+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Дело № 32711/13 Андреев против России (Andreyev v. Russia)

09 июня 2022 года Европейский Суд по правам человека опубликовал постановление по делу Андреев против России (Andreev v. Russia, № 32711/13, от 09 июня 2022 года).

В жалобе гражданин России поднимал вопрос о нарушении его прав, гарантированных статьей 8 Конвенции, в связи с о скрытой записью его разговоров и видеозаписью, ведущейся в его квартире до возбуждения уголовного дела.

Суд в постановлении указал, что поскольку аудио- и видеозапись велась до возбуждения уголовного дела и без соответствующей санкции от суда, имеет место нарушение статьи 8 Европейской Конвенции прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), и присудил заявителю компенсацию в размере 7 500 евро.

Примечательно, что данное постановление ЕСПЧ опубликовал уже после принятия российского закона о якобы «неисполнении постановлений ЕСПЧ», что развеивает навязанную государственной пропагандой идею о том, что Европейский Суд более не выносит постановления по жалобам, поданным против России.

Европейский Суд неоднократно отмечал, что все жалобы, поданные против России до 16 сентября 2022 года, будут рассмотрены при условии соблюдения критериев приемлемости.

Предлагаем ознакомиться с переводом постановления Европейского Суда по правам человека по делу Андреев против России (Andreev v. Russia, № 32711/13, от 09 июня 2022 года). Оригинал решения можно посмотреть здесь.

 Андреев против России (Andreyev v. Russia),

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом в составе:
Darian Pavli, Председатель,
Andreas Zünd,
Mikhail Lobov, судьи,
and Viktoriya Maradudina, секретарь,
В закрытом заседании 19 мая 2022 года,

Вынес постановление, принятое в тот же день:

Процедура

1.  Дело было возбуждено в связи с жалобой против России, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — “Конвенция”) 2 апреля 2013 года.

2. Российские Власти (далее — “Власти”) были уведомлены о подаче жалобы.

ФАКТЫ

3.  Данные заявителя и информация, относящаяся к жалобе, приведены в прилагаемой таблице.

4. Заявитель жаловался на тайное наблюдение в рамках уголовного разбирательства.

ПРАВО

I.ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

5.  Заявитель жаловался главным образом на тайное наблюдение в контексте уголовного разбирательства. Он ссылался, прямо или по существу, на статью 8 Конвенции, которая гласит следующее:

Article 8

“1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц..”

6.  Что касается приемлемости жалобы, Суд уже неоднократно устанавливал в контексте статьи 8, что судебный пересмотр, который был неспособен рассмотреть, отвечало ли оспариваемое вмешательство насущной социальной потребности и было ли оно соразмерно преследуемым целям, не может считаться эффективным средством правовой защиты (см. Akhlyustin v Russia, № 21200/05, §§ 24-27, 7 November 2017). Суд также подчеркнул, что заявителей нельзя упрекнуть в их попытке довести свои жалобы до сведения национальных судов с помощью средств правовой защиты, которые они ошибочно сочли эффективными в отсутствие доказательств того, что они знали или должны были знать о тщетности своих действий (compare, Zubkov and Others v. Russia, nos. 29431/05 and 2 others, § 107, 7 November 2017). Таким образом, шестимесячный срок в настоящей заявке должен быть рассчитан исходя из окончательного решения по процедуре, использованной заявителем (там же, §§ 100-11). В этой связи Европейский суд отмечает, что заявитель выполнил требование о шести месяцах и что его жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

7.  Что касается существа жалобы, Европейский Суд напоминает, что скрытое наблюдение, включая видео- и аудиозапись сообщений, представляют собой вмешательство в право на уважение частной жизни по смыслу пункта 1 статьи 8 Конвенции и должны быть оправданы в соответствии с пунктом 2 статьи 8 (см., к примеру, Bykov v. Russia [GC], no. 4378/02, § 72, 10 марта 2009). Он далее повторяет, что национальные суды обязаны провести эффективный судебный пересмотр законности и “необходимости в демократическом обществе” оспариваемых мер наблюдения и предоставить достаточные гарантии против произвола по смыслу пункта 2 статьи 8 Конвенции (см Zubkov and Others, упом. выше, § 131).

8.  В постановлении по делу Bykov в решении Суд пришел к выводу, что российское законодательство, которое позволяло полиции вести тайное наблюдение без разрешения суда, не соответствовало стандартам качества закона, изложенным в статье 8 Конвенции. По мнению Суда, оставляя тайное наблюдение исключительно на усмотрение правоохранительных органов, национальное законодательство не обеспечило адекватных гарантий от различных возможных злоупотреблений (см. Bykov, упом. выше, §§ 73-83).

9.  Изучив все представленные ему материалы, Суд не нашел ни одного факта или аргумента, способных убедить его прийти к иному выводу по настоящему делу. Он считает, что в настоящем деле перехват и запись сообщений заявителя, проведенные в отсутствие судебного разрешения, не сопровождались надлежащими гарантиями от различных возможных злоупотреблений, были открыты для произвола и несовместимы с требованием законности.

10.  Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

II.ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

11.  Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне..”

12.  Принимая во внимание документы, находящиеся в его распоряжении, и его прецедентное право (см, в частности, Akhlyustin, упом. выше; Zubkov and Others, упом. выше; Dudchenko, упом. выше; Moskalev v. Russia, № 44045/05, 7 November 2017 и Konstantin Moskalev v. Russia, № 59589/10, 7 November 2017), Суд считает разумным присудить сумму, указанную в прилагаемой таблице.

13. Суд далее считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1.Объявляет жалобу приемлемой;

2.Постановляет, что жалоба раскрывает нарушение статьи 8 Конвенции, касающейся тайного наблюдения в контексте уголовного судопроизводства;

3.Постановляет

(a)(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев сумму, указанную в прилагаемой таблице, которая должна быть конвертирована в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета;

(b)что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до погашения на вышеуказанную сумму будут выплачиваться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Жалоба на нарушение статьи 8 Конвенции

(тайное наблюдение в контексте уголовного судопроизводства)

Номер жалобы, дата подачи Имя заявителя, дата рождения

 

Вил слежки Дата судебного разрешения на проведения мероприятия, орган Другая сопутствующая информация Описание нарушения Размер присужденной компенсации (в евро)
32711/13

02/04/2013

Никилай Рудольфович АНДРЕЕВ

1967

Следственный эксперимент Разрешения предоставлено не было Заявителя записывали на аудио и видео во время “оперативного эксперимента” в его квартире до начала уголовного разбирательства.

 

Уголовное производство в отношении заявителя закончилось 11.08.2012, ъ Московский городской суд оставил в силе обвинительный приговор.

Использование мер “наблюдения” или “оперативного эксперимента”, не сопровождаемых достаточными гарантиями от произвола (”качество закона”),

отсутствие судебного разрешения.

7,500

|| Смотреть другие дела по Статье 8 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:

Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

Дело № 32711/13 Андреев против России (Andreyev v. Russia)

Дело № 32711/13 Андреев против России (Andreyev v. Russia)

Дело № 32711/13 Андреев против России (Andreyev v. Russia)

Дело № 32711/13 Андреев против России (Andreyev v. Russia)

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить