+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

ЕСПЧ присудил значительные компенсации родственникам похищенных в Чечне: Дело № 37008/19 "А.А. и другие против России"

14 декабря 2021 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал постановление по делу А.А. и другие против России (A.A. and Others v. Russia, № 37008/19, от 14 декабря 2021 года).

Суд постановил, что Росси я нарушила обязательства по статьям 2, 3, 5 и 13 Европейской Конвенции по правам человека (ЕКПЧ) в связи с многочисленными похищениями граждан неизвестными лицами (предположительно – представителями государства) в Чеченской республике в 2016-2017 годах.

По итогам рассмотрения жалоб Заявителей им были присуждены значительные (в целом – почти 500 000 евро) компенсации морального и материального вреда.

Перевод настоящего решения является техническим и выполнен в ознакомительных целях.

С решением на языке оригинала можно ознакомиться, скачав файл по ссылке

Третья секция

А.А. и другие против России (A.A. and Others v. Russia)
(Жалоба № 37008/19)

14 декабря 20201 года

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

В деле A.A. и другие против России,
Европейский Суд по правам человека, заседая Комитетом в составе:
Peeter Roosma, Председатель,
Dmitry Dedov,
Andreas Zünd, судьи,
и Olga Chernishova, Секретарь,

Принимая во внимание:
Жалобу № 37008/19 против Российской Федерации, поданную в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданами Российской Федерации («заявители»), список которых приведен в прилагаемой таблице, 27 июня 2019 года;
Решение об уведомлении властей Российской Федерации («Власти») о поданной жалобе;
Решение сохранить анонимность заявителей;
Доводы сторон;
В закрытом заседании 23 ноября 2021 года,
Вынес следующее решение, принятое в тот же день:

ВВЕДЕНИЕ

1. Дело касается похищения родственников заявителей представителями государства, совершенного в Чечне в период с декабря 2016 года по январь 2017 года, и отсутствия надлежащего расследования этого дела.

ФАКТЫ

2. Все Заявители являются гражданами России, их имена перечислены в Приложении. Их интересы в Суде представляла находящаяся в Москве неправительственная организация «Правовая инициатива по России».

3. Интересы Властей первоначально представлял г-н М. Гальперин, Уполномоченный Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а позднее — г-н М. Виноградов, его преемник на этом посту.

4. Обстоятельства дела, представленные сторонами, можно резюмировать следующим образом.

I. ПОХИЩЕНИЕ РОДСТВЕННИКОВ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

A. Сопутствующая информация

5. 17 декабря 2016 года в Чечне группа молодых людей убила двух сотрудников милиции. В ответ власти убили всех причастных в данному покушению.

6. В период с 17 декабря 2016 года по 25 января 2017 года власти провели спецоперацию, в результате которой ряд местных жителей были задержаны в своих домах и на улицах. Об этих событиях сообщала пресса, например, федеральный телеканал Россия24 от 11 января 2017 г. «Уничтоженная в Чечне банда имела тесные связи с ИГИЛ» — запрещенная в России террористическая организация.

7. По утверждениям заявителей, в ночь с 25 на 26 января 2017 года в полку патрульной полиции имени Ахмата Кадырова в Грозном их родственников казнили по подозрению либо в причастности к террористической деятельности, либо в гомосексуализме.

8. По словам заявителей, их родственники были казнены по подозрению в причастности к террористической деятельности.

9. В июле 2017 года газета «Новая газета» описала казнь 25-26 января 2017 года. Статья основана на двух подробных документах, полученных из нераскрытых источников в чеченской полиции. Имена похищенных родственников заявителей были указаны в списке потерпевших.

10. В связи с указанной публикацией в период с 19 по 21 сентября 2017 года Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Т. Москалькова с высокопоставленными представителями правоохранительных органов посетила Чечню.

B. События между 16 декабря 2016 и 11 января 2017

1. Похищение господина З. Дж. И сопутствующая информация

11. 16 декабря 2016 года сотрудники Старопромысловского РОВД задержали З. Дж. дома. Заграничный паспорт З. Дж. остался дома.

12. 18 декабря 2016 г. участковый милиционер подтвердил первому Заявителю, что З. Дж. был задержан в Старопромысловском РОВД. С 18 по 31 декабря 2016 года первый Заявитель приносила ему еду и передавала ее милиционерам. В начале января 2017 года ей сказали, что мужа там больше не держат. С тех пор он пропал без вести. Через несколько дней офицер С.М. потребовала, чтобы первый Заявитель прекратила поиски своего мужа.

13. Из документов, представленных властями Российской Федерации, следует, что не позднее 24 января 2017 года первая заявительница подала жалобу на исчезновение ее мужа в Старопромысловский РОВД. Затем, 15 мая, а затем 7 июля 2017 года, она подала две жалобы на «незаконные действия» сотрудников Старопромысловского РОВД в Грозненский городской отдел милиции, которые не принесли какого-либо результата.

2. Похищение господина А.А и сопутствующая информация

14. 9 января 2017 года А.А. ехал со своим соседом М.Т. в Шали, когда их машину остановили четыре сотрудника милиции на черной «Лада Приора», которые отвезли обоих мужчин, а также машину г-на А.А. в Шалинский районный отдел полиции (Шалинский РОВД). С тех пор А.А. пропал без вести. Оба его паспорта, национальный и заграничный, остались дома.

15. 10 января 2017 г. М.Т. был освобожден и сообщил четвертому и пятому заявителям о похищении и задержании А.А. в отделении милиции. Позднее автомобиль А.А. был выставлен на продажу неустановленными лицами.

16. В период с февраля по апрель 2017 г. сотрудники Шалинского РОВД и Кадыровского полка провели несколько несанкционированных обысков в доме заявителей, в ходе которых ничего не было найдено.

3. Похищение господина М.Ш. и сопутствующая информация

17. 9 января 2017 г. М.Ш. ехал на своем минивэне с Б. В тот день М. Ш. пропал без вести. В тот день у него не было с собой заграничного паспорта.

18. С января по май 2010 г. милиция провела несколько несанкционированных обысков дома М.Ш., в ходе которых ничего не было найдено.

4. Похищение господина М.С. и сопутствующая информация

19. 10 января 2017 года М.С. ехал на работу на машине своего отца, когда его остановили сотрудники милиции и отвезли вместе с машиной в Шалинский РОВД. С тех пор он пропал без вести.

20. Позже в тот же день участковый милиционер подтвердил его родителям, что М.С. задержан в Шалинском РОВД.

21. 13 января 2017 г. группа сотрудников Шалинского РОВД без разрешения произвела обыск в доме заявителей. Во время обыска один из сотрудников набрал номер М.С. и передал трубку его матери. М.С., который едва мог говорить, попросил ее дать офицерам «все, что они искали», так как только тогда его отпустят. В ходе обыска ничего не было обнаружено. Впоследствии дом заявителей обыскивали еще несколько раз.

5. Похищение господина М.Л. и сопутствующая информация

22. 11 января 2017 года группа сотрудников милиции из полка Кадырова прибыла в дом Р.Л. Обыскав его без разрешения, они изъяли ноутбук, три сотовых телефона, а также российский и заграничный паспорт Р.Л. Затем они увезли его вместе с его автомобилем Toyota Corolla.

23. Родителям г-на Р.Л. было приказано явиться в Шалинский РОВД. Впоследствии из этого отделения милиции Р. Л. на своей машине был доставлен в полк Кадырова в Грозном. Он пропал без вести.

C. Дальнейшее развитие ситуации

24. В разные дни 2017 и 2018 годов ряд родственников похищенных, в том числе заявители, были доставлены в местные отделения милиции, где сотрудники угрожали им убийством и высылкой их семей из Чечни, заставляя их подписать заявления о том, что их пропавшие родственники уехали в Сирию.

25. По словам заявителей, в середине января, а затем 8 февраля 2017 г. они были собраны в штабе полка Кадырова в Грозном и в оздоровительном центре Шали соответственно вместе с несколькими сотнями жителей Шалинского, Веденского и Курчалоевского районов. Начальник Шалинского РОВД и начальник 2-го отряда Кадыровского полка угрожал присутствующим, говоря, что они должны прекратить подавать жалобы на похищение их родственников милицией, иначе «исчезнут» и другие члены их семей.

26. Затем, в сентябре 2017 года, до прибытия г-жи Москальковой в Грозный (см. пункт 10 выше), заявители и члены их семей потребовали от полиции не раскрывать причастность сотрудников полиции к исчезновении их родственников, поскольку в противном случае их родственники «заплатили бы за это».

II. ЖАЛОБЫ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

27. В период с 11 по 14 июля 2017 года, а затем снова в августе 2017 года Заявители и другие родственники похищенных подали жалобы в Следственный комитет (см. пункт 13 выше), требуя возбуждения уголовного дела и прося о возбуждении уголовного дела. Правоохранительные органы Чечни отказались проводить расследование.

28. В период с 15 по 24 ноября 2017 года Заявители повторно направили свои жалобы в Следственный комитет и подчеркнули, что правоохранительные органы Чечни не предпринимают никаких шагов, игнорируют их жалобы. Заявители также рассказали о запугивании и давлении, которое на них оказывала полиция, чтобы заставить подписать ложные заявления о предполагаемом отъезде похищенных в Сирию.

III. УГОЛОВНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ В ОТНОШЕНИИ ПОХИЩЕННЫХ ЛИЦ

29. В период с 7 июля по 8 августа 2017 года Шалинский РОВД возбудил уголовные дела в отношении каждого из похищенных по части 2 статьи 208 Уголовного кодекса (участие в незаконном вооруженном формировании) в связи с их принадлежностью к незаконным вооруженным формированиям в Сирии. Они были объявлены в розыск, а в августе 2017 года каждому из них было заочно предъявлено обвинение.

30. Власти не предприняли никаких шагов для расследования предполагаемого отъезда пропавших без вести в Сирию (см. Пункт 38 ниже).

IV. РАССЛЕДОВАНИЕ ОБ УТВЕРЖДЕНИЯХ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

31. 18 апреля 2017 года следователи Главного следственного управления Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу инициировали предварительное расследование (дознание) по утверждениям о похищениях и убийствах, в том числе родственников заявителей, чеченскими властями.

32. В ответ на запрос Суда о предоставлении копии всех материалов дела власти Российской Федерации представили копию частичную копию объемом до 145 страниц. Представленные документы содержали только показания заявителей и несколько писем между следователями и их коллегами из других правоохранительных органов.

33. Согласно представленным документам, в июле и августе 2017 года следователи опросили заявителей и других родственников исчезнувших мужчин. Приведенные показания аналогичны показаниям заявителей в Суде. Кроме того, заявители подчеркнули, что местная полиция заставила их и членов их семей подписать заявления о том, что их пропавшие без вести родственники добровольно уехали в Сирию.

V. ОТКАЗЫ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ И АПЕЛЛЯЦИИ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

A. Отказы возбудить уголовные дела

34. 29 июня 2017 года следователи отказали в возбуждении уголовного дела по утверждениям о похищениях и внесудебных казнях не менее 24 задержанных (в представленных документах также упоминаются 27 и 31 задержанный), за отсутствием состава преступления. 10 июля 2017 года вышестоящие следственные органы признали отказ незаконным и преждевременным и распорядились о проведении дополнительной проверки.

35. 9 августа 2017 года следователи вновь отказали в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на возбуждение уголовных дел в отношении девятнадцати исчезнувших мужчин, включая родственников заявителей, в связи с их предполагаемым членством в незаконных вооруженных формированиях в Сирии. Ссылаясь, среди прочего, на нераскрытые показания шести начальников неуказанных районных отделений милиции в Чечне, которые отрицали какую-либо причастность своих сотрудников к предполагаемым похищениям и казни, следователи пришли к выводу, что утверждения заявителей необоснованны, поскольку исчезнувшие люди добровольно уехал в Сирию.

36. 14 августа 2017 года вышестоящие следственные органы отменили вышеуказанный отказ и назначили дополнительное расследование.

37. Впоследствии, с 13 сентября 2017 года по 9 февраля 2018 года, следователи еще пять раз отказывали в возбуждении уголовного дела. Четыре отказа были отменены, и в каждом из этих случаев, критикуя следователей, вышестоящие следственные органы указывали, что

«… следствием не были рассмотрены уголовные дела [возбужденные в отношении пропавших без вести]; Правдивость информации, послужившей основанием для возбуждения уголовных дел, не проверена … в материалах дела нет доказательств выезда в Сирию … »

38. 9 февраля 2018 года был вынесен последний, седьмой отказ. Его текст был похож на предыдущие; меры, предписанные для исправления недостатков предыдущих отказов, не были предприняты, и принудительные приказы начальства не были выполнены.

B. Жалобы Заявителей на отказы в возбуждении уголовного дела

39. 13 ноября 2018 г. адвокаты первого и четвертого заявителей, а также газеты (см. пункт 9 выше) обжаловали отказ от 9 февраля 2018 г. в Ессентуковский городской суд Ставропольского края. Они отметили следующее:

«… в рамках предварительного следствия … невозможно предпринять такие действия, как допрос, очная ставка, проверка заявления на месте преступления, обыск помещений и другие …

… уголовные дела в отношении [исчезнувших родственников заявителей] … в связи с их участием в незаконных вооруженных формированиях в Сирии были возбуждены только после начала расследования их возможного убийства чеченскими правоохранительными органами и только после получение Министерством внутренних дел Чечни информационных запросов следователей … Это может свидетельствовать о попытке сотрудников правоохранительных органов скрыть преступление, совершенное в отношении этих людей …

… сотрудники милиции, на которых жаловались заявители, активно участвовали в расследовании, имели доступ к конфиденциальной информации и оказывали давление на заявителей … »

40. 14 декабря 2018 г. суд отклонил жалобу как необоснованную.

41. Заявители далее подали жалобу в Ставропольский краевой суд, подчеркнув, что городской суд не изучил фактические обстоятельства дела и не прояснил разногласия в доказательствах, полученных в ходе проверки.

42. 12 марта 2019 года Ставропольский краевой суд оставил обжалованный отказ без изменения, так как «… суд не вправе делать выводы относительно фактических обстоятельств дела, оценки доказательств и правовой квалификации преступления …»

43. Из представленных документов следует, что на сегодняшний день уголовное дело не возбуждено. Местонахождение пропавших без вести родственников заявителей остается неизвестным.

ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

44. Краткое изложение соответствующего внутреннего законодательства изложено в постановлениях Суда Dalakov v. Russia (№ 35152/09, §§ 51-53, 16 февраля 2016), и Turluyeva v. Russia (№ 63638/09, §§ 56-74, 20 июня 2013).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

45. Заявители жаловались на то, что их родственники исчезли после похищения представителями государства и что власти не провели эффективного расследования дела в нарушение статьи 2 Конвенции. Соответствующая часть данной статьи гласит:

Статья 2

“1. Право каждого на жизнь охраняется законом …”

A. Приемлемость

46. Власти заявили о неисчерпании средств правовой защиты, поскольку заявители не обжаловали последний (седьмой) отказ. Только первый и четвертый заявители подали такую апелляцию в отношении своих пропавших без вести родственников З. Дж. и г-н А.А.

47. Заявители оспорили доводы властей Российской Федерации.

48. Суд отмечает, что кассационная жалоба, на которую ссылаются власти Российской Федерации, была подана в отношении всех пятерых исчезнувших мужчин, а не только родственников первого и четвертого заявителей (см. пункт 39 выше). Тем не менее, он считает, что вопрос о том, исчерпали ли заявители внутренние средства правовой защиты, на которые ссылались Власти, тесно связан с существом их жалобы по статье 2 Конвенции. Поэтому Суд решает объединить его с рассмотрением дела по существу.

49. Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим причинам. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

B. По существу

1. Доводы сторон

50. По утверждению властей Российской Федерации, заявители не представили достаточных доказательств факта похищения представителями государства. Некоторые из показаний заявителей на запрос содержали несоответствия в описании инцидентов, таких как количество присутствующих свидетелей и точное время похищения. Утверждения о давлении со стороны полиции с целью дать ложные показания о предполагаемом отъезде их пропавших без вести родственников в Сирию были необоснованными.

51. Заявители подали жалобы на похищения только в июле 2017 года, что существенно затруднило продвижение расследования, которое, тем не менее, было «эффективным и быстрым».

52. Заявители оспорили доводы властей Российской Федерации.

2. Оценка Суда

(a) Предполагаемое нарушение процессуального аспекта статьи 2 Конвенции

53. Изложение применимых принципов приведено в постановлениях Mustafa Tunç and Fecire Tunç v. Turkey [GC], № 24014/05, §§ 169-82, 14 апреля 2015, и Dalakov, упом. выше, §§ 61-65.

54. Полноценного уголовного дела по факту исчезновения родственников заявителей не проводилось. Таким образом, Суд должен дать свою оценку, основываясь на содержании материалов следствия, представленных властями Российской Федерации (см. пункт 38 выше), и документов, приложенных к объяснениям заявителей. Несмотря на ограниченное количество документов, Суд может рассмотреть дело по существу и сделать вывод, что расследование не соответствовало стандартам Конвенции по следующим причинам.

55. По утверждениям властей Российской Федерации, заявители подали жалобу властям на похищения через семь месяцев после похищения. Однако из документов, представленных сторонами и не оспариваемых сторонами, следует, что 24 января 2017 г. власти были проинформированы об исчезновении г-на З. Дж. (См. пункт 13 выше) и что 18 апреля 2017 г. расследование уже было проведено (см. пункт 31 выше).

56. Власти сослались на несоответствия в показаниях заявителей относительно деталей похищений (см. пункт 50 выше). Учитывая, что эти показания были предоставлены следствию, следователи имели возможность проверить их, получив дополнительные доказательства, такие как показания соседей заявителей, сотрудников милиции, предположительно причастных к похищениям, или других лиц, задержанных в отделениях милиции. в рассматриваемое время. Однако никаких шагов в этом направлении предпринято не было (см. пункт 32 выше).

57. Информация, собранная в ходе расследования, содержала четкие и последовательные утверждения (см. пункты 13 и 27-28 выше), которые должны были побудить власти начать полномасштабное уголовное расследование. Например, в связи с утверждениями о том, что родственники заявителей исчезли после того, как их доставили в местные отделения милиции, не было предпринято никаких срочных мер для проверки журналов, осмотра помещений или допроса дежурных офицеров или любых других лиц, которые могли быть там в нужное время. Не было предпринято никаких шагов для проверки того, могли ли родственники заявителей вообще покинуть страну для поездки в Сирию в отсутствие документов, удостоверяющих личность, необходимых для поездки (см. пункты 11, 14, 17 и 22 выше). Однако, несмотря на подробные и согласованные жалобы заявителей, власти не только ограничились несколькими формальными шагами, но и не смогли согласовать собранные материалы и информацию (см. пункты 37 и 39 выше) и отказались расследовать эти утверждения.

58. Суд уже установил, что в отношении утверждений об убийстве представителями государства, расследование само по себе не способно привести к наказанию виновных, если за ним не будет проведено полноценное расследование, особенно если существуют противоречивые версии события, как и в настоящем деле (см. упоминавшееся выше дело Dalakov, §§ 69-72).

59. Что касается заявления властей Российской Федерации о неисчерпании средств правовой защиты, учитывая вышеизложенное, а также семь отказов в проведении полноценного расследования (см. Пункт 38 выше), средство правовой защиты, на которое ссылались власти Российской Федерации, похоже, не имело какой-либо цели, учитывая что отказы неизменно признавались недостаточными начальством следователей (см. пункты 36-37 выше) (см. Devyatkin v. Russia, № 40384/06, § 30, 24 октября 2017 г., и, в аналогичной ситуации, Uzhahov and Albagicheva v. Russia [Комитет], № 76635/11, § 78, 23 июня 2020 г.). Таким образом, Суд считает, что заявители не были обязаны прибегать к средствам правовой защиты, указанным властями Российской Федерации, и отклоняет их возражения по этому поводу.

60. Соответственно, имело место нарушение статьи 2 Конвенции в ее процессуальной части.

(b) Предполагаемое нарушение материального аспекта статьи 2 Конвенции

61. Изложение применимых принципов приведено в постановлении El Masri v. “the former Yugoslav Republic of Macedonia” [GC], № 39630/09, §§ 151-53, 13 декабря 2012, и в том, что касается распределения бремени доказывания, в постановлении Turluyeva, упом. выше, § 85.

62. Власти оспорили тот факт, что родственники заявителей были похищены полицией и с тех пор пропали без вести. Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, представили ли заявители убедительные доказательства похищения представителями государства.

63. Власти отрицали, что родственники заявителей пропали без вести, и утверждали, что они уехали добровольно, чтобы присоединиться к незаконным вооруженным формированиям в Сирии. Их показания были сформулированы в общих чертах и не содержали подтверждающих это доказательств, таких как описание обстоятельств, при которых родственники заявителей предположительно уехали в Сирию, включая такую информацию, как возможные даты и место их предполагаемого отъезда и пути следования. пересечения границы между Россией и Сирией без документов, удостоверяющих личность (см. пункты 37, 39 и 30 выше). Из представленных документов следует, что у дознания также не было таких доказательств (см. пункты 37-38 выше).

64. При таких обстоятельствах Суд согласен с тем, что заявители представили достаточные доказательства того, что их родственники были похищены полицией и пропали без вести с тех пор, при обстоятельствах, описанных ими в их жалобах национальным властям и этот суд. После его выводов по ряду дел, где подобное задержание представителями государства было расценено как опасное для жизни, Суд считает, что отсутствие информации о судьбе г-на З. Дх., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л. в течение почти пяти лет после их похищения подтверждают это предположение. Соответственно, имеющиеся доказательства позволяют Суду установить с соблюдением необходимого стандарта доказывания, что господа З.Д., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л. должны считаться умершими после их безвестного задержания представителями государства.

65. Если это так, и при отсутствии какого-либо правдоподобного оправдания, выдвинутого властями Российской Федерации, Суд считает, что смерть г-на З.Дх., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л. могут быть приписаны государству и что имело место нарушение материального аспекта статьи 2 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 3, 5 И 13 КОНВЕНЦИИ

66. Заявители жаловались на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с их душевными страданиями, вызванными исчезновением их родственников. Они также жаловались на нарушение статьи 5 Конвенции в связи с незаконностью содержания под стражей их похищенных родственников и отсутствием внутренних средств правовой защиты в отношении их жалоб в соответствии со статьей 2 Конвенции. Соответствующие положения гласят:

Статья 3

“Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию..”

Статья 5

“1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность….”

Статья 13

“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве….”

67. Власти не прокомментировали доводы заявителей о нарушении статей 3 и 5 Конвенции. Что касается жалобы по статье 13, они заявили, что она явно необоснованна.

68. Заявители поддержали свои доводы.

69. Суд неоднократно устанавливал, что ситуация насильственного исчезновения приводит к нарушению статьи 3 Конвенции в отношении близких родственников жертвы. Он считает, что заявители должны считаться жертвами нарушения статьи 3 Конвенции. Таким образом, он устанавливает нарушение статьи 3 Конвенции в этом отношении.

70. Суд подтверждает, что, поскольку было установлено, что господа З.Д., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л. были задержаны представителями государства без каких-либо юридических оснований или признания такого задержания, это представляет собой особенно серьезное нарушение статьи 5 Конвенции (см. Tsakoyevy v. Russia, № 16397/07, § 142, 2 октября 2018 г.). Соответственно, Суд находит нарушение этого положения в отношении похищенных родственников заявителей.

71. Жалоба по статье 13 касается тех же вопросов, что и рассмотренные выше в пункте 60 в рамках процессуального аспекта статьи 2 Конвенции. Следовательно, ее следует признать приемлемой.

72. Суд считает, что в отсутствие полноценного расследования утверждений заявителей о похищении их родственников представителями государства любые другие возможные средства правовой защиты становятся недоступными на практике. Таким образом, Суд считает, что заявители не имели в своем распоряжении эффективных внутренних средств правовой защиты для рассмотрения их жалоб по статье 2 Конвенции в нарушение статьи 13 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

73. Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Ущерб

74Заявители потребовали компенсации материального и морального вреда в размерах, указанных в Приложении. Их расчеты основывались на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации, прожиточного минимума и Актуарных таблиц Огдена. Что касается компенсации морального вреда, они оставили определение сумм на усмотрение Суда, прося присуждать компенсацию каждой семье отдельно.

75. Власти Российской Федерации утверждали, что компенсация должна быть присуждена в соответствии с прецедентной практикой и что компенсация морального вреда в отношении второго, третьего, седьмого, восьмого и четырнадцатого заявителей должна быть уменьшена на тот момент, когда эти заявители были несовершеннолетними.

76. Суд присуждает заявителям суммы, указанные в Приложении, плюс любые налоги, которыми они могут облагаться..

B. Расходы и издержки

77. Заявители потребовали 8 474 евро в качестве компенсации судебных издержек и издержек, понесенных в Суде, и приложили копии договора о юридическом представительстве и соответствующие счета-фактуры.

78. По мнению властей Российской Федерации, требование было необоснованным.

79. Что касается имеющихся у него документов и его прецедентного права, Суд присуждает заявителям 8 474 евро в соответствии с запросом, плюс любые налоги, подлежащие уплате с них. Сумма должна быть перечислена на банковский счет представителей заявителей.

C. Процентная ставка по умолчанию

80. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта..

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО, СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объединить с рассмотрением по существу рассмотрение предварительных возражений властей Российской Федерации относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты и отклоняет его;

2. Объявляет жалобу приемлемой;

3. Постановляет, что имело место нарушение материальных и процессуальных аспектов статьи 2 Конвенции в связи с исчезновением и непроведением эффективного расследования, г-на З.Дж., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л..;

4. Постановляет, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявителей;

5. Постановляет, что имело место нарушение статьи 5 Конвенции в отношении г-на З.Д., А.А., М.Ш., М.С. и Р.Л.;

6. Постановляет, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции;

7. Постановляет,

(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев суммы, указанные в Приложении в отношении материального и нематериального ущерба, которые должны быть конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату урегулирования, плюс любые налоги, которые могут взиматься; в отношении судебных издержек и расходов 8 474 евро (восемь тысяч четыреста семьдесят четыре евро), плюс любые налоги, которые могут взиматься с заявителей, должны быть уплачены на счет представителей заявителей, как указано заявителями;

(b) что с истечения вышеупомянутых трех месяцев до момента выплаты простые проценты будут выплачиваться на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода неисполнения обязательств плюс три процентных пункта;

8. Отклоняет остальные требования заявителей о справедливой компенсации.

 

Приложение

 

No. Имя заявителя, место проживания, дата и место рождения, отношения с похищенным, дата рождения с похищенным Запрашиваемая компенсация от заявителя Компенсация, присвоенная Судом
1 Госпожа А.А., 1991, Моральный ущерб: на усмотрение суда Моральный ущерб:
Верхний Наур, проживает в Германии, жена господина З. Дж, который родился в 1993, 60,000 (шестьдесят тысяч евро) первому, второму и третьему заявителям совместно;
Материальный ущерб:
2,080,112 рублей (23,400 евро) Материальный ущерб: 18,000 (восемнадцать тысяч евро) первому, второму и третьему заявителям совместно
2 Госпожа С. A., 2016, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной первому заявителю
Верхний Наур, проживает в Германии,
Дочь господина З. Дж. Материальный ущерб:
817,710 рублей
(примерно 9,200 евро)
3 господин С. A., 2017, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной первому заявителю
Верхний Наур,
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Сын З. Дж. 855,523 рублей
(примерно 9,600 евро)
4 Госпожа Н. A., 1961, Моральный ущерб: на усмотрение суда Моральный ущерб:
Шали, 60,000 (шестьдесят тысяч евро) четвертому, пятому, шестому, седьмому и восьмому заявителям совместно;
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Мать господина A. A., рожденного в 1982 947,525 евро Материальный ущерб: 24,000 (восемнадцать тысяч евро) четвертому, пятому, шестому, седьмому и восьмому заявителям совместно
(около 10,600 евро)
5 Господин Х. A., 1958, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной четвертому заявителю
Шали,
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Мать господина A. A. 947,525 рублей
(около 10,600 евро)
6 Госпожа A. K., 1990, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной четвертому заявителю
Шали,
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Мать господина A. A. 1,421,288 рублей
(около 16,000 евро)
7 Госпожа M. A., 2012, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной четвертому заявителю
Шали,
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Мать господина A. A. 380,531 рублей
(около 4,300 евро)
8 Госпожа С. A., 2016, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной четвертому заявителю
Шали,
Проживает в Германии, Материальный ущерб:
Мать господина A. A. 479,296 рублей
(около 5,400 евро)
9 Госпожа Р. K., 1956, Моральный ущерб: на усмотрение суда Моральный ущерб:
Шали, 60,000 (шестьдесят тысяч евро) девятому заявителю
Мать господина М.Ш.., Материальный ущерб:
Рожденного в 1989 1,535,549 рублей Материальный ущерб: 6,000 (шесть тысяч евро) девятому заявителю
(около 17,200 евро)
10 Господин A. С., 1953, Моральный ущерб: на усмотрение суда Моральный ущерб:
Шали, 60,000 (шестьдесят тысяч евро) десятому, одиннадцатому, двенадцатому, тринадцатому и четырнадцатому заявителям совместно;
Отец господина М.С., Материальный ущерб:
Рожденного в 1987 1,249,288 рублей Материальный ущерб: 13,000 (тринадцать тысяч евро) десятому, одиннадцатому, двенадцатому, тринадцатому и четырнадцатому заявителям совместно
(около 14,000 евро)
11 Госпожа Р.Х.,1956, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной десятому заявителю
Шали,
Мать господина М.С. Материальный ущерб:
1,535,549 рублей
(около 17,300 евро)
12 Господин A. С., 2007, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной десятому заявителю
Шали,
сын господина М.С. Материальный ущерб:
138,883 рублей
(около 1,600 евро)
13 Господин Т.С.., 2008, Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной десятому заявителю
Шали,
сын господина М.С. Материальный ущерб:
RUB 172,649
(about EUR 2,000)
14 Господин A. С., Моральный ущерб: на усмотрение суда См. размер компенсации, присужденной десятому заявителю
2010
Шали, Материальный ущерб:
сын господина М.С. RUB 204,726
(about EUR 2,300)
15 Госпожа T. Л., Моральный ущерб: на усмотрение суда Моральный ущерб:
1964 60,000 (шестьдесят тысяч евро) пятнадцатому заявителю;
Шали, Материальный ущерб:
Мать господина М.Л., который родился в 1987 1,719,703 рублей Материальный ущерб: 6,000 (шесть тысяч евро) пятнадцатому заявителю.
(около 19,300 евро)

 

|| Смотреть другие дела по Статье 2 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 5 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 13 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:

Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

ЕСПЧ присудил значительные компенсации родственникам похищенных в Чечне: Дело № 37008/19 "А.А. и другие против России"

ЕСПЧ присудил значительные компенсации родственникам похищенных в Чечне: Дело № 37008/19 "А.А. и другие против России"

ЕСПЧ присудил значительные компенсации родственникам похищенных в Чечне: Дело № 37008/19 "А.А. и другие против России"

ЕСПЧ присудил значительные компенсации родственникам похищенных в Чечне: Дело № 37008/19 "А.А. и другие против России"

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить