16 Закона о приватизации жилья (см. Пункт 17 выше).
А. Статья 6 Конвенции
1. Приемлемость
24. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что это не является неприемлемым по каким-либо другим основаниям. Поэтому он должен быть объявлен приемлемым.
2. Достоинства
25. Правительство сообщило Суду, что национальные решения в пользу заявителей оставались неисполненными к 31 марта 2017 года. Ввиду отсутствия каких-либо последующих комментариев сторон, Суд считает, что решения не были выполнены до настоящего времени, то есть на протяжении более десяти лет.
26. Суд также принимает к сведению комментарий Правительства о том, что в апреле 2015 года бремя проведения капитального ремонта квартиры было передано г-же Константиновой в результате приватизации квартиры. Суд не убежден этим аргументом. Из соответствующего внутреннего законодательства, истолкованного Верховным Судом России, следует, что такое обязательство действительно передается владельцу, но только после того, как бывший арендодатель выполнит свое обязательство по капитальному ремонту жилых помещений и общего имущества (см. Пункт 19 выше) Стороны не оспаривают тот факт, что необходимость капитального ремонта как квартиры, так и общего имущества была установлена ​​национальным судом на основании заключений экспертов и не была устранена арендодателем на момент приватизация (см. пункты 8, 12 и 14 выше). Кроме того, представляется, что первоначальное решение в пользу заявителя, предписывающего капитальный ремонт как общего имущества, так и квартиры, никогда не изменялось и остается в силе, как было выпущено в 2008 году. В отсутствие каких-либо соответствующих внутренних разбирательств или дополнительных разъяснений сторон Европейский суд не может согласиться с тем, что приватизация квартиры повлияла на объем первоначального решения, и считает, что государство по-прежнему обязано полностью выполнить решение в пользу г-жи Константиновой. В любом случае Европейский Суд не может не отметить, что к апрелю 2015 г. решение в пользу заявителя уже оставалось неисполненным в течение семи лет.
27. Принимая во внимание свое прецедентное право по данному вопросу, сроки неисполнения и характер обязательства в натуре, о котором идет речь в настоящем деле (см. Герасимов и другие, упомянутое выше, §§ 167-74), Суд считает, что задержки в исполнении обязательных судебных решений в пользу заявителей не соответствовали требованиям Конвенции. Не соблюдая в течение многих лет вступившие в законную силу решения в пользу заявителей, власти нарушили право заявителей на суд.
28. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции.
B. Статья 1 Протокола № 1
29. Заявители также ссылались на статью 1 Протокола № 1 в отношении жалобы о неисполнении. Принимая во внимание свои выводы в соответствии со статьей 6 выше, а также принимая во внимание характер национального решения, присуждаемого национальными судами в настоящем деле, Суд считает, что нет необходимости в отдельном рассмотрении приемлемости и существа жалоб по Статья 1 Протокола № 1 (см. Mutatis mutandis, Любовь Стеценко против России, № 26216/07, § 92, 17 апреля 2014 г.).
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ
30. Считается, что заявители жалуются на отсутствие эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении неисполнения. Соответствующее положение Конвенции гласит:
Статья 13
«Каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве».
31. Европейский суд уже отметил существование нового внутреннего средства правовой защиты от неисполнения внутренних судебных решений, налагающих на российские власти обязательства материального и морального характера, введенного после пилотного судебного решения Герасимова и других. Закон № 450-ФЗ о внесении изменений в Закон о компенсации 2010 года. Этот закон, вступивший в силу 1 января 2017 года, позволяет заинтересованным лицам добиваться компенсации за ущерб, причиненный в результате чрезмерных задержек в исполнении судебных решений, предписывающих национальные власти. выполнить различные обязательства в натуре (см. Камнева и другие против России (реш.), № 35555/05 и 6 других, 2 мая 2017 г.). Суд установил, что измененный Закон о компенсации в принципе соответствует критериям, изложенным в пилотном постановлении Герасимова и других, и предоставляет заявителям потенциально эффективное средство правовой защиты по их жалобе о неисполнении (см. Штольц и другие против России (решение). , № 77056/14 и 2 других, §§ 87-116 и § 123, 30 января 2018 г.).
32. Несмотря на то, что средство правовой защиты было — и все еще — доступно заявителям, Суд повторяет, что было бы несправедливо просить заявителей, чьи дела уже рассматривались в течение многих лет во внутренней системе и которые обращались за помощью в Суд, чтобы вновь подать свои иски в национальные суды (см. Герасимов и другие, упомянутое выше, § 230).
33. С другой стороны, в свете принятия нового внутреннего средства правовой защиты, Суд, как и в своих предыдущих решениях, считает, что нет необходимости отдельно рассматривать приемлемость и существо жалобы заявителей в соответствии со статьей 13 в настоящее дело (см. mutatis mutandis, Коротяева и другие, № 13122/11 и 2 др., § 40, 18 июля 2017 г., и Тхегепсо и другие против России, № 44387/04 и 11 др., §§ 21- 24, 25 октября 2011 г.).
III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
34. В своем письме от 24 декабря 2014 года г-жа Константинова и г-жа Лебедева впервые упомянули два других предположительно неисполненных судебных решения в их пользу от 5 мая 2001 года и 5 декабря 2011 года, соответственно, и жаловались на предположительно недостаточную сумму компенсации, присужденную в последующее внутреннее производство. Европейский Суд не считает целесообразным рассматривать какие-либо новые вопросы, поднятые заявителями после сообщения о жалобе правительству, если они не являются разработкой первоначальных жалоб заявителей в Суд (см. Ефимова против России, № 39786/09, § 177, 19 февраля 2013 г., с дальнейшими ссылками). Принимая во внимание, что никаких жалоб в связи с этими решениями не было подано до сообщения о заявлении и решения рассмотреть его по существу одновременно с рассмотрением его приемлемости, объем настоящего дела ограничен фактами в том виде, в каком они существовали на момент рассмотрения жалобы. связи. Тем не менее, г-жа Константинова имеет возможность подать новое заявление в отношении вышеуказанной жалобы (см. Рафиг Алиев против Азербайджана, № 45875/06, § 70, 6 декабря 2011 г.).
35. Наконец, заявители утверждали, что имело место нарушение статьи 14 Конвенции в связи с неисполнением. Принимая во внимание все материалы, имеющиеся в его распоряжении и в той мере, в которой они входят в его компетенцию, Суд приходит к выводу, что нет никаких нарушений прав и свобод, изложенных в Конвенции или Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 (а) и 4 статьи 35 Конвенции.
ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
36. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее законодательство соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичное возмещение, Суд, в случае необходимости, предоставляет справедливую компенсацию пострадавшая сторона ».
А. Ущерб
37. Заявители требовали 22 520 евро (ЕВРО) в качестве штрафа и штрафа, рассчитанного ими на основе индекса потребительских цен и переведенного в евро «по среднему курсу 50 российских рублей за 1 евро» и 1 815,53 евро. взыскано с заявителей в виде обязательных платежей за капитальный ремонт с 1996 года в качестве компенсации материального ущерба. В частности, они утверждали, что национальное решение от 9 ноября 2011 года о возмещении убытков (см. Пункт 9 выше) не освобождает ответчика от обязанности уплаты штрафа и штрафа, а также от исполнения первоначального решения. , Они также требовали суммы в размере от 14 000 до 35 000 евро на одного заявителя в качестве компенсации морального вреда.
38. Правительство утверждало, что требования о возмещении материального ущерба были необоснованными, так как власти принимали все возможные меры для исполнения судебных решений и, в любом случае, были необоснованными. Правительство также оспорило требования о компенсации морального вреда как чрезмерные и не имеющие оснований в прецедентной практике Суда.
39. Суд отмечает из доводов властей Российской Федерации, что национальное решение по вышеупомянутому делу до настоящего времени оставалось неисполненным (см. Пункт 22 выше). Суд считает, что государство-ответчик имеет непогашенную обязанность обеспечить соответствующими средствами исполнение неисполненных судебных решений в пользу заявителей (см. Придатченко и другие против России, № 2191/03 и 3 других, § 68, 21). Июнь 2007 г., и Саликова против России, № 25270/06, § 83, 15 июля 2010 г.).
40. Что касается требований о возмещении материального ущерба, Европейский Суд принимает к сведению доводы заявителей относительно процедуры компенсации от 9 ноября 2011 года (см. Пункт 9). В любом случае, Суд соглашается с Правительством и считает, что заявители не смогли обосновать свои требования путем проведения подробных расчетов и выставления счетов-фактур или других документальных доказательств материальной потери, которую они якобы понесли, и отклоняет свои требования по этому основанию.
41. С другой стороны, Суд считает, что заявителям должен был быть причинен моральный вред в связи с установленным нарушением. Он присуждает им совместно на справедливой основе 7800 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы, и отклоняет оставшуюся часть требований по этой статье.
Б. Судебные издержки
42. Заявители также требовали 4 484,4 евро в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных в Европейском Суде, утверждая, что они выплатили эту сумму В.В. Тимошенко, по-видимому, адвокат, за помощь в подаче первоначального заявления и дополнительную переписку с Европейским судом до стадии общения. Они представили подраздел своих требований о возмещении расходов и издержек, озаглавленный «акт» и ссылающийся на 15 июля 2013 года в качестве даты соглашения, но включенный в текст их требований о справедливой компенсации от 8 декабря 2016 года. Акт содержал подписи г-на В.В. Тимошенко и заявителей, а также в расписаниях г-на Тимошенко, в которых указывалось, что последний потратил 8 часов на обсуждение и изучение материалов дела и 100 часов на заполнение формы заявки по почасовой ставке 41,5 евро в час. В стоимость включены, в частности, услуги переводчика. В акте указывалось, что заявители оплачивали услуги г-на Тимошенко двумя частями в 2013 и 2014 годах.
43. Правительство утверждало, что заявители не предоставили каких-либо доказательств, подтверждающих, что эти расходы действительно были понесены.
44. Суд отмечает, что заявители по этому простому делу не были представлены в разбирательстве в Суде и им был предоставлен отпуск для самопредставления в соответствии с их собственной просьбой от декабря 2016 года. Первоначальная жалоба была подана на русском языке, поэтому перевода не было требуется. В материалах дела не содержится ни авторитетной формы в отношении г-на Тимошенко, ни каких-либо других доказательств или ссылки на его помощь ни во внутреннем судопроизводстве, ни в разбирательстве в Суде, кроме вышеупомянутого «деяния». Кроме того, они не представили копию оригинального соглашения от 15 июля 2013 года, а также квитанции или платежные поручения, подтверждающие, что они понесли эти расходы. Принимая во внимание эти соображения и прецедентное право, Суд соглашается с Правительством и отклоняет требование о возмещении расходов и издержек в полном объеме.
C. Проценты по умолчанию
45. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Объявляет неприемлемую жалобу в соответствии со статьей 6 Конвенции приемлемой, а остальные жалобы в соответствии с положениями настоящей Конвенции неприемлемыми;
2. Постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции;
3. Постановляет, что нет необходимости изучать приемлемость и существо жалоб по статье 1 Протокола № 1 и по статье 13 Конвенции;
4. Объявляет оставшуюся часть жалобы неприемлемой;
5. Постановляет, что государство-ответчик имеет невыполненное обязательство обеспечить соответствующими средствами в течение трех месяцев исполнение ожидающих решения суда страны в пользу заявителей, указанных в прилагаемой таблице;
6. Держит
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям совместно, в течение трех месяцев, 7800 евро (семь тысяч восемьсот евро), которые будут конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату урегулирования, плюс любой налог, который может быть взыскан с морального вреда;
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента выплаты по вышеуказанным суммам будут выплачиваться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода дефолта плюс три процентных пункта;
7. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и сообщено в письменном виде 5 февраля 2019 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Fatoş Aracı Заместитель Секретаря
Branko Lubarda Председатель

|| Смотреть другие дела по Статье 6 ||

Leave a Reply