echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Обзор решений ЕСПЧ от 28 августа 2018 года

Сегодня Европейский суд опубликовал 12 решений из них 6 в отношении России, в которых рассматривались вопросы нарушений статей 2, 3, 6, 9, 10 Европейской Конвенции.
Ниже приводим краткое содержание данных решений.

Алихановы против России (Alikhanovy v. Russia) жалоба № 17054/06

Заявители, Ибрагим Алиханов, Муслимат Алиханова и Тамара Алиханова, являются гражданами России, которые родились в 1930, 1936 и 1976 годах и проживают в деревнях Ругуж и Гурик в Республике Дагестан, Россия. Дело касается их утверждения о том, что их сын и муж Амирхан Алиханов, 1974 года рождения, был похищен на полицейском контрольно-пропускном пункте и впоследствии убит.
При приближении к контрольно-пропускному пункту 23 декабря 2004 года Амирхан Алиханов позвонил своему брату, чтобы сказать, что он уже в пути. Однако он так и не приехал. Его брату позвонили ночью, требуя выкупа, о котором тот уведомил правоохранительные органы на следующий день.
На следующий день брат Алиханова также отправился на контрольно-пропускной пункт, и полицейские сообщили, что Алиханова остановили офицеры из Дагестанского подразделения по организованной преступности, посадили в один из своих автомобилей и увезли в направлении Махачкалы, столицы Дагестана.
Органы уголовного преследования вскоре приступили к расследованию и допросили брата и других родственников Алиханова. В последующие недели и месяцы они также допрашивали дежурных сотрудников ГИБДД, присутствовавших на контрольно-пропускном пункте в момент похищения, и сотрудников полиции из подразделения организованной преступности, которые все отрицали, и заявляли о том, что ничего не знали об этом.
Тем временем, в конце марта или в начале апреля семья заявителей узнала об обнаружении шести тел в лесу под Замай-Юртом (в Чеченской Республике), якобы расстрелянных федеральными силами во время спецоперации. Заявители пошли туда и вернули одежду, принадлежащую их родственнику, которую они затем передали властям. Однако судебно-медицинская экспертиза была неубедительна, поскольку на одежде было недостаточно следов ДНК. Семья обратилась к властям с просьбой эксгумировать тело для вскрытия, но ответа не получила.
Расследование было приостановлено и возобновлено по ряду вопросов. В настоящее время  оно продолжается, но без указания ответственных лиц.
Правительство утверждает, что следователи не нашли доказательств, подтверждающих, что сотрудники правоохранительных органов были вовлечены в похищение и предполагаемую смерть родственника заявителей, и, так или иначе, его тело так и не было найдено.
Опираясь на Статью 2 (право на жизнь) и Статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), заявители утверждают, в частности, что сотрудники российских правоохранительных органов похитили и убили их родственника, и что расследование властями их заявлений было неэффективным.  Полагаясь на Статью 3 (запрещение пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), они утверждают, что им были причинены душевные страдания,  которые были вызваны похищением, убийством и неспособностью провести надлежащее расследование. Наконец, они утверждают, что на национальном уровне не существует эффективных средств правовой защиты в отношении их жалоб, что является нарушением  Статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты), в сочетании со статьями 2, 3 и 5.

Ибрагимов и другие против России (Ibragim Ibragimov and Others) v. Russia жалобы № 1413/08 и № 28621/11

Заявителями являются гражданин России Ибрагим Салех Оглы Ибрагимов; Культурный образовательный фонд «Нуру Бади», издатель, располагающийся в Москве; и Объединенное религиозное управление мусульман Красноярского края, религиозное объединение. Г-н Ибрагимов является главным исполнительным директором второго заявителя.
Данное дело касается законодательства о борьбе с экстремизмом в России и запрета на издание и распространение исламских книг.
В 2007 и 2010 годах российские суды постановили, что книги Саида Нурси, известного турецкого мусульманского богослова и комментатора Корана, были экстремистскими, и запретили их публикацию и распространение. Заявители либо опубликовали некоторые из книг Нурси, либо заказали их для публикации, и были третьими лицами в процессе.
Суды, в частности, признали в соответствии с Законом о борьбе с экстремизмом 2002 года, что книги Нурси подстрекали к религиозным разногласиям и представляли собой пропаганду превосходства мусульманской веры. В своих решениях они отвергли все доказательства, представленные заявителями, объяснив, что тексты Нурси принадлежат умеренному, господствующему исламу.
Опираясь на Статью 9 (свобода религии) и Статью 10 (свобода выражения мнения), заявители, в частности, жалуются на запрет на распространение исламских книг, которые они опубликовали или заказали для публикации, и которые были признаны экстремистскими.

Ходюкевич против России (Khodyukevich v. Russia) жалоба № 74282/11

Заявитель Галина Николаевна Ходюкевич является гражданкой России, родившейся в 1955 году и проживающей в г. Оренбург.
Это дело касается утверждений о незаконном задержании сына заявителя, о жестоком обращении с ним со стороны сотрудников полиции, в результате которых он умер, и отсутствии эффективного расследования в этом отношении.
В сентябре 2008 года сын заявителя Алексей Алчин был арестован и доставлен в полицейский участок после оказания сопротивления. Сотрудники полиции заявили, что они беседовали с г-ном Алчиным, когда он был пьян, но не применяли по отношению к нему силы и не заметили никаких повреждений его тела. Заявитель утверждает, что ее сын настоял на освобождении и вступил в ссору с некоторыми полицейскими, которые ударили его по голове. По словам заявителя, его вытащили на тротуар. На улице Алчин был обнаружен прохожими, после чего его доставлен в больницу, где он скончался несколько дней спустя.
На следующий день после ареста следователь из того же полицейского участка распорядился об открытии уголовного расследования. В ходе расследования жена г-на Алчина призналась, что в ходе ссоры она нанесла своему мужу несколько ударов, пока они оба были под воздействием алкоголя; однако через несколько недель она отказалась от своих показаний. Вскрытие, проведенное в октябре 2008 года, показало, что смерть жертвы была вызвана ударом тяжелого предмета. В марте 2014 года г-жа Алчин вновь подтвердила свое признание и получила обвинение. После расследования, в ходе которого были допрошены различные свидетели и исследованы судебные медицинские материалы дела, следователь классифицировал действия г-жи Алчин как использование чрезмерной силы в целях самообороны и прекратил производство в августе 2014 года. Он также решил, что полицейскими, о которых идет речь, не были ответственны, установив, что преступление было совершено женой жертвы. В октябре 2014 года Оренбургский областной суд распорядился выплатить заявителю сумму в размере 100 000 российских рублей в качестве компенсации за чрезмерную продолжительность уголовного расследования смерти ее сына.
Полагаясь на Статью 2 (право на жизнь) и Статью 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), заявитель утверждает, что ее сын стал жертвой жестокого обращения, что это нападение было причиной его смерти и что в деле не было проведено эффективного расследования. Полагаясь на Статью 13 (право на эффективное средство правовой защиты), г-жа Ходюкевич жалуется на то, что внутреннее расследование было неэффективным. Опираясь на Статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), она жалуется на арест ее сына, утверждая, что задержание нарушает его право на свободу и безопасность.

Вячеслав Корчагин против России (Vyacheslav Korchagin v. Russia) жалоба № 12307/16

Заявитель Корчагин Вячеслав Викторович, гражданин России 1977 года рождения, проживает в г. Лиски (Воронежская область, Россия). Дело касается его утверждения о том, что он не был уведомлен об административном производстве, возбужденному против него.
Г-н Корчагин начал бизнес в 2009 году, в 2013 году расширил его до продуктовых стендов. После проверки, проведенной в 2014 году, сотрудник органов по защите прав потребителей сообщил ему по мобильному телефону, что в отношении него будет возбуждено дело об административном правонарушении за несоблюдение правил хранения пищевых продуктов. Он был оправдан в первой инстанции, но был признан виновным по апелляции в 2015 году и получил штраф.
Он ходатайствовал о кассационном пересмотре решения по апелляции, утверждая, что он не был уведомлен о судебном и апелляционном слушаниях ни по почте, ни по телефону. Однако кассационный суд оставил апелляционное решение в силе, заключив, что он был уведомлен по почте по одному из адресов, по которым он зарегистрировал свое предприятие. Поэтому он должен был знать о времени и месте рассмотрения апелляции. Он мог бы также следить за ходом рассмотрения его дела через официальные источники, такие, как веб-сайт апелляционного суда. Заявитель подал кассационную жалобу в Верховный суд России, но безуспешно.
Ссылаясь на пункт 1 Статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство), г-н Корчагин утверждает, что судебное разбирательство против него было несправедливым, поскольку он не был уведомлен о слушаниях по его делу ни в суде первой инстанции, ни в апелляционном порядке.

Соморжай против Венгрии (Somorjai v. Hungary) жалоба №60934/13

Заявитель, Габор Соморжай, гражданин Венгрии, родившийся в 1939 году и проживающий в городе Вац (Венгрия).
Дело касается длительных разбирательств в отношении пенсионных прав заявителя, а также жалобы заявителя на то, что национальные власти не учли законодательство Европейского союза по этому вопросу.
В 1995 году г-ну Соморжай была назначена пенсия по инвалидности, основанной на сроках службы в Венгрии и Австрии. До того, как Венгрии стала членом Европейского союза, пенсия заявителя составляла примерно 250 евро в месяц. В связи с вступлением Венгрии в ЕС в 2004 году, заявитель попросил пересмотреть сумму его пенсионного пособия на основе законодательства ЕС о социальном обеспечении. Пенсия была увеличена до 449 евро в сентябре 2006 года. Он обжаловал это решение, заявив, что пенсия была основана исключительно на его работе в Венгрии, которая плохо оплачивалась. Кроме того, заявитель указал на то, что его трудовая деятельность в Австрии не учитывалась отдельно.
В январе 2007 года его пенсия была вновь увеличена, в этот раз до 452 евро. Он обжаловал это решение и обратился в Суд с просьбой передать вопрос в Суд Европейского союза для предварительного решения в отношении правильной интерпретации соответствующего законодательства ЕС о социальном обеспечении. Это обращение было отклонено в октябре 2007 года. Последующие судебные процессы, в том числе судебные разбирательства в трибуналах по вопросам пенсионных выплат, касались его дальнейших жалоб на неспособность национальных властей надлежащим образом применять правила ЕС в отношении пенсий.
Судебные разбирательства завершились решением Курии от июня 2013 года, которое по существу оставило в силе прежние пенсионные выплаты, и постановлением суда по трудовым вопросам, который установил сумму пенсии заявителя в размере 465 евро в месяц, что ограничило выплату пенсионного пособия в период с марта 2005 года.
Опираясь на Пункт 1 Статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки) Европейской конвенции по правам человека, заявитель жалуется, что национальные власти и, в частности, Курия не учли положения законодательства ЕС, которые должны были регулировать вопросы его пенсионного обеспечения и которые устанавливают определенные обязательства для национальных судов в отношении отсылки на предварительные решения, в том числе обязательство национальных судов последней инстанции обосновывать причины отсутствия таких ссылок. Заявитель жалуется на продолжительность разбирательства в рамках того же положения.

Сейшел против Мальты (Seychell v. Malta) жалоба №43328/14

Заявитель, Энтони Сейшел, является гражданином Мальты, родился в 1961 году и отбывает наказание в исправительном учреждении Corradino (Паола, Мальта).
В данном деле заявитель жалуется на усмотрения Генерального прокурора в принятии решения о том, в каком суде будет проходить слушание по делу обвиняемого в преступлениях, связанных с наркотиками, которые могли повлиять на то, какое наказание он будет отбывать.
Заявитель был арестован в 2004 году, а в 2008 году был заподозрен в выращивании конопли, предназначенной не для его личного пользования. Его судили в суде по уголовным делам, и он был приговорен к 12 годам лишения свободы и штрафу в размере 25 000 евро, что было подтверждено апелляционным решением в марте 2009 года.
В ноябре 2010 года, в соответствии с п.1 ст. 6  Европейской конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), Заявитель подал конституционную жалобу в отношении усмотрения Генерального прокурора для принятия решения о том, в каком суде должно проходить разбирательство. После вынесения решения Страсбургским судом по делу Camilleri v. Maltaв январе 2013 года, в котором было обнаружено нарушение по аналогичному вопросу, заявитель попросил добавить жалобу на основании Статьи 7 Конвенции (наказание исключительно на основании закона) к его прежней заявке.
В феврале и марте 2013 года Гражданский суд (первая палата) в своей конституционной компетенции сначала отклонил его заявление с просьбой добавить жалобу, раскрывающую нарушение ст. 7 Конвенции, а затем отклонил и другие требования заявителя, указывая на то, что нет необходимости рассматривать жалобу, касающуюся усмотрения Генерального прокурора, как раскрывающую нарушение ст.6 Конвенции. Конституционный суд отклонил апелляцию заявителя в декабре 2013.
Опираясь на Статью 7 Конвенции, заявитель жалуется на усмотрение Генерального прокурора в определении суда первой инстанции, которое может привести к более тяжкому наказанию для обвиняемого в случае, если судебное разбирательство состоится в Уголовном суде.

Кабрал против Нидерландов (Cabral v. the Netherlands) жалоба № 37617/10

Заявитель, Евклид Кабрал, является гражданином Нидерландов, родился в 1987 году и живет в Роттердаме (Нидерланды).
Дело касается жалобы заявителя в отношении того, что он был судим и осужден за ограбление супермаркета, не имея возможности изучить показания главного свидетеля.
В августе 2006 года г-н Кабрал был признан виновным в ограблении супермаркета. Ключевым доказательством для вынесения обвинительного приговора стали свидетельские показания сообщника заявителя. Позднее сообщник отозвал свое заявление, но суд не придал этому значения.
Опираясь на презумпцию невиновности, принцип, согласно которому никто не может быть обвинен в совершении преступления, пока не будет доказано обратное (принцип, закрепленный в Статьей 11 Всеобщей Декларации прав человека, принятой ГА ООН 10.12.1948 г., а также в Статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г.), соучастник отказался отвечать на любые вопросы, поставленные защитой в процессе апелляции, которая в свою очередь закончилась в марте 2008 года, отстаивая решение первой инстанции. Верховный суд отклонил в январе 2010 года апелляцию по правовым вопросам заявителя.
Опираясь на п. 1 и п. 3 (d) ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство и право на вызов и допрос свидетеля), г-н Кабрал жалуется на то, что он был осужден «исключительно или в решающей степени» на основании сделанных свидетелем заявлений в полицию, и что ему было отказано в предоставлении доказательств при перекрестном допросе со стороны защиты.

Дикманн против Румынии (Dickmann and Gion v. Romania) жалобы № 10346/03 и № 10893/04

Дело касается просьбы о пересмотре решения Европейского суда по правам человека от 2017 года в отношении законодательства о реституции имущества в Румынии после падения коммунистического режима.
Заявителем в первом деле является Дора Дикманн, гражданка Израиля и Румынии (1932-2003 гг.). Судебное разбирательство продолжил ее муж Жан Дикманн, который проживал в Тель-Авиве (Израиль). Заявители во втором деле — Мариана Гион, имеющая румынское и немецкое гражданство, родившаяся в 1943 году и проживающая в Эссене (Германия) и ее муж Хельмут-Ион Гион, гражданин Германии, который родился в 1941 году и умер в 2004 году. Дело было продолжено его наследниками, Марианой Гион и Николетти Моникой Гион.
В своем решении от 24 октября 2017 года Суд постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита имущества) к Европейской конвенции по правам человека в связи с неспособностью трех заявителей получить реституцию своей национализированной собственности или соответствующую компенсацию. Суд присудил справедливое удовлетворение жалобы заявителей.
Вместе с тем правительство сообщило Суду в марте 2018 года, что они узнали, что г-н Дикманн, который продолжал дело своей умершей жены, сам умер в марте 2016 года. Соответственно, они потребовали пересмотра судебного решения в соответствии с правилом 80 Регламента Суда[1], поскольку они не смогли обеспечить выполнение этой части решения, так как г-н Дикманн умер до его принятия.
Суд рассмотрит эту просьбу в своем решении от 28 августа 2018 года.

Груич против Сербии (Grujić v. Serbia) жалоба № 203/07

Заявитель, Боско Груич, является гражданином Сербии, который родился в 1963 году и проживает в Новой Пазовой (Сербия).
Дело касается усилий заявителя по исполнению судебных приказов о контактах с двумя его детьми.
Г-н Груич жил со своими двумя детьми, дочерью и сыном, и их матерью до 2001 года, когда они с супругой разошлись. В январе того же года местный Центр социальной помощи передал опеку над детьми матери и разрешил г-ну Груичу посещать их каждые выходные и во время школьных каникул.
В августе 2005 года он подал заявление в суд на единоличную опеку, и в декабре 2005 года суд вынес решение о разрешении на временные контакты с детьми. Данное разрешение должно было оставаться в силе до вынесения финального решения по вопросу об опеке.  Эти разбирательства были завершены судом в сентябре 2008 года, и  решение было поддержано окружным судом в декабре того же года.
С января 2006 года г-н Груич пытался обеспечить реализацию разрешения о временных контактах от декабря 2005 года. Он сталкивался с различными препятствиями, в том числе с тем, что его дочь не ходила на встречи с ним, а мать отказывалась в этих случаях отпускать сына одного.
Социальные службы и суды организовали различные встречи между родителями и детьми, чтобы обсудить ситуацию, и приставы всегда присутствовали, когда отец пытался обеспечить реализацию его права на общение с детьми. В конечном счете, суд первой инстанции, рассматривавший дело, прекратил исполнительное производство в ноябре 2011 года, и г-ну Груичу было предписано оплатить расходы. Это решение было подтверждено другим судом в декабре 2015 года, который был оставлен в силе в апелляционной инстанции в декабре 2016 года.
Г-н Груич жалуется на то, что сербские власти не приняли эффективных мер для обеспечения выполнения временного распоряжения о контактах с детьми от декабря 2005 года. Суд рассмотрит жалобу по статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни).

Визгирда против Словении (Vizgirda v. Slovenia) жалоба № 59868/08

Заявитель, Данас Визгирда, является гражданином Литвы, который родился в 1980 году и проживает в Любляне.
Дело касается жалобы заявителя на то, что ему не были предоставлены устный и письменный переводы на язык, который он понимал, в ходе уголовного разбирательства против него в Словении.
Г-н Визгирда был арестован и привлечен к ответственности в 2002 году за участие в ограблении Банка в Словении. Ему был предоставлен переводчик и  перевод документов на русский язык на протяжении всего процесса против него, включая полицейское расследование, обвинение и суд. В июле 2002 года он и трое других литовцев были осуждены за грабеж и приобретение незаконно приобретенного имущества, угнанного автомобиля. Заявитель был приговорен к тюремному заключению на срок немногим более восьми лет. Его апелляция была отклонена.
Впоследствии, в феврале 2003 года, заявитель обратился в национальные суды с жалобой на то, что, среди прочего, он плохо понимает русский язык, что суд первой инстанции проигнорировал его заявление на этот счет и что его право использовать свой собственный язык в уголовном процессе было нарушено.
В конечном итоге его жалоба была отклонена как Верховным судом в январе 2006 года, так и Конституционным Судом в июле 2008 года. Оба вышестоящих суда пришли к выводу о том, что в ходе уголовного судопроизводства он никогда не обращался с жалобой на то, что он не понимает русского языка, что ему помогал адвокат, с которым он также общался на русском языке, что он участвовал в судебном разбирательстве и что его право на справедливое судебное разбирательство не было нарушено.
Опираясь, в частности, на Статьи 6 §§ 1 и 3 (А) И (Е) (право на справедливое судебное разбирательство; право быть оперативно информированным о выдвинутом обвинении; право на переводчика), г-н Визгирда жалуется на то, что у него не было справедливого судебного разбирательства, поскольку он не понимал языка разбирательства или предоставляемого перевода. Он также подает жалобы в соответствии со Статьей 5 § 2 и Статьями 13 и 14, рассматриваемыми вместе со статьей 6.

С.Ю.П. и Е.С. против Швеции (S.J.P. and E.S. v. Sweden) жалоба №  8610/11

Заявители, г-жа С. Дж.П., шведка, и Г-Н Э. С., иранка, родились соответственно в 1969 и 1964 годах и проживают в городе Санднесе (Норвегия).
Дело касается жалобы заявителей об ограничении контактов с их детьми А, B и C,  взятых под опеку.
После рождения ребенка в феврале 2007 года сотрудники неонатального отделения в г. Линчепинге (Швеция), где он проходил лечение, связались с местными социальными службами, чтобы выразить свою озабоченность по поводу способности матери ухаживать за ребенком. Они также выразили озабоченность по поводу положения остальных членов семьи, сообщив, что А и В были шумными и непослушными во время визита и что первый заявитель проявлял агрессию, когда сотрудники упомянули, что они свяжутся с социальными службами.
В конечном итоге в сентябре 2007 года социальные службы приняли решение взять детей под опеку. Однако этот ордер был отменен, поскольку семья тем временем уехала в Иран и оставалась там до октября 2008 года, когда они переехали в Норвегию.
В мае 2009 года норвежские власти начали расследование в отношении семьи после того, как А сообщил, что они с В были избиты их отцом. Семья исчезла, норвежские власти связались со своими шведскими коллегами, и семья была остановлена в Стокгольмском аэропорту по пути в Иран. Дети были взяты под опеку, это решение было впоследствии поддержано административным апелляционным судом в декабре 2009 года. В апреле 2011 года этот суд также оставил в силе ранее принятые решения о содержании детей под опекой.
Суды также ограничили доступ заявителей к детям, помещенным в приемные семьи. Вначале был издан полный запрет на контакты, но в конечном итоге он был снят, и последний приказ, изданный в апреле 2015 года, позволил родителям видеться с детьми каждый месяц в течение 6 часов.
Опираясь на Статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни), заявители жалуются на решения властей о помещении их детей под опеку и содержании их там, а также на ограничения их прав на общение с детьми.
В четверг 30 Августа 2018 Европейский суд опубликует ещё 6 решений: о 6 других постановлениях Суда будет объявлено 30 августа 2018 года. С этими постановлениями можно ознакомиться со дня их вынесения в онлайновой базе данных суда HUDOC.
Ибмбрас против Латвии (Imbras v. Lithuania) жалоба № 22740/10
Брейер против Нидерландов (Breijer v. the Netherlands) жалоба № 41596/13
Орбулесцу  против Нидерландов (Orbulescu v. the Netherlands) жалоба № 1704/17
П.Н. против Нидерландов (P.N. v. the Netherlands) жалоба № 10944/13
Елисеев и Русский Элитный Клуб против Сербии (Eliseev and Ruski Elitni Klub v. Serbia) жалоба № 8144/07
Лазаро Лапорта против Испании (Lázaro Laporta v. Spain) жалоба № 32754/16

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить