+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Обязательная вакцинация COVID-19. Правовое обоснование отказа и защита от последующей дискриминации.

Учитывая те нешуточные страсти, которые разгорелись по поводу принудительной вакцинации и ограничений, вводимых в отношении не привитых граждан, мы несколько недель тщательно изучали медицинские, правовые, социальные аспекты данной ситуации, чтобы разобраться – для кого в России вакцинация является обязательной и каким правам угрожает система QR-кодов. И теперь мы готовы, четко, взвешено, без конспирологии и мракобесия поделиться этой информацией с вами и помочь в защите ваших прав.

Ниже будут рассмотрены вопросы обязательной вакцинации от коронавируса, а также медицинские и правовые последствия отказа от прививок.

Разрешена ли принудительная вакцинация?

Вакцинация не может являться принудительной, более того государство должно обеспечить соответствующее информирование о запрете обязательных прививок, как ввиду национального законодательства (процедура вакцинации в нашей стране добровольная – согласно п. 1 ст. 5 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» граждане имеют право делать прививку от инфекционных заболеваний либо отказаться от нее), так и в силу являющихся частью нашей правовой системы, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, международных правовых актов, пунктов 7.3.1. и 7.3.2. Резолюции ПАСЕ № 2361 от 2021 года «Вакцины против COVID-19: этические, правовые и практические соображения».

7.3.1. обеспечить информирование граждан о том, что вакцинация не является обязательной, что никто не может подвергаться политическому, социальному или иному давлению для прохождения вакцинации, если они сами того не пожелают;

7.3.2. обеспечить, чтобы никто не подвергался дискриминации за то, что не прошел вакцинацию из-за возможного риска для здоровья или нежелания пройти вакцинацию.

Могут ли быть отступления от запрета обязательной вакцинации?

Прежде всего отказ от вакцинации является правом гражданина. Но, как любое право, в некоторых ситуациях это право может быть ограничено. Напомним, что ограничения прав может происходить в интересах государства и общества и обусловлено прежде всего необходимостью уважения таких же прав и свобод других людей, а также необходимостью нормального функционирования общества и государства.

В принципе, проблему ограничения прав и свобод можно рассматривать с двух точек зрения:

1) Когда ограничения связаны с особыми обстоятельствами, экстраординарной ситуацией в обществе и государстве, что должно быть прямо предусмотрено законами данной страны;

2). В других рядовых случаях, когда ограничения прав и свобод личности вызваны необходимостью избежать нарушения прав и свобод других людей.

Таким образом, текущая ситуация с вирусом SARS-CoV-2, в целом, подходит под Ситуацию № 1, требующую ограничения прав части людей не желающих делать прививку добровольно, в целях обеспечения общественного блага, распространения эпидемии и предотвращения болезней и смерти многих тысяч граждан.

Всеобщая декларация прав человека (статья 29, часть 2) определяет «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Таким, образом вопрос в балансе, балансе прав отдельной личности и интересов общества.

Ранее Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) уже сталкивался с необходимостью сделать вывод о соблюдении баланса между обязательной вакцинацией и правом на частную жизнь. В апреле 2020 года ЕСПЧ признал обязательную вакцинацию детей в Чехии не нарушающей право на уважение частной жизни. Дело касалось стандартной вакцинации детей от болезней, хорошо известных медицинской науке, путем введения апробированной и хорошо изученной вакцины.

  В Чехии юридически обязательна вакцинация детей от девяти болезней, включая дифтерию, коклюш, столбняк, полиомиелит, гепатит В, корь и краснуху. За отказ от вакцинации без уважительной причины может последовать штраф. Кроме того, в детские сады не принимают непривитых детей, за исключением тех, у кого есть мед.отвод. Жалобы заявителей касались нарушения их права на уважение частной и семейной жизни (статья 8 Конвенции), свободы мысли, совести и религии (статья 9 Конвенции), а также права на образование (статья 2 Протокола № 1 к Конвенции) в связи с отказом от вакцинирования.

ЕСПЧ пришёл к выводу, что такое вмешательство властей в неприкосновенность частной жизни имело под собой конвенционно-оправданную цель, было вызвано насущной социальной необходимостью, осуществлялось в лучших интересах ребёнка и укладывалось в широкие пределы усмотрения государства-ответчика по данному вопросу. Суд также напомнил, что государства обязаны ставить интересы ребенка в центр всех решений, а защита ребенка от серьезных заболеваний в большинстве случаев достигается благодаря полному графику прививок. Те, кому их невозможно назначить, косвенно защищены, пока в обществе поддерживается необходимый уровень охвата вакцинацией. Таким образом, когда политики добровольной вакцинации недостаточно для достижения и поддержания коллективного иммунитета, или коллективный иммунитет не помогает из-за природы заболевания (например, столбняка), национальные органы власти могут обоснованно ввести политику обязательной вакцинации с целью достижения надлежащего уровня защиты от серьезных заболеваний. При этом суд учёл, что отсутствие прививок препятствовало приёму лишь в детский сад, но не влияло на приём в начальную школу.

Указанное решение ЕСПЧ, тем не менее, не следует трактовать как карт-бланш для государств по введению обязательной вакцинации в условиях существующей эпидемии Covid-19.

ЕСПЧ изначально отметил, что дело касается исключительно «стандартной и плановой вакцинации детей от болезней, которые хорошо известны медицинской науке» и против которых вакцинация считается эффективной и безопасной.

Таким образом, мы приходим к пониманию, что отступление от права на добровольную вакцинацию, возможно только в случае, если прививка является плановой вакцинацией от хорошо изученной болезни, эффективной и безопасной вакциной.

Вторым критерием, важным для отступления от права на отказ от вакцинации, будет очевидность общественного блага ввиду ограничения прав, а именно то, что такие ограничения  очевидным образом помогут разрешить, ту проблему, с которой столкнулось государство и общество, т.е., в нашем случае, остановить пандемию, либо значительным образом снизить её последствия.

Можно ли считать существующие на данный момент в мире вакцины против SARS-CoV-2 соответствующими критериям эффективности и безопасности?

Разработка любой вакцины всегда длительный и трудоемкий процесс. Длительность разработки и производства вакцин зависит от многих факторов: штамма возбудителя, антигенных свойств, того, насколько он изучен.

В среднем, этапы занимают следующее количество времени [1]:

Базовые исследования – 2-4 года, доклинические испытания – до 2-х лет и три фазы клинических испытаний: Первая фаза клинического этапа – 1-5 лет. Вакцина вводится небольшому числу добровольцев, чтобы оценить ее безопасность, убедиться, что она генерирует иммунную реакцию, и определить правильную дозу. Как правило, во время этой фазы испытаний вакцины тестируются на молодых взрослых добровольцах. Вторая фаза – 2-3 года. Вакцина вводится сотням добровольцев для дальнейшей оценки ее безопасности и способности генерировать иммунную реакцию. Третья – 5 и более лет. Затем вакцина вводится тысячам добровольцев, и проводится сравнение с аналогичной группой людей, которые не получали вакцину, но получали продукт сравнения, с целью определить, эффективна ли вакцина против болезни, для защиты от которой она предназначается, и изучить ее безопасность среди гораздо большего числа людей.

Суммарно на разработку одной вакцины уходит примерно 10-15 лет (без мониторинга на практике после внедрения в производство). Указные этапы исследования нашли отражение и в Решении Совета Евразийской экономической комиссии от 03.11.2016 № 78 «О Правилах регистрации и экспертизы лекарственных средств для медицинского применения».

В России обращение лекарственных препаратов также регулируется Федеральным законом от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» и Федеральным законом от 17 сентября 1998 г. № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Кроме того, в пп. 4.1.7. Санитарных правил СП 3.3.2.561-96 «Медицинское иммунобиологические препараты. Государственные испытания и регистрация новых медицинских иммунобиологических препаратов» сказано, что государственная регистрация вакцин осуществляется на основании результатов всех этапов испытаний препарата, подтверждающих его эффективность, специфическую активность и безопасность, а также при наличии утвержденной нормативно-технической документации. Ввод вакцины в гражданский оборот происходит с разрешения Росздравнадзора, который также осуществляет государственный контроль за обращением лекарственных средств.

В ряде ситуаций допускается экстренный выпуск препаратов. Однако это не означает, что они «не проверены». Например, если свойства, присущие семейству возбудителя, хорошо известны – ежегодные мутации вируса гриппа не являются препятствием для быстрого производства новой вакцины. В любом случае вакцина проходит установленные протоколом этапы, но в очень сокращенном варианте.

Вторая ускоренная (пандемическая) схема разработки подразумевает все те же 3 фазы тестирования. Отличием ускоренной схемы является лишь то, что массовое производство новой вакцины начинается уже на этапе проведения клинических испытаний I-III Фаз, а не после того, как было получено разрешение на использование вакцины. Такой способ позволяет выиграть время – к моменту, когда поступит разрешение на использование, страна уже обладает большим запасом доз вакцины, что позволяет в короткие сроки быстро иммунизировать, прежде всего, людей, находящихся под высоким риском инфицирования (медицинские работники, люди с хроническими заболеваниями, пожилые люди и так далее).

В связи с необходимость выпустить вакцину в экстренном порядке Правительством РФ были внесены изменения в существующий порядок регистрации лекарственных препаратов. Согласно ст. 13 Закона № 61-ФЗ срок регистрации лекарственных препаратов составляет 160 рабочих дней со дня принятия соответствующего заявления о государственной регистрации препарата.

Однако 3 апреля 2020 г. было принято Постановление Правительства РФ № 441, в котором были установлены особенности обращения лекарственных препаратов для медицинского применения в период распространения пандемии – срок регистрации был сокращен до 20 дней.

С одной стороны, постановление позволяет допускать технологии гораздо быстрее, реагируя на чрезвычайные ситуации. С другой стороны, меры по ускорению разработки и выпуску вакцин открывают доступ тем из них, которые еще не изучены в достаточной степени. Вирусолог научного центра BIOCEV (Чехия) Рут Тахези отмечает, что масштабные клинические исследования являются критически значимыми для выявления побочных эффектов в виде заболеваний, которые считаются редкими. «Например, только когда привили 60 тысяч человек от ротавирусной инфекции, выяснилось, что у привитых людей чаще развивалось такое редкое заболевание как инвагинация кишечника, когда отмирает часть кишечника… дети от этого умирали. Это стало очевидным только когда привили десятки тысяч человек, и тогда вакцину немедленно перестали использовать».

Скепсис к российской ситуации с быстрой регистрацией вакцины «Спутник V» основывается на том, что она была впервые зарегистрирована на этапе проведения лишь Фазы I испытания (38 человек) без каких-либо опубликованных результатов. В феврале 2021 года в журнале Lancet были опубликованы предварительные результаты Фазы III испытания вакцины «Спутник V», проведенной на 16 501 взрослых, которые продемонстрировали безопасность и эффективность вакцины.

На эксперимент по «Спутник V» было привлечено 35963 добровольца. Из них 13986 (38,9%) было отказано. Не брали с ВИЧ, гепатитом В или С, антителами к ковиду, положительным ПЦР, контактировавших с ковидными, перенесших инфекционные или респираторные заболевания в течение 14 дней до поступления, с наркотиками или алкоголем в крови, беременных, кормящих грудью, отказывающихся предохраняться от беременности на время исследований, противопоказаниями были туберкулёзом, инфаркт, инсульт, прием стероидов. Первый укол получили 21977, из них препарат 16501, плацебо 5476. Исключены из-за нарушений протокола 115 (74+41). Попали в анализ данных 21862 (16427+5435). Из них 1996 (1453+533) – 9,3% не получили второй укол. Второй укол получили 19866 (14964+4902). В анализ безопасности не включили результаты 7570 (5706+1864) добровольцев, т.е. 38,1% результатов не было исследовано и проанализировано. В общий анализ безопасности вошли 12296 (9258+3038). По результатам всех уколов зафиксировано 7966 “нежелательных событий”, из них 7495 – легкой степени тяжести,  481 – тяжелой (температура >39,5-40,0°, поражения ЦНС, крапивница, шок, судороги… 68 (45+23) получили серьёзные побочные эффекты, ни один из них не признали связанным с вакцинацией. 4 (3+1) умерли. С момента получения второй дозы за 2 месяца заболели COVID-19 78 (16+62) из 19866. По 7570 “нет данных”.

Сейчас исследования «Спутник V» по-прежнему продолжаются и будут завершены в декабре 2022 года.

Другие вакцины, в том числе зарубежные вакцины, находиться примерно в той же или даже более ранней стадии исследований.

Таким образом люди, ставящие себе прививку, по сути, являются добровольцами – экспериментаторами, участниками медицинского эксперимента, делающими безусловно очень важное для общества дело – тестирование вакцины от опасного заболевания. По итогам этого тестирования, будут выявлены и просчитаны вероятности побочных эффектов вакцины, риски при заболеваниях, противопоказания и ещё много разных факторов, которые позволят, в будущем эффективно бороться с вирусом путем применения эффективной и безопасной вакцины.

Государство должно всячески поддерживать этих людей, прежде всего путем обеспечения тщательным медицинским контролем, а также предоставлением каких-либо социальных привилегий и возможно материальной поддержкой (но такие привилегии и бонусы не должны быть столь большими и значимыми, чтобы стать подкупом и побудить (принудить) человека изначально не желающего вакцинироваться, и находящегося в затруднительном положении, сделать себе прививку только ради этих бонусов).

Вместе с тем, принуждение к участию в медицинском эксперименте, является очевидно аморальным и неправовым действием. Особенно если такое принуждение связано с явной дискриминацией, вмешательством в частную жизнь или введению ограничений, затрудняющих человеку получение средств к существованию.

Какие ограничения прав граждан, в связи с вакцинацией, наиболее распространены в Российской Федерации?

Вакцинация от коронавируса 1 июля стала обязательной для миллионов россиян — работников торговли, транспорта, сферы услуг в разных регионах. По требованию Роспотребнадзора работодатели в определенный срок должны подать списки сотрудников, которые сделали прививки. Но многие компании и организации начали вынуждать работников прививаться задолго до прямого указания властей.

Такая добровольно-принудительная вакцинация лишь усилила «антипрививочные» настроения и дала громадную почву для конспирологии, а также для расшатывания и без того напряжённой ситуации в стране. Неопределённости добавляют и выявленные противоречия в законодательстве. С одной стороны, процедура вакцинации в нашей стране добровольная – согласно п. 1 ст. 5 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» граждане имеют право делать прививку от инфекционных заболеваний либо отказаться от нее. С другой стороны, право граждан сталкивается с обязанностями, наложенными на работодателей, в том числе проведение санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мероприятий, включающих в себя обеспечение проведения вакцинации, направленной на предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний. За нарушение указанных требований для работодателей предусмотрена ответственность по ст. 55 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», а также административная и уголовная ответственность: в частности, по ст. 6.3, 20.6.1 КоАП РФ, ст. 236 УК РФ.

В случае отказа работника от прививки, работодатель имеет право на отстранение его от работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями. Перечень таких работ утвержден постановлением правительства РФ №825. Кроме того, в дополнение к перечню есть национальный календарь профилактических прививок и календарь прививок по эпидемическим показаниям (Приказ Минздрава России от 21 марта 2014 г. № 125н), который по распоряжению премьер-министра России Михаила Мишустина был дополнен вакцинацией от коронавирусной инфекции.

В случае отказа работника делать прививку работодатель также может перевести сотрудника на работу, для выполнения которой вакцина не требуется (ст. 72 – 72.2 ТК РФ). Но категорически запрещено:

  • Заставить работника делать прививку;
  • Уволить за отказ;
  • Лишить премии или наказать иным образом;
  • Прилечь к дисциплинарной ответственности.

Несмотря на ясные требования законодательства, ситуации когда работодатели угрожают увольнением за отказ от вакцинации не редки. Одна из таких угроз стала предметом жалобы во время ежегодной прямой линии Президента[2]. Хотя глава государства и указал, что при определенных обстоятельствах, таких как, например, медотвод, граждане не должны подвергаться нарушению их прав понуждением к вакцинации, представители власти в этом вопросе не так последовательны. Так, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отметил: «Реальность такова, что дискриминация неминуемо наступит. Люди без иммунитета, люди без прививки не смогут работать на всех участках, это невозможно, это будет представлять угрозу для окружающих»[3].

Такая неопределённость и перегибы на местном уровне могут стать угрозой не только для трудовых прав граждан.

Кроме этого, люди, отказавшиеся от прививки, могут столкнуться:

  • Отказ в оказании медицинской помощи;
  • Отказ в оказании услуг перевозки. Проблемы с перемещением (поездки, путешествия) и нахождением в определённых местах;
  • Отказ в реализации прав потребителя (при покупке товаров и услуг, при заказе работ (в магазинах, кафе, спортзалах и пр.);
  • Отказ в оказании услуг в сфере образования (отчисление, недопуск в общежитие, перевод на дистанционное обучение, недопуск к экзамену).

Сейчас в Государственной Думе РФ обсуждается вопрос введения в КоАП РФ статьи, предусматривающей штраф за отказ от вакцинации. Предполагается, что размер штрафа будет: физические лица 5 000 — 7 000 рублей; должностные лица до 10 000 рублей; ИП и юридические лица от 20 000 рублей.

Как грамотно отказаться от обязательной вакцинации?

 Важно помнить, что ряд профессий изначально предусматривают определенные медицинские ограничения и включают в себя требования вакцинации. Перечень работ, которые связаны с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требуют обязательного проведения профилактических прививок установлен правительством. В этих случаях отказаться от обязательной вакцинации можно только по медицинским показаниям. Вместе с тем отказ от такой вакцинации со ссылкой на нежелание участвовать в медицинском эксперименте и испытаниях не прошедшей полный цикл клинических испытаний вакцины – возможен, но неперспективен для защиты своих прав в национальных судах. Как видно из судебной практики, российские суды, поддерживают работодателей в таких спорах, даже в ситуациях, когда речь идет о явно расширительном применении закона.

Например, в Свердловской области 4 сотрудника ЖКХ, которые занимались ремонтными работами на канализационных и водопроводных сетях, отказались вакцинироваться от гриппа, по принципиальным соображениям. Работники сочли, что их должностные обязанности не относятся к перечню работ, которые связаны с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требуют обязательного проведения профилактических прививок. Работодатель пояснил сотрудникам, что они работники транспорта в коммунальной сфере и их деятельность указана в пунктах 1 и 8 перечня. Поэтому отстранил от работы без сохранения зарплаты. Работники пошли в суд, чтобы взыскать с компании среднюю зарплату за время вынужденного прогула.  Суд сказал, что, поскольку выполняемые этими сотрудниками работы входят в перечень, отказаться от профилактических прививок они не вправе. И поскольку такой отказ, по мнению суда, ничем не обоснован, требования работников он не удовлетворил.

Таким образом отказ от прививки против коронавируса SARS-CoV-2, будет обоснован лишь до того момента, как вакцину можно будет отнести к категории эффективных и безопасных, в сочетании с иными вескими (не основанными на конспирологии, сомнительных публикациях и пр.) причинами.

Работая над этой статьей, мы анализировали медицинские данные по распространяю SARS-CoV-2 (включая новые штаммы вируса индийского B.1.617.2 «Дельта» и «Дельта +») и пришли к выводу, что переболеть коронавирусом в России, в ближайшие месяцы, придется практически всем, при этом для многих последствия будут тяжелыми. Прививка не гарантирует от заболевания, но реально снижает риск оказаться в реанимации, и минимизирует риск летального исхода.

Даже несмотря на то, что несколько странны и не объяснимым с медицинской точки зрения (разве, что только в экспериментальных целях или для статистики) призывы вакцинироваться уже перенесшим болезнь, с подтвержденным наличием антител. А также, утверждения, что привившиеся не способны быть переносчиком заболеваний (В Израиле один старшеклассник заразил на вечеринке в Тель-Авиве 75 других старшеклассников. Его самого заразил привитый родственник, а тот подцепил SARS-CoV-2 от другого привитого родственника, который недавно вернулся из Лондона). Мы рекомендуем, тщательно взвесить все риски побочных эффектов от недостаточно изученной вакцины и риски тяжелого течения ковид, и при отсутствии реальных противопоказаний сделать добровольный и осознанный выбор в пользу прививки.

 Если же, несмотря на все обстоятельства, вы решили не прививаться – то это Ваш выбор и государство, чиновники и работодатели должны его уважать. Такой отказ не должен стать причиной дискриминации и не может быть основанием для наказания вас в той или иной форме. В случае необходимости предоставить письменный отказ, можно рекомендовать оформлять это как отказ от участия в клиническом исследовании вакцины от COVID-19, как альтернативный вариант – можно написать, что отказываетесь не от вакцинации, как таковой, а от вакцинации данной конкретной вакциной с просьбой поставить прививку иной более исследованной вакциной  (ПАСЕ, Резолюцией № 2361, призвала страны сотрудничать в целях обеспечения равного доступа к вакцинам против Covid-19 и избегать «вакцинного национализма».

В качестве правовых оснований отказа от вакцинации, можете опираться на:

  • пп.4.1.7. Санитарных правил СП 3.3.2.561-96 «Медицинское иммунобиологические препараты. Государственные испытания и регистрация новых медицинских иммунобиологических препаратов» сказано, что государственная регистрация МИБП (включая вакцины) осуществляется на основании результатов всех этапов испытаний препарата, подтверждающих его эффективность, специфическую активность и безопасность, а также при наличии утвержденной нормативно-технической документации.
  • ст. 21 Конституции РФ «Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам…»
  • ч.1 ст. 43 ФЗ РФ № 61 «Об обращении лекарственных средств»
  • ч. 1 ст. 20-ФЗ № 323 от 21.11.2011. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • пп. 8 ст. 19-ФЗ № 323 от 21.11.2011. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • ст.5 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»
  • ст 1., ст 8, ст 9 Нюрнбергского кодекса 1947 года
  • п. 16  Хельсинской декларации всемирной медицинской ассоциации
  • ст. 6, раздел 1.,раздел 3. Заявление ЮНЕСКО 2005 года о биоэтике и правах человека
  • пункты 7.3.1. и 7.3.2. Резолюции ПАСЕ № 2361 от 2021 года «Вакцины против COVID-19: этические, правовые и практические соображения»

В сложных и неоднозначных ситуациях, связанных с вакцинацией и отказом от неё, рекомендуется проконсультироваться с заслуживающими доверия медицинскими работниками и юристами, которым вы доверяете.

Судебные перспективы дел, связанных с отказом от прививки:

Судебная практика национальных судов (хотя есть единичные случаи выигранных дел по отказам от вакцинации, но вакцинации не связанной с COVID-19), в свете ведущейся агитации за прививки, не внушает особого оптимизма, хотя дел связанных непосредственно с отказом от коронавирусной вакцинации  российскими судами ещё не рассмотрено (полагаем в ближайшее время такая практика появиться). Тем не менее, есть ст. 8 Конвенции, защищающая от вмешательства в частную жизнь (включая медицинскую автономию), ст. 10 Конвенции – свобода выражения мнения, это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.  И тут у нас уже есть успешные кейсы о защите заявителей от наказания за неосторожные высказывания про COVID-19. В конце концов, есть ст. 2 и  ст. 3 Конвенции, защита права на жизнь и защита от бесчеловечного обращения, в рамках которых можно рассматривать вопросы последствий медицинских экспериментов, а также отказа в медицинской помощи или несвоевременной медицинской помощи.

Подводя итоги:

  • – Используйте для выводов, на основании которых собираетесь принимать решения, только достоверную и проверенную (или доступную проверке) информацию;
  • – Уважайте мнение других, и требуйте уважения к Вашему мнению;
  • – Когда речь идет о здоровье не полагайтесь на непроверенную информацию;
  • – Постарайтесь найти врача и юриста, полностью заслуживающих Вашего доверия;
  • – Берегите себя и своих близких.

Если случиться так, что Вам потребуется правовая помощь в международных инстанциях (ЕСПЧ или Комитет ООН), либо сопровождение в рамках национальных судебных инстанций с перспективой дальнейшего обращения в Европейский суд по правам человека, либо один из Комитетов ООН – то обращайтесь в наш Центр.

+7 495 123 3447 |                      echr@cpk42.com

 

[1] Никитюк, Н. Ф., Горбунов, М. А., Икоев, В. Н., Обухов, Ю. И. Основные подходы к организации и проведению клинических исследований вакцинных препаратов // Медицинский альманах. 2012. №3.

[2] https://tass.ru/obschestvo/11785517

[3] “Дискриминация неминуемо наступит”. Власти России и подталкивают к вакцинации, и осуждают принуждение // BBC News. Русская служба. 22 июня 2021 г. Режим доступа: https://www.bbc.com/russian/news-57573254

 

Скачать образец жалобы для обращения в Европейский суд по правам человека

Нажмите, чтобы позвонить