echr@cpk42.com
+7 495 123 3447

Дело №17181/09 "Лесникович против России"

Нарушение статьи 3 и 13.
Дело ЛЕСНИКОВИЧ против России, CASE OF LESNIKOVICH v. RUSSIA.
10 апреля 2018 года Европейским судом по правам человека была рассмотрена жалоба, в которой были приведены доказательства нарушения статьи 3 и 13 Конвенции. ЕСПЧ удовлетворил данную жалобу и обязал выплатить государство ответчика компенсацию на общую сумму 9 250 Евро.
Заявитель жаловался в соответствии со статьями 3 и 13 Конвенции на плохие условия содержания под стражей и отсутствие эффективных средств защиты его права на достойные условия содержания под стражей.
ЕСПЧ рассмотрел данную жалобу и вынес решение, что в данном деле имеются нарушения статьи 3 и 13 Конвенции. Также суд обязал государство ответчика выплатить денежные сумму заявителю в размере 9 250 (Евро.)
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
Дело ЛЕСНИКОВИЧ против России, CASE OF LESNIKOVICH v. RUSSIA.
(Заявление №. 17181/09)
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ
10 апреля 2018 года
Это решение является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.
По делу Лесникович против России,
Европейский Суд по правам человека (третья секция), заседая Комитетом в составе:
Бранколубарда, Председатель,
Пер Пастор Виланова судья,
А. Serghides георгиос судья,
и Fatoş Aracı, заместитель секретаря секции,
Обсудив в частном порядке 20 марта 2018 года,
Выносит следующее решение, которое было принято в тот день:
ПОРЯДОК
1.  Дело возникло в заявлении (№ 17181/09) против Российской Федерации, поданной в суд на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) гражданином Российской Федерации г-ном Александром Геннадьевичем Лесниковичем (“заявитель”) 25 ноября 2008 года.
2.  Заявителя представлял г-н А. Л. Бурков, адвокат, практикующий в Екатеринбурге. Российское правительство (“правительство”) первоначально представлял г-н Г. Матюшкин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем его преемник на этом посту г-н М. Гальперин.
3.  4 декабря 2012 года заявление было направлено в Правительство.
ФАКТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
I. Обстоятельства дела
4.  Заявитель родился в 1966 году и проживает в г. Нижневартовске Ханты-Мансийского района.
5.  Заявитель арендовал квартиру в многоквартирном доме в Ноябрьске (город в Ямало-Ненецком районе). 16 февраля 2006 года около 6 часов утра соседи заявителя вызвали полицию. Они сообщили полиции о громких криках, которые они услышали из квартиры заявителя. Приехали двое сотрудников полиции в 6 утра и забрали заявителя в милицию.
6.  Согласно журналу учета лиц, доставленных в полицейский участок, заявитель прибыл в участок в 7 ч. 05 м. и был передан следователю “для дальнейшего разбирательства” в 7 ч. 55 м. 16 февраля 2006 года. По словам заявителя, следователя, Ч., неоднократно допрашивал его как «свидетеля случившегося».
7.  По мнению заявителя, он был освобожден 16 февраля 2006 года примерно в 11 часов вечера и вызван к следователю на следующий день в 2 часа дня. Заявитель ссылается на то, что он находился под постоянным наблюдением сотрудников полиции между 6 утра и 11 вечера 16 февраля 2006 года.
8.  В 2011 году заявитель подал в суд на полицейский участок, требуя компенсации за незарегистрированное задержание.
9.  5 августа 2011 года Ноябрьский городской суд Ямало-Ненецкого района отклонил его иск.
10.  5 сентября 2011 года заявитель подал апелляцию на это решение. Однако он должен был исправить некоторые ошибки в своем заявлении.
11.  28 сентября 2011 года Ноябрьский городской суд вернул иск заявителю, заявив, что он не исправил ошибки в своем иске.
12.  Заявитель не обжаловал это решение.
B. Условия содержания под стражей
1.  Условия содержания под стражей в ИВС
13.  17 февраля 2006 года следователь возбудил уголовное дело по факту преступления. Заявитель официально стал подозреваемым. В тот же день следователь арестовал его и составил официальные протоколы его ареста. В период с 18 февраля 2006 года по 22 июня 2006 года заявитель содержался в центре временного содержания (“ИВС”).
14.  Заявитель представил следующее описание условий в ИВС. Его держали в камере №. 9 измерение 15 кв.m. В камере содержалось от девяти до двенадцати заключенных, которые по очереди засыпали. Перенаселенность вызвала много конфликтов и напряженности между заключенными.
15.  Окно камеры измерялось 0,6 мби 0,3 м и было покрыто металлическими жалюзи, блокирующими доступ дневного света и свежего воздуха. В камере не было вентиляции. Отсутствие воздуха усугублялось курением заключенных.
16.  Нет раковины с краном или унитазом. Заключенные должны были использовать ведро, которое очень плохо пахло и опорожнялось только один раз в день утром. Ведро не отделялось от основной площади. Обеденный стол был всего в 1,5 метрах от ведра. Заключенные обеспечиваются питанием один раз в день. Качество еды было совершенно неудовлетворительным. Не хватало питьевой воды для всех.
17.  Задержанным разрешалось принимать душ каждые десять дней в течение пятнадцати минут, а для девяти-десяти человек имелось три душевые кабинки. Слив в душевой не работал, а температура воды не регулировалась. Раздевалки не было, задержанным приходилось раздеваться перед душем и одеваться после него в коридоре. Только дважды во время содержания заявителя под стражей в ИВС ему разрешалось заниматься спортом на открытом воздухе.
18.  Потолок камеры был покрыт плесенью. Клетки были заражены насекомыми, вшами, тараканами и крысами, и администрация не сделала ничего, чтобы продезинфицировать объект.
19.  Зимой было холодно (Максимальная температура 6с), а летом жарко (Максимальная температура 45С).
20.  Задержанным не были предоставлены ни постельные принадлежности, ни предметы личной гигиены. Они также не смогли купить их в ИВС. На матрасах были пятна смолы, и не было возможности постирать одежду. Заключенным не предоставляются газеты, материалы для чтения или какая-либо информация, касающаяся их прав. Заявитель содержался в камере с постоянными правонарушителями и больными.
2.  Условия содержания в колонии
21.  15 июня 2006 года Ноябрьский городской суд признал заявителя виновным в изнасиловании и приговорил его к шести с половиной годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
22.  28 августа 2006 года Ямало-Ненецкий окружной суд оставил в силе решение от 15 июня 2006 года по апелляционной жалобе. В период с 29 сентября 2006 года по 16 июня 2011 года заявитель отбывал наказание в исправительной колонии ИК-8, расположенной в Лабытнанги, в Темямало-Ненецком районе.
(а) счет заявителя.
23.  Заявитель представил следующее описание условий его содержания в исправительной колонии, и представил подробный план жилья, с описанием. Общежитие, в котором он жил, состояло из двух секций площадью 132 и 144 кв.m соответственно и вмещал от 230 до 250 человек.
24.  Санитарные помещения были крайне загружены: всем задержанным приходилось пользоваться пятью кранами и четырьмя туалетами. Воды было недостаточно. Вода была доступна только от 5 a.m. до 7 утра и с 8 вечера до 11 ч. 00 м. в отсутствие водопровода в распоряжении задержанных имелись два резервуара для воды, один из которых содержал питьевую воду, а другой– воду, которую нельзя было пить. В день они могли использовать 50 литров питьевой воды и 300 литров воды, которую нельзя было пить. Этого явно было недостаточно, поскольку вода в резервуарах будет израсходована примерно к 10 часам утра.
25.  Пол общежития был построен на каркасе из использованных железнодорожных шпал, пропитанных креозотом. От него так сильно пахло, что заключенным приходилось оставлять окна открытыми постоянно, даже зимой, чтобы избавиться от запаха. Запах вызывал головную боль, а открытые окна простуду. На крыше общежития было, по крайней мере, восемнадцать видимых утечек, и на полу были бы лужи, если бы шел дождь. Столовая в общежитии площадью 32 кв. м. и оборудована одной электрической плитой с четырьмя конфорками, одним холодильником и четырьмя розетками. Общежитие было заражено крысами.
26.  Заключенным разрешалось принимать душ один раз в неделю в течение пятнадцати минут, и там было десять кабин. Незадолго до освобождения заявителя были установлены четыре дополнительные насадки для душа, но время мойки сократилось до десяти минут.
27.  По мнению заявителя, в 2008 году задержанные были обеспечены зимней одеждой только в конце ноября, когда температура опустилась ниже минус 28С.
b) Счет Правительства
28.  Что касается условий содержания заявителя под стражей в ИК-8 В Лабытнанги, то правительство представило следующую информацию:

Срок задержания.

          Юнитно. Общая площадь в кв. м Количество спальных мест. Число заключенных, помещенных в общежитие.

Количество умывальников и туалетов.

29 сентября 2006 года –

15 марта 2007 года

 

9

 

330

Никакой информации. Нет информации.  

8 и 12

15 марта 2007 года —

19 сентября 2008 года

 

1

 

 

143

Никакой информации. Нет информации.  

5 и 6

19 сентября 2008 года –

30 октября 2009 года

 

7

 

321

Никакой информации. Нет информации.  

6 и 4

30 октября 2009 года –

14 мая 2010 года

10 (размещено в здании, ранее занимавшемся блоками 7 и 8)  

321

 

122

 

119

 

6 и 4

18 мая 2010 года –

20 апреля 2011

             10             321                 96             95               6 и 4
25 апреля 2011 –

16 июля 2011

                 10             321                  84                 81               6 и 4
29.  Они также заявили, что туалеты были отделены от столовой и общежития, а помещения были проветрены естественным образом и регулярно дезинфицировались. Никаких сбоев в системе водоснабжения или электроснабжения выявлено не было. Задержанные еженедельно принимали душ и были обеспечены продовольствием и одеждой “в соответствии с установленным графиком”.
С. процедуры компенсации, касающиеся условий содержания под стражей в ИВС
30.  В неустановленный срок в 2010 году, отбывая наказание в исправительной колонии, заявитель возбудил гражданский иск против Ноябрьской полиции и Минфина России, требуя возмещения морального вреда, причиненного ему плохими условиями содержания в ИВС в 2006 году. Заявитель не был представлен в ходе этих разбирательств.
31.  23 июля 2010 года Ноябрьский городской суд отклонил иск заявителя в его отсутствие.
32.  30 августа 2010 года заявитель подал апелляцию на решение от 23 июля 2010 года. Он жаловался, в частности, на то, что ему не разрешили лично обратиться в суд, несмотря на соответствующую просьбу, и просил апелляционный суд принять меры к тому, чтобы он присутствовал на слушании апелляции.
33.  25 ноября 2010 года Ямало-Ненецкий окружной суд оставил в силе решение от 23 июля 2010 года по апелляционной жалобе. Оно заявило, что в законе не содержится Положения о перевозке задержанных лиц на слушание в гражданском суде.
II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
34.  Внутренние положения, касающиеся условий содержания под стражей в изоляторах описаны в Сергей Babushkinv. Россия(№ 5993/08, §§ 21-29, 28 ноября 2013).
35.  Относительно внутренних положений, касающихся передачи задержанных на судебные заседания, см. Евдокимов и другие против России (№ 27236/05 и 10 других, §§ 9-15, 16 февраля 2016).
ЗАКОН
I. Предполагаемое нарушение статей 3 и 13 Конвенции
36.  Заявитель жаловался в соответствии со статьями 3 и 13 Конвенции на плохие условия содержания под стражей и отсутствие эффективных средств защиты его права на достойные условия содержания под стражей. Эти статьи гласят:
Статья 3
“Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”
Статья 13
«Каждый, чьи права и свободы, изложенные в [настоящей] Конвенции, нарушены, имеет эффективное средство правовой защиты в национальном органе, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве.”
A. Условия содержания под стражей в ИВС в период с 18 февраля по 22 июня 2006 года
37.  Правительство заявило, что заявитель не выполнил правило шести месяцев.
38.  Заявитель сохранил свою жалобу.
39.  Суд повторяет, что в случаях, когда предполагаемое нарушение представляет собой продолжающееся ситуацию, в которой нет внутренних средств правовой защиты, это только тогда, когда ситуация заканчивается, что шестимесячный срок начинает работать (см. SabriGüneş в. индейка [ГК], № 27396/06, § 54, 29 июня 2012 года, и Варнава и другие против Турции [БП], ПП. 16064/90 и 8 другим, § 159, ЕСПЧ 2009).
40.  Суд далее подтверждает свою последовательную позицию, согласно которой в Российской правовой системе гражданский иск о компенсации за ненадлежащие условия содержания под стражей не считается эффективным средством правовой защиты (см.), нет. 47095/99, 18 сентября 2001 года; Моисеев против России (реш.), нет. 62936/00, 9 декабря 2004 года; Мамедова против России, нет. 7064/05, § 55, 1 июня 2006 года; AndreyFrolov V. Россия, нет. 205/02, § 39, 29 марта 2007 года; и Норкин против России (реш.), нет. 21056/11, § 17, 05 февраля 2013).
41.  Суд не видит причин отходить от вышеуказанного подхода в данном деле. Он отмечает, что заявитель подал жалобу на плохие условия содержания под стражей только в 2006 году 5 мая 2009 года, поэтому он не успел.
42.  С учетом вышеизложенных установив, что жалоба заявителя по статье 3 была подана несвоевременно, суд считает, что его жалоба в соответствии со статьей 13 также с истекшим сроком давности (см. Bitiyeva и другие V. Россия, нет. 36156/04, § 123, 23 апреля 2009 года).
43.  Из этого следует, что эти жалобы являются неприемлемыми в связи с несоблюдением правила шести месяцев, изложенного в пункте 1 статьи 35 Конвенции, и должны быть отклонены в соответствии с пунктом 4 статьи 35.
B. условия содержания под стражей в ИК-8 В Лабытнанги
1.  Приемлемость
44.  Суд отмечает, что условия содержания заявителя под стражей в исправительной колонии явно необоснованной в значении статья 35 § 3 (A) Конвенции. Он далее отмечает, что это не является неприемлемым по каким-либо другим основаниям. Поэтому он должен быть объявлен приемлемым.
2.  Существо
(а) статьи 3
45.  Правительство сообщило, что условия содержания заявителя под стражей в ИК-8 «Инлабытнангихад» полностью соответствовали статье 3 Конвенции (см. пункты 28-29 выше).
46.  Доводы заявителя относительно условий его содержания в ИК-8 в Лабытнанги представлены в параграфах 23-27 выше.
47.  Суд ссылается на принципы, установленные в его прецедентном праве в отношении неадекватных условий содержания под стражей (см., например, дело Кудла против Польши [GC], № 30210/96, § § 90-94, ЕСПЧ 2000-XI, и Ананьев и другие против России, № 42525/07 и 60800/08, §§ 139-65, 10 январь 2012). Это подтверждает, в частности, что крайняя нехватка места в тюремной камере, или теснота, должны быть приняты во внимание для целей определения того, являются ли оспариваемые условия содержания “унижающими достоинство” с точки зрения статьи 3, и может раскрыть нарушения, как в одиночку, так и вместе с другими недостатками (см., среди многих органов, Каралевичус в. Литва, №. 53254/99, §§ 36 40, 7 апреля 2005 года).
48.  Что касается условий содержания под стражей в изоляторах, суд нашел нарушения в отношении вопросов, аналогичных тем, в настоящем случае по отношению к переполненность, недостаточное количество функционирующих раковины и унитазы, а также плохими условиями для поддержания личной гигиены (Sergey Бабушкин, упоминавшееся выше, §§ 46-58, 28 ноября 2013;Бутко в. России, нет. 32036/10, §§ 54-64, 12 ноября 2015 года;и Скляр в. России, нет. 45498/11, §§ 31-34, 18 июля 2017 года).
49.  Ранее суд постановил, что личное пространство, предоставляемое заключенным в общежитии исправительного учреждения, должно рассматриваться в контексте широкой свободы передвижения, которой пользуются заключенные в дневное время, и их беспрепятственного доступа к естественному свету и воздуху (см. Нурмагомедов против России (ОИК.), нет. 30138/02, 16 сентября 2004 года). Суд отмечает, что заявителю были предоставлены 3,4 и 3,9 кв. м личного пространства в течение последнего года его содержания под стражей. Тем не менее с учетом обстоятельств данного дела суд считает, что уровень конфиденциальности, которым располагал заявитель, был недостаточным для соблюдения стандартов, изложенных в статье 3 Конвенции. Около четырех лет заявитель проживал в общежитии с более чем 100 другими людьми, где у него было менее 2 кв. м личного пространства. Кроме того, по мнению суда, в течение всех периодов содержания заявителя под стражей имеющиеся санитарные условия были недостаточными для удовлетворения потребностей задержанных.
50.  Суд считает, что в данном случае условия содержания заявителя под стражей были неадекватными. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции.
b) статья 13
51.  Суд неоднократно рассматривал вопрос об эффективности внутренних средств правовой защиты, предложенных российским правительством в делах, касающихся неадекватных условий содержания под стражей, и во многих случаях констатировал их отсутствие. Суд постановил, в частности, что правительство было не в состоянии показать, что возмещение могло быть предоставлено заявителю, прокурора, суда или иного государственного органа, имея в виду, что проблемы, связанные с условиями содержания заявителя, были, видимо, структурный характер и не касается личной ситуации заявителя в одиночку (seeButko, упоминавшееся выше, §§ 43-47, с дальнейшими ссылками).
52.  С учетом своей судебной практики по данному вопросу суд объявляет эту жалобу приемлемой и считает, что заявитель не имел в своем распоряжении эффективного средства правовой защиты в связи с его жалобой, касающейся условий содержания под стражей, в нарушение статьи 13 Конвенции.
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ
53.  Заявитель жаловался на свое неучтенное содержание под стражей 16 февраля 2006 года и на то, что он не смог получить компенсацию за свое неучтенное содержание под стражей.Он сослался на статью 5 Конвенции, которая предусматривает:
“1.  Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
с) законный арест или задержание какого-либо лица с целью его передачи компетентному судебному органу по обоснованному подозрению в совершении преступления или в тех случаях, когда это разумно считается необходимым для предотвращения совершения им преступления или бегства после этого;
5.  Каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию.”
54.  Правительство заявило, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты в связи с его жалобой на неучтенное содержание под стражей и что его жалоба на компенсацию за незаконное содержание под стражей является явно необоснованной.
55.  Заявитель сохранил свою жалобу.
Содержание под стражей без регистрации
56.  Суд вновь заявляет, что норма об исчерпании внутренних средств правовой защиты, упомянутая в пункте 1 статьи 35 Конвенции, обязывает заявителей в первую очередь использовать средства правовой защиты, которые обычно имеются и достаточны во внутренней правовой системе, с тем чтобы они могли получить возмещение в связи с предполагаемыми нарушениями. Существование средств правовой защиты должно быть достаточно определенным как на практике, так и в теории, в противном случае они будут лишены необходимой доступности и эффективности (см. Аксой против Турции, 18 декабря 1996 года, §§ 51-52, отчеты 1996-VI, и Акдивар и другие против Турции). Турция, 16 сентября 1996 года, § § 65-67, Reports 1996-IV).
57.  Ранее суд постановил, что в соответствии с его прецедентным правом, когда речь идет о законности задержания, иск о возмещении ущерба против государства не является средством правовой защиты, которое должно использоваться. В отношении России, он заявил, что государство российское законодательство, которое не предусматривает ответственности государства за неучтенного содержания под стражей, делать какие-либо гражданско-правовые средства правовой защиты являются неэффективными в ситуации неоформленного содержания под стражей, например, на вопрос в данном случае (см. Włoch в. Польша, нет. 27785/95, § 90, ЕСПЧ 2000‑XI, and Ivan Кузьмин против России, нет. 30271/03, § 79, 25 ноября 2010 года).
58.  В отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты шестимесячный срок исчисляется с даты, когда имело место обжалуемое деяние, или с даты, когда заявитель был непосредственно затронут таким деянием или узнал о нем или был осведомлен о его неблагоприятных последствиях (см. Dennis and Others V.The United Kingdom (dec.), нет. 76573/01, 2 июля 2002 года, and Varnava и другие, упоминавшееся выше, § 157, ЕСПЧ 2009).
59.  В данном случае, неучтенных задержания 16 февраля 2006 года. Его жалоба была отклонена 5 мая 2009 года, более чем через шесть месяцев после даты его задержания. Кроме того, даже если предположить, что иск в отношении морального вреда является эффективным средством правовой защиты, заявитель не исправил недостатки в своем иске, который был возвращен ему 28 сентября 2011 года Ноябрьским городским судом, и он не подал апелляцию на это решение.
60.  Из этого следует, что данная жалоба является неприемлемой по причине несоблюдения и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35.
Б. компенсации за незаконное содержание под стражей
61.  Суд повторяет, что право на компенсацию согласно статье 5 § 5 Конвенции в том случае, если нарушение одной из его четырех пунктов была установлена, прямо или по существу, либо по решению суда или национальными судами (см., среди многих других органов, Станев против Болгарии [GC], нет. 36760/06, § 182, ЕСПЧ 2012; Svetoslav Dimitrov в. Болгария, нет. 55861/00, § 76, 7 февраля 2008 года; и ÇağdaşŞahin против Турции, нет. 28137/02, § 34, 11 апреля 2006 года).
62.  Суд отмечает, что в данном деле национальные власти не установили факта такого нарушения. Далее, принимая во внимание вышеизложенные выводы относительно приемлемости жалобы по статье 5 § 1 Конвенции, суд не может рассматривать, имело ли место нарушение статьи 5 §§ 1-4 Конвенции, которая к рассмотрению любой статьи 5 § 5. пункт (см., с соответствующими изменениями, Абашев против России, нет. 9096/09, § 35, 27 июня 2013, and Nedorostkova против России (реш.) [Комитет], no. 44914/09, § 7 June 2016).
63.  Таким образом, поскольку в данном случае ни национальными властями, ни судом не было установлено никакого нарушения пункта 1-4 статьи 5, жалоба заявителя в соответствии с пунктом 5 статьи 5 должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 А) И 4 статьи 35 Конвенции.
III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ
64.  Заявитель далее жаловался на то, что гражданское судопроизводство, в ходе которого он оспаривал условия содержания под стражей в ИВС, проводилось в его отсутствие на том основании, что внутреннее законодательство не предусматривает участия осужденных лиц в гражданском судопроизводстве. Он ссылался на статью 6 Конвенции, соответствующая часть которой гласит:
“При определении его гражданских прав и обязанностей … каждый имеет право на справедливое … слушание. .. по [] … суд. ..”
65.  Правительство признало, что право заявителя на справедливое судебное разбирательство было нарушено.
66.  Заявитель сохранил свою жалобу.
А. Допустимость
67.  Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что он не является неприемлемым по каким-либо другим основаниям. Поэтому он должен быть объявлен приемлемым.
Б. Существу
68.  Суд отмечает, что общие принципы, касающиеся права представить свое дело эффективно в суде и пользоваться равенством с противоположной стороны, как это гарантировано статьей 6 Конвенции, были изложены в ряде своих предыдущих решений (см., среди многих других органов, Стил и Моррис против Соединенного Королевства, нет. 68416/01, §§ 59 60, ЕСПЧ 2005-II) ПО. Судом анализ предполагаемых нарушений права на справедливое судебное разбирательство в отношении случаев, когда в заключении заявители жаловались на их отсутствие на слушаниях в гражданском процессе включает в себя следующие элементы: изучение того, каким образом национальные суды оценивали вопрос о том, характер спора, необходимые заявителей личное присутствие, и определение того, является ли национальные суды поставить на место каких-либо процессуальных мер, направленных на обеспечение их эффективного участия в разбирательстве (см. Евдокимов и другие, упоминавшееся выше, § 48, 16 февраля 2016 года).
69.  По основному делу Евдокимов и другие против России, приведенному выше, 16 февраля 2016 года, суд установил нарушение в отношении вопросов, аналогичных тем, которые рассматривались в данном деле.
70.  Рассмотрев все представленные ему материалы, суд не нашел ни одного факта или аргумента, способного убедить его прийти к другому заключению по данному делу. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, суд считает, что в данном случае национальные суды лишили заявителя возможности эффективно изложить свое дело и не выполнили свое обязательство по обеспечению соблюдения принципа справедливого судебного разбирательства.
71.  Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
IV. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
72.  Суд также рассмотрел другие жалобы, представленные заявителем. Однако с учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов и в той мере, в какой эти жалобы относятся к компетенции суда, он приходит к выводу о том, что они не свидетельствуют о каком-либо нарушении прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.
V. применение статьи 41 Конвенции
73.  Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного возмещения, суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”
Повреждения А.
74.  Заявитель потребовал 38 000 евро в отношении нематериального ущерба.
75.  Правительство заявило, что эта сумма является чрезмерной.
76.  Суд присуждает заявителю 9 250 евро в отношении нематериального ущерба.
B. расходы и издержки
77.  Заявитель не требовал возмещения каких-либо расходов или издержек.
Проценты по умолчанию
78.  Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,
1.  Объявляет жалобы, касающиеся условий содержания в исправительной колонии и отсутствие эффективного средства правовой защиты для жалобы, и жалобы по поводу несправедливого судебного разбирательства, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;
2.  Что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;
3.  Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;
4.  Что имело место нарушение статьи 6 Конвенции;
5.  Зацепки
а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 9 250 евро (девять тысяч двести пятьдесят евро) для пересчета в валюту государства-ответчика по курсу, применимому на дату урегулирования, плюс любой налог, который может взиматься в отношении нематериального ущерба;;
(б) что по истечении выше упомянутые три месяца до урегулирования простые проценты подлежат уплате на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка в период просрочки платежа плюс три процентных пункта;
6.  Остальные требования заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и сообщено в письменном виде 10 апреля 2018 года, в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента суда.
Fatoş Aracı  Бранко Lubarda
Заместитель секретаря Председатель.

 

 

||   Смотреть другие дела по Статье 3   ||

||   Смотреть другие дела по Статье 13   ||

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить