+7 495 123 3447 | echr@cpk42.com
Мы в соц. сетях:

Постановление ЕСПЧ № 9800/12 от 15 июня 2021 года «А.Г. против России» 25 600 евро за плохие условия содержания в психиатрической больнице.

Постановление ЕСПЧ № 9800/12 от 15 июня 2021 года «А.Г. против России» 25 600 евро за плохие условия содержания в психиатрической больнице.

15 июня 2021 года Европейский Суд по правам человека опубликован постановление по делу «А.Г. против России». Жалоба, поданная гражданкой России, касалась ненадлежащих условий содержаний в психиатрической больнице (к примеру, туалет был отделен от жилой зоны лишь тканевой ширмой, к пациентам применялись меры физического наказания). Примечательно, что в настоящем постановлении Суд отошел от своей устоявшейся позиции по поводу компенсации ущерба – если ранее при наличии хоть какой-нибудь выплаченной суммы Европейский Суд отказывался назначать компенсацию, поскольку это уже сделало российское правительство (вне зависимости от размера компенсации), то в настоящем деле Суд особо подчеркнул, что 15 000 рублей (на момент выплаты около 400 евро) не может считаться справедливой компенсацией. В результате Суд установил нарушение статей 3 и 5 Европейской Конвенции по правам человека и присудил заявителю 25 600 евро компенсации (около 2 300 000 рублей).

Перевод постановления Европейского Суда по правам человека по делу «А.Г. против России» (“A.G. v. Russia”, № 9800/12 от 15 июня 2021 года):

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПО ДЕЛУ А.Г. ПРОТИВ РОССИИ
(Жалоба № 9800/12)

СТРАСБУРГ
15 июня 2021

Это решение является окончательным, но может быть пересмотрено редакцией..

В деле А.Г. против России,
Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседая в составе Комитета, состоящего из:
Darian Pavli, Председатель,
Dmitry Dedov,
Peeter Roosma, судьи,
и Olga Chernishova, Секретарь,
Принимая во внимание:
жалоба (№ 9800/12) против Российской Федерации, поданная в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее «Конвенция») гражданкой России г-жой А.Г. («Заявитель») 25 января 2012 г.;
решение об уведомлении о подаче заявления в Правительство Российской Федерации («Правительство»);
решение о неразглашении личности заявителя (пункт 4 правила 47 Регламента Суда);
доводы сторон;
Заседая 25 мая 2021 г. за закрытыми дверями,
Вынес следующее решение, которое было принято в этот день:

ВВЕДЕНИЕ

1. Жалоба касается предположительно незаконного принудительного лечения в психиатрическом учреждении (пункт 1 статьи 5 Конвенции), длительного периода апелляционного пересмотра решений Советского районного суда Казани («Районный суд»), вынесенных 1 июня и 18 октября 2011 г. (пункт 4 статьи 5 Конвенции), а также ненадлежащие условия содержания в психиатрическом учреждении и незаконное использование средств физического сдерживания (статья 3 Конвенции).

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

2. Заявитель, г-жа А.Г., гражданка России, 1981 года рождения, проживает в Казани. Интересы заявителя представляла И.В. Хрунова, адвокат, практикующий в Казани.
3. Власти Российской Федерации представлял г-н М. Гальперин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.
4. Обстоятельства дела, представленные сторонами, можно резюмировать следующим образом.

A. Принудительное психиатрическое освидетельствование
5. 28 сентября 2006 г. заявитель была признана виновной в попытке незаконного оборота наркотиков и приговорена к четырем годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
6. 22 июля 2008 г. она была переведена на плановое добровольное психиатрическое обследование в Государственную психиатрическую больницу ФСИН Санкт-Петербурга по Ярославской области. (Федеральное Казенное Лечебно-Профилактическое Учреждение «Специализированная психиатрическая больница Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ярославской области») (“Больница”).
7. 26 марта 2009 г. группа психиатров выпустила заключение, в котором говорилось, что заявитель страдала хронической параноидальной шизофренией и параноидальным галлюцинаторным синдромом, и что она не могла понять или контролировать свои действия. В заключении далее указывалось, что она не могла отбывать наказание и поэтому нуждалась в принудительном стационарном лечении в психиатрическом учреждении.
8. 28 апреля 2009 г. Рыбинский городской суд Ярославской области освободил заявительницу и обязал ее пройти принудительное лечение в психиатрическом учреждении. В своей аргументации он опирался на выводы и рекомендации отчета больницы от 26 марта 2009 г.
9. С 3 мая 2009 г. по 19 декабря 2011 г. заявитель находилась в Республиканской клинической психиатрической больнице Республики Татарстан (ГАУЗ «Республиканская клиническая психиатрическая больница им. В. М. Бехтерева Министерства Здравоохранения Республики Татарстан») (“Психиатрическая больница”).
10. В период с 6 мая 2010 г. по 2 августа 2011 г. районный суд несколько раз продлевал стационарное принудительное лечение заявителя со ссылкой на периодические заключения группы психиатров, заключение лечащих психиатров, а также заключения независимой судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в больнице ходатайство представителя заявителя. Решение о продлении ее госпитализации от 1 июня 2011 г. было оставлено без изменения Верховным судом Татарстана 2 августа 2011 г. Интересы заявителя представляли ее опекун, назначенный районным судом 18 октября 2010 г., и ее адвокат.
11. Согласно медицинским заключениям, заявитель страдала слуховыми галлюцинациями, не могла поддерживать повседневные отношения и отвечать на вопросы, была погружена в свои заботы и иногда смеялась и плакала без всякой причины. Она бессознательно выполняла импульсивные действия, например, забирала у других пациентов сигареты или одежду или выхватывала ключ из кармана врача.
12. 18 октября 2011 года районный суд продлил лечение заявителя в психиатрической больнице, однако 2 декабря 2011 года Верховный суд Татарстана отменил это решение.
13. 19 декабря 2011 года районный суд постановил прекратить принудительное лечение заявителя и заменил его амбулаторным наблюдением и психиатрическим лечением по месту жительства. Он сослался на результаты медицинского освидетельствования от 1 декабря 2011 г., согласно которым психическое здоровье заявительницы значительно улучшилось.
B. Условия содержания в психиатрической больнице
14. 3 мая 2009 г. заявительница была помещена в пятнадцатое отделение психиатрической больницы, где она оставалась до 21 декабря 2011 г.
15. В палате не было туалета и умывальника, и пациенты были вынуждены использовать туалеты, которые были отделены от жилой зоны лишь тканевой ширмой. Их убирали только один раз в день, и в комнате сохранялся неприятный запах. Более того, до осени 2011 года в этом отделении не было двора для отдыха, поэтому пациенты были заперты в своих палатах днем и ночью.
16. Кроме того, медицинский персонал с помощью пациентов-мужчин учреждения неоднократно применял к заявителю методы физического принуждения, прикрепляя ее руки и ноги к кровати.
17. 14 марта 2012 года районный суд признал нарушение прав заявителя из-за отсутствия надлежащих туалетов, а также из-за использования физических ограничений с помощью пациентов-мужчин. Суд присудил заявителю 15 000 российских рублей (примерно 400 евро на тот момент) в качестве компенсации морального вреда. 10 мая 2012 г. решение было оставлено без изменения Верховным судом Татарстана.

ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

18. Краткое изложение релевантного национального законодательства было предоставлено в постановлении по делу Zagidulina v. Russia (№ 11737/06, §§ 21-30, 2 мая 2013).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

19. Заявитель жаловался на ненадлежащие условия содержания в психиатрической больнице. В частности, она утверждала, что способ доступа к санитарным узлам и использование средств физического сдерживания равносильно бесчеловечному или унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции, которая гласит следующее:
“Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”

A. Приемлемость

20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель больше не может утверждать, что является жертвой нарушения ее прав, предусмотренных статьей 3 Конвенции, поскольку национальные суды признали нарушение и исправили его, удовлетворив иск заявителя к психиатрической больнице и присудив ей компенсацию. компенсация морального вреда (см. пункты 14-17 выше).
21. Власти Российской Федерации также утверждали, что в любом случае заявитель не исчерпала внутренние средства правовой защиты, не подав кассационную жалобу.
22. Заявитель настаивала на том, что условия содержания в психиатрической больнице были бесчеловечными и унижающими достоинство. Она также утверждала, что, несмотря на то, что национальные суды признали нарушение ее прав, она не утратила статус «жертвы», поскольку компенсация в размере 15 000 рублей не может рассматриваться как адекватное возмещение в течение двух с половиной лет. госпитализации в ужасных условиях.
23. Во-первых, Суд отмечает, что Правительство возражало против того, что заявитель не подала кассационные жалобы в рамках гражданского судопроизводства о компенсации. Однако, согласно практике Суда, решение, принятое судом второй инстанции на региональном уровне в соответствии с прежней кассационной процедурой в России, было окончательным национальным решением для целей статьи 35 Конвенции. Правило исчерпания двухуровневой кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве по новому кассационному порядку применяется с 4 июня 2015 года (см. Abramyan and Others v. Russia (dec.), № 38951/13 и 59611/13, §§ 69-73, 12 мая 2015). Суд отмечает, что заявитель подала жалобу 25 января 2012 года, когда не существовало новой кассационной процедуры. Соответственно, Суд отклоняет возражение властей Российской Федерации.
24. Суд также отмечает, что власти Российской Федерации возражали против того, что заявитель утратила статус потерпевшего. Этот вопрос тесно связан с существом жалобы заявителя, и Суд считает необходимым объединить рассмотрение возражения властей Российской Федерации по существу жалобы заявителя в соответствии со статьей 3 Конвенции.

B. По существу
25. Стороны согласны с тем, что условия госпитализации заявительницы и лечение, которому она подвергалась в психиатрической больнице, нарушали статью 3 Конвенции.
26. Суд отмечает, что национальные суды при рассмотрении дела о компенсации (см. Пункт 17 выше) фактически признали нарушение прав заявительницы в соответствии со статьей 3 Конвенции условиями ее госпитализации и использованием средств физического сдерживания. Суд с вниманием принимает к сведению выводы национальных судов и не усматривает никаких оснований для принятия иного решения.
27. Что касается компенсации, присужденной заявителю в связи с вышеуказанным нарушением, необходимо отметить, что 15 000 рублей (400 евро) значительно ниже сумм, присужденных Судом по аналогичным делам (см., к примеру, Yefimenko v. Russia, № 152/04, § 171, 12 февраля 2013, Butrin v. Russia, № 16179/14, § 74, 22 марта 2016, Kolesnikovich v. Russia, № 44694/13, § 88, 22 марта 2016). Таким образом, Суд заключает, что возмещение, предоставленное заявителю на национальном уровне, было недостаточным для лишения заявительницы статуса жертвы.
28. Соответственно, Суд отклоняет возражение властей Российской Федерации и заключает, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

29. Заявительница жаловалась на то, что ее продолжающееся недобровольное лечение в психиатрическом учреждении было незаконным из-за невыполнения национальными властями существенных требований для исключения в соответствии с подпунктом (е) пункта 1 статьи 5 Конвенции. В соответствующей части статьи говорится следующее:
“1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

(e) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродя…”
30. Правительство оспорило данный довод.
31. Суд должен сначала изучить, соответствует ли данная жалоба требованиям статьи 35 Конвенции.
32. Заявительница утверждала, что ее продолжающееся недобровольное лечение не было оправдано, и суды должны были полагаться на доказательства, помимо медицинских заключений. Она также утверждала, что медицинские осмотры не проводились независимыми специалистами.
33. Власти Российской Федерации в своих объяснениях не согласились с утверждениями заявителя и утверждали, что национальные власти, включая медицинских специалистов и судей, внимательно изучили состояние здоровья заявителя и предоставили веские основания для своих решений.
34. Применимые общие принципы были установлены Судом в постановлении по делу Winterwerp v. the Netherlands (24 октября 1979, §§ 37-52, Series A no. 33) а затем подтверждены в постановлении по делу Ilnseher v. Germany ([GC], №№ 10211/12 и 27505/14, §§ 126-141, 4 декабря 2018). В частности, человек не может быть лишен свободы как «душевнобольной», если не будут выполнены следующие три минимальных условия: во-первых, должно быть достоверно доказано, что у него психическое расстройство, то есть компетентным органом на основании объективной медицинской экспертизы должно быть установлено истинное психическое расстройство; во-вторых, психическое расстройство должно иметь вид или степень, требующие принудительного заключения; в-третьих, обоснованность продолжения родов зависит от стойкости такого расстройств.
35. Применяя данные положения к настоящему делу, Суд отмечает, что стороны не оспаривали, что заявитель страдала психическим расстройством и что ее принудительное помещение в психиатрическое учреждение повлекло за собой лишение свободы. Стороны также согласились, что госпитализация заявителя в больницу соответствовала формальным процессуальным требованиям национального законодательства. Однако заявитель не согласилась с тем, что продление такой меры было законным по смыслу подпункта «е» пункта 1 статьи 5 Конвенции.
36. Суд также отмечает, что решение о помещении заявителя в психиатрическое учреждение для лечения, а также последующие продления этого решения были вынесены национальными судами в соответствии с периодически проводимыми медицинскими рекомендациями и учитывали ее психическое состояние в то время ( см. пункты 7, 10-11 выше). Наконец, заявитель была освобождена после того, как было установлено улучшение ее психического состояния (см. пункт 13 выше).
37. Кроме того, Суд удовлетворен тем, что интересы заявителя представляли ее опекун и ее адвокат, которые могли представить свои аргументы в ходе разбирательства. Суд, в частности, отмечает, что национальные суды удовлетворили ходатайства об отложении слушаний и назначении независимой психиатрической экспертизы (см. Пункт 10). Несмотря на утверждения заявительницы об обратном, показания ее родственников были должным образом оценены национальными судами в ходе разбирательства о продлении срока.
38. Принимая во внимание вышеизложенное, Суд обращает внимание на то, что власти достоверно установили, что у заявителя было психическое расстройство, что это расстройство имело вид или степень, требующую принудительного заключения, и что действительность продолжения заключения зависела от его сохранения (см. Winterwerp, упомянутое выше, § 39). Соответственно, жалоба заявителя на нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 4 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

39. Заявитель также жаловалась на то, что национальные суды не приняли незамедлительно решения по ее апелляциям на судебные решения от 1 июня и 18 октября 2011 года, разрешающие продление ее продолжительной госпитализации. Статья 5 § 4 гласит:
“4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.”

A. Приемлемость
40. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Он также отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим причинам. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

B. По существу
41. Заявитель утверждала, что она незамедлительно подала апелляцию, а ее рассмотрение в течение более чем сорока дней несовместима с требованием безотлагательности в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции.
42. Правительство заявило, что Верховный суд Татарстана рассмотрел жалобы заявителя в разумные сроки.
43. Применимые общие принципы были резюмированы Судом в постановлении по делу Ilnseher, упомянутое выше, §§ 251-56.
44. Суд отмечает, что первое рассмотрение в апелляционном порядке длилось с 3 июня 2011 года по 2 августа 2011 года, а второе – с 26 октября 2011 года по 2 декабря 2011 года, то есть шестьдесят два и сорок шесть дней соответственно.
45. Ничто в имеющихся материалах или доводах сторон не указывает на то, что указанные задержки могут быть связаны с заявителем или могут быть оправданы какими-либо объективными препятствиями. Соответственно, Суд считает, что вышеуказанные периоды в шестьдесят два и сорок шесть дней не могут считаться совместимыми с требованием «безотлагательности» статьи 5 § 4. Следовательно, имело место нарушение этого положения.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

46. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне..”

A. Ущерб

47. Заявитель потребовала компенсации морального вреда в размере, который будет определен Судом.
48. Правительство возражало против этого требования.
49. Суд, учитывая установленные нарушения и национальную компенсацию, присуждает заявителю 25 600 евро в качестве компенсации морального вреда.
50. Суд считает целесообразным, чтобы процентная ставка по умолчанию была основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

B. Расходы и издержки
51. Заявитель также потребовала 2430 евро в качестве компенсации судебных издержек и издержек.
52. Правительство возражало против этого требования.
53. С учетом имеющихся у него документов и прецедентного права по данному вопросу Суд считает разумным присуждать компенсацию по этому иску в полном объеме для покрытия судебных издержек и расходов по всем статьям.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО, СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет жалобу на нарушение статьи 3 и 5 § 4 приемлемой, а жалобу на нарушение статьи 5 § 1 неприемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении условий госпитализации заявителя в психиатрическое учреждение и использования средств физического принуждения;
3. Постановляет, что имело место нарушение статьи 5 § 4 Конвенции в связи с длительностью рассмотрения апелляции в отношении продления срока ее госпитализации;
4. Постановляет
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев следующие суммы, которые должны быть конвертированы в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 25 600 евро (двадцать пять тысяч шестьсот евро) плюс любые налоги, которые могут взиматься в качестве компенсации морального вреда;
(ii) 2430 евро (две тысячи четыреста тридцать евро) плюс любые налоги, которые могут взиматься с заявителя, в отношении судебных издержек и издержек;
(b) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до расчета простые проценты будут выплачиваться на вышеуказанные суммы по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода неисполнения обязательств плюс три процентных пункта.
Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 15 июня 2021 года в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

|| Смотреть другие дела по Статье 3 ||

|| Смотреть другие дела по Статье 4 ||

Если Вам необходима помощь по защите Ваших нарушенных прав, обращайтесь по контактам ниже:
Пишите Звоните Пишите на сайте
echr@cpk42.com +7 495 123 3447 Форма

 

Следите за новостями нашего Центра в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Нажмите, чтобы позвонить