+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело № 74467/10 «Атюков против России»

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.
С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке
Третья секция
THIRD SECTION
Дело «Атюков против России»
CASE OF ATYUKOV v. RUSSIA
(Жалоба номер 74467/10)
Решение
Страсбург
9 Июля 2019
Это решение является окончательным, но оно может быть подвергнуто редакционной правке
По делу «Атюков против России»
Европейский Суд по Правам Человека (Третья Секция), заседая Комитетом, состоящим из:
Алена Полачкова, Председатель,
Дмитрий Дедов,
Жильберто Феличи, судьи,
и Фатош Арасы, заместитель Секретаря Секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 18 июня 2019 года
Выносит решение принятое в этот день:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело возникло из жалобы (№ 74467/10) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданином России, г-ном Геннадием Николаевичем Атюковым («заявитель»), 9 ноября 2010 г.
2. Правительство Российской Федерации («Правительство») представлял г-н М. Гальперин, Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.
3. 2 февраля 2018 года Правительству было направлено уведомление о том, что национальные суды не опросили свидетелей, а остальная часть жалобы была объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.
4. Правительство возражало против рассмотрения жалобы Комитетом. Рассмотрев возражение Правительства, Суд отклоняет его.
ФАКТЫ
I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
5. Заявитель родился в 1962 году и живет в Земчино, Пензенской области.
6. Согласно официальной версии событий, 29 марта 2010 года двое полицейских, Ил. и Дем. остановили автомобиль заявителя, потому что он проехал на красный свет. У них не было видеомагнитофона для регистрации инцидента и они не могли дать ему квитанция о штрафе за нарушение правил дорожного движения. Однако они почувствовали запах алкоголя от заявителя и попросили его сделать тест на дыхание на месте. В присутствии двух свидетелей заявитель отказался и настоял на том, чтобы его отвезли в больницу для обследования. В больнице сотрудники полиции должны были избавиться от протокола о правонарушении, который они подготовили ранее, потому что заявитель что-то написал на нем. Они отпустили свидетелей и пригласили двух других лиц засвидетельствовать взятие теста. Врач объяснил заявителю, как пройти тест на дыхание. Она уточнила, что он должен выдохнуть. Заявитель не выполнил. Его выдох был недостаточно сильным, и устройство не реагировало. После неоднократных безуспешных попыток заявителя правильно выдохнуть, сотрудники полиции постановили, что он отказался пройти тест.
7. По словам заявителя, двое полицейских остановили его автомобиль 29 марта 2010 года после того, как он покинул больницу, где проходил лечение его сын. В машине были его жена и сын. Полицейские не объяснили, почему его остановили. Они почувствовали запах лекарств в машине и попросили его поехать с ними. Вы. и КР. пошли с ними в качестве свидетеля. Заявитель выдохнул в устройство, но это не показало, что в его дыхании было содержание алкоголя. Они не предложили ему ни анализ крови, ни какой-либо другой анализ. Сотрудники полиции тогда утверждали, что он отказался пройти тест. Они вернулись на место, где его остановили, и полицейские отпустили Вы. и КР. и нашли двух новых свидетелей. Только после этого они составили протокол об административном правонарушении.
8. 26 апреля 2010 года т., мировой судья судебного округа №. 2 Земетчинского района Пензенской области, возбудил уголовное дело в отношении заявителя. Заявитель просил суд допросить сотрудников милиции, которые остановили его 29 марта 2010 года, шестерых понятых (А., Г., КР. Кух. П. и Е.), и врача, который подтвердил, что он отказался пройти тест на дыхание. Суд отказался вызвать свидетелей и постановил, что они и врач должны быть допрошены начальником подразделения дорожной полиции.
9. 29 апреля 2010 года в полицию поступило следующее заявление от КР.:
“29 Марта 2010 Года … Я присутствовал, когда заявителя попросили пройти медицинское освидетельствование. Я тоже присутствовал при медицинском осмотре. Заявитель неоднократно проходил дыхательный тест. Я подписал протокол медицинского освидетельствования. …”
10. 30 апреля 2010 года в полицию поступило следующее заявление от Е.:
“29 Марта 2010 Года … Я присутствовал, когда заявителя попросили в полиции пройти медицинское освидетельствование … Заявитель, согласился пройти медицинское освидетельствование. Во время медицинского осмотра в моем присутствии заявитель несколько раз выдыхал в аппарат, хотя его выдох был недостаточно сильным. Я подписал протокол медицинского освидетельствования …”
11. В тот же день в полицию поступило следующее заявление от П.:
“29 Марта 2010 Года … Меня пригласили в ГИБДД в качестве свидетеля. Я присутствовал, когда заявителя неоднократно просили в полиции пройти медицинское освидетельствование. Заявитель отказался … Затем полицейские отвезли заявителя на медицинское освидетельствование. Я подписал протокол медицинского освидетельствования и протокол[подтверждающий, что медицинское освидетельствование было назначено.”
12. В тот же день в полицию поступило следующее заявление от Г.:
“29 Марта 2010 Года … Меня пригласили в ГИБДД в качестве свидетеля … Я присутствовал , когда заявителю выдали временные водительские права … Я не помню, какую полицейскую запись я подписал. Но я смогу идентифицировать свою подпись. По словам сотрудников ГИБДД, заявитель отказался от прохождения медицинского освидетельствования.”
13. В неустановленный день полиция получила следующее заявление от врача Д.:
“29 Марта 2010 Года … Сотрудник Полиции И. привез заявителя на медицинское освидетельствование … Медицинское освидетельствование не проводилось, поскольку заявитель отказался его проходить.”
14. 14 мая 2010 года в полицию поступило новое заявление от КР., которое заключалось в следующем:
“29 Марта 2010 Года …Я был понятым. Я присутствовал, когда полицейские попросили заявителя пройти медицинское освидетельствование. Заявитель согласился … Во время медицинского освидетельствования врачи неоднократно говорили заявителю дышать в дыхательное устройство на длинном непрерывном выдохе. Однако выдох заявителя был недостаточно сильным, и устройство не реагировало … После неоднократных попыток провести дыхательный тест врачи пришли к выводу, что они могут истолковать действия заявителя как отказ пройти медицинское обследование.”
15. 15 мая 2010 года в полицию поступило аналогичное письменное заявление от Е.
16. В тот же день полиция получила от Д., практикующего врача, новое письменное заявление следующего содержания::
“29 Марта 2010 Года Сотрудник Полиции И. привез заявителя на медицинское освидетельствование. Я объяснил ему, что он должен выдыхать долгим непрерывным выдохом, пока не услышит сигнал, подаваемый прибором. Несмотря на мои неоднократные объяснения, заявитель прервал выдох, не дав устройству ответить. Поведение заявителя было классифицировано как отказ от проведения дыхательного теста.”
17. В неустановленную дату дело заявителя было передано М., мировому судье судебного округа № 10. 1 Земетчинского района Пензенской области. 18 мая 2010 года она заслушала дело заявителя. Она допросила жену заявителя, которая подтвердила версию заявителя о событиях, и сотрудника полиции., который подтвердил официальную версию. Мировой судья признал заявителя виновным в административном правонарушении –отказе пройти тест на дыхание – и приостановил действие его водительских прав на полтора года. В своем решении она полагалась на письменные показания свидетелей-П., Кр., Вы. и Д., практикующего врача, и протокол об административном правонарушении, составленный полицией. Мировой судья установил, что жена заявителя не была беспристрастной, и отклонил ее показания. Что касается остальных свидетелей, то она указала следующее::
“Суд находит заявления, сделанные сотрудником полиции и доктором, практикующим врачом, заслуживающий доверия, потому что они свидетельствовали о событиях, которые произошли, когда они были на дежурстве. Свидетели П., Кр. и Вы. были приглашены полицией в качестве свидетелей и не заинтересованы в исходе дела.”
18. 16 июня 2010 года Земетчинский районный суд Пензенской области оставил решение от 18 мая 2010 года без изменения. Суд счел, что нет необходимости вызывать свидетелей.
19. 26 июля 2010 года председатель регионального суда Пенса оставил в силе решения от 18 мая и 16 июня 2010 года в порядке надзора.
20. На 1 ноября 2010 года Верховный Суд РФ оставил в силе решения нижестоящих судов в порядке надзора.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
21. Недавно в деле Буткевич против России были обобщены соответствующие положения национального законодательства и практики в области уголовного преследования за административные правонарушения в Российской Федерации (no. 5865/07, § § 37-48, 13 февраля 2018 г.).
ЗАКОН
I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
22. Заявитель жаловался, что административное производство в отношении него было несправедливым. В частности, он утверждал, что не смог встретиться со свидетелями Д., П., Кр., Вы. показания которых имели решающее значение для его осуждения, и что он не смог добиться присутствия свидетелей А., Дем. Г. , Кух. и он ссылался на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:
“1. В определении … любого уголовного обвинения против него, каждый имеет право на справедливое … слушание… [a]… суд. ..

3. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет следующие минимальные права:

(B) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;
с) защищать себя лично или посредством юридической помощи по своему выбору или, если он не располагает достаточными средствами для оплаты юридической помощи, получать ее бесплатно, когда этого требуют интересы правосудия;
d) допрашивать свидетелей против него и добиваться присутствия и допроса свидетелей от его имени на тех же условиях, что и свидетели против него.;
…”
23. Правительство оспорило этот аргумент. Они сочли, что дело заявителя было рассмотрено национальными судебными органами в полном соответствии с применимым национальным законодательством. Мировой судья М. правильно установил факты дела, подтвержденные соответствующими, приемлемыми и достаточными доказательствами, которые включали, в частности, письменные показания свидетелей П. и Д.
24. Заявитель поддержал свою жалобу.
А. Допустимость
25. Суд признает, и правительство не возражает против этого, что статья 6 Конвенции применяется в настоящем деле в рамках уголовного аспекта. В этой связи суд принимает во внимание, что наказание, наложенное на заявителя в виде приостановления действия его водительских прав, носило карательный и сдерживающий характер (сравните Михайлова против России, № 149/1998). 46998/08, § 64, 19 ноября 2015 г.).
26. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому он должен быть объявлен приемлемым.
В. Правовая оценка
1. Основные принципы
27. Общие принципы, которые должны применяться в тех случаях, когда свидетель обвинения не присутствует на судебном разбирательстве и сделанные им ранее заявления признаются в качестве доказательств, хорошо закреплены в прецедентном праве суда и недавно были обобщены и уточнены в решении Большой Палаты по делу Schatschaschwili против Германии (см. Schatschaschwili V. Germany [GC], no. 9154/10, § § 100-31, ЕСПЧ 2015).
2. Применение принципов к настоящему делу
28. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, суд отмечает, что единственным свидетелем, давшим показания против заявителя в суде, был сотрудник полиции И. Л. Тот же сотрудник полиции составил протокол об административном правонарушении и возбудил дело в отношении заявителя. Оба показания заявителя и его послужной список были доказательствами, на которые опирались национальные судебные органы при определении уголовного обвинения заявителя.
29. Суд далее отмечает, что для проверки версии полицейского о событиях, мировой судья М. лишь сослался на письменные показания свидетелей – КР. П. и Е. – и Д., практикующего врача. Мировой судья категорически отказался вызвать этих свидетелей для дачи показаний в суде и просил полицию допросить их и подготовить письменные показания. При таких обстоятельствах суд считает, что для КР П. и Е. не было веских оснований не посещать суд.
30. Суд также признает, и правительство не утверждает, что показания этих свидетелей имели решающее значение для дела заявителя. Они имели непосредственное представление о ключевых фактах, лежащих в основе предъявленных заявителю обвинений, в случае, когда полиция играла активную роль в оспариваемых событиях.
31. Наконец, суд считает, что национальные судебные органы не предприняли никаких усилий для применения каких-либо уравновешивающих мер для компенсации трудностей, с которыми столкнулся заявитель в связи с тем, что письменные показания свидетелей были приняты в качестве доказательств.
32. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 §§ 1 и 3 (d) Конвенции.
33. Что касается утверждения заявителя о том, что он не смог добиться присутствия свидетелей А.,Г. , Кух. и У., суд считает нецелесообразным отдельно рассматривать вопрос о том, была ли на этом основании также подорвана справедливость судебного разбирательства (сравните, например, Владимир Романов против России, нет. 41461/02, § 107).
II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
34. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного возмещения, суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”
А. Ущерб
35. Заявитель требовал 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
36. Правительство сочло требования заявителя чрезмерными и необоснованными и не подкрепленными судебной практикой. Они утверждали, что в данном деле не было нарушения прав заявителя, и утверждали, что ему не следует выносить никакого решения.
37. С учетом характера и объема нарушения, суд присуждает заявителю 1000 евро в качестве компенсации морального ущерба, плюс любой налог, который может взиматься.
B. Судебные расходы и издержки
38. Заявитель не предъявил требования о возмещении расходов и издержек. Соответственно, суд считает, что нет необходимости присуждать ему какую-либо сумму на этот счет.
Проценты по умолчанию
39. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,
1. Объявляет заявление приемлемым;
2. Постановил, что имело место нарушение статьи 6 §§ 1 и 3 (D) Конвенции;
3. Постановил:
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 1000 евро (одну тысячу евро), которые должны быть конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату урегулирования, плюс любой налог, который может взиматься в отношении нематериального ущерба;
(б) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до урегулирования, простые проценты подлежат уплате на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;
4. Отклоняет оставшуюся часть требования заявителя о справедливом удовлетворении.
Совершено на английском языке и письменно уведомлено 9 июля 2019 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Fatoş Aracı
Заместитель Председателя Секретариата

|| Смотреть другие дела по Статье 6 ||

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить