+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро Дмитрию Каруеву, плюнувшему в портрет Путина накануне инаугурации: Дело №4161/13 «Каруев против Российской Федерации»

18 января 2022 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал нашумевшее постановление по делу «Каруев против Российской Федерации» (Karuyev v. Russia, № 4161/13, от 18 января 2022 года).

6 мая 2012 года, накануне инаугурации Владимира Путина после его избрания Президентом России, Дмитрий Каруев и другие лица разместили портрет президента, отметив его годы правления как годы жизни, и возложили к нему 2 гвоздики. Чуть позже Каруев подошел к портрету и плюнул на него. За подобную акцию Каруеву назначили административный арест на 15 суток.

Европейский Суд пришел к выводу, что привлечение к административной ответственности за мелкое хулиганство не соответствовало требованию законности, и установил нарушение статьи 10 Европейской Конвенции (свобода выражения мнения).
Предлагаем ознакомиться с переводом постановления ЕСПЧ по делу «Каруев против Российской Федерации» (Karuyev v. Russia, № 4161/13, от 18 января 2022 года).

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.

С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке.

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
КАРУЕВ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(Жалоба № 4161/13)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Страсбург
18 января 2022

Это постановление станет окончательным при обстоятельствах, изложенных в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционной правке.

В деле Каруев против Российской Федерации,
Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой в составе:
Georges Ravarani, Председатель,
Dmitry Dedov,
María Elósegui,
Darian Pavli,
Anja Seibert-Fohr,
Andreas Zünd,
Frédéric Krenc, судьи,
и Milan Blaško, Секретарь,

Принимая во внимание:
жалобу (№ 4161/13) против Российской Федерации, поданную в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданином Российской Федерации Дмитрием Сергеевичем Каруевым (Заявитель) 30 ноября 2012 года;
решение уведомить о жалобе власти Российской Федерации («Власти»);
замечания сторон;

Обсудив в частном порядке 23 ноября и 7 декабря 2021 года,

Выносит следующее постановление, которое было принято в последнюю указанную дату:

Введение

1. Дело касается привлечения Заявителя к административной ответственности за плевок в портрет Президента России.

Факты

2.  Заявитель родился в 1992 году и проживает в г. Чебоксары. Заявителя представлял в Суде г-н А. Глухов, адвокат, практикующий в г. Новочебоксарск.

3.  Власти первоначально представлял г-н М. Гальперин, бывший представитель Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Виноградов.

4. Факты по делу, представленные сторонами, могут быть обобщены следующим образом.

5. 6 мая 2012 года, накануне инаугурации Владимира Путина после его избрания Президентом России, Заявитель и другие лица разместили портрет Президента Путина перед Общественной приемной премьер-министра Путина в Чебоксарах. Они отметили его годы у власти как годы жизни человека на надгробии и возложили к портрету две гвоздики – следуя русской традиции оставлять четное количество цветов рядом с изображением усопшего – чтобы выразить свою надежду на окончание продолжающегося правления г-на Путина.

6. Примерно через тридцать минут после акции Заявитель подошел к портрету, поднял его и плюнул на него. Полицейские, не вмешиваясь, наблюдали за происходящим.

7. Через четыре часа после акции полиция задержала Заявителя и предъявила ему обвинение в мелком хулиганстве в соответствии со статьей 20.1 § 1 Кодекса об административных правонарушениях. В протоколе об административном правонарушении отмечено следующее:

«[Заявитель] подошел к портрету Президента Путина… и, проявив явное неуважение к обществу, демонстративно плюнул на портрет Президента Путина. Свидетелями происшествия были собравшиеся горожане и прохожие».

8. 30 мая 2012 года Московский районный суд г. Чебоксары признал Заявителя виновным в совершении административного правонарушения. Судья постановил, что поведение Заявителя представляло нарушение общественного порядка, поскольку «он вел себя высокомерно», проявляя «явное неуважение к обществу» в присутствии большого количества людей и «нарушая общепринятые нормы морали и поведения в обществе», плюнув «на портрет Президента Путина, избранного на выборах 4 марта 2012 года». Заявителю назначили административное наказание в виде ареста на пятнадцать суток.

9. Адвокат подал апелляционную жалобу, утверждая, что действия Заявителя были выражением его политической оппозиции Президенту Путину, и что он не должен быть наказан за осуществление своего права на свободу выражения мнения. Ссылаясь на статью 10 Конвенции, он утверждал, что политическая речь пользуется наивысшим уровнем защиты, и что пределы критики гораздо шире в отношении политиков и государственных служащих. Он подчеркнул, что Заявителю не был бы назначен административный арест, если бы он плюнул в фотографию частного лица.

10. 31 мая 2012 года Московский районный суд г. Чебоксары отклонил апелляционную жалобу, повторив, что Заявитель проявил «явное неуважение к обществу, которое голосовало на всеобщих выборах за главу государства, Президента Путина». Суд добавил, что «форма выражения не должна унижать честь и достоинство личности, особенно честь и достоинство всенародно избранного Президента России».

ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

11. Статья 20.1 § 1 Кодекса об административных правонарушениях определяет мелкое хулиганство как «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». За совершение мелкого хулиганства предусмотрены штраф или административный арест до 15 суток.

12. Особенностью объективной стороны состава мелкого хулиганства является совокупность двух обязательных элементов. Главный элемент – «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу» — должен дополняться одним из трех второстепенных элементов: «нецензурной бранью», «оскорбительным приставанием к гражданам» или «равно уничтожением или повреждением чужого имущества» (см. постановления Московского городского суда от 4 октября 2017 года (дело № 7-13528/2017) и 8 июня 2018 года (дело № 77337/2018)).

ПРАВО

I.ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 10 конвенции

13.  Заявитель жаловался на нарушение его права на свободу выражения мнения, гарантированного статьей 10 Конвенции, которая гласит следующее:

«1.  Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей …

2.  Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.”

A.Приемлемость

14.  Суд отмечает, что жалоба не является ни явно необоснованной, ни неприемлемой по каким-либо другим основаниям, перечисленным в статье 35 Конвенции. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B.Существо дела

15.   Заявитель подчеркнул, что российские власти были обеспокоены не его публичным плевком, а объектом его плевка, как отмечалось в каждом судебном решении, – «портрет всенародно избранного Президента Путина». Настоящей целью вмешательства являлось подавление любой критики в адрес Президента Путина и его методов управления. Опираясь на решения, в которых лица были осуждены за бросание экскрементов в других, Власти установили ложную эквивалентность между реальным человеком его фотографией. Заявитель никого не оскорблял; он был привлечен к ответственности за плевок в портрет политика, против которого он выступал. Его действительно неоднократно привлекали к административной ответственности за незаконное осуществление права на свободу собраний.

16. Власти утверждали, что вмешательство было предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе для предотвращения беспорядков. Заявитель публично и вызывающе нарушил общественный порядок и нормы морали на глазах у многих людей. Плевок в портрет Президента России являлся формой аморального поведения, а не политическим выражением. Заявитель был признан виновным в нарушении общественного порядка, а не в оскорблении Президента России. Наказание не было чрезмерно суровым в свете предыдущих административных правонарушений Заявителя. Власти приложили четыре решения, в которых лица были приговорены к лишению свободы за плевок или бросание экскрементов в других.

17. В соответствии с установленной практикой Суда свобода выражения мнения, закрепленная в пункте 1 статьи 10, является одной из важнейших составляющих демократического общества и одним из основных условий его развития и самореализации каждого человека. С учетом пункта 2 она применяется не только к «информации» или «идеям», которые воспринимаются благосклонно или рассматриваются как безобидные или не представляющие интереса, но также и к тем, которые оскорбляют, шокируют или беспокоят; таковы требования плюрализма, толерантности и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество». Более того, статья 10 Конвенции защищает не только содержание выраженных идей и информации, но и форму их передачи (см. Oberschlick v. Austria (№ 1), 23 мая 1991 г., § 57, Series A no. 204).

18. Гарантии статьи 10 не ограничиваются устной или письменной речью, поскольку идеи и мнения также могут передаваться невербальными средствами выражения или через поведение человека (см., среди прочего, Christian Democratic People’s Party v. Moldova, (№ 2), № 25196/04, §§ 9 in fine и 27, 2 февраля 2010 г., относительно публичного сожжения российского флага и изображения Президента России; Tatár and Fáber v. Hungary,№№ 26005/08 и 26160/08, 12 июня 2012 г., относительно публичной демонстрации грязной одежды; Murat Vural v. Turkey,№ 9540/07, 21 октября 2014 г., и Ibrahimov and Mammadov v. Azerbaijan,№№ 63571/ 16 и 5 др., 13 февраля 2020 г., об обливании краской статуи исторических личностей; Shvydka v. Ukraine, № 17888/12, 30 октября 2014 г., относительно отрезания ленты от венка, возложенного главой государства; Sinkova v. Ukraine, № 39496/11, 27 февраля 2018 г., относительно жарки яиц и сосисок над «вечным огнем»; Stern Taulats and Roura Capellera v. Spain, №№ 51168/15 и 51186/15 от 13 марта 2018 г. относительно поджога перевернутого портрета королевской четы; и Mătăsaru v. the Republic of Moldova, № 69714/16 и 71685/16 от 15 января 2019 г. относительно установки скульптур в форме гениталий на лестнице государственного учреждения).

19. Принимая решение о том, подпадает ли определенное действие или поведение под сферу действия статьи 10 Конвенции, Суд должен рассмотреть характер рассматриваемого действия или поведения, в частности его выразительный характер с объективной точки зрения, а также цель или намерение лица, осуществляющего рассматриваемое действие или поведение (см. Murat Vural, упомянутое выше, § 54).

20. Суд считает, что плевок на портрет политика после его переизбрания следует рассматривать как выражение политического мнения (см. упомянутое выше Постановление Европейского Суда по делу Shvydka, § 38). Кроме того, не вызывает сомнений, что признание Заявителя виновным в мелком хулиганстве в связи с плевком и последующий административный арест на 15 суток равнозначны вмешательству в его право на свободу выражения мнения (см. Cholakov v. Bulgaria, № 20147/06, § 25, 1 октября 2013 г.). Вмешательство будет представлять собой нарушение статьи 10, если только оно не «предусмотрено законом», не преследует одну или несколько законных целей, указанных в пункте 2 статьи 10, и не является «необходимым в демократическом обществе» для достижения этих целей.

21. Касаемо вопроса о том, было ли вмешательство «предусмотрено законом», Суд отмечает, что статья 20.1 § 1 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), на основании которой Заявитель привлечен к ответственности, требует – в соответствии с ее буквальным толкованием и применением в национальной судебной практике (см. пункт 12 выше) – установление двух обязательных элементов в поведении правонарушителя. Главный элемент – «нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу» — должен дополняться одним из трех второстепенных элементов: «нецензурной бранью», «оскорбительным приставанием к гражданам» или «равно уничтожением или повреждением чужого имущества» (см. пункты 11 и 12 выше).

22. Однако, исходя из фактов, Суд не находит признаков того, что акция, в которой принимал участие Заявитель, не являлась мирной и ненасильственной. Национальные власти не представили доказательств того, что деяние, наказуемое как «мелкое хулиганство», вызвало или могло вызвать какие-либо общественные беспорядки или насилие; или что акт плевка на портрет вызвал возмущение, негодование или негативные комментарии прохожих. Более того, сотрудники полиции, присутствовавшие на месте происшествия, не вмешались в акцию даже видя, как Заявитель плюнул на портрет (см. пункт 6 выше), а задержали его только спустя 4 часа после окончания акции.

23. Суд также отмечает, что национальные суды не указали фактических и правовых оснований для вывода о том, что действия Заявителя привели к каким-либо общественным беспорядкам, или что он использовал нецензурную брань, приставал к гражданам или нанес ущерб чужому имуществу во время акции.

24. При таких обстоятельствах Суд не удовлетворен тем, что было доказано наличие конкретных элементов правонарушения, предусмотренного статьей 20.1 § 1 КоАП. Таким образом, невозможно сделать вывод, что привлечение к административной ответственности Заявителя в соответствии с этой статьей имело четкую и предсказуемую основу в национальном законодательстве (ср. Steel and Others v. the United Kingdom, 23 сентября 1998 г., §§ 64 и 110, Reports of Judgements and Decisions 1998 VII и, напротив, Lucas v. the United Kingdom (реш.), № 39013/02, 18 марта 2003 г.).

25. Поскольку привлечение Заявителя к ответственности в соответствии со статьей 20.1 § 1 КоАП было признано несовместимым с требованием законности, Суду нет необходимости рассматривать вопрос о том, преследовало ли вмешательство какую-либо законную цель и было ли оно «необходимым в демократическом обществе».

26. Соответственно, имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

II.ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

27. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

28. Заявитель потребовал 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 2 400 евро в качестве компенсации судебных издержек.

29. Власти утверждали, что требования были чрезмерными, что Заявитель не представил квитанций и что договор об оказании юридических услуг предусматривал оплату после вынесения решения Суда.

30. Суд присуждает Заявителю 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут взиматься. Кроме того, Суд отмечает, что Заявитель по закону обязан уплатить гонорар за оказание юридических услуг. Положение в договоре об оказании юридических услуг о том, что гонорар подлежит уплате после вынесения решения, определяет дату, когда он должен быть уплачен, а не вопрос о том, подлежит он уплате или нет. Эта договоренность отличается от условного гонорара, который подлежит уплате только в случае выигрыша или присуждения Судом компенсации (см. MGN Limited v. the United Kingdom, № 39401/04, § 90, 18 января 2011 г.). Суд убежден в том, что расходы были фактически и неизбежно понесены, а также в разумных размерах, и присуждает Заявителю требуемую сумму плюс любой налог, который может взиматься.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД

1.Объявляет жалобу приемлемой;

2.Постановляет шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции;

3.Постановляет шестью голосами против одного,

(a)что государство-ответчик должно выплатить Заявителю в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета, плюс любые налоги, которые могут взиматься:

(i)10 000 (десять тысяч) евро плюс любой налог, который может взиматься, в качестве компенсации морального вреда;

(ii)2 400 (две тысячи четыреста) евро плюс любой налог, который может взиматься, в качестве компенсации судебных издержек;

(b)с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4.Отклоняет остальные требования Заявителя о справедливой компенсации.

СОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ СУДЬИ PAVLI

1. Суд установил нарушение прав Заявителя, гарантированных статьей 10, на том основании, что вмешательство не было «предусмотрено законом». Хотя я согласен с этим выводом, я сожалею, что Палата не продолжила рассмотрение вопроса о необходимости в демократическом обществе, что, на мой взгляд, было бы оправдано вескими причинами в данном случае.

2. Устоявшимся принципом нашей судебной практики является то, что символические или иные высказывания, которые могут быть оскорбительными для высокопоставленных политических деятелей, включая глав государств, защищены статьей 10 Конвенции (см., в частности, Stern Taulats and Roura Capellera v. Spain, №№ 51168/15 и 51186/15 от 13 марта 2018 г., относительно сожжения большого перевернутого портрета испанской королевской четы во время антимонархического протеста против их официального визита в Жирону; и Eon v. France, № 26118/10 от 14 марта 2013 г., относительно Заявителя, оштрафованного на тридцать евро за то, что он держал оскорбительный и немного непристойный плакат во время митинга, на котором присутствовал действующий президент Франции).

3. Заявителю в настоящем деле, напротив, был назначен административный арест на 15 суток за плевок в портрет избранного президента России в рамках уличной политической акции, проведенной накануне президентской инаугурации. В отличие от упомянутых выше случаев в Испании и Франции, избранного президента поблизости не было. Нет никаких указаний на то, что в значительной степени сатирический протест привлек большую аудиторию или привел к какому-либо нарушению общественного порядка; на самом деле полиция никак не вмешивалась во время акции, а Заявитель был задержан у себя дома спустя несколько часов. Это делает правонарушение, на мой взгляд, не более чем преступлением политических мнений.

4. Не так давно людей в Восточной Европе отправляли в трудовые лагеря только за то, что они рассказывали неуважительные анекдоты о членах Политбюро. Хочется надеяться, что эти дни канут в лету, учитывая высокую цену, которую пришлось заплатить за право не одобрять наших политических лидеров. Сегодня Палата решила не выходить за рамки формального установления нарушения принципа законности. Я хотел бы, чтобы это передало более убедительный сигнал и поддержало принципиальную позицию нашей судебной практики о том, что в европейской демократии политические лидеры не застрахованы от критики или даже насмешек, и уважение к их личности или должности не должно строиться на угрозе лишения свободы.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ DEDOV

К сожалению, я не могу согласиться с большинством в установлении нарушения статьи 10 в настоящем деле. Я считаю, что любое мнение должно быть выражено уважительно. Этот принцип является универсальным и фундаментальным. Он охватывает все — от кодексов судейской этики до политических дебатов — для предотвращения гражданской конфронтации и поддержания мирной атмосферы в обществе. Это относится и к политике вообще, и к выборам в частности. Он применяется к выражению через поведение или через словесные оценочные суждения.

Ранее я высказывал свое мнение по делу Magyar Kétfarkú Kutya Párt v. Hungary (№ 201/17, 20 января 2020 г.), где я ссылался на соответствующую прецедентную практику Суда. Настоящее дело снова касается проявления неуважения к демократическому процессу принятия решений в оскорбительной форме, близкой к языку ненависти, поэтому реакция властей была законной, адекватной и предсказуемой для Заявителя.

На мой взгляд, это была не просто маленькая политическая акция (якобы из-за небольшого числа наблюдателей на улице), потому что, если такую акцию заснять и распространить через Интернет и социальные сети, она может оказать серьезное влияние в цифровую эпоху.

Должностные лица, избранные большинством или назначенные на государственные должности, являются людьми в первую очередь и заслуживают уважительного отношения, даже если члены общества имеют право критиковать их действия. Такие должностные лица также являются членами общества, и Суд, действуя в качестве блюстителя ответственного выражения мнений, сохраняет хрупкий мир в обществе, особенно между теми, кто находится у власти, и теми, кто находится в оппозиции, между большинством и меньшинством. Поступок, о котором идет речь, был неуважительным по отношению к должностному лицу, но каждый человек – и личное достоинство каждого – заслуживает уважения независимо от гражданского статуса. Вот почему статья 10 Конвенции защищает права других и допускает ограничение свободы выражения мнения.

|| Смотреть другие дела по Статье 10 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:

Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро Дмитрию Каруеву, плюнувшему в портрет Путина накануне инаугурации: Дело №4161/13 «Каруев против Российской Федерации»

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро Дмитрию Каруеву, плюнувшему в портрет Путина накануне инаугурации: Дело №4161/13 «Каруев против Российской Федерации»

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро Дмитрию Каруеву, плюнувшему в портрет Путина накануне инаугурации: Дело №4161/13 «Каруев против Российской Федерации»

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро Дмитрию Каруеву, плюнувшему в портрет Путина накануне инаугурации: Дело №4161/13 «Каруев против Российской Федерации»

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить